Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Святая Земля глазами паломников прошлых веков Святые места в XXI веке Монастырские обители - хранители благочестия Храмы на Святой Земле Поместная Церковь на Святой Земле - хранительница святых мест вселенского православияПраздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Духовная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
Людмила Максимчук (Россия). Из христианского цикла «Зачем мы здесь?»
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи


В предверии Нового 2014 года и Рождества Христова на Святой Земле

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): фотолетопись 1887-2010.

 
 
  
 
  
  
  
  
  
 
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
Главная / Библейские места, храмы и монастыри / Монастырские обители - хранители благочестия / Лавра преподобного Саввы Освященного в Иудейской пустыне. Павел Викторович Платонов / Краткое житие преподобного Саввы Освященного / Палестинское монашество с IV до VI века. Иеромонах Феодосий Олтаржевский. Православный Палестинский сборник. 44-й выпуск. Т. XV. В. 2. Издание ИППО. С-Петербург. 1896 г.

Палестинское монашество с IV до VI века

Иеромонах Феодосий Олтаржевский

Православный Палестинский сборник. 44-й выпуск. Т. XV. В. 2. Издание ИППО. С-Петербург. 1896 г.

 
Палестинское монашество с IV до VI века
Иеромонах Феодосий Олтаржевский [1]
 
Епископ Феодосий Олтаржевский
 
Фото епископа Оренбургского и Тургайского
Феодосия (Олтаржевского) (1867-1914) 
Православный Палестинский сборник. 44-й выпуск. Стр. 83-115
 
Савва Освященный II.  
 
По смерти Св. Евфимия во главе палестинской монашеской общины стали его ученики - Савва Освященный и Феодосий Киновиарх; первый из них подвизался под непосредственным руководством Евфимия, второго «приготовили к совершенному монашеству» отшельники Марин и Лука, вышедшие из монастыря св. Феоктиста. Как Савва, так и Феодосий стремились к той же цели, что и Евфимий: они желали сообщить правильный ход развитию жизни палестинского монашества; выработать для последнего такую форму жизни, которая бы более всего способствовала осуществлению подвижнических идеалов. Но деятельность каждого из них имеет свои особенности, смотря по тому, на какую сторону монашеской жизни они обратили внимание - келиотскую или киновиальную, и какая из них более соответствовала их личным наклонностям и стремлениям.
 
Савва Освященный выступает в истории палестинского монашества, подобно своему наставнику Евфимию, устроителем и распостранителем лавр и сторонников жизни келиотской, почему он и назначен был Иерусалимским патриархом начальником всех палестинских лавр и келий[2]. Но было бы ошибочно заключить отсюда, что жизнь киновальная, с ее созданными еще Евфимием преимуществами, в лице Св. Саввы не встретила сочувствия. Устроение киновий, раскрытие правильного взаимотношения лавр и киновий занимали Савву Освященного не менее, чем  и устройство лавр, и если он не считается, подобно Феодосию, киновиархом, то потому, очевидно, что сам он управлял не киновией, а лаврой, в которой жил.  
 
Блистательные божественные дары Саввы Освященного по словам Кирилла Скифопольского, состояли в славном подвижничестве, добродетельной жизни и православной вере[3]. В настоящем месте мы остановимся на первых двух дарах: подвижничестве и добродетельной жизни, с целью выяснить значение личности Саввы Освященного в истории палестинского монашества.  
 
Святой Савва родился в 439 году вблизи Кесарии Кападокийской;[4]подобно св. Евфимию, он проявил аскетические наклонности еще в молодых летах, чему не мало способствовали несчастные обстоятельства его детства. Родители Саввы, каппадокийские христиане Иоанн и София, оставив Каппадокию, переехали в Александрию вскоре после его рождения, поручив первоначальное воспитание его дяде Ермию, которому было вверено также и оставшееся в Каппадокии имущество родителей св. Саввы. Неудовольствия, какие испытывал Савва от злонравной жены Ермия, побудили его перейти к другому дяде Георгию, оказавшемуся, впрочем, по своим нравственным качествам, не лучше первого. Оба они подняли спор об имении родителей своего воспитанника, а оставшийся без всякого воспитания Савва, презрев все житейское, удалился в монастырь Флавианы, который находился в двадцати стадиях от Муталаски[5]. Монашество в Каппадокии в это время получило широкое распространение. Основатель монашеских общин здесь был Василий Великий[6]; который не ограничился устройством одной понтийской общины на берегу реки Иры и составлением правил для монахов, но обходя города понтийские, основал в них много общежитий и, уча народ, убеждал его мыслить одинаково с собой[7]. По образцу монастырей св. Василия скоро возник неисчислимый ряд обществ благочестивых братьев и сестер, которые приняли его правила, подчинились его главному руководству и исполняли его предписания с неутомимой ревностью.  
 
Понт, представлявший сперва необитаемую и неплодородную пустыню, спустя немного лет стал богато-населенной, плодоносной, цветущей, полной жизни местностью. Вокруг монастырей образовались деревни; на всех холмах и долинах возникали хутора и колонии[8]. Монастырь Флавианы, лежавший вблизи Кесарии, был, по всей вероятности, основан св. Василием. На основании правил общежительных монастырей, Савва, имевший не более 8 лет от роду, не мог быть сразу включен в число братии; его приняли в монастырь, но произнесение обетов было отложено до полного возраста[9]. Первое время пребывания своего в монастыре Савва обучался чтению под руководством опытных иноков, впоследствии, придя в возраст, он начал изучать псалтырь и прочие постановления общежительного братства и, только прошедши строгую предварительную школу, был причислен к монашескому обществу. Общежительная жизнь развила в юном подвижнике смирение, послушание и ревность к благочестивым трудам. В этих добродетелях Савва Освященный настолько успел, что имея 70 сподвижников, он всех их превзошел[10].Родственники Саввы, примирившись между собой, многократно покушались склонить его к выходу из монастыря, дабы, как они говорили, он вступил во владение землями, принадлежавшими его родителям, но Савва избрал лучше быть у порога дома Божия, нежели предаться мирским суетам[11].  
 
Пробыв десять лет в монастыре Флавианы, св. Савва возымел богоугодное желание посетить Святой град и предаться безмолвной жизни в пустыне, его окружавшей, ибо надлежало сей пустыни быть созданной от него.  Архимандрит сперва не хотел отпустить его из монастыря, так как Савва Освященный показался ему слишком юным и неопытным для того, чтобы отойти на уединение и пребывать в безмолвии. Видение, бывшее архимандриту, побудило его отпустить св. Савву из монастыря. На восемнадцатом году своей жизни он прибыл в Иерусалим, и, поклонившись его святыням, ушел в монастырь Пассариона Великого, где был принят одним каппадокийским старцем. Преемником Св. Пассариона по управлению монастырем был Елпидий; сочувствие последнего ереси Евтихия[12] побудило Савву Освященного, прожившего в монастыре зиму, оставить монастырь Пассариона. Знавшие подвижническую жизнь Саввы, приглашали его в различные места монашеских общежительных сословий, но он не согласился принять эти приглашения, так как предпочитал ту форму монашеской жизни, которая более содействовала спокойному упражнению в отшельнических подвигах[13].  
 
Такому стремлению Св. Саввы более всего могла удовлетворить лавра Св. Евфимия, и потому он возжелал видеть того святого, о подвигах которого слышал почти ото всех. На 82 году (в 459 г.) жизни Евфимия св. Савва явился в его лавру; в субботний день он увидел великого подвижника, который, возвратившись из недельного уединения, направлялся в лаврскую церковь, и стал со слезами просить св. Евфимия принять его в число лаврских подвижников. Евфимий принял сперва его в лавру и поручил своему любимому ученику и сподвижнику Дометиану, но затем призвал к себе и со словами: Сын мой! я думаю, что неприлично тебе, столь юному, оставаться в лавре, да и лавре нет никакой пользы иметь у себя юношу, и тебе юному полезнее быть в киновии, а не с отшельниками, отослал его в киновию блаж. Феоктиста. Вручая же Феоктисту нового подвижника, Евфимий Великий сказал: прими этого юношу и блюди за ним; он прославится в иноческом житии, как я вижу[14]. Говоря так, Евфимий, по словам Кирилла как бы предвидел, что Савва Освященный будет со временем архимандритом всех палестинских отшельников и устроить весьма великую и славную лавру, которая будет превосходнее всех палестинских лавр, - что он будет вместе с тем и начальником-законодателем одиночных отшельников[15].  
 
