Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Святая Земля глазами паломников прошлых веков Святые места в XXI веке Монастырские обители - хранители благочестия Храмы на Святой Земле Поместная Церковь на Святой Земле - хранительница святых мест вселенского православияПраздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Духовная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
Людмила Максимчук (Россия). Из христианского цикла «Зачем мы здесь?»
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи
Православные паломники на Святой Земле в октябре-ноябре 2017 года

Святая Земля в 2016-2017 годах
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
Муравьев А.Н.
Путешествие ко святым местам в 1830 году 
 
Следы рыцарства
 
Особенное внимание заслуживают в Иерусалиме обширные развалины, против площадки Св. ворот, частью обращенные в плодоносный сад, с малой церковью во имя Предтечи. Весь пространный пустырь сей был обнесен в средние века мощными стенами, которых есть еще остатки, и в их крепкой ограде знаменитый орден Странноприимных рыцарей Иоанна Иерусалимского, около ста лет, был защитою Св. граду. — Восприявший свое начало еще до крестовых походов, для призрения странных, он был сделан воинственным при Готфреде, и вместе с великими льготами, получил от благочестивого короля обширный участок земли, для обители и замка, в замену малой церкви Св. Марии, где дотоле мирно следовал человеколюбивому своему назначению. Скат возвышенного пустыря сего обложен каменною одеждою и подымается несколькими уступами, в виде широких террас. Двойные готические ворота ведут со стороны храма на его средину, где стоит еще полуобрушенный, огромный монастырь рыцарей, двойным ярусом своих могучих сводов и глубокими погребами, напоминающий опустевшие аббатства Запада, которые с изумлением встречает путник в толпе легких зданий Востока. К северной стене его пристроено наружное высокое крыльцо, наподобие крытой кафедры, с готическими украшениями. Трудно распознать между обломками отдельные части, некогда столь великого здания. По правую сторону крыльца и в той же наружной стене малая, низкая дверь, открывается в мрачный покой, называемый темницею Петровою, отколь был он чудесно изведен ангелом. Западный угол пустыря, в котором находится греческая церковь, во имя Предтечи, еще сохранил свои бойницы, и келии расположены в башнях, омываемых с сей стороны малым прудом Иезекии.
 
Могущественны воспоминания о рыцарях над остатками их твердынь; понятна сердцу их громкая слава, не умолкающая и в пустоте развалин. Так рано привыкает юное воображение следовать за ними, на поприще их битв, и встречать вооруженные лики витязей, во мраке их оставленных жилищ, что каждый обломок башни, дворца или келии, им принадлежавших, родственным чувством уже тревожит грудь, перенося на миг все бытие странника в их дальний век и край. Когда же, сквозь готические окна или обрушившиеся своды их чертогов, при ярком блеске небес Востока, нечаянно колыхнется Идумейская пальма, — она не нарушит очарования; нет, она только напомнит о тех нетленных венцах, которые срывали рыцари, странноприимною рукою, в боях и больницах, далеко от их отчизны, и каждое славное имя, и каждый родовой их герб, готовы напечатлеться на сердце, как бы на собственном щите их! Я видел меч и шпоры Готфрида в сокровищнице храма,.. какие вдохновенные струны могут быть красноречивее звука их ржавой стали?
 
Знаменитые сподвижники ордена Странноприимных, несколько их позже совокупившиеся в братство, получили в достояние от короля Балдуина І-го поприще Соломонова храма, от коего приняли название Храмовников. Но зеленый и пространный луг сей, обнесенный с востока и юга высокими стенами города, где совершали они свои богатырские ристания, возвратился вновь молитвенному назначению, которому был искони обречен, и скользящая стопа мусульман заменила звонкую поступь рыцарей на площади храма. Дивная судьба попеременно освящала место сие храмами трех религий: со времен падения Иудеев, несколько веков оставалось оно совершенно пустым, и по преданиям палестинским, один из императоров, Иустиниан, выстроил церковь во имя введения Богоматери, на юго-восточной оконечности площади; церковь сия, походящая снаружи на Вифлеемский храм, поступила в последствии во власть мусульман и совершенно разнствует характером своего зодчества от главной мечети халифа.
 
Сие заветное святилище мусульман, эль-Гарам, венец славы Омара, воздвигнуто им посреди роскошного луга, оживленного пальмами и оливами, на возвышенной многими ступенями площадке, по краям которой легкие арки образуют красивый притвор. Высоко подымается над ними восьмигранное здание мечети, с куполом несоразмерно великим, и на вершине его ярко горит в лучах солнца многооконная вышка, наподобие фонаря. Наружные стены исписаны разноцветными, исполинскими буквами молитв корана, и весь архитрав испещрен вокруг фаянсовыми арабесками. Так, в полном блеске и своенравии Востока, представляется издали с горы Масличной, или с обрушенной колокольни Иоакима и Анны, сие сокровище племен арабских.
 
