Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Святая Земля глазами паломников прошлых веков Святые места в XXI веке Монастырские обители - хранители благочестия Храмы на Святой Земле Поместная Церковь на Святой Земле - хранительница святых мест вселенского православияПраздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Духовная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
Людмила Максимчук (Россия). Из христианского цикла «Зачем мы здесь?»
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи


В предверии Нового 2014 года и Рождества Христова на Святой Земле

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): фотолетопись 1887-2010.

 
 
  
 
  
  
  
  
  
 
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 

Некоторые ранние свидетельства о посещении Лавры: IX-XVIII веков

 
Одно из наиболее древних упоминаний о Лавре св. Саввы Освященного мы находим в «Повести Епифания о Иерусалиме и сущих в нем мест первой половины IX века», изданной, переведенной и объясненной В.Г. Васильевским [1]. Издание этого средневекового списка с древнегреческой рукописи было осуществено в 11-м выпуске Православного Палестинского сборника в 1886 году. В указанной повести монаха Епифания есть краткое упоминание о Лавре:
 
«Ина югу Вифлеема есть два монастыря - святаго Савы и и святаго Харитона»[2].
 
Знаменитый русский паломник и путешественник XII века игумен Даниил,[3] описывая свое паломничество в Святую Землю в 1104-1106 годах, искренне радуется, что нашел в Лавре преп. Саввы грамотного и ученого гида-проводника. Скорее всего, этот гид мог быть ученым иноком-монахом, подвизавшимся в Лавре:
 
Фотокопия рукописи "Жития и хождения Даниила, игумена земли Русской"
Фотокопия средневекового списка рукописи "Жития и хождения Даниила, игумена земли Русской"
 
«Я, недостойный игумен Даниил, придя в Иерусалим, пробыл шестнадцать месяцев на одном месте, в лавре Святого Саввы, и потому смог походить и рассмотреть все святые те места. Невозможно ведь без хорошего проводника и без знания языка разыскать и увидеть все святые места, и – что имел я в руке моей из бедного моего добыточка, из того, все подавал знающим хорошо все святые места в городе и вне города, чтобы мне показали все хорошо, как оно и было. И помог мне Бог встретить в Лавре мужа святого и старого днями, и очень книжного; тому святому мужу вложил Бог в сердце любить меня, худого, и он показал мне хорошо все те святые места: и в Иерусалиме, и по всей земле той поводил меня, и до Тивериадского моря проводил меня, и до Фавора, и до Назарета, и до Хеврона, и до Иордана, - по всем тем местам поводил он меня и потрудиться со мной, движимый любовью… А от Иерусалима до Феодосиева монастыря верст шесть. Тот монастырь на горе обнесен оградой и виден от Иерусалима. И там есть пещера большая посреди монастыря, в которой волхвы ночевали, когда избегали Ирода. И там ныне лежит святой Феодосий, и многие святые отцы там лежат; мать святого Саввы в той пещере лежит, и Феодосия мать тут лежит.
 
Игумен Даниил на приеме у короля Балдуина
Игумен Даниил на приеме у короля Балдуина
 
А от того монастыря до лавры святого Саввы верст шесть. Оба же те монастыря к югу от Иерусалима. Лавра святого Саввы находится в долине Иосафата, в Юдоли плача[4], которая начинается от Иерусалима: идя от Гефсимании, эта долина проходит сквозь лавру и доходит до Содомского моря. Лавра же святого Саввы устроена Богом чудесно и непередаваемо словами. Тек некогда поток страшный и очень глубокий и обезводел, берега у него были высокие, на тех обрывах и лепятся келии- прилеплены и утверждены от Бога каким-то чудесным и страшным образом. На высоте ведь той стоят келии по обоим берегам потока того страшного и лепятся на скалах, будто звезды на небе утверждены. Церквей же три. Среди же келий тех западнее есть пещера чудесная под скалой каменной, а в той пещере церковь святой Богородицы. Пещеру ту Бог показал святому Савве столпом огненным, когда он сначала жил один на месте того потока. Первая же келья святого Саввы, где он жил один, находится поодаль от нынешней лавры, примерно на расстоянии полверсты. Оттуда он увидел показанный ему Богом столп огненный над местом тем святым, где есть ныне лавра святого Саввы. Чудесно это место и совершенно непередаваемо словами. Находится там и гроб святого Саввы между тех трех церквей, от большой на расстоянии саженей четырех. И есть теремок над гробом святого Саввы; сделано красиво. Там же лежат многие святые отцы, как живые телами: святой Иоанн епископ Исихаст тут лежит, святой Иоанн Дамаскин тут лежит, и святой Феодор Едесский тут лежит, и Михаил племянник его; Афродитиан святой тут лежит, и иные многие святые тут лежат, телами как живые, и благоухание от них исходит непередаваемое. И видел я колодец святого Саввы, который ему ночью показал дикий осел в потоке том против его кельи; пили мы из колодца того очень вкусную и холодную воду. В месте же том нигде нет ни реки, ни ручья, ни колодца, но только один колодец святого Саввы. Место ведь то безводное, в горах каменных, и вся пустыня та суха и безводна, только дождевой водой и живы отцы, находящиеся в пустыне той.
 
И есть там вблизи лавры место, с южной стороны от лавры, под названием Рува; оно расположено вблизи моря Содомского. И горы там каменные высоки, и пещер много в горах тех. И тут, в этих горах, в пустыне той страшной безводной жили святые отцы. И там находятся жилища барсов, и ослов диких много»[5].
 
Вид на Мёртвое море от лавры св. Саввы. 1880 г. Раскрашенная гравюра из кн.- Picturesque Palestine, ок. 1880 г.
Вид на Мёртвое море от лавры св. Саввы. 1880 г.
Раскрашенная гравюра из кн.- Picturesque Palestine, ок. 1880 г.  
 
Греческий путешественник и византийский писатель армянского происхождения Иоанн Фока[6], современник византийского императора Мануила I Комнина (1143-1180)[7], оставляет подробное описание Лавры преп. Саввы. В молодости Иоанн был воином, а впоследствии становится священником на острове Крит. Его воспоминание о Лавре является бесценным свидетельством истории Обители XII века:
 
«После сего Купель Силоамская, водами которой орошается эта сухая страна. Отсюда виднеются и небольшие луга на площади долины, покрытые деревьями. Источник окружен и украшен каморами и частыми колоннами. И таким образом долина эта простирается до лавры святого Саввы, как мы сказали, на одиннадцать миль. Там долина расширяется в большое и изрытое оврагами ущелье. Здесь и лавра, и храм и гроб святого зрится. Пред лаврою по обоим берегам ущелья находятся пещеры и маленькие пирги; в них живут презревшие мир и его удовольствия ради царствия небесного, терпят невероятный жар зноя, пламенем угашая пламя, угасимым не угасаемое. На месте, на котором стоит храм и гроб Богоносного Святого отца Саввы, овраг, разделяясь на трое, углубляется в великое ущелье. На краях его поставивши большие пирги, посредине Святой воздвиг храм, и устроил вокруг невиданные дотоле помещения для подвижников, как об этом сообщает описание его дивного жития. Храм преизобилует приятностью, чрезвычайно высокий, просторный, полный света; помост его украшен мраморами, скромными, правда, и пустынными, но разнообразно отделанными. Перед храмом находится двор, выложенный каменными плитами, а по средине храма гроб великого отца нашего Саввы, возвышающийся над полом на ладонь, и покрытый доскою чистейшего белого мрамора. Вблизи его и около, но под землею, находятся гробницы просиявших в пустыне святых отцов, и между ними Козьмы и Иоанна, древних поэтов. Не далеко также отсюда сорок богоносных мужей, избранных из числа других, шесть из них непосредственно беседующих с Богом, которых имена: Стефан, Федор и Павел, четвертый происходил из великого города, пятый был Ивир, а шестой всем известный своей прозорливостью столпник Иоанн»[8].
 
Современник русского игумена Даниила и греческого паломника Иоанна Фоки, западный путешественник Зевульф[9], совершивший паломничество в Святую Землю предположительно в 1102-1103 годах, оставляет краткое свидетельство об опустении Лавры в XII веке:
 
«К западу от церкви св. Креста, приблизительно на расстоянии трех миллиариев[10] находится великолепнейший и очень большой монастырь, во имя св. Саввы, одного из 72 учеников Господа нашего Иисуса Христа; там некогда жило в общежитии больше 300 греческих монахов и служили Господу и Святому; большая часть братии была перебита сарацинами, а часть благоговейно служит Господу в другом монастыре того же Святого внутри городских стен, рядом с башнею Давида; а первый монастырь покинут и совершенно опустел»[11].
 
Монастырь св. Саввы. Рисунок Луизы Тенисон. Середина XIX в.
Монастырь св. Саввы. Рисунок Луизы Тенисон. Середина XIX в.
 