Савва Освященный, прежде удалившийся и избегавший общежительных сословий, беспрекословно подчинился желанию Божию. Честный отец, сказал он Евфимию, я знаю, что промышляющий о всех Бог, желая моего спасения, Сам показал путь под святые руки твои, и потому я сделаю, что ты мне приказываешь[16]. Сообразно с тем положением, какое Св. Савва имел занять среди палестинского монашества, ему необходимо было пройти суровую школу монастырской жизни. В течение десяти лет он проходил в киновии блаж. Феоктиста все поручаемые ему обязанности, как бы они низки не были (носил воду, дрова, был смотрителем над лошаками). Проводя дни в телесном труде, Св. Савва в основание и в начало своей жизни полагал смирение и послушание. Будучи способен и весьма ревностен к совершению божественного служения, он прежде всех входил в церковь и выходил из нее после всех, при великих душевных силах он и телом был велик и силен, упражняя последнее в разного рода физических трудах на пользу киновии. Отцы киновии блаж. Феоктиста удивлялись великому усердию и услужливости юного Саввы[17]. За все время своего пребывания вкиновии, Савва Освященный оставлял ее лишь раз, вследствие разрешения блаж. Феоктиста, сопутствовать одному из братии-Иоанну в Александрию. В Александрии он встретил своих родителей; несмотря на их убеждения оставить монастырь и поступить в отряд исаврян, которыми начальствовал отец Саввы, он отказался, ссылаясь на то, что, вступив в военную службу к Царю всех - Богу, он не может оставить этой службы.  Я, говорил Св. Савва, твердо намерен пребыть всих мыслях до последнего издыхания и надеюсь скончаться в святой жизни подвижничества.
 
По возвращении в Палестину, Савва Освященный недолго пробыл в киновии блаж. Феоктиста. Смерть основателя киновии, сознание достаточной подготовки для уединенных подвигов, побудили Св. Савву, превосходившего всех старших его по летам пощением, незлобием и послушанием, просить Лонгина, настоятеля киновии, разрешить ему поселиться в пещере, которая находилась к югу от монастыря, в утесе. Авва Лонгин, видя отличную добродетель, постоянство и чистоту нравов подвижника, известил о его желании Εвфимия, который сказал: не препятствую ему подвизаться так, как он хочет. Пять лет жизни в пещере были проведены Саввой следующим образом: в день воскресный к вечеру он выходил из киновии с таким количеством пальмовых ветвей, которое достаточно было для недельной работы; в течение пяти дней он оставался в пещере, не принимая никакой пищи, а в субботу поутру возвращался вкиновию и приносил с собою пятидневное рукоделие - пятьдесят отделанных корзин[18]. Высота аскетических подвигов Саввы обратила на себя внимание Евфимия Великого; удаляясь в обычное время года в пустыню Руву для сокровенных подвигов, Св. Евфимий стал брать с собою, кроме Дометиана, и Савву, и здесь, в пустыне, как искусный воспитатель детей, руководствовал его к высшим добродетелям и упражнял в оных. Какого рода были эти подвиги, - неизвестно; всего вероятнее, что, находясь в пустыни, Св. Савва, по указанию своего великого учителя, путем строгого умерщвления плоти, старался достигнуть спокойствия духа, столь необходимого для истинного подвижника. Такого рода подвиги практиковались многими церковными деятелями перед выступлением их в качестве духовных руководителей христианского общества. По отношению к Савве Освященному цель этих подвигов была вполне достигнута, так как во время совместного с Св. Евфимием уединения он получил божественную силу к перенесению трудностей пустынной жизни[19].  
 
В 473 г. Св. Савва оставил свою пещеру и киновию Феоктиста, так как образ жизни киновитов переменился к худшему, и направился в ту часть иорданской пустыни, где сиял на подобие светила и сеял семена благочестия Св. Герасим житель и вместе покровитель иорданской пустыни[20]. Монастырь[21]Св. Герасима находился в таком же отношении к лавре Евфимия, как и киновия бл. Феоктиста - подготовляя для неекелиотов; но жизнь подвижников первого монастыря была более суровой, лишения  гораздо тяжелее,  и  потому Кирилл Скифопольский называет ее:  κατηναγκασμένην  χαΐ άστραχάτητον.  
 
Имея под своим руководством 70 отшельников, Св. Герасим устроил среди отшельнических келийкиновию, сделав такое учреждение, чтобы вступившие в его общину, жили сперва вкиновии и в ней исполняли монашеские обязанности, а впоследствии, когда они привыкали к продолжительным трудам и достигали совершенства, он помещал их в так называемых келиях[22]. Савва Освященный быль принят Св. Герасимом в число келиотов  и, живя в пустыне, окружавшей монастырь, свободно упражнялся в разных аскетических подвигах. Кроме лавры Св. Герасима, в Иорданской пустыне было много других монастырей и отшельнических келий, внешнее и внутреннее устройство которых Св. Савва изучал в  течение четырех лет. Если  взять во внимание сравнительную близость к месту монастыря Св. Герасима Сорокадневной горы (джебель Каранталь), монастыря Иоанна Хозевита (в вади ел-Кальт) и Св. Продрома (Иоанна Крестителя), то можно предположить, что эти места также были посещены Св. Саввой и в одной из многочисленных пещер джебельКаранталь он подвизался[23].  
 
После столь продолжительного искуса в разных монастырях Палестины, Савва Освященный решил выступить устроителем и духовным руководителем собственной общины. Сперва он занял возвышенность, на которой некогда императрица Евдокия устроила башню и слушала учение Евфимия Великого, но во время ночной молитвы ему было указано другое место для монастыря. Ночью явился Савве некоторый ангельский образ в сияющей одежде и, указав ему на сухой поток, идущий от Силоама с южной стороны сей горы, сказал: если ты хочешь населить эту пустыню подобно городу, то обратись к восточной стороне сего потока и увидишь пред собою пещеру, которая никем не была занимаема, взойди и поселись в ней. Кто дает птенцам пищу, тот и о тебе будет промышлять[24]. Пещера, чудесно указанная Св. Савве, находится, по словам Диксона[25], на самом диком месте, какое только возможно на поверхности земли. Природа произвела расселину на склоне горы; обнаженные скалы сверкают и горят на солнце; местами в неприступных уголках растут дикие травы; кругом безотрадная каменистая пустыня; внизу, в долине,  волнуется Мертвое море[26].  По окончании видения, Савва, пришедши в себя, и увидавши к югу поток, обрадовался, сошел с горы и, будучи путеводим Богом, нашел указанную ему пещеру. Новое жилище подвижника расположено было на отвесной скале, подъем к которой был почти невозможен. Посему Св. Савва, поселившись в ней, привесил к отверстию ее веревку и, при помощи ее, всходил и нисходил; воду он брал из озера находившегося в 15 стадиях от пещеры и называвшегося семиустным (έπτάστομος). Здесь Св. Савва прожил пять лет в полном одиночества и молчании, и, только спустя это время, Бог вверил ему попечение о душах других людей и его силы, способные прежде к брани, Он обратил к возделыванию тех людей, которые заросли порочными мыслями.  
 
Весьма многие из подвижников, живших в других лаврах, и одиночных, никому доселе не подчинявшихся восков, узнав о вновь организующейся общине, пожелали вручить себя духовному руководству столь опытного, как Св. Савва, игумена. С 484 г. к Савве Освященному начали отовсюду стекаться подвижники; в числе первых братьев новой обители монах Кирилл указывает: Иоанна, Фирмина, Иакова, Севериана и Юлиана Кирта, основавших впоследствии свои собственные монастыри. Савва Освященный, как и Св. Евфимий, каждому из приходивших к нему подвижников давал приличное место, в котором находилась небольшая келия и пещера. Число келиотов скоро дошло до 70; жизнь их описывается в самых привлекательных чертах: это был лик ангелов, народ подвижнически, град людей благочестивых, новые семьдесят апостолов. Во всем они следовали своему начальнику, путеводителю и пастырю - Савве Освященному. Он, как имеющий ясное понятие обо всех, каждого из них научал и увещевал мужественно стоять против хитростей диавола, нимало не ослабевать против него и не предаваться унынию в случай бесплодной на первых порах борьбы с плотью. Как бы ни была тяжела эта борьба, посвятивший себя Богу должен продолжать ее в надежде на будущие блага: только слабой душе свойственно падать под бременем трудов.  
 
