Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Праздники Описание православных праздников Святая Земля в праздниках Православной Церкви Духовные стихи о православных праздниках Пасха в произведениях русских писателей Личные воспоминания о православных праздникахЧудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Духовная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи


В предверии Нового 2014 года и Рождества Христова на Святой Земле

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): фотолетопись 1887-2010.

 
 
  
 
  
  
  
  
  
 
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
Главная / Праздники / Святая Земля в праздниках Православной Церкви / Праздник Преображения на горе Фавор. Профессор А. А. Дмитриевский

Праздник Преображения на горе Фавор
 
Профессора А. А. Дмитриевского
 
Издание Императорского Православного Палестинского Общества в 1913 году

    Преображение Господне в предании церковном, идущем из глубокой христианской древности (св.Кирилл Иерусалимский и блаженный Иероним), связывается с Галилейской горой Фавор (1), хотя у евангелистов «гора высокая» по имени и не называется (Матф. XVII; Лук. IX, 28, 37). Но в Галилее, где совершилось это знаменательное событие в жизни нашего Спасителя, другой более высокой горы не имеется. Как бы там ни было, но это церковное предание приобрело полную силу вероятно очень рано, и поэтому, когда на эти местах знаменательных евангельских событий нашего Спасителя, другой более высокой горы не имеется. Какъ бы тамъ ни было, но это церковное предание прибрело полную силу вероятно очень рано, и поэтому, когда на местахъ знаменательныхъ евангельскихъ событий святая царица Елена воздвигала отъ своихъ щедротъ великолепные храмы, то почтила ими и гору Фаворъ. Такихъ храмовъ здесь, повидимому, было выстроено ею два — величественная базилика на месте Преображения и другой трехпрестольный храмъ на месте, где спали во время преображения Господня—Петръ, Иаковъ и Иоаннъ (Лук. IX, 32). Пер­вый былъ поставленъ на самой возвышенной точке горы Фаворъ, а второй нисколько ниже, но на недалекомъ разстоянии отъ перваго. Въ житии святыхъ царей Константина и Елены, памятник XI века, объ этомъ говорится, однако же, неопределенно: «Удалившись отсюда (т. е. изъ Тивериады) и прошедши на западъ отъ Тивериады десять миль, она (т.е. святая Елена), читаемъ мы въ этомъ житии, поднялась на гору фаворскую, где Мелхиседекъ благословилъ Авраама, и, отыскавъ место, на которомъ преобразился Христосъ и Богъ нашъ, устроила храмъ Христа и святыхъ Его апостоловъ; Петра, Иакова и Иoaнна, и посвятила благочестивыхъ мужей, чтобы священнодействовать и пить во всечестномъ ономъ храме, даровавъ на это дело большия деньги» (2).

     Антонин мученикъ (около 570 г.) въ своемъ сочинении «De locis sanctis» уноминаетъ о трехъ церквахъ на Фаворе (tres ecclesiae) (3) въ память того обстоятельства, что апостолъ Петръ во время преображения предлагалъ Спасителю построить три кущи: одну Ему, одну Моисею и одну Илии (Лук. IX, 39). Аркульфъ (около 670 ч.) также подтверждаетъ   существование здесь трехъ церквей, при семъ считаетъ ихъ «ecclesiae celebriores»— церквами славнейшими, и упомннаетъ о монастыре со множествомъ келлий для монаховъ  и  о страннопримнице для путешественннковъ (4). Беда Достопочтенный (около 720 г.), повторяя Аркульфа, о монастыре Фаворскомъ говоритъ, что онъ былъ большой (grande mona sterium) и съ грандиозными  сооружениями  (magna ge-stans   edificia), окруженными стеною (5). Вильбальдъ (723—726 г.) указываетъ, въ честь кого созданы были эти три церкви: въ честь Спасителя, Моисея и Илии (6). Мо­настырь, воздвигнутый венгерскими царями, былъ населенъ венгерскими монахами  ордена св. Павла, пер­ваго пустынника (7). Анонимный памятникъ «Commemo-ratorium de casis Die vei  monasteriis»,  относимый къ 808 году, говоритъ даже о четырехъ церквахъ на Фа­воре, называя первыя три вышеуказанными  именами, а четвертую оставляетъ безъ имени и упоминаетъ, что въ данное время здесь жилъ епископъ Феофанъ (8).