Несомненный исторический интерес представляет собой описание Лавры преп. Саввы Освященного в древнерусском паломничестве конца XIV века, под общим названием «Хождение Архимандрита Агрефенья. Около 1370 года», под редакцией Почетного члена Императорского Православного Палестинского Общества и начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, архимандрита Леонида (Кавелина)[12]:
 
«Лавра Святаго Савы от Иерусалима на обедни год, ити к немоу долом Сафатовым, ест верст 15. На половини поути, на горе, на прави был монастырь Святаго Феодосия киновиарха, ныне развалился. Блез же Святаго Савы поток тыи оучинилося падина долоу, и пошед на поледни под манастырь, а стини оучинилося кроуты, ака лавици, и по стране по сей, а горы равны. И от того е падыны не тех стенах изсичены, и зде все были кильи в тех странах, аки ластовица гнезда, пошло и до Содомского моря, было калагирев 10 тысоущ. Святаго ж монастырь прьвое был на ливе поток при гори, вторыи ж долоу на прави поток на равни, третьи же и ныне стоит, где види Святый Сава стлеп огнен. Той явися емоу Пречистыя Богородица, и провели зедати церковь великоу, рече: Сбериши калогирев[13] 1000. Он же рече: Господже моя, где толико хлебов и оревет дроугая потребная? Рече емоу Пречистая: Азъ хощоу хранити и печаловати. Пришед дол соух от запада к великому потокоу, и тоу созедал Святый Сава монастырь. Цркви же тоя великия остася един олтарь и еще велико подписан красным лазоурем. И около церкве тоя келыи горы по листвеци, и тоу ест килиа Святого Иоана Дамаскина. Долоу же в потоце великом, прямо олтаря, вода мала, где Святому Саве показался диким серном. Пред церковью же великою гроб Святого Саве, иде же был столп огнен, и комарька на ним 6 стлепов; гробе же Святаго Савы пониже колина, известью избелен, горбат, покрыт платом, на нем же написан Святый Сава о гробе о всем. На праве от церкве, долоу, болница была и ныне поуста, велика, и неиж посреди стлепов. И дале горе пошед от больницы две листвеци. Келиа Святаго Савы в горе, церковь поднесена отходная, в ню же песци внити, доскоу ж отними не можеши изыти долоу, узрев прямо стена оу главы же Святаго гроба отца Савы. Мало пошед в горы с едины каменем церковь Иверьская, зазидана с полоудни, подпесана, велика. Преж того в тои пещери изжегоша Святых моуж 40 погани варвари. Пирг же горе над монастырем Святага Савы велик, ныне съзедал без братии, врата же  емоу испод в пещери входят в него. Вода ж оу них истерна, на ливои стране, за многими кильями, зберается деждем в земнее время и держится на все лето, и две цистерны пониж церкви скотом. От великого же монастыря на полнощь, в малом потоци, была церковь в манастырке, поуст, где младых пострегали и до брат и тамо пребывали с великими старьци. Ныне же оу Святаго Савы, в монастыры, с полтретья десятка[14] калогирев община»[15].
 
Бесценное свидетельство о раннем паломничестве русских людей в Святую Землю в XIV-XV веках, продолжает «Хождение Игнатия Смолянина. 1389-1405 годов». Это хождение в Святую Землю, было опубликовано в 12-м выпуске Православного Палестинского сборника в 1887 году, под редакцией С.В. Арсеньева[16]. Согласно комментариям Арсеньева, «митрополит Пимен, чтобы укрепить свое положение в Русской Церкви, решился в 1389 году в третий раз отправится в Царьград, несмотря на нежелание Великого Князя Дмитрия Иоанновича, чтобы он предпринял это путешествие. В числе сопровождавших митрополита духовных лиц находился Смоленский епископ Михаил, которому сопуствовал Игнатий, оставивший нам описание совершенного ими пути»:[17]
 
«А тако же на полдень от Иерусалима пятьдесят поприщ Савин манастырь и гроб великаго Савы. Тамо было 14-тысяч чернецов, кельи их и ныне знати есть. А за тем Савиным манастырем Асафатова дебрь, тоже есть иудоль, и тамо также чернцы жили мнози, и тамо есть (келья) великаго Иоанна Дамаскина, в ней же он жил. (А) шествующая к Савину манастырю расстояние много, и на правой стране есть манастырь великого Феодосия киновиарха…»[18].
 
В 56-м выпуске Православного Палестинского сборника Императорского Православного Палестинского Общества в 1903 году, в издании А.И. Пападопуло-Керамевса[19] с русским переводом П.В. Безобразова[20], были опубликованы 8 греческих паломнических описаний Святой Земли XV-XVI веков, из которых только два могут быть отнесены к определенным личностям и времени: Николаю Анагноcту (1542 г.) и известному Феодосию Зигомале (1576 г.), остальные шесть должны быть причислены к безымянным, и время их составления может быть лишь определено приблизительно.
 
В 1-м безымянном описании XV века, под названием «Рассказ об Иерусалиме и Святой горе Синай» есть небольшое упоминание Лавры св. Саввы Освященного. Это описание было переписано и переведено с греческой бумажной рукописи под № 301 в библиотеке монастыря Св. Дионисия на Афоне:
 
«55. Лавра Св. Саввы находится от Иерусалима на расстоянии 12 миль. Она лежит в той долине, которая спускается от Иерусалима и доходит до Мертвого моря и имеет 22 мили. Мертвым морем оно называется потому, что в нем нет ничего живого, даже никакого растения, а только чистая вода, в окружности оно имеет 330 миль. Лавра св. Саввы лежит в той долине, имеет келлий на 14 тысяч монахов, красивейшую церковь, большую и крепкую башню, но только в ней нет монахов»[21].
 
Во 2-м безымянном описании XIV века,под названием «Описание мест, вне Крита находящихся», оставлен восторженный и потрясающий по своей красоте рассказ о Лавре преп. Саввы Освященного. Подлинная греческая рукопись принадлежала исследователю Павлу Ламбросу, которую затем издал в греческом журнале «Пандора» Христофор Филитас:
 
«20. От Иерусалима на запад на расстоянии 12 миль находится монастырь великого и святого отца нашего Саввы Освященного. Какой ум может себе представить, какой язык описать, в каком месте построен этот монастырь? По истине справедливо слово, сказанное Святыми, что он населил пустыню. Это не монастырь, а древнейший город и страна, не подающаяся описанию. В этой стране жили 13 тысяч монахов, пасомых единым прекрасным пастырем, Святым отцом нашим Саввою. О какой храм! О благодать Божия! Кто в состоянии описать иконопись на стенах? Какие это были краски, когда по прошествии стольких лет они все еще блестят, как солнце! По истине дивны дела твои, Господи! И в какую пустыню это превратилось! Из такого большого количества монахов, в настоящее время там осталось пять монахов или меньше»[22].
 
Благодаря инициативе знаменитого секретаря Императорского Православного Палестинского Общества, Василия Николаевича Хитрово[23], в 8-м томе Православного Палестинского сборника за 1884 год был опубликован и переведен на русский язык текст греческой рукописи, написанной собственноручно известным греческим писателем Пахомием Русаном, родившемся и умершем в Зáкинфе[24] в XVI веке и хранящейся в библиотеке св. Марка в Венеции под названием «Рассказ и путешествие по Святым местам Даниила, митрополита Эфесского». Дата паломничества между 1493 и 1499 годами. Публикация стала возможной после переписки В.Н. Хитрово с графом Паном при посредничестве Г. Константина Сафы, который организовал возможность снятия копии с греческой рукописи, а иеродиакон греческой православной церкви в Венеции, доктор филологии Феофан (Иоанну) взял на себя труды безвозмездной переписки копии. Митрополит Даниил оставляет яркое и красочное описание Лавры преп. Саввы Освященного:
 
«Оттуда мы поехали и в лавру иже во святых Саввы, по истине Освященного. Она отстоит от Иерусалима миль на 10 на восток, помещается в большом овраге и потоке, который спускается от города Иерусалима: потому что Иерусалим помещается между двумя потоками, Кедрским, как выше мы сказали, и тем другим, что течет со стороны села Скудельнича, соединяясь ниже города, они образуют из него как бы остров, и именно из восточной части его. По своем соединении они получают название юдоли Плача. Этот поток, то есть юдоль Плача, проходит через лавру святого Саввы до так называемого Мертвого моря, что у Содома. Лавра cия выстроена святым Саввою и по cиe время держится его молитвами. Храм этой лавры имеет вид продольного прямоугольника: он прекрасен; в длину имеет 20 больших открытых шагов, в ширину 7. Достойно удивления, как этот храм и все его превосходные постройки сооружены были с такою легкостью на месте столь пустынном и безводном: но Богу все благое возможно. Гробница великого Саввы стоит в конце площади большого храма перед тою пещерой, которую он переделал во храм. В этой пещере Савва увидел огненный столп, многократно сходивший с неба до святой трапезы, бывшей в этой пещере. Все построено на краю оврага, как мы сказали: над лаврою же и над ее келиями стоит прекрасная четырехугольная башня, а немного ниже башни существует и келия блаженного Иоанна Дамаскина, большая и прекрасная, воздвигнутая внизу от лавры в виде башни: она стоит и до сих пор, но сверху непокрыта, потому что крыша провалилась. По обе стороны оврага означенного потока находятся келии живших там некогда иноков исихастов: этих келий числом, говорят, до 14 тысяч, и я думаю, что эта молва справедлива, потому что и до сей поры видно их бесчисленное множество»[25].
 
В 3-м безымянном описании первой половины XVI века, была помещена статья под названием: «Душеспасительный рассказ о Святом гробе»[26].В этом рассказе оставлено умилительное описание Лавры преп. Саввы Освященного: «По дороге из Иерусалима, в горах монастырь Св. Саввы. В лучшие времена в нем было 14 тысяч монахов. Там источник, появившийся вследствие молитв Святого. Там и гробница его. Там и келья Св. Иоанна Дамаскина. Там написал он музыку и Просительную песню и Достойно есть яко воистину. Храм с куполом и внутри расписан лазурью, изображены все Святые. Он находится от Иерусалима на расстоянии 12 миль. Тут поблизости на горе монастырь Св. Евдокии»[27].
 