Наряду с заботою о нравственном преуспеянии новой общины, Св. Савва прилагал стараться к расширению и укреплению лаврских зданий. На северной части горы была устроена башня, необходимая принадлежность всех палестинских лавр; вслед за башней были устроены другие лаврские здания. Для удовлетворения религиозных потребностей лаврской братии сперва была построена небольшая церковь (μιχρόνεόχτήριον) и в ней поставлен освященный жертвенник (θοσίαστήριον); когда же церковь эта оказалась малой для возросшей до 150 человек общины Св. Саввы,. то он устроил другую, в пещере, которая внутри имела вид Божией церкви, так как с восточной стороны в ней было Богом созданное отделение со сводом (χόνχη), с северной же - великий дом на подобие той служебной палаты (διαχονιχοΰ), в которой хранятся церковные вещи, с южной стороны был широкий вход в пещеру[27]. Новая церковь получила название богозданной.
 
Богослужение в небольшой молельне лавры Св. Саввы совершалось сперва приходившими пресвитерами, так как ее основатель, имея великую кротость и истинное смирение, не хотел принять рукоположенияв пресвитера, или вообще быть посвященным в служители церкви. Св. Савва неоднократно повторял, что желание быть причисленным к клиру есть начало и корень честолюбивых мыслей[28].
 
Пока число подвижников, искавшихдуховного руководства Саввы Освященного, было не велико, он не отказывал никому из желавших жить в его лавре, принимал всех приходивших к нему. Но когда состав последних стал чрезвычайно разнообразным и, наряду с пустынниками, стали являться к Савве Освященному и мирские люди, желавшие отречься от мира, то есть такие, которым было необходимо прежде, чем стать келиотами, прилежно изучать строгий монашеский устав, то для них была устроена киновия к северу от лавры. Цель, смысл и значение жизни киновитов определены Св. Саввою в таких словах: как цвет предваряет плод, так жизнь в киновии предваряет отшельническую[29]. Руководителями киновитов назначались обыкновенно мужи степенные и благоразумные, преклонных лет и славные монашескими подвигами. Когда же, последолгого испытывая, оказывалось, что отрекшиеся от мира твердо изучили псалтырь и правило псаломопения(χάνωντης ψαλμωδίας) и делались способными бдеть над умом своим и очищать свои мысли от воспоминания о мирских вещах, то им давались келии в лавре. Кроме киновий для новоначальных, Савва Освященный устраивал общежития и для тех из подвижников, которые, вследствие слабости и преклонных лет, не могли сами для себя доставать скудное пропитание и нуждались в заботах других; в эти киновии молодые подвижники не допускались. Такое назначение имела Кастеллийская киновия, лежавшая к северо-востоку от лавры в расстоянии двадцати стадий от нее на возвышенности Мерт[30].  
 
Выработав себе такой взгляд на образ жизни стремящихся к нравственному совершенству чрез отречение от мира, Савва Освященный в своей дальнейшей деятельности, направлявшейся к развитию монашества в Палестине, всегда оставался ему верным. Главное внимание его было обращено на устройство «великой лавры», в которой он жил; ее подвижники были под непосредственным его наблюдением и хотя жили в большой бедности относительно телесных потреб, но богатели духовными дарами[31]. Материальное положение лавры заметно улучшилось только с того времени, когда мать Св. Саввы, распродав имение умершего своего мужа, явилась в Палестину, отдала деньги Св. Савве, а сама отреклась от всего мирского. Тогда Св. Савва купил в Иерихоне странноприимный дом (Εενοδοχειον) с небольшими садами, при нем находившимися, построил и в самой лавре ксенодохию, а также совершил весьма многие другие дела[32]. Кирилл Скифопольский говорить, что Савва Освященный, при содействии Христа и по вдохновению Св. Духа, населил пустыню множеством монахов и основал в ней семь славных монастырей: три лавры (великую, новую и гептастом - семиустную) и четыре киновии (кастеллийскую, пещерную, заннову и схоляриеву)[33].  
 
Здесь биографом великого палестинского подвижника указаны, очевидно, только те лавры и киновии, которые сам он основал, так как из жития известно, что на всех тех местах, которые были ознаменованы даже непродолжительными подвигами Св. Саввы (напр. близ Скифополя - ныне Бесан, Никополя-Эммаус-Амвас), его учениками и сподвижниками устроились монашеские общины в виде лавр и киновий[34]. Вообще же число монастырей, основанных в Палестине Саввой Освященным и его учениками, значительно превосходит число обителей Харитона Исповедника и Евфимия Великого. Достаточно просмотреть перечень лавр и киновий, составленный, на основании свидетельств биографа Св. Саввы, арх. Леонидом, Тоблером[35] и Шиком[36], чтобы признать полную справедливость сделанной патриархом Илией характеристики великого палестинского подвижника, как устроителя монашеской жизни в Палестине, населившего пустыню палестинскую подобно городу[37]. Замечательно, что сам Савва Освященный смотрел на себя, как на продолжателя дела своих великих предшественников - Св. Евфимия и Феоктиста и, продолжая их заботы о возможно лучшем устройстве монашеской жизни, всегда поддерживал благосостояние основанных ими древних монастырей[38].  
 