Внутри оного посреди двух столбов, между коими не может пройти нечестивый или неверный, хранится камень, служивший по преданиям мусульманским, изголовьем Иакову, когда снилась ему небесная лестница, и ступенью Магомету, с которой начал он свое путешествие на седьмое небо, баснословно перелетев в одну ночь из глубины Аравии в Иерусалим, на кобылице эль-Борак. Столь священна память сего для мусульман, что никогда нога христианская не смеет вступить не только в притвор храма, но даже и на ограждеиный луг; неминуемая казнь грозит святотатным. Несколько лет перед сим поклонник греческий, увлеченный любопытством, воспользовался перестройкой мечети, чтобы проникнуть в святилище, но обличенный стражами мужественно предпочел казнь отступничеству и достойно снискал венец мученика, перед очами благоговеющей толпы. Подобные примеры первых времен христианства еще повторяются в бедственной Греции.
 
Столько разных воспоминаний всех веков, племен и религий, стеснились в одном Иерусалиме, и столь истребительными враждами кипел он в собственных недрах, как огнедышащий вулкан все заметая пеплом, что и самая печать столетий отчасти стерлась с его памятников. Подобно как, по различным слоям земли, узнают годы вселенной, так из под смешанной груды развалин постепенно является древность арабская, христианская, римская, иудейская, в знамение четырех вер, которых поприщем был избран чудный град сей. Пышное здание одного века смиренно ложилось на обломки прежних столетий, уступая место новому, великолепному достоянию разрушения, и своенравная рука сынов востока, легким куполом довершала тяжелое здание пришельцев запада, венчая луною родовой щит их над вратами.
 
Тщетно, в узких неправильных улицах города и в толпе высоких зданий, стесненных на скате холмов, с террасами и куполами вместо крыш, искал я дворца Балдуинов, который по преданиям стоял между Сионом и юго-западным углом площади Соломонова храма, — я не мог найти и признаков оного. Память воинственных королей Иерусалима, не сохранившаяся над остатками их чертогов, привольно поселилась на кровавых полях их незабвенных битв, как бы следуя кочующему духу покоренных ими племен востока. Мне показали однако же, посреди города, обширный и высокий дом обращенный ныне в больницу арабскую. Его стройное зодчество, узкие готические окна с лепными украшениями и широкое внутреннее крыльцо, совершенно разнствуют от прочих зданий иерусалимских и носят отпечаток веков средних. Царственным могло быть сие жилище, но каких царей? — племени ли Готфреда, или супруги младшего Феодосия, императрицы Евдокии, которая многие годы провела в Иерусалим? — Христиане востока, страстные к воспоминаниям древней славы, именем Елены, вызывают из мрака все величественные остатки древности. Они утверждают, что в этом дворце жила престарелая царица, в краткое свое пребывание в Иерусалиме, и даже показывают те огромные котлы, в которых будто бы варили себе пищу строители храма.
 
Так сокровищницей Елены слывет и другое обширное, полуразрушенное здание, примыкающее к восточной оконечности храма Воскресения. Остатки столбов у его широкого, наружного крыльца, и посреди опустевших дворов, свидетельствуют о прежнем величии. Внутри оного лестница, иссеченная в утесе, слишком 60 ступенями сводит во мрак глубокого подземелья, весной наполненного водой, и на конце его, как утверждают, виден древний алтарь. Абиссинцам принадлежит ныне сие любопытное здание, по соседству их монастыря и сада, посреди которого выходит из под земли купол церкви обретения креста; но время покрыло неизвестностью истинное назначение сих развалин. Трудно распознать в Иерусалиме первобытный чертеж его обрушенных зданий, своенравно расположенных на высотах, и часто тяжелые арки крытых базаров и улиц подходят незаметно, под обширные террасы прилежащих к ним домов, местами странно образуя двухъярусный город.
 
На двух неравных высотах лежит Иерусалим, уважаемый арабами под именем эль-Кодс, эль-Шериф, благороднейшего, святейшего. Сион и Акра — их древнее название; но первый почти совершенно исключен ныне из стен, другая же высота, на которой выстроена большая часть города, давно утратила свое название. Маккавеи срыли ее вершину и завалили землей узкий овраг, отделявший с востока Акру от третьего холма Мории или площади Соломонова храма. Еще севернее четвертый холм, Висифа, был присоединен Иродами к городу, который в вид подковы обнимал предместье, где была Голгофа, кончаясь около соседней к ней лощины. Елена, воздвигнув храм Воскресения, обнесла стенами входящий угол города, и таким образом пятая высота включилась в пространство Иерусалима. Издали, обнимая взорами неравное местоположение города, трудно распознать внутри его направление лощин, частью заваленных или застроенных, и разделение Св. града по холмам может привести в замешательство.
 