Авторство шестого описания, включившегося в себя стихотворный и состоящий из 1947 пятнадцатистопных стихов проскинитарий, специалисты отнесли к авторству Святогробского иеромонаха Парфения Погианита, предположительно написавшего этот труд в 1586 году, под общим названием «Проскинитарий[28], содержащий все чудесные знамения, явленные Спасителем нашим в Святом граде Иерусалиме и описание местности»:
 
«А эта дивная, чудесная, удивительная лавра, дивлюсь ее происхождению, знаменитый храм, прекраснейший, чудесный, освященный. Он имеет красивый, искусной работы купол, изображены лики пророков, Иисус, чины ангельские и собор Архангелов, и изукрашена красивой лазурью прекрасная царская лавра. Там несколько приделов, искусно сделанных и благословенных; есть и пещера вне двора, которая была в древности устроена Святым; он построил там храм, украшенный мозаикой, во имя Николая Мирликийского. На дворе купол и под ним кладбище, где хоронят монахов этого монастыря. Там и гробница честного богоносца Саввы, ему без устали поклоняются. Вне монастыря в больнице наверху находится келлия св. Саввы. Там Иоанн Дамаскин, великий и мудрейший, написал и передал церкви Октоих, а также другие книги. Там запел он Госпоже: Достойно есть. Там явила ему большую благодать Богородица. Там был прекрасно составлен устав и утвержден во всеобщее употребление. Келлия его сохраняется до сих пор, она находится выше всех келлий, а ниже церкви была устроена мельница, стоявшая среди широкого пространства. В этой лавре стихотворец Косьма и Стефан блистали добродетелью и дивный Савва, прекраснейший отец, слава отцев. Опускаю подробности для твоей пользы. Там было 14 тысяч отцов и они блистали, как солнце, некоторые как звезды. В лавре множество келлий, а в Августе там нестерпимая жара. Вне лавры находится здание постриженных, очень маленькое и построенное в виде монастыря, там есть и маленькая церковь с куполом и часть ея, как видно, теперь разрушена. Если увидишь, наверху и внизу, тамошние монастыри, ты придешь в ужас. Где были, где находились те ангелы? И кто из нас мог бы там пребывать? Жития их мы находим в книгах. Но если бы ты видел, какие у них были келлии, всякий, вместе со мною, усумнился бы в возможности так жить. А кто увидел их жилища, стоял бы и удивлялся, потому что пещеры указывают на понесенные ими труды, как презирали они плоть, и жили с Богом, как распяли мир и отбросили все мирское, вырыли пещеры в скалах и жили там. Место можно опознать по вырытым там пещерам, но теперь все они брошены. Я не могу рассказать и восхвалить, все что знаю, и это опускаю. Лавра пастыря (Саввы) находится от Иерусалима на расстоянии 12 миль»[29].
 
Монастырь св. Саввы. Рисунок Эдварда Лиэра. 1858 г.
Монастырь св. Саввы. Рисунок Эдварда Лиэра. 1858 г.
 
 
В 18-м выпуске Православного Палестинского сборника, изданного Православным Палестинским Обществом в 1887 году, публикуется хождение Смоленского купца Василия Позднякова. Обстоятельства путешествия остаются неясными, но известно, что русский царь Иван Васильевич[30], отправляет в Святую Землю особую делегацию, состояющую из духовных и светских лиц, с милостыней, собранной для монастыря. Для этого из Новгорода в Москву был вызван архидиакон Софийской церкви Геннадий. Царь поручил ему ехать вместе с Синайскими монахами в Иерусалим, Святую гору и Египет, для раздачи царской милостыни. Спутников Геннадия заменили по неизвестным причинам на купца Василия Позднякова с его сыном[31].
 
В хождении купца Василия Познякова, датируемого 1558-1561 годами, описан интересный случай, связанный с чудом Архистратига Михаила по отношению к монахам Лавры преп. Саввы Освященного, которые вынуждены были оставить свою Обитель, т.к. турки разрушили монастырскую трапезную, оставив ее без крыши. В то время монахи Лавры жили в Иерусалиме, в монастыре архистратига Михаила. В 1556 году монахи Cинайской горы, по благословению патриарха Александрийского Иоакима и архиепископа Синайской горы Макария, пришли в Россию с их личным прошением о милости на восстановление монастыря св. Екатерины[32]у русского царя Иоанна Грозного, и митрополита Московского Макария[33]. Получив помощь из России делегация монахов из Святой Земли, отправилась в Константинополь, принеся дары турецкому султану, за получение разрешения на строительство в своих монастырях. Затем монахи-Синаиты, отправились к себе в монастырь св. Екатерины, где в современном монастырском музее можно увидеть до сих пор дары русского царя Ивана Васильевича, а монахи-Савваиты, вернулись в Лавру преп. Саввы Освященного в Иудейской пустыне, где своими силами стали отстраивать крышу трапезной. В это время разъяренный местный турецкий правитель разрушил постройку монахов. Через какое-то время к турецкому чиновнику пришел неизвестный человек, а на следующий день, турка нашли у входа в дом убитого мечем. Тогда турки пришли к монахам, в монастырь архангела Михаила искать оружие, но ничего не найдя оставили монахов в покое. Таким образом, трапезная Лавры, а с ней и монашеская жизнь были снова восстановлены:
 
«В том манастыри архангела Михаила живут старцы Саввина манастыря, и бе у них в манастыре трапеза каменна велика и высока погании же Турки разбиша верх у той трапезы и много лет стояше без верха. Старцы же Савина манастыря Моисей и Анкидист приидоша в Московское царствие к благочестивому царю и великому князю Иванну Васильевичу всея Руси и ко преосвященному митрополиту Макарию и молиши государя и митрополита, дабы им убогим что дал на сооружение трапезы. Царь же государь и митрополит не презреши моления их, повелеша им дати на сооружение трапезы. Они же приимше от православного царя милостыню отъидоша с радостью в Царьград и даша Турскому салтану злата многа, дабы им убогим повелел у трапезы верх заделати. Они же мнихи убогие велик труд подъемше своим руками заделаша вверх у трапезы и диявольским навожением разъярився яростию великою на калугеров онех и повеле верх у трапезы паки разбити. Они же убозии мниси плакахуся горце и припадоша к великому архистратигу Божию Михаилу со слезами и сотвориша пение всенощное во храме его. В ту же нощь прииде к санчаку во храмину его человек незнаем, где он санчак поиваше з женою своею, и вся его от ложа и поиде с ним. Стражие же санчаковы и людие не видеша того человека, во дворе  входяща и из двора исходяща. На утрие же обретоша санчака мертва пред враты лежаща, избодена мечем. И испыташа известно, како изыде санчак из двора нощию, а не виде его никто же; и нападе на поганных страх велик, и реша в себе: Оные калугеры за трапезу пришедшие, убиша его; да идем х калугером: аще обрящем оружие, что желехно у них, то побием всех их. И приидоша к ним в манастырь святаго архистратига Михаила и обретоша калугеров в церкви молящихся, и искаша у них оружия и ничто же обретоша и не сотвориша им зла, и Божией благодатию не смеша к трапезе прикоснуться; стоит же та трапеза и до ныне»[34].
 
Литография Д. Робертса, 1839 г.
Литография Д. Робертса, 1839 г.
 
Еще одно из важнейших исторических свидетельств описания Лавры преп. Саввы, изложено в 27-м выпуске Православного Палестинского сборника в «Хождении Трифона Коробейникова[35] 1593-1594 гг.». Издания и предисловия Х.М. Лопарева[36]. Русский паломник и путешественник конца XVI века, московский купец Трифон Коробейников, в 1582 году по повелению царя Иоанна IV отправился на Афон с милостыней об упокоении души убитого отцом царевича Ивана. Он прожил 7 месяцев в Константинополе и вернулся в 1584 году. Вторично Коробейников путешествовал в Константинополь и в Палестину в 1593 году и привез в Москву модель Гроба Господня. Трифон оставляет важное историческое свидетельство русского паломничества конца XVI века, упоминая в том числе Лавру преп. Саввы Освященного:
 
«да от Еросолима ж на полуденную страну верст якобы 20 до монастыря лавры святаго Савы Освященного; а в том манастыре святаго Савы церковь большая Преображенье Господне и иные многие церкви. Келья святаго Саввы Освященного вытесана в горе каменной, не велика, как мочно человеку сести, а встати, в ней нельзе. И в той келье исходит миро из потока мяхко и бело, как ладанная мука; и то миро дают старцы вместо мощей для благословения христианам. А стоит тот монастырь на край удолья плачевного, которой пошел от Еросалима в море Содомское»[37].
 
В 54-м выпуске Православного Палестинского сборника издания Императорского Православного Палестинского Общества 1901 года, был опубликован замечательный безымянный греческий «Проскинитарий по Иерусалиму и прочим святым местам начала XVII века». Греческий текст оригинал рукописи был найден, изучен и переведен на русский язык замечательным русским историком византистом П.В. Безобразовым в бубличной библиотеке Рима, в каталогах греческих рукописей под № 15. Примечательность этой рукописи состоит еще в том, что она украшена 46 рисунками Иерусалимских и Палестинских святынь в том числе в ней есть рисунок и описание Лавры св. Саввы Освященного:
 
«А ниже приблизительно на расстоянии 4 миль лавра Св. Саввы, и тут были убиты преподобные подвижники безбожными Арабами. А монастырь на месте труднодоступном и крутом. А имеет большой красивейший храм с куполами; а он расписан лазурью и построен благочестивейшим царем Мануилом Порфирородным. А за алтарем церкви внизу при потоке пещера, и тут вытекает священный источник молитвами Святого.
 
Вне храма[38] и гроб его с кувуклием[39], тут увидел Святой огненный столб и создал церковь Благовещения. Тут вблизи пещера и храм Св. Николая.
 
Тут в монастыре келия Святаго Иоанна Дамаскина, тут написал он и Октоих и другия душеспасительные сочинения. А имеет монастырь две башни для защиты обители от безбожных Арабов и отстоит от Иерусалима на 12 миль»[40].
 