Славное подвижничество Саввы Освященного было причиной того, что патриарх Саллюстий (486-494 г.) назначил его, вместо уклонившегося в монофизитство и вскоре умершего преемника аввы Пассариона, архимандрита Елпидия, начальником и законодателем всех отшельников и всех, кои хотят жить в келлиях[39]. Назначение это сделано было патр. Саллюстием, с общего согласия всех пустынных монахов, в 493 году. Но прежде, чем стать фактическим руководителем палестинских келиотов и мироотречников, Св. Савва должен был выдержать продолжительную и упорную борьбу с теми из подвижников, которым неприятна была как самая деятельность его по устройству Великой и других лавр, так и то обстоятельство, что грубому и необразованному, на их взгляд, подвижнику, патриарх вручил власть над всеми палестинскими лаврами и отдельными келиотами. Борьба эта началась еще в 486 году. Когда Савве было сорок восемь лет, пишет монах Кирилл, тогда в его лавре возникли некоторые люди, которые умом были плотские и не имели духа; они с давнего времени поставляли ему сети и всяческиего оскорбляли. Кто были эти недовольные, каким образом они вошли в составь братии великой лавры и чем было вызвано их недовольство, - на эти вопросы житие не дает ответа. Кажется, что недовольство направлялось как против личности Саввы Освященного, так и против тех начал, руководствуясь которыми, он стремился к объединению всего палестинского монашества; в началах этих недовольные монахи могли видеть дальнейший шаг к ограничению прежней свободы отшельничества и к расширению общинной организации. При патриархе Мартирии, который любил и уважал Св. Савву, среди подвижников великой лавры было наружное спокойствие и согласие; когда же патриарх Мартирий умер, то недовольные Св. Саввой пришли к вновь избранному патриарху Саллюстию, и, думая воспользоваться тем, что Саллюстию деятельность великого пустынника не была достаточно известна, стали просить его, чтобы он дал им игумена. На вопрос патриарха: из какого они места? те неохотно отвечали: «из той долины, которую некоторые называют долиной аввы Саввы, который, по большой грубости своей, не способен управлять тем местом; он не имеет рукоположения и другому никому не позволяет войти в церковный клир, а между тем община, состоящая из 150 человек, необходимо должна управляться лицом, имеющими ерархическую степень». Бывший при патриархе пресвитер Кирик разъяснил недовольным монахам, что первое основание их просьбы - грубость Св. Саввы не имеет значения, так как они собственно и не имеют права выражать недовольство своим аввой, потому что не они его избрали и приняли в свою общину, но он их, и потому, если он мог пустыню заселить, то тем легче ему управлять населенным местом; а патриарх устранил второе, - призвал к себе Св. Савву и рукоположил пред глазами обвинителей в пресвитера. «Теперь», сказал патриарх просителям, «в отце вашем Савве вы видите игумена вашей лавры; его избрал Бог, а не человек: ибо я только утвердил божественное избрание. Затем, совместно с Св. Саввой и отцами, патриарх Саллюстий отправился в великую лавру, и торжественно освятил здесь 12 Декабря 491 г. созданную Богом церковь[40]. Первая попытка ослабить влияние Саввы Освященного на дела палестинского монашества окончилась неудачно. Значение палестинского подвижника еще более увеличилось: он, благодаря патриарху Саллюстию, был поставлен начальником всех палестинских лавр. Широко развившаяся с 493 г. организаторская деятельность нового архимандрита возбудила еще большую ненависть в прежних обвинителях Саввы Освященного. Наиболее, по словам Кирилла, не нравилось им окончательное устройство кастеллийской киновии; они завидовали тому, что он устроил Кастеллий-киновию для опытных в аскетической жизни отшельников[41]. В видах противодействия ему, они привлекли на свою сторону и других монахов из братии и, умножившись до сорока человек, питали к нему вражду. Нестроения, происшедшие в лавре вследствие этой вражды, побудили Св. Савву и других монахов уступить врагам и в 503 году удалиться вскифопольские страны[42]. Во время отсутствия Св. Саввы зло приняло большие размеры; число способных к злым предприятиям возросло до 60, и вся вообще община развратилась. Савва Освященный много печалился и плакал о том, как легко рождается и распространяется порок и как скоро он привлекает к себе слабых; сперва он противопоставил их дерзости - долготерпение, ненависти - любовь и слова свои одушевлял духовной мудростью и искренностью, но потом, видя, что они более и более укрепляются во зле, поступают бесстыдно, не хотят идти путем смирения Христова и вымышляют причины, благоприятствующие их страстям, он вновь удалился из лавры к Никополю, и здесь спокойно безмолвствовал в продолжение долгого времени. Воспользовавшись долговременным отсутствием настоятеля, недовольные им монахи (дерзкие монахи, как их называет Кирилл) сделали вторую попытку добиться устранения Св. Саввы от управления великою лаврой; они пришли к патриарху Илии (494-518 г.) и сказали ему: «авва наш, ходя по пустыне, лежащей около Мертвого моря, съеден львами; почему прикажи дать нам игумена». – «Я не верю вам, отвечал ученик Св. Евфимия- Илия, зная, что Бог не несправедлив. Он не попустит рабу своему быть добычей зверей. Пойдите, сыщите своего авву, или живите спокойно, доколе Бог не явит его»[43]. Действительно, Савва Освященный в праздник обновления (τωνέγχβινων)[44] церквей иерусалимских (Гроба Господня и Св. Воскресения), привлекавший отовсюду множество пилигримов, пришел в Св. град с некоторыми из братии монастыря, основанного им близ Никополя[45], вместе с другими игуменами, явился к патриарху; последний очень обрадовался и стал убеждать подвижника возвратиться обратно в лавру и принять начальство над братией. Савва Освященный долго отказывался, но когда патриарх Илия сказал, что его отказ принесет вред всей палестинской монашеской общине, так как нельзя надеяться на то, чтобы кто-другой мог исполнить его труды, то Св. Савва согласился на убеждения подтем только условием, что патриарх будет содействовать ему в искоренении возмутительного духа и беспорядков среди лаврской братии. Посему патриарх написал к монахам в лавру следующее письмо: «Извещаю вас, возлюбленные, что отец ваш не съеден львами, но жив: ибо он пришел ко мне на праздник; я убедил его не оставлять своей лавры, которую он, по Божиему промыслу, основал своими трудами. Итак примите его с должною честию и повинуйтесь ему совершенно: ибо не вы избрали его, но он вас избрал. Если же есть среди вас некоторые упрямые, высокомерные, непослушные и не хотящие быть смиренными, то таковые не должны оставаться в лавре; ибо неприлично Савве оставлять свое место»[46].  
 
Насколько сильна была ненависть к Св. Савве дерзких монахов, свидетельствует то обстоятельство, что даже письмо патриарха не образумило их. Когда оно было прочтено в церкви, то они вознегодовали на вновь прибывшего к ним авву, ослепились злобой к нему и все шестьдесят, единодушно составив толпу, ополчились против св. отца. Вооружившись топорами, баграми, заступами, они сперва разрушили главный оплот лавры - башню, а затем оставили великую лавру и направились к древней лавре Харитона-Исповедника, но настоятель ее Св. Акилин, узнав о делах, совершенных ими в прежней лавре, не принял их к себе[47].   Продолжительный (с 486 по 509 г.)[48] и упорный характер восстания некоторых из братии великой лавры заставляет предположить, что в нем было нечто большее обычного протеста против строгости аввы. Считать такое предположение весьма вероятным, дает основание и биограф Св. Саввы, когда говорит, что, будучи отвергнуты Св. Акилином, недовольные монахи основали собственную лавру, названную «новой», вблизи Фекойского потока, где нашли они следы келий, построенных некогда (πάλαι) отщепенцами от веры и в занятии келий первыми видит как бы сродство их с этими отщепенцами. Дальнейшая история новой лавры вполне подтверждает еретическое направление мыслей монахов, оставивших Савву Освященного. Из нее, именно, вышли главные вожди, достигших в VI веке особой силы оригенистских волнений в Палестине[49].  
 
Впрочем Савва Освященный, как архимандрит всех палестинских лавр, не мог оставить без руководства вновь устроившуюся общину. Когда внутреннее состояние его собственной лавры было приведено  в порядок и оставшиеся  под руководством Св. Саввы подвижники стали по-прежнему «беспрепятственно приносить Богу чистоту сердца», то он, навьючивши рабочий скот лавры и Кастеллия припасами, направился туда, где поселились его беглые ученики. Стесненное их положение, несогласия, ссоры и безначалие побудили Савву Освященного обратить внимание патриарха на такой нежелательный и опасный образ жизни новой общины. Патриарх дал Савве власть над тем местом, где жили отделившиеся от общения с ним монахи и вручил материальные средства на устройство лавры по общему типу всех палестинских лавр[50]. Несмотря на явное нежелание отщепенцев подчинится Св. Савве[51], он не прежде оставил их лавру, как устроив ее с внешней стороны. Игуменом новой лавры поставлен был Иоанн грек, который ясно различал в подчиненной ему братии остатки прежнего, уступившего силе, неспокойного духа, которому казались тяжелыми всякие стеснения.   С 509 года Савва Освященный не встречает более препятствий в своей деятельности на пользу развития монашеской жизни в Палестине; тот путь, каким он шел в своем стремлении урегулировать эту жизнь, был найден вполне правильным как высшей церковной властью в Палестине, так и самой монашеской общиной. В случае попытки нарушить обычный, установленный архимандритом, порядок устройства обителей, порицания нарушителю раздаются прежде всего из среды братии. Патриархи Илия, Иоанн и Петр, при которых деятельность Саввы Освященного достигла особого развития, оказывали всегда честь великому палестинскому подвижнику; патриарх Петр имел обыкновение часто приходить в великую лавру с целью выяснить себе нужды палестинского монашества путем личной беседы с архимандритом монахов[52]. Особенное уважение патриарха Петра, Св. Савва прибрел с того времени, как он исцелил его сестру Исихию, славную своею добродетельной жизнью. Понятно, что при таком значении личности Саввы Освященного, единичные попытки некоторых палестинских подвижников выйти из повиновения архимандриту монахов, пресекались церковною властью в самом их начале[53].  
 