    Haшествие крестоносцевъ въ Св. Землю изменило судьбу Фаворскихъ монастырей, сделавъ распорядите­лями въ нихъ въ XII веке по преимуществу католи­ческое монашество. Объ этомъ ясныя указания мы находимъ у нашего паломника игумена Даниила. «И есть же.на самомъ версе горы тоя (Фавора)  место  высоко ко востоку лиць къ зимнему, аки горка камена,  мала, островерха, пишетъ онъ, и на томъ месте преобразился есть Христосъ Богъ нашъ; и ту есть церкви добра соз­дана на месте томъ во имя Преображенния, а другая, во имя святыхъ пророкъ Моисея и Илии, подали того места есть создана церкви на северъ лиць отъ Преображения (9). Место же то святого Преображения отделано есть около градомъ   каменымъ твердо, врата же имать железна градотъ; и то есть трете было епископа, ныть оке есть монастырь латыньский .... И ту почестиша ны добре въ монастыри томъ у святого Преображенья, и ту обедахомъ, и, опочивше добре и вставите идохомъ въ цер­ковь святого, Преображения, и поклонихомся на месте святем, идеже преобразися Христось Богъ нашъ, и, облобызавше Место  то святое съ любовию  и  радостию великою и  вземше благословение отъ игумена и отъ всей братии, изидохомъ  изъ монастыря того святого и обходивше вся места святаа по всей горе той святей» (10). По словамъ современника игумена Даниила  Зевульфа «три монастыря, построенные на ея Bepшинеj въ древния времена, стоятъ до сихъ поръ: одинъ во имя Гос­пода нашего Ииcyca  Христа, другой во имя Моисея, третьи же несколько поодаль во имя Илии» (11). Иоаннъ Фока, греческий паломникъ 1177 года, даетъ намъ любопытпыя подробности о сооруженияхъ на горе Фавор. «Гора Фаворъ, пишетъ онъ, земное небо, отрада души и услаждение глазъ православныхъ людей. Ибо этой горе присуща преосеняющая ее некая божественная благодать, отъ того она и возбуждаетъ духовную радость. Это круглый и умеренно возвышенный холмъ. На вершить его находятся два монастыря (μσναι δυο) въ которыхъ христиане отшельники умилостивляютъ Бо­жество разноязычными песнопениямии (άλλογωσσψ υμνψ), и на той его части, на которой совершилось спаситель­ное преобраоюете Христово, находится сонмъ латинскихъ монаховъ (λατιων μοναστων), а на правой стороне наши назореи освящаемые (οι χαθ ημαζ ναξηαιοι) освящаютъ освя­щенное оное место. Ибо спасительное преображение Христово совершилось на вершине того холма, на которомъ находится и латинский монастырь, въ алтаре же его храма находится и самое место, на которомъ пре­образился Господь посреди Илии, Моисея и трехъ своихъ избранныхъ учениковъ Петра, Иоанна и Иакова. Место это ограждено медными решетками. А на томъ пункте, на которомъ стояли ноги Господни, виденъ чрезвычайно белый мраморный кружокъ, посредине котораго изображение креста. Неизреченное благовоние, изъ него изливающееся, услаждаетъ обоняние приходящихъ. Bне же монастыря на разстояние примерно вержения камня, находится небольшая пещера, въ которую Христосъ, вошедши после страшнаго преображения, заповедалъ ученикамъ никому не говорить о видеши, доколе не воокреснетъ изъ мертвыхъ» (12).