Около семи верст считается в его окружности, заключающей в себе до 30,000 жителей. Стены крепкие и величавые поновлены уже во время турецкого ига султаном Солиманом. С трех сторон глубокие и неприступные овраги окружают город; иссохшие пруды Соломона к западу, к югу лощина Геенны и к востоку глубокая долина Иосафата. Только с севера и северо-запада отлогая площадь касается стен, окруженных каменистым рвом. Но две высокие горы совершенно над ним господствуют: Масличная с востока и с запада Исполинская, на покатости коей он лежит. Дикий хребет его окружающий создан для его защиты, ибо каменистые стези и отвесные ущелья проходимы только для конных, особливо со стороны запада.
 
Крепостью Давида называется замок Иерусалимский, хотя твердыни и чертоги царя стояли на Сионе и никогда не были возобновлены после разорения. Но память Давида так тесно связана с воспоминанием славы иудейской, что потомство назвало его именем сие готическое здание, воздвигнутое в крестные походы выходцами из Пизы, которые получили многие льготы от короля Балдуина за подвиги под стенами Птолемаиды. — Не будучи в силах вознаградить их деньгами, он дал им право брать пошлину со всех поклонников, во вратах города и даже храма, и сей постыдный обычай перешел от них к завоевателям арабским. Замок Пизанский весь из дикого камня, с четырьмя башнями по углам, и окопан глубоким рвом, с одним лишь подъемным мостом со стороны города. Он стоит на месте древней Псифивоий башни (каменной), бывшей некогда северо-западною гранью города. Начальник замка опасался впустить меня в его середину, чтобы я не осмотрел укреплений города, и вежливо извинялся заветностью Давидова дома, недоступного христианам.
 
С правой стороны близ замка открываются на запад величественные врата поклонников или Давида, вместе с сим названием носящие еще три других, по направлению трех путей: средний из Яффы, которым всегда приходят поклонники, правый идет к Дамаску, по Сирийски эль-Шам, а левый к Вифлеему и Хеврону, эль-Халиль. Двойные врата сии находятся под зубчатою башнею, но внутренние не расположены напротив наружных, которые пробиты в боковой стене башни, и украшены изваянными арабесками и мраморными надписями. Они стоят почти на средине западной стены Иерусалима, которой верхняя половина, начиная от замка подымается на вершину Сиона, вдоль отвесной крутизны прудов Соломона, и западная угловая башня города стоит на месте древней Иппической (конной).
 
Еще остались первые основания развалившейся башни, на крайнем Сионском утесе, таинственно изображавшем в писаниях неодолимый камень завета, положенный во главу угла, и давший Сиону участие Синайской славы. Но уже нет других следов древности Иудейской, на священной горе сей, которой одно псаломное имя вмещает в себе столько благословений. — По преданиям Востока, султан Солиман велел казнить зодчего, когда узнал, что вершина Сиона осталась вне ограды. Она идет ныне вдоль древней, внутренней стены, укрепленной по воле Ирода, башнями Фазаила и Мариамны, и отделявшей крепость Сионскую от нижней части города, которая названа в писаниях дщерью Сиона, по совершенной ее зависимости от священного холма. Врата Сионские или Давида, не в дальнем расстоянии от юго-западного угла города, обращены прямо на юг и не уступают первым вратам, по стройности своего зодчества и легкому вкусу украшений. Южная стена иерусалимская, несколько далее, образуя прямоугольный уступ, продолжает в том же направлении спускаться по обрывам Сиона, которые его отделяют от холма Мории. Там где южная ограда примыкает к площади Соломонова храма, есть еще малые ворота эль-Могреби или западные; в древности они служили выходом для левитов на купель Силоамскую, и вдоль всей полуденной стены Иерусалима виден еще след водопровода, сообщавшего храму чистые струи прудов, ископанных Соломоном недалеко от Вифлеема.
 