Несомненно ценным по качеству и количеству описания святых мест Лавры св. Саввы является литературный памятник XVII столетия под названием «Проскинитарий. Хождение строителя старца Арсения Суханова в 7157 (1649) году. Во Иерусалим и в прочия святые места для описания святых мест и греческих церковных чинов». Иеромонах Арсений (в миру Антон Путилович Суханов) был выдающимся русским дипломатом, государственным и церковным деятелем. По заданию русского царя Алексея Михайловича и патриарха Московского Иосифа, Арсений Суханов совершает путешествие на Восток, посещая Константинополь, Иерусалим и другие святыни востока. Возвратившись в июне 1653 года в Москву, Арсений представил царю отчет о своей поездке, который он назвал «Проскинитарий» - «Поклонник». Этот труд состоял из 3-х частей: отчет о дипломатической части, описание паломничеств и описание чина греческой службы. Впоследствии «Проскинитарий» был издан в Казанском университете в 1870 году и позже в VII томе 3-го выпуска Православного Палестинского сборника в Санкт-Петербурге в 1889 году. Отдельным шедевром «Проскинитария» является описание Лавры преп. Саввы:
 
«От Иерусалима верст с пятнадцать до монастыря святого Саввы Освященного, в том монастыре церковь большая, в коей мощи святого Саввы лежали, была якобы подобна нынешней вифлеемской церкви, без сводов каменных, но покрыта была древом и по древу оловом; и та де церковь развалилась и половина ея, что была перед церковью притвор опал, где был и гроб святого Саввы; царь де Иоанн Катакузен[41] ту великую церковь покрепил, свод свел каменный; и кумбе учинил; в той церкви и образ написал царя Иоанна Кантакузена и царицы его на западной стене, идеже были двери у церкви в притворе; а что был при притворе и целоя идеже гроб святого Саввы и то место ныне за монастырем стало, а ограда около его есть, и на том месте поставлен был шатрик и на четырех столбах и палатным сводом сведен; а ныне меж тех четырех столпов стены заделаны, токмо двери едины оставлены и их замыкают; да в ней же ныне сделан престол к стене восточной и на нем служат литургию на память святого Саввы без алтаря; под полуденною стеною сделана гробница каменная, покрыта покровом, под тою же гробницею в земле лежали мощи святого Саввы, ныне сказывают нет в ней, как де владели Иерусалимом венециане, и какой турской князь их опять взял, и они тогда мощи святых из Иерусалима и из иных градов и островов, которыми они владели, все вывезли к себе в свою землю; та каморка стоит вне монастыря внешнего. А в ограде же церковь та хороша добре, и светла без числа, понеже стала на самом краю юдоли плачевной высоко в полугоры; с востоку и с полудня все окна большие, а с полуночи и западу те стены в монастыре палатами заставлены. Ту церковь построил деспот греческий Иоанн Кантакузен, и образ его написан в церкви на западной стене и с женою в царском платье и венцах на подножиях написаны орлы двоеглавые; двери у той церкви одни в полунощной стране в сени; тут в сенях и вода в цистерне. Алтарь у той церкви и переграда и образы местные и праздники письма доброго, токмо распятие на кресте, что стоит над царскими дверьми, письмо с латинского обычая, обе ноги Христовы пригвождены единым гвоздем. Подписана старинным письмом вся церковь, цела вся стенами, да на западной стене другое распятие писано по нашему, пригвождены нози Христовы двема гвоздьми. Книг в церкви бесчисленно много, греческих, печатных и письменных дорогих писем, и греко-латино-печатных, и словенских, сербских много письменных. Тут же в монастыре, выше монастыря на горе палата каменная велика и высока гораздо, о пяти сводах, сиречь пятикровная, велика и высока гораздо, якобы башни чуть де были кельи Иоанна Дамаскина. А ныне с той кельи внизу учинена церковь, подписано стенное письмо, как царь Иоанн испытал о письме, что писал к нему ложно на Иоанна царь константинопольский иконоборец; на другом месте написано, как царь велел ему руку отрезать, а рука отрезана по локоть, а не запястье; на третьем месте написано как Богородица ему в едину нощь ту руку исцелила; в четвертом месте писано, как царь молит его, чтобы Иоанн в том его простил, что неправедно руку отрезал, и чтоб был у него по-прежнему визирем; в пятом месте написано, как он пришел в монастырь святого Саввы постригаться, и как его встречают игумен с братией за монастырем; в шестом месте писано, как уже стар сидит в келье, книгу пишет, тут же де с ним постригся и Косьма, иже бысть последи майюмский епископ, взят от них из монастыря. А верх той церкви и около все кельи каменные: тут же в монастыре церковицы невелики, меж келий, с кельями равны во всем, Иоанна златоустого, Георгия, да посторон великой церкви, с полудни, церковь 40 мучеников, та немала была; а алтари тех церквах прегражены все досками и иконами, а престолы приделаны к стене, трапеза каменная хороша, недобре велика, как в ряд 30 человек сядут, келий без числа много, иныя зарушилися, а и целых много, воды внутрь монастыря без числа много же. Да за монастырем же близко гробницы святого Саввы, в горе, церковь святого Николы, тут престол, тут престол на среди алтаря, а преграда деревянная; тут в стене заделано, сказывают, 360 мощей святых отец, избиенных от арабов; а благоухание в той церкви бесчисленно хорошо, что и сказать нельзя - какой дух, пахнет сладко; тут же де было из гор шло миро, и то де миро поклонницы разобрали, и ныне нет, а благоухание чудное всем людям, а неведомо от чего. И в той же церкви вверх в гору пошла скважня, и там пещеры великия, а их тех пещер пошли в гору вверх скважни на гору, а на горе на самой башне великая, гораздо высока, на той башне и самый святы Савва жил, и тайно по под землею тою скважнею сходил в церковь святого Николы и в великую церковь. От великой же церкви по брегу юдольному, сажен с 50 к морю, в горе каменной издолбленна келья святого Саввы, и тут ныне церковь учинена не велика, престол у стены; из той церкви на полночь окно сделано, как мощно человеку пролезть, и там пещерка, человек 5 или 6 сядут тесно, а стоять нельзя, из той же пещерки скважня в гору же, и там местечко тесно, как мощно человеку гораздо согнувшись лежать, и тут святый Савва спал. Против Саввиной кельи на горе за монастырем поставлена башня высока, на ней всегда старец сидит на стороде запешися, а влазит по веревке, стережет отовсюду от арабов; а с той башни протянуто ужище и привязано концем за главу великой церкви, а навязаны около колокольчики небольшие, как где увидит арабов, и он зазвонит, даст весть в монастыре; на той их веревке ходит векша с иною веревкою, а по той векше подают ему их монастыря ясти, и на арабов, приходят с той страны, и старец им дает своей пищи свеся по веревке; а другой приход арабом бывает к монастырю из самой юдоли плачевной вниз под стену, и тут им подают есть, свешивают по вервке же, а в большие ворота не пропущают и не отворяют, не верят им. Да из мого же монастыря от трапезы вниз за монастырь двери в юдоль плачевную, и влезжи древянною лествицею идти берегом в самую юдоль; из юдоли под камень в окно тесно, как мощно единому человеку пролезть, ступеня с два или три вниз, и там пещера великая под единым каменем, вместятся человек сто; тут из камени точится вода, в том камени и место издолблено яко купель, и то стоит полно воды, называют ту воду агиасма, ту де воду сам святый Савва молитвою своею у Бога испросил и своими руками ископла; в иной воды нет нигде кроме дождевой; та вода сладка и чиста, а старцы оттуду не емлют, блюдутся арабов ходить; по юдоли ходят арабы, и ту воду пьют и емлют; арабы все басурманы пустынные, приходят от Авраама, а посла велика для отъитдут, и во все лето их не будет тут. По юдоли плачевной горы каменные, по обе стороны дикой камень, а берега круты и высоки гораздо, земли нет, все голой крупный камень, а не мелкий; а в тех берегах, выше монастыря с версту и на низ столькож, все были монастыри, живали братие по 50, и по 30, и по 20, и по 15, и по 10, и по 5, и по 2; а мелких скитников, где живали по одному брату, якоб затворники, и тех пещерок и числа нету, иныя еще целы, а иныя многие зарушились и засыпались. А стоит монастырь, идучи от Иерусалима юдолью, на правом берегу с самой горы на низ вдоль, мало не до самого дна юдоли; снизу стены высокия; а оттуда на гору стоят кельи, келья кельи выше, даже до высокой верхней башни, что на горе; от келий до башни есть темные проходы под землею, ходят, по веревке рукою держатся; с приходу к монастырю от башни стена каменная на горе на низ даже до нижней стены монастыря. И сказывали старцы, что тот монастырь святого Саввы был пуст, жили в нем арабы лет с 12, а прежде 12 лет тех жили старцы лет со сто, а прежде тех ста лет был монастырь пуст, 100 лет жили арабы, ныне де мы, как монастырь взяли, живем лет с 60; ходили в Царьград, взяли у царя грамоту; и тот старец и ныне жив в монастыре, который ходил старешенек; всей братии живет человек с десять, а иногда больше. А в Иерусалиме во Архангелове монастыре, в их метохе столькож; а около монастыря на все четыре стороны нету ни единого деревца, овощей и огородов никаких нету, вода все дождевая. Да тут же, ниже большого монастыря святого Саввы сажен ста с полтора, на правом же берегу в стене в полгоры кельи святого Аркадия, брата родного Иоанна Лествичника: Ксенофонтовы дети, иже посла их до науки до Икарии и их разбило море, един потрижеся в синайском монастыре Иоанн Лествичник, а другой у святаго Саввы в лавре Аркадий. Мало выше монастыря святого Саввы, был затворник, иже святый Савва слыша ангелов поющих, прииде, ажно он представился.  А которые монастыри бывали святого Саввы, то писано в житии его. Кастелинская гора страшна бе множества ради бесов, живущих в ней; тут святый Савва монастырь велик постави и бесов изгна, и тот монастырь ныне пуст, токмо место знать. Святого Харитона и Феодосия монастыри стоят по горам выскоим, на них идучи, на правой стороне юдольной, Феодосиев от Саввы святого верст с пять, а Харитонов 12; в греческих книгах пишется, было у святого Саввы 14 тысящ чернец»[42].
 
Евгений Роджер, Святая Земля. Лавра св. Саввы. Париж 1664 г. © Фотоархив Иерусалимского отделение ИППО
Евгений Роджер, Святая Земля. Лавра св. Саввы. Париж 1664 г.
 
Важным свидетельством по описанию святых мест являются сербские источники, учитывая глубокую связь сербских иноков с Лаврой святого Саввы. В 14-м выпуске Православного Палестинского сборника под редакцией Л.В. Стояновича[43] было опубликовано «Сербское описание святых мест первой половины XVII века», в котором в том числе упоминается лавра преп. Саввы Освященного:
 
«И пощадь от светого Феодосия монастира низ брдо миль 4, и есть велика лавра светаго Сави освештенаго. Тоу соу заклани свети оци многи от роук неверных Арап. И есть монастырь оу великоу долоу и оу великои низбрдици. И има црков велика и красна и с троулом. И есть црков нописана и с вараком. И тоу е црков оградио царь Маноило порфирови. И за олтаром доле оу реце есть агиазма што е извео свети Сава. И на запад код цркве есть гроб светого Сави, на двор црве и с троулом красним. И овде е видио свети Сава стлп оганни от небесе до земле, и начини тоу цркв, храм благовештениа пресветие владичице нашее Богородице. – И тоу е близ пештера велика, и оу нои е цркв светого оца (Никал)ае. – И тоу оу монастироу има келиа светого иоанна Дамаскина; тоу е саписао охтоик и дрокге книге потребне.
 