     Все эти грандиозныя христианския сооружения въ конце XII в. подверглись разрушение сарацинъ. Войска Саладина въ 1187 г. избили живущихъ на горе Фаворской христианъ и разрушили монастыри. Въ 1212 году братъ Саладина Манекоръ-Адель воздвигъ на вершине Фаворской горы даже  грандиозную крепость для отражения нападений со стороны крестоносцевъ, держав­шихся еще въ Птолемаиде. Въ 1263 г., когда господ­ство сарацинъ упрочилось въ Св. Земле, по повелению тогдашняго султана, все укрепления Фаворской горы были срыты, и памятникомъ бывшей некогда здесь жизни оставались лишь груди камней и мусора. Ано­нимный греческий паломникъ 1253/4 года, говоря о Фа­ворской горе, замечаешь, что «на средине горы нахо­дится та пещера, въ которой Мелхиседекъ пробылъ 40 летъ» (13). О какихъ либо иныхъ сооруженихъ здесь— монастыряхъ или храмахъ—онъ хранитъ полное молчание.

      Фаворские монастыри до середины почти XIX столетия находились въ полномъ запустении и лежали въ развалинахъ, но память о томъ, что съ горою Фаворскою связывается церковное предание, какъ о месте преображения Господня, живо хранилось среди христианъ Назарета, какъ православныхъ, такъ и католиковъ. Обыкновенно 6 августа гору Фаворъ посещали многие православные паломники изъ Назарета, а католические (францискане) иноки рано утромъ, среди грандиозныхъ развалинъ некогда величественаго здесь монастыря, въ одной небольшой пещерке, на праздникъ Преображения ежегодно совершали мессу (14). 

     Съ 1854 года судьба печальныхъ руинъ Фаворской горы начинаетъ привлекать къ себе живой интерес какъ со стороны  православныхъ,   такъ   и  католиковъ. Въ это время одинъ  молдаванский  иеромонахъ (архимандритъ) Иринархъ (15), уроженецъ деревни Романъ, близъ Яссъ, питомецъ учениковъ знаменитаго старца Паисия Величковскаго, съ 1839 года проживавшей въ Иерусалимской лавре св. Саввы Освященнаго, странствуя по святымъ мъстамъ Галилеи, пленился красотою и пустынностью горы Фаворъ и решился посе­литься здесь с ученикомъ своимъ, беднымъ сиротою родной деревни, иеродиакономъ Несторомъ. Устроивъ себе на развалинахъ древняго храма келлию, въ виде пещерки, онъ, за отсутствиемъ средствъ къ жизни, принужденъ былъ питаться злаками, которые давала ему въ изобилии святая гора, и темъ подаяниемъ, которое жертвовали ему православные паломники, изредка посещавшие святую гору.

         Слава о суровыхъ подвигахъ старца Иринарха и его юноши-послушника Нестора быстро разнеслась по всей Галилее и принесла ему большую популярность и глу­бокое уважение не только среди православныхъ, но даже у бродящихъ подъ горою, совершенно независимыхъ, мусульманъ-бедуиновъ. Глава этого племени Акиль-ага, почитая его за христианскаго дервиша, т. е. чело­века, живущаго въ Боге, прибегалъ нередко къ нему за советом, почиталъ для себя грехомъ нанести ему чемъ бы-то ни было огорчение и былъ готовъ во вся­кое время и при всехъ опасностяхъ мужественно защи­щать его.