Характеристика личности Саввы Освященного была бы неполной, если бы мы ограничились одним обзором его трудов на пользу развития монашества в Палестине, и обошли молчанием те качества его добродетельной жизни, за которые так восхваляет великогопалестинского деятеля КириллСкифопольский, которые способствовали возвышению его нравственного авторитета среди восточныхнародов, окружавших Палестину, и доставили ему возможность влиять на течение общегосударственных дел в Византийской империи.   Как в организаторской своей деятельности Св. Савва Освященный руководствовался началами и взглядами, принадлежавшими его учителю Св. Евфимию, и только развил их сообразно с нуждами современного ему иночества, так и в личной нравственно-религиозной жизни тот же великий подвижник служил для него предметом подражания. Иоанн Молчальник, подвижник лавры Св. Саввы, сообщил монаху Кириллу, что сей отец во всем старался подражать жизни великогоЕвфимия. Подобно последнему, Св. Савва имел обыкновение в определенное время удаляться из лавры в«совершенную пустыню» для уединенных подвигов, изменив это правило только в том отношении, что выходил в пустыню не на восьмой день праздника светов (14-го Января), а после того, как праздновалась память самого Евфимия (20 Января)[54]. Твердо сохранял Св. Савва и древний обычай, практиковавшийся Св. Евфимием и более древними пустынными отцами Палестины, - не позволял жить в своем общества безбородым. Для жителей Палестины и всех восточных народов, которые, в силу своих религиозных нужд, имели частые сообщения с Иерусалимским патриархом, эти черты подражания Св. Саввы Евфимию Великому указывали в нем как бы продолжателя и преемника дела Св. Евфимия. Нет ничего удивительного посему, что в числе братии великой лавры, на первых порах ее существования, мы видим армян, посещавших в качестве паломников и лавру Св. Евфимия-армянина. В 491 г., вслед за освящениембогозданной церкви, пришел в лавру «богоносный и славный божественными дарами муж», по имени Иеремия, родом армянин. При нем были два его ученика, которые имели одинаковые с ним нравы, были его сподвижники, и назывались Петр и Павел. Их приходу в лавру Савва Освященный был очень рад, дал им пещеру и небольшую келию, которые находились с северной стороны той его собственной пещеры,  в которой он  сперва жил,когда был еще один в долине, и позволил совершать правило псалмопения в малой молитвеннице на армянском языке в субботу и воскресный день[55]. Такое отношение к подвижникам-армянам привлекло в его лавру много армян, число которых увеличилось в самое короткое время. Около 501 года подвижникам из армян, составлявшим среди лаврских аскетов значительное по числу общество, Св. Савва предоставил созданную Богом церковь для совершения в ней не только правила псалмопения на армянском языке, но и прочего последования богослужения, исключая божественного приношения Св. Таин, и ревниво охранял чистоту их веры от всяких еретических заблуждений[56]. Многие из армян были в числе любимых учеников Св. Саввы, и назначались им настоятелями лавр и киновий; так, во главе кастеллийской киновии были последовательно Павел и Феодор армяне[57].  
 
Говоря об армянах, входивших в составь общины великой лавры, биограф св. Саввы ни в одном из составленных им житий не упоминает о грузинах (иберийцах), а между тем не подлежит никакому сомнению, что последние дали палестинскому монашеству немало подвижников. Выше было сказано, что грузины были среди палестинских подвижников IV в., и нет никаких оснований предположить, чтобы приток грузин-паломников в Палестину прекратился в следующем веке. Напротив, исторические данные говорят в пользу того, что общение между христианами-грузинами и иерусалимской церковью в это веке - было  еще  оживленнее и теснее,  чем раньше. «До 614 г. - во время владычества Византии в Палестине, грузины, как православные и союзники византийских императоров, воспользовались на православномвостоке всеми правами и преимуществами, которыми пользовались и греки»[58]. Как паломники являются они в Палестину, устраивают монастыри и поселяются в них. В числе грузинских паломников бывали нередко и грузинские цари. Вахтанг I Горгасал (446-499 г.) посетил Св. места Палестины вместе с матерью и сестрой, устроил монастырь на месте, приобретенном в IV в. грузинским царем Мирианом и для охраны грузинских монастырей оставил военную стражу из грузин. Из этих монастырей наиболее известны: Крестный в 20 стадиях отИерусалима и Св. Иоанна Богослова в самом Иерусалиме. Как в этих монастырях, так и в лавре Св. Саввы сохранилось много рукописей, свидетельствующих о весьма ранних попытках грузинских подвижников сделать известным грузинскому народу богатое наследие греческой христианской литературы. Со второй половины VI века грузины составляют и в лавре Св. Саввы преобладающий элемент, занимают предоставленную Саввой Освященным армянам пещерную, Богом созданную, церковь, и сама великая лавра делается как бы грузинским монастырем. Наконец, в числе правил, врученных Саввой Освященным преемнику своему Мелиту, есть одно, гласящее так: «не иметь права ни грузинам (μήτετους "Ιβηρας), ни сирийцам совершать полную литургию в их церквах»[59]. Такие сведения ставят вне всякого сомнения и то предположение, что грузины были и в лавре Саввы Освященного. О грузинах, как членах палестинской монашеской общины, не мог не упомянуть и такой тщательный историк, как Кирилл Скифопольский; только у него они носят иное название - Вессов (Βέσσοι). Упоминание об этих Вессах есть в 86 гл. жития Св. Саввы, где говорится, что Иорданские Вессы, побужденные божественною ревностью, пришли в св. град подать помощь гонимым православным[60], и при защите великой лавры оказали ей существенную помощь. Узенер[61] полагает, что видеть в этих Вессах отрасль Фракийского племени, носящую такое название, было бы странным (esscheintrathselhaft), хотя в путнике Антонина[62] (р. 56) и говорится, что многие из этих Вессоввъ V и VI вв. жили в Палестине и имели здесь свои монастыри[63]. Под Вессами, действительно, нельзя разуметь фракийцев[64], так как слово B e s s e s (Βέββοι), по мнению авторитетного грузинского археолога П.И. Иоселиани[65], есть искаженное в некоторых кодексах Iberes[66]. Что иорданские вессы могли выступить защитниками православной истины, это подтверждается характером их всегдашних отношений к Палестине, для которой они в течение многих веков доставляли не только паломников и подвижников, но также воинов и защитников св. Гроба.   Значение личности Саввы Освященного, влияние его авторитетного голоса при решении дел общегосударственных высказались с особенною силой в том уважении,  какого достиг сей святой при императоре Юстиниане во время печальных для Иерусалимского патриархата событий 529-530 гг.[67] Эти годы ознаменовались страшным возмущением палестинских самарян, стремившихся к политической обособленности. Избравши себе в цари своего соплеменника Юлиана, прежде бывшего атаманом разбойников, они вооружились главным образом против христиан и причинили им много зла: встречавшиеся храмы расхищали, христиан жестоко мучили, целые селения предавали огню. Пострадало немало и палестинских монастырей[68]. По усмирении восстания, последнее, благодаря некоему Арсению[69], было представлено императору Юстиниану в извращенном виде и виновниками его были выставлены палестинские христиане, что вызвало сильный гнев императора. Чтобы отвратить несправедливый гнев императора, патриарх Петр, с прочими палестинскими епископами, убедил Савву Освященного отправиться в Константинополь, разъяснить там действительные причины возмущения и просить императора о даровании первой и второй Палестины свободы от податей, вследствие произведенных самарянами убийств и опустошений[70]. О миссии Св. Саввы император Юстиниан был уведомлен заранее патриаршей грамотой. Навстречу великому подвижнику были высланы суда, на которых встретили его патриарх Епифаний, папа Евсевий[71] и Ефеский епископ Ипатий; они приняли Св. Савву и ввели его в императорский дворец. Император Юстиниан приблизился к Савве Освященному, поклонился и с радостью облобызал его божественную главу; затем, приняв от него палестинские просьбы, просил его посетить и благословить императрицу Феодору, которая встретила подвижника с неменьшей честью, хотя последний и отказал ее просьбе- молиться о даровании ей сына. Савве и отцам позволено было поместиться в императорском дворце. Юстиниан, узнав из просьб палестинских церквей о тех насилиях, какие употребляли над христианами самаряне, обратил на них свой гнев и дал предписание, чтобы синагоги самарян были разрушены, они сами удалены от государственных должностей и лишены различных гражданских прав. Особому преследованию законов должны были подвергнуться начальники и мятежники бунта, а в числе их и вышеупомянутый Арсений. Последний скрылся на время и затем был, со многими другими самарянами, крещен Св. Саввой[72].  
 