Има оу монатироу цркв 7: прва саборна црковь, благовештение пресветие Богородице, 2. Свететих 40 моученик, 3. Свети Иоана Златоуста, 6. Светаго Николи, 7. Светих апостол Петра и Павла. – И оу постници светаго Сави имаю и два пирга, што пазе лавроу от неверних Арап. – И имам до Иероусалима миль 12»[44].
 
В начале XVIII века известное и достаточно подробное описание Лавры оставляет московский священник-старообрядец - Иоанн Лукьянов[45]. В 2008 году, в рамках издания РАН, были опубликованы тексты «Хождения в святую землю московского священника Иоанна Лукьянова (1701-1703)». Как старообрядец, автор был тесно связан с купеческой средой, в то же время интерес старобрядцев возникал в рамках церковно-политического аспекта, для выяснения положения дел в греческой Иерусалимской православной патриархии и возможности принятия старообрядцами архиерейства на Православном востоке. В описании Иоанна красочно и эмоционально передаются опасности пути и искушения непростого времени совершения паломничества:
 
«Потом повели насъ во обитель Святаго Савы Освященнаго. Также пригнали коней арапы и збиралися все за градскими воротами. И пошли от Иерусалима ко обители Святаго Савы Освященного, а шли все юдолью Плачевною. А когда стали збиратся богомолцы, тогда арапы окаянныя силно сажаютъ на кони и бьют, кто какъ не хочет ѣхать на лошади. Великое насилие! А извозъ дорогой: от Иерусалима да Савина монастыря с человека по талерю, a переѣзду 20 верстъ. Бѣда, су, со арапами, нигде от них уходу нетъ, везде враги насилуютъ!
 
И шли мы юдолью Плачевною; и будемъ какъ на полупути от Иерусалима, тутъ мы нашли на араповъ. Они поят скотъ, великия стада, а ихъ, собакъ, многое множество. А стали на дороге, а ходъ 15 мимо ихъ. А они наливаютъ воду в корыты, такъ дорогу у насъ заняли. А арапы дикия да и задрались с нашими провожатыми, арапами жъ. Чортъ на чорта нашол! А мы нутко бѣжать все юдолью. А наши арапы с ними стали дратся да бится: имъ было хотелось насъ грабить, a тѣ не даютъ. А проводники наши на конехъ кругъ нашего коровану бѣгаютъ да кричатъ нам, чтоб бѣжали. А мы бегли да и ротъ разинули. Охъ, дорошка, дала ума знать! А сами таки махают, что бѣгите. Естли бы етемъ арапомъ попались, то бы прощай: не токмо бы пограбили, всех бы тутъ побили, для тово что дичь, кочевыя, а не селския. Когда мы к Иерусалиму шли, такъ тут насъ грабили селския, а они толко грабят, а не убиваютъ.
 
И тако мы бѣжали версты с три бѣс памяти, друг друга потоптали да набѣжали на их кочевье. Тутъ у них стаятъ полатки, и жены, и дѣти ихъ тутъ, да и козлята молодыя, овечки малыя. И когда нас увидели арапския жоны, робята, подняли крикъ, вопль, выскочили ис полатокъ нагия, чорны, толко зубы свѣтятся. Тут мы пуще того испугалися; а вопль их намъ показался, кажется, до небесъ. Тутъ-то мы еще бѣжали с версту. Едва отдохнули, такъ набѣжали на нас проводники наши и сказали нам: "Не бойтеся-де топерва".
 
И тако мы взошли на гору высоко, толко в полгоры, и мало пошли, увидели монастыръ Святаго Савы Освященнаго - и возрадовахомся зѣло. И пришли к монастыръским вратам, слезли с коней. А у вратъ стоятъ арапы, не пропущаютъ сабаки, бѣрут с человека по 5 пар да и пустят. И тако мы внидохом в лавру Святаго Савы Освященного. Зѣло предивен монастыръ, у нас такова подобиемъ нетъ. Хитро стоитъ, с полугоры стены ведены круто зѣло. И в том монастыре, в лавре Святаго Савы, храмъ болшой предивной Преображения Господня, стенное писмо; и иныя церкви многия есть. Тутъ же в монастыре видели мы келью святаго Савы, где онъ сам труждался: вытесана в горе какъ мочно человеку сестъ, а стоять нелзя. Прежде сего, сказывали, выхаживало миро, a нынѣ нѣтъ. А стоитъ тотъ монастыръ на краю юдоли Плачевной, коя пошла в Содомское море. А итъти тою юдолью да Содомскаго моря от Савина монастыря с полдня, сказываюсь; а какъ посмотришъ к морю Содомскому с монастыря, кажется, версты двѣ, да межъ гор куликовата юдолью. А подойтить посмотреть к тому морю блиско от арапъ нелзя, да и не велятъ турки ходить. А то море животнаго в себѣ ничего не держит, а воды пить нелзя: горка и солона - и всякое животное в себѣ уморяетъ. А то море невелико, что озеро, уско да длинно; а ходу, сказываютъ, кругъ ево всего 5 дней.
 
А когда мы пришли в монастыръ, тогда насъ игуменъ ввелъ в церковь. Тутъ нам вынесли крестъ, здѣланъ от части животворящаго древа. Мы же целовахомъ тотъ крестъ и обрадовахомся радостию неизреченною. И потомъ повели нас на гроб святаго Саввы: среди монастыря здѣлан голубѣцъ каменной, покровъ чорной, на покровѣ крестъ вышит. Мы же гроб его лобьзахомъ. А мощи его где - про то Богъ вестъ, и сами греки не вѣдаютъ. Потом нам в церкви вынесли 3 главы, Ксенофонта и сыновъ ево Аркадия и Иоанна Цареграцкихъ. И тако мы тѣ главы целовахом.
 
Лавра преп. Саввы Освященного. Мощи преподобных отцов-Савваитов: Ксенофонта, Аркадия и Иоанна © Иерусалимское отделение ИППО. Все права защищены. Использование фотографий разрешено только после получения письменного разрешения редакции нашего сайта: e-mail: ippo.jerusalem@gmail.com
Лавра преп. Саввы Освященного.
Мощи преподобных отцов-Савваитов: Ксенофонта, Аркадия и Иоанна  
 
Потомъ повели насъ в пещеру; тутъ зѣло костей много, в той пещере. Мы же вопросихомъ: "Что ето за мощи?" И старцы сказали: "Ети-де мощи новыхъ мученикъ. Когда-де турокъ взял Иерусалимъ, тогда салтану турецкому сказали, что: "Есть тутъ монастыръ, калугеры 5000, и они-де лихи зѣло, собравшися, пришед-де, опять возмутъ Иерусалимъ". Такъ салтанъ послалъ пашу в монастыръ Святаго Саввы, велѣлъ избить. И турки, пришедъ, стали убивать отцевъ, ис пещер таскать вонъ да главы отсекать. Отцы же, видя суровство зверское от турокъ, не стали противитися и начати своя главы под мечъ клонити. И побити ихъ турки 8000. И видя паша, что калугеры не противятся имъ, посла вѣдомость к салтану, что старцы ни в чемъ не противятся. Царъ же умилися, послал писание, велѣлъ престатъ убивати, а иныхъ, оставшихъ, свободити: куда хотятъ, идутъ, а тут бы не жили. И тако паша возвратился во Иеросалимъ, а отцы собравши мощи избиенныхъ да в той пещере и положили, а сами и пошли до Афонския горы, и тамо водворишася". A нынѣ в тѣхъ пещерах живутъ арапы, зѣло много. Нам же старцы приказывали, чтоб от тѣхъ мощей не брали ничего: "А естъли де кто возметь, а когда придетъ на море, такъ-де кораблъ с тѣми мощами на море не пойдетъ. И турки станутъ обыскивать, а когда у кого найдут, так-де того человека совсемъ в море и кинутъ". Мы же того зѣло опасалися и не брали ничего.
 
И тако мы смотрихомъ с монастырской ограды во юдоль Плачевную: круто зѣло, утесом. И тутъ видели араповъ: таскаются по юдоли Плачевной, а сами, подшедше под ограду монастырскую, крычать з долу, просятъ хлѣба. И старцы Савина монастыря со ограды кидаютъ им, что сабакам, помалу хлѣба. Ано кой напред подхватит да и побредетъ во юдолъ; а иныя глядятъ кверху да дожидаются, чтобы еще бросили. Такъ другому кинутъ, да и тот также побредет. Да так-то старцы по вся дни с ними мучатся. А за монастыръ вытить нелзя - ограбять. И гулявши мы по монастырю, позвали насъ за трапезу, коя зѣло была доволна, и вина было много. И тутъ Дорофей-попъ брал гроши по-прежнему да и на игумна брал по талеру с человека. И тутъ мы начевали; и утре поднесли по финжалу араки, да и пошли во Иерусалимъ»[46].
 
Настоящим литературным шедевром XVIII века стали изданные в 4-х частях хожения русского паломника и путешественника Василия Григорьевича Григоровича-Барского, под названием «Странствования Василия Григоровича Барского по святым местам востока с 1723 по 1747», под общей редакцией Николая Барсукова[47]. Василий Григорьевич уделяет особое внимание Лавре преп. Саввы Освященного:
 
Василий Барский
Василий Барский
 
«9 Ноября. Монастырь св. Саввы. Приближающимьжеся намъ яко за поприще едино до обители преподобнаго Саввы, взийдохомь на гори твердие, ни мало земли, токмо великия камения имущое‚ идохомъ же по надь темьжде ровомъ, о немъ же предь рекохь, иже тамо зело глубокь есть и ужасень нь видизнию, аки некая бездна; отъ обою же странну иметь пещеръ многое множество и келий, помезвду каменми зданнихь, идевже ветхихъ временъ свитахуся Святии Отци пустинножителев и аки птицев гнездящиеся единъ при единому, богоугодное препровождаху житие, винт; же вся пуста сутъ, и лисици и иние звизрие въ нихь обитаютъ, и Арапи нощуютъ. Тогда идуще все по надъ ровомь тимь‚ доспъхомь кь монастиру преподобнаго Савви, иже въ томьжде ровъ стоитъ. Тогда провождаяй насъ Ефеопъ, кафарь глаголемий, ста вь вратехь монастирскихъ и взять отъ коегождо хадзея четири парв мзди за трудь свой.
 