     Старцу Иринарху весьма желательно было создать на вершине Фавора православный храмъ, чтобы чрезъ это доставить себе возможность славить  ежедневно Господа и привлечь къ этому месту большее внимание паломниковъ. Счастливый случай скоро помогъ ему напасть среди груды камней на остатки древняго храма съ полукруглыми нишами. Устроивъ въ одной изъ нихъ каменный престолъ, старецъ Иринархъ началъ служить для приходящихъ паломниковъ, число которыхъ росло все больше и больше, молебны. Доброхотныя даяния этихъ богомольцевъ подвижнику-анахорету, при всей своей скудости никогда не отказывавшему имъ въ радушии и гостеприимстве, стали увеличи­ваться, а вместе съ этимъ настойчивее крепла у него мысль о необходимости устроить здесь православный храмъ. Въ этомъ благомъ намерении на помощь ему явились пользовавшийся въ Галилее известностью и влияшемъ довольно зажиточный туземецъ, испол­нявши обязанности русскаго консульскаго агента и агента русскаго Общества пароходства и торговли въ Кайфе Константинъ Аверино (16), который собралъ для него на Фаворский храмъ 14.000 пиастровъ (17) среди жителей своего края, и Иерусалимский  патриархъ Кириллъ II (1846—1872 г.г.), приславшей съ тою же целью 5.000 пиастровъ и давший распоряжение патриархии помогать ему по мере надобности. Вскоре въ рукахъ ревностнаго старца собралась сумма до 40.000 пиастровъ, и онъ приступилъ къ сооружение задуманнаго храма и необходимыхъ для паломниковъ и собственнаго помещения съ братией надворныхъ построекъ: трехъ жилыхъ комнатъ, кухни, кладовой и лошадиной мельницы. Вся  площадь земли, занятая о. Иринархомъ была обведена каменного невысокою стеною на мокрой кладке.

     Довести сооружение храма до конца и дать ему при­личную  внутреннюю отделку о.  Иринарху, за отсутствиемъ денежныхъ средствъ, однако, не удалось. При­шлось искать помощи  въ этомъ благомъ начинании у благословенной и щедролюбивой России и привлечь ее къ окончанию начатыхъ построекъ. Бывший начальникъ русской  Духовной  Миссии въ Иерусалиме Кириллъ епископъ мелитопольский (10 февр.1866  г.), лично хорошо знавший девяностолетняго старца Иринарха, представилъ чрезъ д. с. с.Чичерина  особую  записку, съ изложениемъ дела о  сооружении Фаворскаго храма, для доклада великому князю Константину Николаевичу, председателю Палестинскаго Комитета.  «Св. Фаворъ, запечатленный великимъ евангельскимъ событиемъ, писалъ онъ 15 сентября 1859 г. въ этой записке, но не­счастно забыть теперь и оставленъ безъ внимания местными православными властями, между темъ какъ латины рыщутъ уже около него,  усиливаясь  взять; его себе въ добычу. На  страже святыни стоить теперь только маститый отшельникъ, девяностолетий старецъ родомъ изъ славянъ, пришедший на Фаворъ вследствие бывшаго ему видения, поселившийся тутъ и своими соб­ственными руками открывающий развалины и возстановляющдй древнюю церковь. Безъ содействия грековъ, несмотря на противодействие латинъ, среди бедуинскихъ шаекъ  (питающихъ, впрочемъ, къ нему религиозное благоговение, какъ къ чудотворцу), этотъ дивный ста­рецъ успелъ уже положить доброе начало, пользуясь пособиями только съ нашей   стороны.  Все место священныхъ развалишь обведено стеною, развалины храма очищены и въ одномъ древнемъ алькове устроенъ уже престолъ, на которомъ старецъ совершаетъ свя­щеннодействие. Храмоздатель проситъ теперь 30 тысячъ пиастровъ (около 1.500 руб. сер.), чтобы довершить начатое здание. Впоследствии времени потребуется, можетъ быть, еще такая же сумма для снабжения церкви иконостасомъ, который приятно было бы иметь изъ России, и утварью... Не благоугодно ли было бы Его Импе­раторскому Высочеству обратить Августейшее вниманиe на забытый священный Фаворъ и тамъ устроить священный памятникъ счастливаго события въ Августейшемъ семействе Его (18). Вместе съ пособиемъ можно бы передать святому старцу мысль объ устрой­стве въ храме особаго придала во имя равноапостольнаго царя Константина» (19). Мысль эту епископа Ки­рилла вполне разделилъ и исполнявший въ то время обязанности Иерусалимскаго консула А. Кривошеинъ въ особомъ донесении Палестинскому Комитету отъ 30 де­кабря того же 1859 года. Такъ какъ въ день Рождества Христова старецъ Иринархъ на 93 году своей жизни скончался, завещавъ довести начатую постройку своему ученику и сотруднику о. иеродиакону Нестору, то г. Кривошеинъ нозволилъ присоединить въ своемъ донесении и следующие строки: «Характеръ дела отъ этой скорбной новости нисколько не изменяется. О. Несторъ вполне унаследовалъ святыя качества своего на­ставника и, заслуживъ уже общее доверие и любовь, онъ безъ сомнения прекрасно исполнить начатый трудъ почившаго праведнаго старца. Митрополитъ назаретский преосвященный Нифонтъ намеревается посвятить его въ санъ иepoмонaxa и назначить игуменомъ Фаворской странноприимницы» (20).