Когда представленные императору палестинские просьбы были рассмотрены и удовлетворены, тогда император Юстиниан пожелал ближе узнать личность пустынного отца, которому поручена была столь важная миссия. Он призвал Св. Савву в императорский дворец и сказал ему: «я слышал, отче, что ты основал весьма много монастырей в пустыне. Если хочешь, проси выгод для живущих в сих монастырях, где бы они ни были; мы дадим тебе их; только пусть монахи молятся о нас и о вверенном нам государстве». Великий подвижник ответил: «монахи, молящиеся о вашем благочестии, не имеют нужды вмирских выгодах, ибо их приоритет Господь. Но мы просим, ради устроения палестинских церквей, свободы от податей, восстановления сожженных и разрушенных храмов и помощи впавшим в бедность палестинским христианам. Умоляем вас выстроить для больных странников в св. городе больницу, возобновить также и украсить церковь Богородицы, построенную некогда иерусалимским патриархом Илией». Для монастырей, устроенных его смирением, Св. Савва просил императора построить крепости, которые бы могли служить защитой от сарацинских набегов. За исполнение этих просьб подвижник обещал Юстиниану «покорение, при помощи Божией, Африки, Рима и всего остального Гонориева государства, которое потеряли предшествовавшие (Юстиниану) императоры»[73].  
 
Все, чего просил Савва Освященный, император Юстиниан немедленно исполнил и совместно с квестором Триботаном, в присутствии Св. отца, сделал соответствующие распоряжения к начальствующим лицам восточных провинций.   С 530 по 542 годвсе просьбы, выраженные от лица палестинских церквей Св. Саввой, были выполнены[74]. Окончив свое служение для пользы христиан, Савва Освященный с богатыми императорскими дарами в 531 году возвратился в Иерусалим. Здесь его встретил с большой радостью патриарх Петр и поручил ему обнародовать, в разных палестинских городах, императорские указы, добытые, благодаря его личным усилиям. Исполнив поручение патриарха и поклонившись в последний раз Св. местам, Савва Освященный возвратился в свою лавру. Вскоре великого подвижника постигла болезнь; несмотря на все заботы и попечения патриарха, здоровье его не улучшалось и в 532 году он скончался, назначив себе преемником Мелита, родом виритянина (из Бейрута) и не задолго пред смертью вручил ему завещание ненарушимо сохранять правила, введенные им в монастырях своих[75].   «Но не умер сей святой, а спит», писал Кирилл монах в ближайшее время к году смерти палестинского подвижника; неукоризненная жизнь прославила и тело святого, которое осталось нетленным и источало ряд чудотворений. Монастырь Саввы Освященного находился и находится как бы под особым покровительством своего основателя. Хрисанф в своем Проскинитарии говорит, что он трижды восстановлялся после неоднократных и разрушительных набегов варваров, а между тем всегда являлся наиболее почитаемым, величественным и достойным удивления среди всех палестинских монастырей. Под названием мар-Саба, древняя лавра Саввы Освященного считается доселе одной из самых достопримечательнейших Святынь Палестины и привлекает к себе паломников  всех  вероисповеданий.  
 
 
© Павел Викторович Платонов
 
 

Иерусалим

Фотоархив Иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества 

8 июля 2014 года. Все права защищены. Полная или частичная перепечатка и цитирование только по письменному разрешению Иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества Иерусалиме и по согласованию с редакцией нашего сайта

   

Примечания

 