Вид на Мёртвое море от лавры св. Саввы (на заднем плане — горы Моавитские), литография Д. Робертса, 1839 г.
Вид на Мёртвое море от лавры св. Саввы (на заднем плане — горы Моавитские),
литография Д. Робертса, 1839 г.
 
Тогда вшедше внутрь монастира, устравтаеми бихомь отъ иноковь честно, нисходихомъ же внизъ многими каменними степенъми, аки въ яму, помежду многими здании, ивнийдохомь первъе въ великую церковь, посредъ монастира стоящую, и поклонихомся иконамъ честно, таже звании бихомь вь трапезу, но понеже прийдохомъ нечаяннъ, къ тому же бистъ день среда, того ради прияти бихомь сухоядениемь и виномь. По трапезе водими бехомъ по всехь монастирскихъ церквахь и зданияхь, торта и низу, идъже видъхь зезло чудесние входи и исходи, и пищеры, похвали и удивления достойны. Вечер уже приспевшу, слушахомъ вечерни въ началномь храмъ, въ имя святого Сави Освященнаго созданномь, таже знанни бихомь въ трапезу отъ игумена и братий, и представиша вечеру доволну и честну, подобий, иконке и вь монастиръ Честного Креста. Вину же варения трисъ елеемъ и вина изобилию, яко вошь благодарствовати хаджием. При окончении же трапези, вси вписоваху имена свои въ поминании церковние, инние же родителей и братий своихь, и ущедриша милостынею обителъ святую, елико кто можаше и хотите и еликокого Дух Святий наставил бяше. Последи, воставше отъ трапезии благодарение Богу сотворше, поведоша в гостиницу, идеже уготованна бяше горнице велияи послана многими килимами и колдрами лепо, яже путивковь ради токмо и прочих честнихъ гостей держа иноки, и спахомъ по труде и по чести сладко и здраво. Заутра же бихомъ на правили церковномъ и слушах утрени и службы Божой, яже насъ ради рано бистъ, и тогда иноци показоху две глави преподобних Аркадия и Иоанна, брата его, и прочиихъ Святыхъ нетлънние кости, язве лобизахомъ вси. Таже, давше всякому хлъбъ и по неколико маслинъ и по чаши вина отпустиша въ мире съ всякою честию и провождениемъ. Мне же зело возлюбися обителъ оная, и молыхъ игумена да ми благословитъ нъколики дни пребити тамо, иже никакоже отрече. Пребивах убо тамо не мало время, ходи на всякъ денъ на правило церковное и упражняяся чтением книгъ отъ вивилиофики монастырской. Рассмотрех же всю лепоту, и строение и чинь, и вся, суща тамо, и во истину многа похвали достойно имать монастырь оный. 1) Вся здания иматъ отъ чиста и бела, гладко и лепо на четири угли тесаннаго и отъ всехь странъ огражденъ есть високою каменною стъною, аки некий градъ. 2) Аще зрится и не весма бити велик, обаче много домовь и келий въ себъ содержит, ибо суть до триех и четирех степеней, едини сверху других зданий, инние же внутрь основания мостирскаго в земли под спудом, многие же внутри гори, яки пещери ископанние, понеже часть гори  внутрь монастира стоит, ея же камень есть бел и удобен к крушению и сечению, сице же лепо покопанны суть пещеры и в них построенные кельи, яко всякаго страннопришелца удивляетъ умъ и слаждають зриние очесь. Отънихь же въ единой и азъ тогда пребивахь. Сутъ же вси, кроми странноприемницъ, малие и тисние, единому человику въ обитание сотворенние, и по единому оконцу имущие, и теплие доволно‚ въ нихь же и одри, или кровати, спания ради, индъ отъ камене сложенние, индиже отъ самородной скали неотделно въ гори изсиченние. З) Церковъ велика, въ имя преподобнаго Савви созданная, естъ красна и честна мирою и строениемъ своимъ внъ и внутръ, ничтоже древяно, кроме иконостаса, иматъ, иже закрываетъ престолъ, вся бо отъ основания, даже до верха, отъ плинфъ великихь не скуделничихъ, но отъ самородна въ горе камене, гладит; и искуснимъ художествомъ ризаннихъ, липо составленна; камень жеея сице биль, яко ни варь въ стене познавается, сего ради ниже побиленна естъ от вниз, не требуетъ бо билости а лучшой, паче, юже иматъ въ камени. На верху же покрова ничтоже иматъ отъ древа, но отъ пепела и вара раствореннимъ никако брениемъ сице красно и гладко покровенна, и она, и вся здания монастиря, яко ни токъ гуменний, равнийший или гладчайший можетъ бити, отъ нихь же вода дождевная въ время зими истикаетъ въ студенци, пития ради. Сице же покрови ихъ сутъ кринки, аки каменъ, и держатся до пятнадесяти и двадесяти литъ, также поновляеми биваютъ. Церковь убо та, билости своей мнится бити не многолитна и аки нова, обаче по истинни зело естъ ветка, повъствують бо яко отъ царя Константина‚ и та въ едино время создася, егда же и церковь Воскресения Христова, язве въ Иерусалиме, идеже Гробъ Господенъ естъ. 4) Сутъ тамо еще малихъ церковь, особенно стоящихъ пятъ, въ нихь же литургисаютъ. Первая стоитъ при стене началнаго храма, въ честъ 40 мученикъ созданна. Вторая вишше всехъ келий, на единой вежи стоитъ, идеже иногда ветхихъ временъ бяше трапеза Святихъ Отецъ, пинта же храмъ Вознесения Христова есть приличне на горе Елеонстей бившу Вознесению Господню и храму оному на горе стояти. Третья с. Иоанна Златоустаго, и сия стоитъ въ угле монастира чудесно устроенная, внутръ гори, стоящая надъ глубонимъ ровомъ и на месте ужасномъ, зело бо тамо нависла естъ гора и мнится падати, обаче волею Божественною чрезъ коль многое множество леть держится. Четвертая церковь с. Николая, лепа и пространна строениемъ, такожде внутрь гори въ пещери единой великой, иже токмо едину стену иматъ отъ входа, отъ камене сеченнаго зданную, прочее вся изрита и ископанна естъ и стенами прегражденна, верхь же ея многому удивлению достоинъ есть, камень бо единь неотделеньотъ гори и великь велми надъ целимъ храмомъ темь, аки висити мнится и покриваетъ его. Тамо внутрь див пещери великии изрити суть и загражденние отъ предистенами и наполненние даже до верха костей ветхихь Святихь Отецъ пустиннихь, иже тамо иногда окресть неусипаемой обители преподобного Сави жителствоваху, и отъ некоего нечестива царя вси изсеченни бяху, ипусто все бяше, последи же, егда пани населишася иноци въ монастирив и видевша костей много валяющихъся и не гниющихъ, собраша вся и изнесоша наедино место въ пещеру ту, идеже нине храмъ с. Николая, якоже више рекохь. Лежащимъ же имъ первъе открито и созиряющимъ всемь приходящимъ тамо, хадзее нации (якоже повествують) тайно взимаху по малой части отъ костей; обаче Богу небдаговолящу о томь: егда возвращахуся въ Иопею, не можаху плисти на порт, многими волнами и страшливими бурами носами, и не могуща отъити въ отчество свое, повращахуся паки и отдаяху. Сего ради, повелениемь некоего патриярхи, заграждены бяху стенами и ниже входь винт кь нимь есть, токмо едино оконце високо стоитъ и на немъ костей низколико положение, знамения ради; кости же, яко видятся издалече не суть, якоже прочиихъ Святихь, бели и чисти, но черновидни. Пятая церковь въ пещере святаго Сави Освященнаго, идеже онь житие свое провождаше, созданна въ другомь угле монастира, подобий надь ровомь тъмъ жде глубокимъ стоящая, якоже и святаго Хризостома, и согласуютъ весна себъ местомь; она бо въ единомъ угле монастира стоитъ, сия же въ другомъ, и вь имя и память тогожде преподобнаго Савви учиненна; есть же мала и тесна велми, и идеже иконостась имель бити, на томъ месте стена каменная прегражденна, исписанна иконами Святихь. Тамо врать севернихь несть, тесноти ради, токмо царские врата едини, и имиже исходить, тими и входитъ священникъ и панамарь. Таможде вкупе, созади церкве, въ горе пещера, въ ней же внутръ вторая пещера зело малая обретается, идеже угодникь Божий преподобний Савва Освященний скиташеся; тамо непрестанно, день и нощъ, неусипная лампада елея горитъ. Суть же еще две церкви, лепотъ каменей составленние, но пусти стоять, и не чтетсявъ нихь правило никогда же. Есть же и гробъ св. Савви въ монастире томь, въ немъ же въ день успения своего и положенъ бяше, нине же мощи его не сутъ тамо, но въ Италии, въ пресловутомъ граде Венеции обретаются въ костеле Римскомъ, близъ церкви Греческой стоящемъ, якоже прежде писахь. Обаче гробъ его иднесь въ великой чести естъ, верху бо онаго создася, столпь кругль, отъ замене лепо, сь главою и входомъ, идеже не престающи‚ денно и нощно, горятъ два кандила елея полние. При томъ жде гробъ, подъ спудомъ въ земли, и прочие многие поделанни сутъ гробове, въ нихъ же нине живущие тамо иноки погребаются. Тамо азъ ходихь и посещахь, и видехь костей безъ числа. Гробница же Савви стоить верху земли, а гробъ его внутрь земли глубоко, яко на лакотъ пять, и прочие токожде предъ великою церковию, посреди монастира устроенние. 5) Правило церковное естъ совершенное и чтется лепо, съ страхомь Бозиимь и съ всякимь благоговением, безъ шептовь и беседъ непотребныхъ. Литургия же рано не биваеть никогда, (разве аще случится гостей ради) новсегда часомь или двема предь полуднемь, егда время трапези приближается. Литургия на всякь денъ не биваеть‚ токмо въ недълю, во вторникь, въ четвертокь, и суботу‚ прочия же дни часи токмо чтутся, кроме аще случиться праздникь, тогда неотмънно всегда поется. 6) Трапеза есть лепо создания, въ ней же столп, нанихь же предъставляется снъдь, зело майстерствомь краснимъ и гладкимъ сложении суть, яко отъ всякаго приходящаго тамо странна похваляеми биваютъ, наипаче же столъ первий, идеже братия по вся дни трапезу ядятъ, отъ белаго и чистаго простаго камене, резаннаго сице кръпко, лъпо и гладко сложенний, яко издалече отъ целаго и единаго камене изсеченъ мниться бити. 7) Чинь въ монастире добрь естъ. На утрешо иноки встаютъ рано, службу Божию отправуютъ позно, за чась или два предъ полуднемъ, егда приближается время трапезования; и часа такожде; на всякъ пятокъ по вечерни, исходять надъ гроби оние (о нихъ же въ мале предъ писахь) и поютъ канонъ за усопшихь отець надъ коливомь и виномь, съ каждениемь фимиама и прочим благолепиемь. По литургии абие идутъ въ трапезу, и по вечерни такождене расходящеся по келияхъ. Въ трапезе чтения не чтуть, развъ при гостехъ, понеже сутъ вси прости и не разумеютъ не токмо книжнаго писания, но многи сутъ, иже Греческаго простаго язика не умъють, кроить Турецкаго; сии сутъ отъ Анатолии, все по Турецку беседують и другаго не знають язика, аще же и Греческие книги въ церкви чтуть, но не разумъють, такобо токмо изучаются чтения ради церковного, да христианская вера не исчезаеть; прочии же, аще и знають по Греческу въ монастиръ топь, то сутъ или глухи, или слепи, или зело стари, таковихъ бо тамо патриархь оставляеть жити, да не многоглаголюще, пребивають въ молчании. Къ тому же вси сутъ монахи, крот, седмичнаго, его же единаго обикоша держати, такожце монахь поставляется тамо, да панятствующе вси, яко равна сутъ чиномь, и смиряющеся спасаются. Въ трапезъ, крота священника, аше отару, аще младу, или вишше или низше свети волно естъ, понеже едина ядъ и равна часть всем предлагается, и коемуждо особно; послушания иннаго нестъ инь, кроме церновнаго и трапезнаго, понеже ни оградовь, ни садовь имуть, но всякая пища имь посилается отъ Иерусалима, отъ монастира патриаршего, и еще что любо буди делають, никогда же единь или два, но вси совокупно. 8) Кладязовь тамо сутъ 12, вси дождевую воду имущие, и естъ води доволно къ питию и во всякой потребъ монастирской ихъ же тамо мало помежду каменъми всевають отци. Естъ же тамо и вода жива, текущая отъ земли, яже молитвою преподобнаго Савви явися; именують же ю тамо агиазма, си естъ вода освященная отъ преподобнаго Савви. Пиють же ю Ефиопи, проходящии сквозь пустиню, со многимь благодарствиемь, понеже не обретается тамо нигде вода инна даже до самаго Иордана. Обаче вне монастира обретается, зело низу въ единой пещери, яже на нъколико саженей подь монастирь протяжеся. Обаче иноци на всякь денъ не пиють отъ источника того, понеже тяжестень путъ къ нему, наипаче Ефиоповь ради часто изъ монастира исходити не могуть. 9) И строение и место зъло дивно естъ, стоить бо при горе каменной, между прочиими пустими горами, надь зело глубокимь ужаснимь рвомь, вь пеньже (якоже повествують) на страшномъ суде потечеть ръка огненная. Во ограждении же своемь пол-стени  иматъ самородной  художествомь, и внутрь монастира индъ долини и ями и многа чудесна, и яже отнюдь подробну исписати нъсть мощно. Сквозе же монастиръ преходитъ потокь дождевий, иже издалече отъ-между горъ начинается и впадаеть въ ровь реки огненния, онаже входить въ Мертвое море. И еще же естъ тамо столпь високь, въ стенъ монастирской при вратехь нагоре стоящь, идъже отъ-среди монастиря даже на верхьего 230 степеней человъческихъ хождения естъ, якоже азь самь числихь, а отъ-среди монастира, внизь рова, во источнику святаго Савви еще вящше. На столпъ томь всегда единь поставленний живеть законникъ, стражи ради, аще убо кто приходитъ, или отъ Ефиопскихъ разбойниковь, или инь кто безь потреби, тому возбраняеть входа, и не повелевает иконом впущати в монастырь»[48].
 
