Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Праздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовные нити. Мировоззрение и философия Отражение образа Святой Земли в архитектуре русских городов и храмов Жизнь как служениеДуховная колыбель. Религиозная философия Духовная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
Людмила Максимчук (Россия). Из христианского цикла «Зачем мы здесь?»
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи


В предверии Нового 2014 года и Рождества Христова на Святой Земле

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): фотолетопись 1887-2010.

 
 
  
 
  
  
  
  
  
 
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
Главная / Святая Земля и Святая Русь / Жизнь как служение / Игумен Серафим (Кузнецов) из Пермского Белогорья / Путешествие длиною в жизнь. Игумен Серафим: от Пермского Белогорья до Святой Земли. Елена Сморгунова
 
Путешествие длиною в жизнь
Игумен Серафим: от Пермского Белогорья до Святой Земли
 
Эта чудо-история началась для меня неожиданно. Но внутренне она была подготовлена, как словно бы давно задуманная – в продолжение мыслей о найденном в Перми дневнике чердынского купца с описанием его путешествия в Святую Землю и Иерусалим в теперь уже позапрошлом веке.
 
На Масличной горе в Иерусалиме, в монастыре, что на самом верху, есть небольшое кладбище. Место это примечательно тем, что, согласно "Деяниям апостолов", отсюда ученики и последователи Христа наблюдали за Его вознесением на небо. Монастырь и называется Вознесенским. На кладбище стоит беломраморная византийская часовня, отмечая место, где, по преданию, Пресвятая Богородица получила от Архангела Гавриила известие о скорой Своей кончине.
 
Несколько лет назад недалеко от часовни нам, паломникам из России, открылась вдруг на одной из могил надгробная плита с русскими буквами:
 
"Рускiй священноигумен Серафим, начальник Свято-Серафимовскаго скита Пермской епархiи. Он привёз гроб с телом мученицы великой княгини Елисаветы Фёдоровны в Iруслимъ в 1920 г.
1875—1959 г. 22 фев.".
 
Могила игумена Серафима
Фото из архива Общества "Россия в красках"
 
За простыми словами короткой надгробной надписи встаёт подвиг жизни русского священнослужителя.
 
Больше полугода в разных московских храмах и монастырях были выставлены для почитания мощи великой княгини Елизаветы Фёдоровны и верной её спутницы монахини Варвары. Множество людей прошло перед ковчежцем, останавливаясь для молитвы, прикладываясь к мощам, задумываясь о трагической, высокой судьбе княгини, монахини, сестры милосердия (подробнее о жизни и служении Елизаветы Фёдоровны см. в "ИиЖ" № 3/99. — Ред.). Но далеко не все знают о том, каким образом прах Елизаветы Фёдоровны и инокини Варвары после их мученической кончины оказался похороненным в Гефсиманском саду, в Святой Земле.
 
Тогда, в 1920-м, их захоронили в храме св. Марии Магдалины. Эту церковь на Елеонской горе хорошо видно из Старого города: она стоит напротив городских стен, на склоне горы, её русские купола-луковицы с золотыми крестами выступают из зелени Гефсиманского сада. Пятиглавый храм, типичный образец русской архитектуры, необыкновенно красив, наряден снаружи и внутри. Беломраморный иконостас с изящным узором, обрамлённый тёмной бронзой, такого же узора бронзовые Царские врата и паникадило, пол выстлан плитами дорогого цветного мрамора… Расписывал храм академик В. Верещагин; особо выделяется запрестольный образ его работы — явление ангела жёнам-мироносицам. Купола Марии Магдалины просвечивают среди олив и кипарисов Елеонской горы, которую озаряет свет восходящего и заходящего солнца, а ночью в древние времена она освещалась огнями Соломонова храма.
 
На освящение церкви св. Марии Магдалины в Иерусалим по поручению императора Александра III в 1884 г. приезжал великий князь Сергей Александрович — тогда он и его молодая жена Елизавета Фёдоровна совершали свадебное путешествие по святым местам. Впечатлённая их красотой и величием, княгиня Елизавета с благоговением сказала тогда: "Как бы я хотела быть похороненной здесь!"
 
Так и случилось.
 