[1]Впоследствии епископ Феодосий (в миру Пётр Наркисович Олтаржевский; 1 (13) декабря 1867, Уманский уезд, Киевская губерния - 26 июля 1914, Ессентуки) - епископ Русской Православной Церкви, епископ Оренбургский и Тургайский. Духовный писатель.
[2]Cotelerii. t. III. p 262; Пал. пат. в 1, стр. 41.
[3] Ссылка 2. Ibid. p. 276; стр. 54.
[4]Ibid p. 222; стр. 3. «Савва, ныне сделавшийся гражданином небесного града, родом был из селения Муталаски (Муталы) Каппадокийской обители; родился он не в 17-й года правления Феодосия, а в 31-й (Пал. пат. в I, стр. 3.).
[5]Ibid p. 223 ; стр. 24.
[6] Василий Великий (греч. Μέγας Βασίλειος, ок. 330 - 379), известный также как Василий Кесарийский (Βασίλειος Καισαρείας), - святитель, архиепископ Кесарии Каппадокийской, церковный писатель и богослов. Один из трёх каппадокийских отцов церкви, наряду с Григорием Нисским и Григорием Богословом. Автор многочисленных проповедей и писем (сохранилось не менее трёхсот), убеждённый поборник киновии. (Примечание редакции).
[7] Церковная ист. Созоменна кн. 6. гл. 17. стр. 410; Древ. иноческие уставы еп. Феофана стр. 220-228.
[8]Das Nonchtum… Von Evelt. S. 24-25.
[9] Древ. иноческие уставы 304. В этом месте мы изменили несколько ход рассказа монаха Кирилла, который говорит, что св. Савва тотчас по поступлении в обитель был причислен к монашескому обществу.
[10]Cotelerii. t. III. p 225; Пал. пат. в 1, стр. 6.
[11]Ibid p. 223 ; стр. 5.
[12]Евтихий (греч. Εὐτυχής, ок. 370 - после 454) — константинопольский пресвитер и архимандрит, основатель ереси евтихианства. Его имя впервые упоминается на Эфесском соборе 431 года, где он выступал в качестве оппонента Нестория. Впоследствии, продолжая бороться с несторианством, Евтихий уклонился в другую крайность и стал основателем монофизитства - христологическую доктрину в христианстве, возникшую в V веке и постулирующая наличие только одной, единственной Божественной природы (естества) в Иисусе Христе и отвергающей Его совершенное человечество. (Примечание редакции).
[13]Соlеtеrii, t. III, р. 227; Пал. пат., в 1, стр. 8.
[14]Ibid.р. 227-228; стр. 9; Соlеtеrii, t. II, р. 274; Пал. пат. в. 2, стр. 57.
[15]Ibid. р. 228-229; Стр. 10: παντωντώνέν Παλαιστίνη αναχωρητώνάρχανλρίτην εβεσθαι χαι έαεαθαί άρχηγέτην χαι νομιοθέτηντών χαθ' εαυτούςάναχωρούντων.
[16]Ibid. р. 228; стр. 9.
[17]Ibid p. 229-230 ; стр. 10-11.
[18]Ibid p. 232 ; стр. 12-13.
[19]Ibid p. 233 ; стр. 14.
[20]Ibid p. 234 ; стр. 14-15.
[21]Coterelii. t. II, р. 275-278. Монастырь Св. Герасима, иначе Каламон (доброе пристанище, тростниковый) находился в иорданской долине. Среди развалин этого монастыря игумен Даниил встретил 20 монахов. Αρх. Леонид отличает монастырь Герасима от Каламонской лавры на том основании, что Иоанн Мосх относительно обители Герасима сообщает, что она находилась почти на одну милю от Иордана (Луг Духовный гл. 106), а о каламонской лавре, что та лежит близ Иордана. Более чем вероятно, пишет арх. Леонид, что название Каламон усвоено (Фокой, а за ним другими путешественниками) монастырю Герасима или потому, что он положил основание лавре Каламон (в том месте, где останавливалось св. семейство во время своего бегства в Египет), или жил в ней временно, до основания своей собственной обители, или, наконец, потому, что лавра каламонская присоединилась к монастырю Герасима после одного из опустошений пустыни св. града, и с тех пор обитель эта стала именоваться безразлично то тем, то другим именем (Стар. Иерусалим и его окрестности. Душ. Чт. 1872, Август, стр. 398-399). Но тот же Иоанн Мосх в Дух. Луге дает основания для отождествления Каламона и монастыря св. Герасима. В 25 гл. он пишет, что в каламонской обители около Иордана жил старец Кириак, тогда как из жития сего святого (Соtelerii. t. IV, р. 105—106) известно, что он все время своего подвижничества до перехода в обитель Суккийскую, пробыл в монастыри св. Герасима. Оставляя в сторон свидетельства путешественников (арх. Грефенья, игум. Даниила и др.), усваивавших названия Каламон и лавры св. Герасима одной обители, мы укажем на открытия и описанный Пападопуло-Керамевсом рукописи и надписи на книгах мон. св. Герасима, указывающая на то, что не только путешественники, но даже жители Палестины считали Каламон и монастырь Герасима за одно и то же. Надписи эти гласят следующее: я, Иоанн, сын Захарии, отдал библию в монастырь аввы Герасима, τήν  επονομαζόμενην Καλαμών  (ΊεροσολυμιτικήΒιβλιο&ήχη t.  Ι,  108,  № 35)или, я, монахиня Маруфа, отдала патерик этот отцу моему, игумену лаврыΚαλαμών, ήγοοντουάγίουΓεραβίμου той έντωΊορδάνη (244, № 137).
[22] Находящееся у Кирилла описание монастыря св. Герасима дало поводъ Дюканжу определить киновию, как часть лавры (Glossarium adscriptoresmediae etinfimae Graecitatis fascic III, р. 676 -677), но такое определение не может быть признано верным, так как монастырь св. Герасима представляет единственный примерь сочетания киновии с келиями, вообще же киновии и лавры являются совершенно раздельными формами монашеской жизни.
[23]Schick-Marty. DiealtenLauren. S. 12-15. Св. Земля. А.А. Олесницкого т. 2, стр. 47-48.
[24]Соtеlеrii t. III, р. 238; Пал. пат. в. 1, стр. 18.
[25] Вильям Диксон (DixonHepworth) - английский писатель и путешественник, 1821-1879, посетивший в том числе Палестину и оставивший очерк «Палестина» (в русском переводе). (Примечание редакции).
[26] В. Диксон. Св. Земля, стр. 150, ср. Гейки. Св. Земля о Библия, стр. 704-706.
[27]Соtеlеrii t. III, р. 238-243; Пал. пат. в. 1, стр. 18-23.
[28]Ibid p. 241-244 ; стр. 21-24.
[29]De S. JoanneSilentiariomonacholaurae S. Sabae (Acta Sanctorumed Bolland. Majus. t III, р. 233); Пал. пат. в. 3, стр. 7: ότιάνθος προηγείται τή; χαρποφορίας, οΰτως όχοινοβιαχός βίος тойάναχωρητιχού προηγείται.
[30]Соtеlеrii t. III, р. 254-258; Пал. пат. в. 1, стр. 33-37.
[31]Пал. пат. в. 1, стр. 33-37.
[32]Соtеlеrii t. III, р. 253; Пал. пат. в. 1, стр. 32-33.
[33]Ibid p. 321 ; стр. 93-94. Местоположение Великой лавры и Кастеллйской киновии указано выше. Новая лавра Св. Саввы, названная так в отличие от Ветхой лавры Харитона Исповедника, первым игуменом которой был Иоанн грек, лежала к югу от этой последней к Фекойскому потоку (Соtеlrrii t. III, р. 272; Пал. пат. в. 1, стр. 50). Шик, на основании приведенного у Тоблера известия из 12-го в. о монастыре Дионисия, отождествляет этот последний с «новой» лаврой и помещает ее в вади ел-Арруб (см. карту Иуд. пуст, к ст. Dieаlten Lаuгеn s. 39). Фюррер и проф. Помяловский помещают эту лавру в хирбет-ел-Кусеир при соединении вади Мактаед-Джусс и вади ел-Муаллак (Пал. пат. в 1, стр. 50, прям. 2, см. карту Палестины изд. Прав. Пал. Общ.;  Nachtrag. S. 235-6). Лавра семиустная, основанная мон. Иаковом, была разрушена по приказанию патр. Илии, и в пяти стадиях от нее, к северу, Св. Савва воздвиг новую, на месте, приобретенном у некоего Зенагона, жителя селения Витавудисъ (Абу Дись) н назвал ее тоже семиустной. Расстояние ее от лавры Саввы определяется (Соtеlеrii t, III, р. 238-280; Пал. пат. в. 1, стр. 58-60) в 15 стадий, а по Метафрасту в 50 стадий. Рисс, принимая расстояние озера семиустного от пещеры Св. Саввы, какое указывается у Метафраста, считает водоем царицы Евдокии близ хирбет ел-Мурассас (Абу СебаАбваб, т.е. отец семи устьев) и семиустное озеро за одно и то же и лавру семиустную полагает в нынешней палестинской местности хирбет и бир Зеннаки (земля Зенагона) вблизи Абу Диса ( Das Euthymius kloster… unddie Laura Heptostonos inderwuste Juda. S 8, 228-231). Пещерная киновия (το той σπηλαίουχοινόβιον), первым настоятелем которой был Павел, подвижник великой лавры, находилась въ 15 стадиях к западу о Кастеллия (Mert) (Соtеlегii. р. 276 -277; Пал. пат. в. 1, стр. 54-55; De S. Joanne. р. 233: Пал. пат. в. 3, стр. 9, 14), в северном утесе; ей вполне соответствует нынешняя местность Кеттар, в которой Шик несправедливо полагает монастырь Мартирия (Schick-Marti. Diealten Lauren. S. 24; Furrer. Narchtrag… S. 235). Киновия блаж. Занна, устроенная братьями и подвижниками Занном и Вениамином, при помощи Св. Саввы, находилась в 15 стадиях к западу от великой лавры (Соtеlегii. I. III, р. 886-5; Пал. пат. в. 1, стр. 63). Палестинская местность дер ес-Сенне, в которой указывают киновию Занна Фюррер (Narchtrag… S. 19) и ироф. Помяловский (Пал. пат. в. 1, стр. 63 прим.), отстоит слишком далеко от лавры Саввы, чтобы можно отождествить ее с киновией Занна. Κиновия Схолярия (названа так по имени первого ее настоятеля — ученика Саввы Освященного Иоанна Византийца из воинского отряда схоляриев) основана Св. Саввой на той горе, где некогда устроена была имп. Евдокией башня, то есть на джебель ел-Мунтаръ (Соtеlегii. I. III, р. 279-280; Пал. пат. в. 1, стр. 57-58, ср. Furrer. Narchtrag… S. 235).