Содержание всей статьи

© Павел Викторович Платонов
 

Страница гида Павла Платонова в фейсбуке

Православный паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме

 

Иерусалим

Фотоархив Иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества 

8 июля 2014 года. Все права защищены. Полная или частичная перепечатка и цитирование только по письменному разрешению Иерусалимского отделения Императорского Православного Палестинского Общества Иерусалиме и по согласованию с редакцией нашего сайта

 

Примечания




[1] Василий Григорьевич Васильевский (1838-1899) - российский византинист, академик Императорской Санкт-Петербургской Академии Наук (1890), член Императорского Православного Палестинского Общества.
[2] Православный палестинский сборник 11-й выпуск. Повесть Епифания о Иерусалиме и сущих в нем мест первой половины IX века, изданная, переведенная и объясненная В.Г. Васильевским. Издание Императорского Православного Палестинского Общества. С.-Петербург. Т.IV. В. 2. 1886 г. С. 24.
[3] Игумен Даниил совершил паломничество в Святую Землю в 1104-1106 годах. Он описал свое путешествие в книге «Житие и хождение игумена Даниила из Русской земли», которая стала древнейшим из русских описаний паломничества в Святую землю и образцом для последующих описаний, а также является одним из наиболее заметных произведений древнерусской литературы в целом. «Хождение…» было очень популярным на Руси, сохранилось более 150 его списков. О жизни самого игумена Даниила известно очень мало. Вероятнее всего он постригся в монахи в Киево-Печерском монастыре. Общепринято, что он был клириком Черниговской земли, кроме того, Н. М. Карамзин высказал гипотезу о том, что после окончания паломничества «сей путешественник мог быть Юрьевским епископом Даниилом, поставленным в 1113 году» и умершим 9 сентября 1122 года.
[4] Юдо́ль (реже удоль, от ст. - слав. ѫдолъ, ѫдоль) - устаревший синоним долины; в настоящее время используется как поэтический и религиозный символ, обозначающий тяготы жизненного пути, с его заботами и сложностями. Обычно используется с эпитетом: «земная юдоль», «сия юдоль», «юдоль плача», «печальная юдоль». В прошлом можно было встретить указания, что под долиной плача понимается Иосафатова долина (место Страшного суда), которая в свою очередь иногда отождествляется с Кедронской долиной под Иерусалимом, где расположены обширные кладбища.
[5]Житие и хождение игумена Даниила из русской земли. Глава. О Иерусалиме, о Лавре. Санкт-Петербург. Изд. «Олега Абышко». 2007 г. Стр. 17, 59-61.
[6] Иоанн Фока - византийский писатель XII в., армянского происхождения. В молодости был воином, участвовал в походах императора Мануила I Комнина (1143-1180). Затем стал священником на о. Крит, путешествовал по Святым местам. Описал свои впечатления от путешествий в конце 70-х гг. XII в. в «Кратком сказании о городах и странах от Антиохии до Иерусалима, а также Сирии, Финикии и о святых местах Палестины». Творение Иоанна Фоки отличается логичной, продуманной композицией, чистотой изысканного литературного стиля и удивительной точностью в описаниях инженерно-строительных объектов: крепостей, каналов, гидротехнических сооружений. Это один из лучших византийских итинерариев. Византийский словарь: в 2 т. / [сост. Общ. Ред. К.А. Филатова]. СПб.: Амфора. ТИД Амфора: РХГА: Издательство Олега Абышко, 2011, т. 1, с. 405-406.
[7] Мануи́л I Комни́н (др.-греч. Μανουήλ Α' Κομνηνός; 1118-1180) - византийский император, чьё правление пришлось на поворотный момент истории как Византии, так и всего Средиземноморья. Мануил стал последним представителем Комниновского возрождения, благодаря которому страна смогла восстановить свою военную и финансовую мощь. Своей активной и амбициозной политикой он стремился восстановить былую славу и статус Византии. За своё правление Мануил сотрудничал с Папой Римским и воевал в Южной Италии, а также обеспечил продвижение по землям империи воинов второго крестового похода. Защищая Святую землю от мусульман, Мануил объединил усилия с Иерусалимским королевством и совершил поход в фатимидский Египет.
[8] Иоанн Фока. Сказание вкратце о городах от Антиохии до Иерусалима, также Сирии, Финикии и о Святых местах Палестины (1185 г.). Публикация на портале «Православный поклонник на Святой Земле» http://palomnic.org/xm/history/foka/
[9] Происхождение и биография Зевульфа нам мало известны. Его издатель Райт, предполагал, на основании имени и некоторых намеков в путешествии, что, Зевульф был Англосаксонцем, что его звали просто Wulf (волк), а за его морские путешествия и опасности, которым он подвергался, его прозвали Seawulf (морским волком). Тоблер считает его купцом, впоследствии монахом в Мальмесбюри. Путешествие Зевульфа относится к 1102-1103 гг. Православный Палестинский сборник. Вып.9, Изд. Императорского Православного Палестинского Общества С.-Пб. 1885 г.
[10] Миллиарий (лат. milliarium) - мера длины в Древнем Риме, равная 1000 двойных римских шагов; то же, что римская миля (1,4835 км).
[11]Путешествие Зевульфа в Святую Землю 1102-1103 гг. Православный Палестинский сборник». Издание ИППО. СПб. 1885 г.Публикация на портале «Православный поклонник на Святой Земле» http://palomnic.org/xm/history/seawulf/
[12] Архимандрит Леонид (в миру Лев Александрович Кавелин; 20 февраля (4 марта) 1822, село Спас-Волженское, Вяземский уезд, Смоленская губерния - 22 октября (3 ноября) 1891) - архимандрит Русской Православной Церкви. Русский богослов, историк, археограф, библиограф, переводчик, Почётный член Императорского Православного Палестинского Общества.
[13] Калогири – монахи. (Прим. редакции).
[14] Полтретья – 2,5 десятка, т.е. 25 человек. (Прим. редакции).
[15] Православный Палестинский сборник. 48-й выпуск. Издание ИППО. С-Петербург. 1896 г. Хождение архимандрита Агрефенья Обители Пресвятыя Богородицы. Около 1370 г. Под ред. Архимандрита Леонида. С.17-18.
[16] Сергей Васильевич Арсеньев (1854-1922) - русский дипломат, генеральный консул в Швеции, чрезвычайный посланник в Норвегии. Один из членов-учредителей Императорского Православного Палестинского Общества. Занимал посты: первого секретаря генерального консульства в Восточной Румелии (1880), поверенного в делах в Румелии (1881), первого секретаря дипломатического агентства в Болгарии (1882), поверенного в делах в Болгарии (1882-1883), второго секретаря посольства в Берлине (1883-1886), первого секретаря миссии в Швеции (1886-1891), поверенного в делах в Швеции (1888-1891), генерального консула в Иерусалиме (1891-1897), генерального консула в Стокгольме (1897-1900), министра-резидента при дворе Великого герцога Ольденбургского и Сенате вольных ганзеатических городов Гамбурга и Любека (1900-1910), чрезвычайного посланника и полномочного министра в Черногории (1910-1912) и при дворе короля Норвегии (1912-1914). Состоял на дипломатической службе вплоть до Февральской революции. С ноября 1919 года сотрудничал в Румянцевском музее, служил помощником заведующего отделом славяноведения. 2 января 1920 был арестован с женой и дочерью Верой, 26 февраля - освобожден с женой.Скончался в 1922 году в Москве.
[17] Православный Палестинский сборник. 12-й выпуск. Т. IV.В. 3.Хождение Игнатия Смолянина. Под ред. С.В. Арсьеньева. 1839-1405 гг.. Издание Императорского Православного Палестинского Общества. С-Петербург. 1887 г.. С.I.