О последнем земном пути Елизаветы Фёдоровны вспоминала инокиня Серафима, жившая в Париже, где многие помнили её как княгиню Марию Путятину, урождённую княжну Кудашеву. В молодости она слышала рассказ своего дяди, князя Николая Александровича Кудашева. В 1919 г. он был посланником России в Китае и рассказывал, как летом того года "один монах" с двумя послушниками привёз в Харбин тела убитых в Алапаевске. Как официальное государственное лицо князь Кудашев должен был опознать убиенных и, зная о желании великой княгини быть похороненной в Иерусалиме, в Гефсимании, послал прах её и монахини Варвары в Святую Землю, "попросив монаха проводить их до места последнего упокоения и тем закончить начатый подвиг". По словам Кудашева, монах этот сумел извлечь убиенных со дна шахты, уложил тела в ящики и вёз в теплушке в сопровождении двух послушников. Это был самый разгар Гражданской войны в Сибири. Имени монаха князь Кудашев в своих рассказах не называл.
 
Имя монаха и дальнейшие подробности узнаём из рассказов князя Михаила Сергеевича Путятина, мужа княжны Кудашевой. В 1952 г. он, будучи в Иерусалиме, осматривал две святыни в саду резиденции Патриарха Иерусалимского на склоне Елеонской горы: основание дома, в котором Господь явился ученикам после Своего воскресения, и часовню, построенную на том месте, где, как упоминалось выше, Архангел Гавриил явился Богоматери и предсказал скорое Её успение. По соседству с этой часовней, с разрешения и благословения покойного Патриарха Дамиана, построил себе хибарку и жил в ней русский иеромонах Серафим. Оказалось, что это и был тот самый монах, который довёз прах княгини Елизаветы Фёдоровны до Иерусалима.
 
В молодости о. Серафим писал рассказы на духовно-патриотические темы и был известен при дворе. Родом он был с Урала. Примечательно, что во время Октябрьского переворота Серафим был в Москве и уговаривал великую княгиню поехать с ним в Алапаевск, где, говорил он, "у меня есть хорошие люди в старообрядческих скитах, они сумеют сохранить ваше высочество". Княгиня Елизавета Фёдоровна отказалась, но попросила: "Если меня убьют, похороните меня по-христиански".
 
Как известно, страшные события произошли в Алапаевске 4 и 5 июля (ст. ст.) 1918 г. Большевики расстреляли членов царской семьи, а Елизавету Фёдоровну вместе с другими узниками живыми сбросили в старую шахту. Из её глубины ещё долго слышны были звуки молитв, раздавалась "Херувимская песнь" умирающих.
 
Когда войска Колчака вошли в город, о. Серафиму удалось доcтать тела убитых со дна шахты. Атаман Семёнов выдал ему железнодорожный вагон и пропуск. Решено было перевезти останки в Пекин и поместить в склеп в Православной русской духовной миссии. Вместе с фронтом Серафим двигался до Харбина три недели. Он вёз пять гробов в самый разгар Гражданской войны в Сибири. Два гроба — с телами Елизаветы Фёдоровны и её верной инокини Варвары — о. Серафим сумел доставить из Китая в Иерусалим.
 
Исполнив так близко принятое им к сердцу духовное завещание Елизаветы Фёдоровны, отец Серафим последние сорок лет жизни прожил около дорогой могилы. Жившая в Париже инокиня Серафима заканчивает свои воспоминания грустным размышлением: "Надо добавить, что из-за болезненных разделений в Русской Церкви доступ в Гефсиманию был закрыт о. Серафиму в последние годы его жизни, и он был лишён возможности поклониться гробу той, которой он с таким самоотверженным и великим трудом отдал последний христианский долг" ("Возрождение" (La Renaissance), № 151, июль 1964. Paris.).

В приводившихся воспоминаниях князя Путятина говорилось, что монах, встреченный им в хибарке на склоне Елеонской горы, был родом с Урала и в молодости писал рассказы на духовно-патриотические темы. Сохранилась небольшая книжица — "Скитский насельник", автор которой — иеромонах Серафим. Она была издана в уральском городе Кунгуре в 1907 г., в типографии М. Ф. Летунова, "благословением Свято-Серафимовского скита Белогорского монастыря Пермской епархии".
 
В книге повествуется о жизни молодого монаха, рано скончавшегося в скиту. Его мирское имя было Николай, он жил в Перми, учился в гимназии, окончил 7 классов. Учился прилежно и усердно, отличался от прочих воспитанников скромностью и склонностью к уединению. И неожиданно решил идти в монастырь в Саров, к Серафиму. Описываются его путь и дорожные размышления.
 
Повесть написана простым языком, в лирическом стиле, обращённом к душе читателя. "Вот ровным, медленным шагом идёт молодой странник со спутницей-старушкой. Они промёрзли насквозь от сильного холода, пропитаны снегом от сильного бурана; исхудавшие, истощённые, идут из Пермской хладной страны в Саров"… В Сарове Николай приобщился Святых Тайн, посетил все места, освящённые подвигами святого, но показалось ему здесь шумно и многолюдно, и "пришло ему на ум, что в его родной губернии, при Белогорском монастыре, есть пустынный строгий скит преподобного Серафима; пища там постная, устав Афонский, служба начинается с полуночи".
 