     Вышеприведенное ходатайство было принято великимъ княземъ весьма сочувственно. Изъ суммъ Палестинскаго Комитета, «радуясь возможности посредствомъ незначительнаго пожертвования споспешествовать весьма значительному для православнаго Mиpa успеху», на имя Иерусалимскаго консула к. с. Соколова 11 мая 1860 г. на постройку православной церкви на горе Фавор было переведена 441 фунтъ стерлинговъ, 15 шиллинговъ и 11 пенсовъ, составляющихъ 3 т. рублей серебромъ. Но консулъ Соколовъ «приостановилъ выдачею этихъ денегъ, по случаю происходившихъ тогда въ Сирии безпорядковъ и постоянныхъ опасений местныхъ христианъ за сохранениe спокойствия на будущее время». Епископъ Кириллъ Наумовъ также призналъ продолжение построекъ на Фаворе неблаговременнымъ и независимо отъ политическихъ обстоятельствъ и сильнаго иробуждения мусульманскаго фанатизма въ Сирии, въ виду противодействия «о стороны назаретскаго каймакама и даже патриархии, которая пожелала взять эту постройку въ свои руки, на что и исходатайствовала у правительства фирманъ (21). Присланныя деньги, по указанию изъ Петербурга, были обращены въ общую иерусалимскую кассу Палестинскаго Комитета (22).

    
Но въ июне 1361 года начальникъ русской Духовной Миссии епископъ Кириллъ возбудилъ ходатайство передъ консуломъ о выдаче ассигнованныхъ на Фаворский храмъ  денегъ  патриарху, который «въ настоящее время въ затруднительных обстоятельствахъ относительно доходовъ, а постройке церкви на Фаворе, по­лезное вообще для православия, не можетъ быть отсро­чено по причине интригъ со стороны иноверцевъ» (23). Велишй князь Константинъ Николаевичъ, выразивъ желание въ этомъ  деле  помочь  патриархии, по решеню Комитета, на основании соображешй статсъ-секретаря Б. П. Мансурова,  согласился, однако же, подъ условиемъ, чтобы деньги, «опредъленныя на Фаворский храмъ, хранясь въ кассе Иерусалимскаго консульства, были бы расходуемы постепенно чрезъ посредство кайфскаго агента г. Аверино, по требованиямъ строителя храма, на Фаворк. Г. Аверино давно уже лично занимается этимъ делом и ему легко будетъ, какъ отчитываться предъ Иерусалимскимъ консуломъ въ употреблении денегъ, такъ и наблюдать за действительнымъ расходованиемъ 3.000 рублей на указанный предметъ» (24). 