[18]Православный Палестинский сборник. 12-й выпуск. Т. IV.В. 3.Хождение Игнатия Смолянина. Под ред. С.В. Арсьеньева. 1839-1405 гг.. Издание Императорского Православного Палестинского Общества. С-Петербург. 1887 г.. С.21.
[19] Афанасий Иванович Пападопуло-Керамевс (26 апреля 1856, Дракия, Фессалия - 18 октября 1912, Петербург) - российский историк-эллинист, византолог, палеограф, член Императорского Православного Палестинского Общества.
[20] Павел Владимирович Безобразов (2 (14) февраля 1859, Санкт-Петербург - 1918) - русский историк, ученый-византинист, публицист, прозаик, переводчик. Член Императорского Православного Палестинского Общества.
[21] Православный Палестинский сборник. 56-й выпуск. I. Рассказ об Иерусалиме и Св. Горе Синай. Издание Императорского Православного Палестинского Общества. С-Петербург. 1903. Стр. 152.
[22] Православный Палестинский сборник. 56-й выпуск. II. Описание мест вне Крита находящихся. Издание Императорского Православного Палестинского Общества. С-Петербург. 1903. Стр. 160-161.
[23]Василий Николаевич Хитрово́ (5 июля 1834, Санкт-Петербург - 5 мая 1903, Гатчина, Санкт-Петербургская губерния) - российский государственный и общественный деятель, писатель. Основатель и почётный член Императорского Православного Палестинского Общества. Тайный советник.
[24] За́кинф (греч. Ζάκυνθος, МФА: [ˈzacinθɔs]) - остров в Ионическом море, один из Ионических островов - третий по площади.
[25] Рассказ и путешествие по Святым местам Даниила, митрополита Эфесского // Православный палестинский сборник. Т. 8. СПб. 1884. Публикация на портале «Православный поклонник на Святой Земле». http://palomnic.org/xm/history/efes/
[26]Оригинал находится в старом каталоге греческих рукописей Венской библиотеки под № 294 (P. Lambeсii Comment. V, стр. 255-264).
[27] Восемь греческих описаний Святых мест XIV-XVI вв. / III. Душеспасительный рассказ о Св. Гробе, о Св. граде Иерусалиме и всех местностях Земли Обетованной.  // Православный палестинский сборник. 56-й выпуск. СПб. 1903. Публикация на портале «Православный поклонник на Святой Земле». http://palomnic.org/xm/history/8_hplaces/
[28] Проскинита́рий - в переводе с греческого -  προσκυνητάριον от προσκυνῶ "преклоняю колени, почитаю".
[29] Православный Палестинский сборник. 56-й выпуск. T. VI. Проскинитарий, содержащий все чудесные знамения, явленные Спасителем нашим в Святом граде Иерусалиме и описание местности. Издание Императорского Православного Палестинского Общества. С-Петербург. 1903. Стр. 214-216. 
[30] Иоанн IV Васильевич (прозвание Иван Грозный 1530-1584) - великий князь Московский и всея Руси с 1533, первый царь всея Руси (с 1547 г.).
[31] Новгородская летопись (2-я и 3-я). Спб. 1879, стр. 90-91. (Полное собрание Русских летописей, III. 159) // Цит. по ППС. 18-й выпуск. Т.VI. В. 3. Издание Императорского Православного Палестинского Общества. С. III.
[32] Греческий статейный список № 1 л. 126-134; Хлудовский сборник XVI-XVII в. (не вошедший в описание А.Н. Попова) № 147 л. 61-69 и пр., а также «Сношения России с Востоком по делам церковным (Спб. 1858), стр 89-83. (в последней книге указания на листы статейного списка часто ошибочны). // Цит. по ППС. 18-й выпуск. Т.VI. В. 3. Издание Императорского Православного Палестинского Общества. С. II.
[33] Митрополит Макарий (в миру - Михаил ок. 1482-1563) - митрополит Московский и всея Руси (с 1542 года), в 1526-1542 годах - архиепископ Новгородский. Сторонник иосифлянства, последователь Иосифа Волоцкого. Канонизирован Русской церковью в лике святителей, память совершается 30 декабря (по юлианскому календарю).
[34]Православный Палестинский сборник. Хождение купца Василия Познякова по святым местам Востока 1558-1561 гг. Под редакцией Хрисанфа Мефодьевича Лопарева. 18-й выпуск. Т.VI. В. 3. Издание Императорского Православного Палестинского Общества. С. 53.
[35] Трифон Коробейников -русский паломник и путешественник конца XVI века, московский купец, с 1588 г. упоминается в списках дьяков. В 1582 г. по повелению Иоанна IV отправился на Афон с милостыней об упокоении души убитого отцом царевича Ивана. Он прожил 7 месяцев в Константинополе и вернулся в 1584 г. Вторично Коробейников путешествовал в Константинополь и в Палестину в 1593 г. и привез в Москву модель Гроба Господня.
[36] Лопарев, Хрисанф Мефодьевич (1862-1918) - учёный в области византиноведения, древнерусской литературы, краевед. Член общества изучения Сибири и улучшения ее быта при музее этнографии и антропологии Академии наук. С 29 декабря 1907 года - член-сотрудник Русского географического общества.
[37] Православный Палестинский сборник. Хождение Трифона Коробейникова 1593–1594 гг. / Изд. и предисл. Х. М. Лопарева // Издание Императорского Православного Палестинского Общества. С-Петербург. 1889. Т. IX. Вып. 3 (27). Стр. 46.
[38]В Проскинитарии Иоаннида сказано: в нартексе монастыря грб Св. Саввы.
[39] Куву́клия (греч. Κουβούκλιον)- «покой, опочивальня».
[40] Православный Палестинский сборник. 54-й выпуск. Том XVIII. Выпуск 3. Проскинитарий по Иерусалиму и прочим святым местам безымянного начало XVII века. Пер. П.В. Безобразова. С-Петербург. 1901 г. Издание Императорского Православного Палестинского Общества. Стр. 46-47.
[41] Иоа́нн VI Кантакузи́н (греч. Ιωάννης ΣΤ΄ Καντακουζηνός; около 1293, Константинополь - 15 июня 1383, Мистра) - император Византийской империи в 1347-1354 годах.
[42]Проскинитарий. Хождение строителя старца Арсения Суханова в 7157 (1649) году. Во Иерусалим и в прочия святые места для описания святых мест и греческих церковных чинов. (Памятник XVII столетия). Казань. 1870. Университетская типография. Цензор профессор академии, Н. Соколов. Стр. 190-195.
[43] Любомир Стоянович (1860-1930) - сербский филолог и политический деятель.
[44] Православный Палестинский сборник. Сербское описание святых мест первой половины XVII века. Сказание за лавроу светого преподобнаго оца нашего Сави освештенаго. / Под редакцией Л. В. Стояновича // Издание Императорского Православного Палестинского Общества. Санкт-Петербург. 1886. Т. V. Вып.2. Стр.16.
[45] Иоанн Лукьянов (также известен как Старец Леонтий), (вторая половина XVII века - начало XVIII века) - российский священник-старообрядец, живший в Москве. Даты его жизни и какие-либо её подробности неизвестны. Совершил в самом начале XVIII века (вероятно, в 1701-1702 или 1702-1703 годах) путешествие на Восток по поручению старообрядских попов, даты «узнать, какова вера у греков». Путешествовал через Калугу, Орёл, Сороки, Яссы и Константинополь, добравшись до Иерусалима. Составил обширное описание своего путешествия («Хождение в Святую землю»), где рассказывал о посещённых городах, ценах на товары и многом другом, отличавшееся «искренностью и простодушием».
[46]Хождение в святую землю московского священника Иоанна Лукьянова (1701-1703). Серия "Литературные памятники».  Москва, "Наука", 2008. Первая редакция. Стр. 85-87.
[47] Николай Платонович Барсуков (1838-1906) - русский дворянин, археограф, историк и библиограф.
[48] Странствования Василия Григоровича-Барского по святым местам востока с 1723 по 1747 г. Издание Императорского Православного Палестинского Общества под редакцией Николая Барсукова. Часть I. С-Петербург. 1885. Стр. 341-349.
 


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com