[34] Кроме исаврянина Евмафия, занявшего келию Св. Саввы вблизи Скифополя и основавшего здесь киновию (Соtеlегii. t. III, р. 268; Пал. пат. в. 1, стр. 47) и Севериана, перваго игумена Никопольского монастыря, укажем еще следующих учеников Св. Саввы, устроивших в Палестине монашеские обители: Фирмина, настоятеля монастыря в стране Махмаса (ibid р. 240, стр. 20), - нынешнего дер Диван в двух милях оъ Махмаса (Narchtrag Furrer. S. 236); Юлия Кирта, основавшего на берегах Иордана лавру Несклерову, о более точном местоположении которой нет никаких сведений, - блаж. Иакова н его лавру «с башнями» в Иерихонской долине (ibid ср. Стар. Иерус. и его окр. Д. Чт. 1872 г. Августа, стр. 399), - Севериана, построившего обитель Перикарпарвариха (ibid) в трех милях от Хеврона, теперь Кафр-Берек (Бенни Наым) (Furrer... S. 236; проф. Помяловский, Пал.пат. в. 1, стр. 52 прим.) и диакона Иеремию, которого Св. Савва назначил настоятелем монастыря, расположенного в пяти стадиях к северу от пещерной киновии (Кеттар) (Соtеlегii. t III, р. 349; Пал. пат. в. 1, стр. 118).
[35]Tobler, 1806-1877) - швейцарский лингвист и исследователь Палестины; был врачом, занимался изучением швейцарского фольклора, предпринимал путешествия на Восток (в 1835, 1840, 1857 и 1865 гг.). Написал: "Appenzellerischer Sprachschatz" (Цюрих, 1837); "Bethlehemin Palästina" (С.-Галлен, 1849); "Golgatha" (С. Галлен, 1851); "Topographievon Jerusalemun dseinen Umgebungen" (Берлин, 1853-54); "Denkblätteraus Jerusalem" (Константинополь, 1853); "Bibliographiageo graphica Palaestinae" (Лпц., 1867); "Description esterraesancta eexsa eculo VIII, IX, XII et XV" (Лпц., 1874). Ср. Heim, "TitusTobler" (Цюрих, 1879).
[36]Ко́нрад Шик (нем. Conrad Schick; 27 января 1822, Биц, Вюртемберг - 23 декабря 1901, Иерусалим) - палестинский архитектор, краевед, исследователь и археолог немецкого происхождения.
[37]Ibid р. 297; стр. 74.
[38]Ibid р. 248; стр. 29, 94.
[39]Cotelerii. t. iii, р. 262, 266, 382; Пал. пат. в. 1, стр. 40, 41, 44, 103; Derheilige Theodosiosvon H. Usener. S. 110. Преемником Елпидия были архимандриты Лазарь и Анастасий, отступившие от строгой монашеской жизни и занимавшиеся земными заботами и мирскими выгодами, и Маркиан, настоятель вифлеемской киновии (Соtеlеrii. t. III, р. 261; Пал. пат. в. 1, стр. 40), назначение которого архимандритом монахов сделано было в видах прекращения беспорядков в палестинской монашеской общине. Если же Савва называется непосредственным преемником Елпидия, то потону, очевидно, что деятельность указанных архимандритов продолжалась недолго. В изданной проф. Помяловского древнерусской рукописи жития Саввы (XIII в.) обязанности Св. Саввы, как архимандрита монахов, очень удачно выражены в следующих словах: Сава старейшина бе всех отходящих (от мира) и уставник живущих розно в клетех. (Житие Савы Освященного. стр. 145).
[40]Cotelerii. t. III. р. 245-247; Πал. пат. вып. 1, стр. 25-27.
[41]Ibid. р. 266; стр. 47.
[42]De S. Ioanne р. 234; Пал. пат. в. 3, стр. 11.
[43]Cotelerii. t. III. р. 266-269; Пал. пат. в. 1, стр. 44-48 
[44]Подεγχαίνια нужно разуметь установленный в иерусалимской церкви при Константина Великом праздник освящения церкви Голгофской (Церк. ист. Созомена т. 2, гл. 26, стр. 142-143) и Св. Воскресения (Gamurrini. Peregrunatio adlo casancta р. 108). К этому дню приурочивалоcь также и обретение честного Креста. Торжественное ежегодное воспоминание этих событий привлекало, по словам Сильвии Аквитанской и Созомена, в Иерусалим поклонников не только из Сирии, Египта, но и со всей подсолнечной. Не было никого, кто бы не стремился в Иерусалим к этому празднику, который продолжался в течение восьми дней.
[45]Cotelerii. t. III. р. 269; Пал. пат. в. I, стр. 48.
[46]Ibid.р. 270-271; стр. 48-49.
[47]Ibid р. 271-272; стр. 49-50.
[48] Год прекращения беспорядков в лавре указывается с точностью на основании хронологических данных в Житии Иоанна Молчальника Dе S. Ioannе. р. 235; Пал. пат. в 3, стр. 15.
[49]Cotelerii. t. III, р. 274; Пал. пат. в. 3, стр. 52.
[50]Ibid р. 273; стр. 51
[51]Некоторые из братии новой лавры, видя, что Св. Савва направляется к ним, говорили друг другу: смотря, и сюда пришел хромой (ίδοί χα'ι ένταΰθα ό στρωβόςήχεν). Ibid ρ. 270.
[52]Ibid р. 280-282; стр. 58-61.
[53] Здесь говорится о неудавшейся попытке монаха Иакова основать, без ведома Св. Саввы, монастырь на месте, принадлежавшем великой Лавре.
[54]Ibid р. 249; стр. 29.
[55]Ibid р. 247; стр. 28-27.
[56]Ibid р. 264; стр. 43.
[57]Ibid р. 258; стр. 37.
[58] Памятники грузинской старины в Св. Земле и на Синае проф. Цагарели (Прав. Пал. сб. в. 10. 1883 г. стр. IV, 36-37). Все сведения о грузинских монастырях в Палестина, изложенные нами ниже, заимствуются из этого сочинения.
[59]Киновиальные правила пр. Саввы, врученные им игумену Мелиту (532 г.) А.А. Дмитриевского (Труды Киев. Дух. Акад. 1890 г. № 1; стр. 180-181).
[60]Cotelerii. t. III, рр. 367-368; Пал. пат. В. I, стр. 135.
[61] Герман Карл Узенер (нем. Hermann Carl Usener; 1834-1905) - немецкий филолог, профессор Боннского университета, иностранный член-корреспондент Петербургской Академии наук (1886). (Прим. редакции)
[62] Путник Антонина из Плаценции конца VI века // Православный палестинский сборник. Вып. 39. СПб. 1895. (Примечание редакции).
[63] Н. Usener. Derheil Theodosius. S. 150.
[64]Фра́кия (греч. Θράκη, болг. Тракия, тур. Trakya, лат. Thracia) - историческая и географическая область на востоке Балкан. Ныне, в соответствии с Лозаннским мирным договором 1923 года, разделена между тремя государствами: Болгарией (Северная Фракия, также известная как Верхнефракийская низменность), Грецией (собственно современная греческая провинция Фракия, также исторически известная как Западная Фракия) и Турцией, которой отошла Восточная Фракия вместе с крупнейшим мегалополисом региона - Константинополем. (Примечание редакции).
[65] Платон Игнатьевич Иоселиани (груз. პლატონიოსელიანი; 1810-1875) - исследователь истории Грузии. Закончив Санкт-Петербургскую духовную академию, был преподавателем физики и философских наук в Тифлисской духовной семинарии, позже состоял чиновником особых поручений при кавказском наместнике. В 1838 году, Императорская Академия Наук и святой Синод поручили Иоселиани разбор древних исторических актов (гуджаров), собранных при грузинском синодальном комитете. (Прим. редакции).
[66] Плат. Иоселиани. Описание древностей гор. Тифлиса. (1886 года).Стр. 153.
[67] Рассказ о посольств Саввы Освященного в Константинополь в 529-530 г. мы помещаем в I ч. нашего исследования на том основании, что причины этого посольства и его характер не имеют прямого отношения к тем церковно-общественным событиям, в которых участвовал св. Савва и который составляют предмет содержания 2-й части.
[68]Cotelerii. t. III, р. 339-341; Пал. пат. в. 1, стр. 109-111. Описание бунта самарян, сделанное Кириллом Скифопольским, вполне согласно с другими источниками, например: Orines Christianus t. III, р. 190. Theophan. Chronografhia, р. 412-413.
[69] Арсений-сын Сильвана-самарянина, много делавшего зла христианам при императоре Юстине и за то сожженный последними в Скифополе (Cotelerii. t. III, р. 340; 327-328; Пал. пат. в. 1, стр. 110, 99-100). Наветы его имели, следовательно, характер мести.
[70]Cotelerii. t.III р. 340-341; Пал. пат. в. 1, стр. 110-111. По Le Qiuen в состав Иерусалимского патриархата входили три Палестины: первая имела главным гор. Кесарию; вторая - гор. Скифополь; третья - гор. Петру (Orines Christianus t. III, р. 112. Сравни Патриархат Иерусалимский в древнее время. С. Терновскаго. Пр. Соб. 1886 г. Май, стр. 26).
[71] Проф. Курганов не решается определенно сказать, был ли папа Евсевий пресвитер великой константинопольской церкви, как предполагает Иннокентий, еп. Миронийский, или митр. Кизический, что утверждает Котелерий (Ф. Курганов. Отношения между церковной и гражданской властью» в Византийской империи, стр. 479-480, примечание; Notae Coteleriiinvitam. S. Sabae, р. 604). Метафраст в описании жизни Саввы Освященного всегда опускает слово πάπας при Евсевии не имеют этого слова и некоторые манускрипты жития, бывшие у проф. Помяловскаго (Житие Св. Саввы Освященного. 1890 г. стр. 400). В письмах императора Юстиниана и патриарха Мины к патр. Иерусалимскому Петру Евсевий называется пресвитером (Notae Cotelerii, р. 604). Все такие данные дают возможность предположить, что Евсевий был лишь пресвитером; название πάπας, по Le Qiuen, ему усвоено, как викарному и старому министру императора, введению которого поручался ночью Palatium и передавались ключи для хранения (Ог. Christ t. III, р. 191).
[72]Cotelerii. t. III, р. 341-342; Пм. пат., в. 1, стр. 111-112.
[73]Ibid  р. 343; стр. 112-113.
[74]Ibid р. 345-347; стр. 114-117: ср. Памяти. Грузинской старины в Св. земле, стр. 37, где говорится, что, по свидетельству Πрокопия, Юстиниан возобновил 20 палестинских монастырей.
[75]Ibid р. 348-353; стр. 118, 121-122.
 
 


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com