Возвратившись в родные пермские края, Николай уговаривает игумена принять его в монастырь, а потом и в скит для более строгой жизни. Ему было дано послушание: "чтение неусыпной Псалтири в пещерном храме".
 
"Не величественные соборы вспоминаются богомольцу, побывавшему в юном Серафимовском скиту на Белой горе, не высочайшие колокольни, не крепостные стены монастыря, не драгоценности ризницы — ничего этого нет в скромной пустынной обители", — рассказывает автор повести. "Юный скит на Белой горе" — значит, он был основан незадолго до 1907 г., когда была издана повесть. В ней приводятся исторические данные о постройках скита и монастыря, указываются точные даты закладки и освящения храмов. Эти и другие детали — доказательство идентичности автора повести с игуменом Серафимом. Например, приводится текст письма родителей сыну с детальными подробностями их жизни и повседневных забот. За время пребывания в скиту герой повести "внимательно изучил Ветхий и Новый Завет, творения Ефрема Сирина, все 8 томов, Иоанна Лествичника, Невидимую брань Аввы Дорофея, Василия Великого, Игнатия Брянчанинова, письма иеромонаха Арсения и жития святых"…
 
Собор на Белой горе и теперь поражает своими размерами. А Белую гору за дивную красоту издавна называли уральским Афоном.
 
Круг жизни этого удивительного человека объединил две столь далёкие точки — Пермь и Иерусалим. Начало и конец.

В Москве великая княгиня Елизавета Фёдоровна осталась благодарной памятью, основанной ею общиной сестёр милосердия. Марфо-Мариинская обитель и теперь действует на Большой Ордынке, 38 (подробнее см. в "ИиЖ" № 11/2000. — Ред.).
 
После трагической гибели мужа, великого князя Сергея Александровича, московского генерал-губернатора, в феврале 1905 г., княгиня отказывается от светской жизни и проводит время в храме. Вскоре она покупает на Большой Ордынке усадьбу с садом и устраивает там обитель милосердия, посвящённую жёнам-мироносицам Марфе и Марии. В основу был положен устав монастырского общежития, по примеру Марии, желавшей пребывать с Господом. Но это была не вполне монашеская обитель: пришедшие сюда были посвящены в сестёр милосердия, обучались практическим медицинским навыкам и были призваны, подобно Марфе, служить ближним заботами и трудами. В обители были больница и амбулатория, приют для чахоточных женщин и детские группы. Настоятельница Елизавета Фёдоровна стремилась возродить в обители древнюю форму женского служения в Церкви — служение диаконис. Она часто ездила на богомолье, была в Саровой и Оптиной пустынях, во Пскове. Ездила и в пермские дали, посетила Белогорский монастырь, виделась там с о. Серафимом.
 
В 1908–1912 гг. обитель украсилась замечательным храмом. Академик архитектуры А. Щусев построил небольшую церковь в древнерусском стиле, по образцу старых псковских церквей; внутри стены храма украсила живопись М. Нестерова.
 
После октябрьских событий 17-го года обитель просуществовала недолго. В апреле 1918 г. Елизавету Фёдоровну арестовали и увезли из Москвы. Настоятельница успела только собрать сестёр и дать им последнее наставление. С Елизаветой Фёдоровной поехала её келейница Варвара Яковлева…
 
Память монахинь-мучениц церковь совершает 5 (18) июля, в день их кончины.
 
В мощевик-реликварий, который был выставлен в Москве для почитания, были вложены частица святых мощей преподобномученицы Елисаветы, а также земля из храма св. Марии Магдалины в Иерусалиме, из Марфо-Мариинской обители в Москве, из Алапаевска на Урале — с места мученической кончины Елизаветы Фёдоровны и инокини Варвары, с места строительства храма в посёлке Опалиха Московской области.
 
К принесению в Россию святых мощей была написана икона, композиция которой словно бы иллюстрирует стих из акафиста: "Радуйся, мощами твоими Святую Землю с Землёю Российскою духовно соединившая". Между двумя высокими фигурами монахинь — два храма, изображённые на иконных горках, один над другим, на двух берегах разделяющей их синей воды моря.
 
15 лет назад, в августе 1990 г., во дворе Марфо-Мариинской обители был поставлен памятник её настоятельнице, великой княгине, монахине Елизавете Фёдоровне — фигура из белого мрамора на небольшом зелёном холмике. Зимой он тоже становится белым.
 
Елена Сморгунова


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com