      Распоряжениемъ этимъ остался весьма недоволен Иерусалимский патриархъ Кириллъ. «Къ крайнему моему огорченно, писалъ Б. П. Мансурову отъ 30 августа 1862 г. иеруслимский консулъ Соколовъ, я не встретилъ в патриархе Кирилле той благодарности, которой бы намъ следовало ожидать отъ него, при извещении о пожалованной сумме, столь значительно облегчающей денежныя средства патриархии, при возведении Фаворскаго храма. Его Блаженство, напротивъ того, почелъ себя обиженымъ, что деньги эти не поступаютъ полностью въ его распоряжение, а назначены для постененнаго расходования на месте черезъ г. Аверино. Онъ сказалъ мне, что постройка Фаворскаго храма продолжается безпрерывно, что скоро она будетъ окончена, что до сего времени уже издержано на оную около 260.000 пиастровъ, и что до окончательнаго возведения этого священнаго здания потребуются еще значительные расходы, которые онъ надеется исполнить средствами св. Гроба. Его Бла­женство подтвердилъ при конце свидания, что онъ съ величайшею благодарностио принялъ бы назначенные на Фаворскй храмъ 3.000 руб. серебромъ, если бъ они могли быть переданы въ полное его распоряжение, но не можетъ согласиться, чтобъ эти деньги были расхо­дуемы на месте черезъ г. Аверино, по мере заявления нуждъ строителемъ храма на Фаворе (25). Палестинский Комитетъ, однако же, не обратилъ внимания на это неудовольствие патриарха и далъ указание консулу Соко­лову въ томъ смысле, чтобы 3 тысячи рублей, назна­ченные на построение храма на Фаворе, «по прежнему считать причисленными къ Иерусалимской кассе» (26).

     
      Причины обиды патриархаa вполне для насъ понятны. Иерусалимский патриархъ, какъ известно, крайне не со­чувственно встретилъ самую мысль о. Иринарха о создании монастыря на горе Фавор и всячески его отвлекалъ отъ нея, ссылаясь, между прочимъ, и на возможность грабежей и насилия со стороны кочующихъ подъ горою дикихъ бедуинскихъ племенъ. Но, когда патриархъ Кириллъ увидалъ, что эта мысль о создании обители на горе Преображения нашла себе горячее сочувствие и у окружающихъ православныхъ жителей, и особенно у русской Духовной Миссии въ Иерусалиме, то, опасаясь вмешательства России въ это дело, онъ не только далъ свое согласие, но и сталъ его поддержи­вать материальными средствами патриархии. После же кончины старца Иринарха, но темъ же побуждениямъ, из боязни вмешательства со стороны России, патриархъ всецело это дело взялъ уже въ свои руки и, понятно, не могъ безъ огорчения и обиды для себя встретить распоряжение Палестинскаго Комитета, чтобы деньги, ассигнованныя имъ на Фаворский храмъ, выдавались но мере действительныхъ расходовъ я чрезъ русскаго копсульскаго агента. Патриархъ и въ этомъ даже распоряжении усматривалъ вмешательство России.

     Но как бы тамъ ни было, при неусыпныхъ заботахъ рукоположеннаго въ это время въ иеромонаха о. Нестора, бывшаго любимаго ученика старца Иринарха, который завещалъ ему при смерти довести до конца на­чатая постройки на Фаворе, и сотрудника его о. Илариона, родомъ тоже молдаванина, трагически погибшаго на море Тивериадскомъ во время купания, удалось дело создания храма на Фаворе довести до конца. Вотъ какъ описываетъ этотъ храмъ нашъ русский путешественникъ В. Каминский, посетивши Фаворъ въ апреле 1862 года, т. е. всего за несколько месяцевъ до его освящения. «Здание, пишет онъ, очень хорошее и обширное, въ греческомъ вкусе, съ тремя приделами, по внутри ни­чего нетъ. Два крайние придела вовсе открыты, средний большой тоже не имеетъ иконостаса, даже ни за­весы, которая бы заменила его, а вместо этого изъ древесныхъ ветвей сделана стена, царския врата вовсе безъ вратъ и даже не завешаны завесой, окна безъ стеколъ. Въ нижней части храма навалены кучи из­вести, на ветвяхъ иконостаса висятъ только три местныя иконы: Спасителя, Богоматери и Преображения, предъ ними два самые простые подсвечника. Каменный престолъ обнаженный и покрывается самымъ скуднымъ покровомъ. Все показываетъ,  что патриархия не принимаетъ никакого участия въ существенномъ» (27).