Восточная стена города, обращенная к Иосафатовой долине, выше трех других; она до половины тянется вдоль площади храма, которая одета была снаружи камнем, для поддержания насыпи, и сии огромные камни принадлежат еще к древней ограде. Против главной мечети Омара закладены в стене сей двойные врата, роскошно украшенные изваяниями и арабесками. Имя красных или златых доселе им сохранилось в преданиях христиан и арабов. Некогда, во дни празднеств, толпа Иудейская стремилась чрез них к великолепным притворам Соломона, и они были свидетелями торжественного вшествия сына Давидова, при кликах; осанна! осанна! и веянии бесчисленных пальм, в память чего государи христианские соорудили над ними церковь. Когда, по временном завоевании Св. града Хозроем, император Ираклий вновь исхитил из рук персов честное древо, — он пожелал в торжестве вступить в Иерусалим. Облеченный в царскую утварь и на коне, с животворящим в руках крестом, приблизился он к златым вратам, но невидимая сила воспрепятствовала коню его идти вперед. Тогда, уразумев свою житейскую гордость, он снял венец и багряницу и пеший, без обуви, пронес залог спасения сквозь златые врата, в подражание земного смирения небесного Владыки. На Голгофе водрузил он честное древо и уставил праздновать день Воздвижения.
 
Далее находятся врата Гефсиманские, иначе называемые вратами Марии и Стефана, поблизости гробовой пещеры Богоматери и места казни первомученика. Менее других украшенные, они обезображены снаружи каменною пристройкою. Мне говорили, что во время осады Акры, арабы думали защитить вход сей от Наполеона; ибо жители Иерусалимские ожидают с сей стороны роковых завоевателей, и даже по их преданиям, златые врата закладены, дабы не совершилось пророчество, которым обретены они, подобно Царьградским, вторжению русых победителей.
 
Малый водоем Дракона иссечен близ ворот Гефсиманских и, недалеко от знаменитой во всех осадах угольной башни, начинается широкий ров, глубоко прорезанный в утесе, который поворачивает вдоль северных стен, заменяя для них отчасти глубокие овраги. Так камениста подошва сей ограды, что местами, бойницы ее до половины иссечены в скале: это самая дикая часть твердынь Иерусалимских. Мрачным величием облечены упорные зубцы, отбившие столько кровавых приступов, и меж ними гордо возносятся вершины башен, опершихся на отдельные скалы, как исполинские витязи в рядах легиона, к себе зовущие всю ярость и надежду битвы. Двое ворот открываются на север Иерусалима: меньшие из них, названные Иродовыми, по соседству развалин дворца Четверовластника, всегда заключены и пред ними, в виду Иеремииной пещеры, еще наполнена водою пространная под сводами купель. Греки, по ошибке, называют ее овчею, хотя сия последняя находилась близ самого храма, и празднуют около нее, в третье воскресение пятидесятницы, день исцеления чаявшего движения воды.
 
Но главные врата Ефрема или Дамаска, баб-эль-Шам, красотою зодчества затмевают все прочие, вполне соответствуя дикому величию северной стены. По сторонам их стоят две высокие башни; мраморный столб опрокинут вместо порога, и смелая арка обширного входа величественна своею соразмерностью. Она вся украшена легкими арабесками и над нею изваян карниз. Мраморная надпись иссечена сверху во славу Солимана, возобновившего врата сии, враждебные Иерусалиму, ибо ими всегда вторгались завоеватели.
 
Судьба Св. града обрекла его с севера на падение. На северных полях теснились полчища Вавилонские, вестники пленения; там же были водружены римские орлы, крылами своими стершие с лица земли ветхозаветный Иерусалим. На распутьи Дамаска стояли три мощные столба корана: Омар, Саладин и Селим. Шатер Готфреда разбит был против ворот Ефраима; его крестные хоругви веяли от угольной башни до ворот Яффы. Не враждебное Сиону сердце билось под медною бронею завоевателя; нет, оно кипело негодованием за каждую развалину. К башням Ефраима двигались его тяжелые туры и бурные витязи, живые бойницы, иззубрившие мечи свои, наподобие зубцов иерусалимских: Танкред, сокрушитель угольной башни, и два Роберта, мстители за честь поклонников у их ворот, и на древнем Сионе престарелый Раймунд, и против северной стены весь царственный цвет Европы, распускавшийся только при дождях кровавых: такова была западная туча, в те дни нахлынувшая на ясный Восток.
 
Их поле битвы ныне усыпано мелким камнем, скользким, как бы на память крови. Бойниц их нет, но стоят те же зубцы, о которые звенели их медные щиты, когда рвались они на приступ. На костях сарацинских основалось их царство, под грудою собственных схоронено. Но их дивная сила, разбившая столько твердынь и племен, покорила не один лишь современный им Восток. Нет, она на веки оковала ужасом враждебный дух его и подчинила Западу, безмолвным сознанием нравственного упадка сынов своих, которое, сквозь злую ненависть, невольно смиряет чело их, пред каждым из пришельцев Европы.
 
« Содержание                                                                          Далее »
 
© Издательство "Индрик", Москва, 2006 
 
Полная или частичная перепечатка и цитирование только с письменного разрешения издательства "Индрик", и по согласованию с редакцией сайта "Православный поклонник на Святой Земле" в Иерусалиме
 



[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com