     16 июля 1862 года патриархъ Кириллъ, прибылъ на Фаворъ, закончилъ последния распорялжения относительно внутренняго более или менее приличнаго убранства храма и 6 августа, въ праздникъ Преображения, торжественно освятилъ храмъ совместно съ митрополитами акрскимъ и назаретскимъ. Подготовляя храмъ къ пред­стоящему торжеству, патриархъ, между прочимъ, 17 июля приказалъ тело архимандрита Ирииарха, погребенное въ 1860 году внутри церкви, съ правой стороны отъ входныхъ дверей, вне линии алтаря и иконостаса, вынуть изъ земли и положить въ могиле снаружи церкви, съ правой стороны отъ входныхъ дверей. Это распоряжение патриархa, потревожившее прахъ всеми глубокочтимаго старца, произвело весьма тяжелое впечатление не только на православныхъ, но даже на мусульманъ бедуиновъ (28) ...

     Для внутренней отделки и благоукрашения храма потребовались новыя жертвы со стороны России. Благо­даря указаниямъ и просьбамъ начальника русской Ду­ховной Миссии въ Иерусалиме архимандрита Антонина Капустина, бывший посолъ русский въ Константино­поле графъ Н. П. Игнатьевъ въ 1869.г. выхлопоталъ у русскаго правительства для Фаворской обители 2.000 рублей (29), съ помощью которыхъ храмъ принялъ тотъ приличный; видъ, въ какомъ его находятъ наши паломники въ настоящее время, имея предъ своими глазами убранство обычнаго русскаго храма уезднаго города. Следы древнихъ сооружений св. Елены здесь можно видеть лишь въ алтарныхъ абсидахъ черезъ царския двери. Почивший Aвгустейший председатель Императорскаго Православнаго Палестиискаго Общества великий князь Сергей Александровичъ, во время путешествия въ Галилею, подарилъ сюда дорогой образъ Преображения, который хранится  въ  алтаре.

     Съ левой стороны храма, въ виде базилики увенчанной небольшимъ куполомъ, тянется целый рядъ, келий, предназначенныхъ для помещения интеллигентныхъ и    состоятельныхъ паломниковъ. Для простыхъ паломниковъ, не свыше 400 человекъ,   имеются две обширныя задния комнаты, съ сводча­тыми потолками, застланныя циновками, и большой залъ во второмъ этажи, предъ помещешемъ игумена, въ такъ называемыхъ патриаршихъ палатахъ, выстроенныхъ на средства бывшаго антиохийскаго патриарха Спиридония (1891—1897), въ два этажа, съ терассою наверху. Домъ патриарший примыкаетъ къ корпусу келлий въ конце монастырскихъ зданий. Колокольня мо­настырская; построенная на средства русской благоде­тельницы Ольги Кокиной, стоить надъ воротами мона­стырской ограды, съ боку, на значительномъ разстоянии отъ храма. Противъ входа въ церковь устроена кухня для варки паломникамъ горячей нищи и кубъ для кипятку. Дворъ монастырский и прилегаюищия къ нему ограждения засажены кипарисами, смоковничными деревьями, виноградными лозами и маслинами (30).

     Но, какъ и въ остальныхъ местахъ Св. Земли, такъ и на Фаворе, дело не обошлось безъ недоразумений у православнаго монашества съ местными турецкими властями и съ католиками францисканцами, проживаю­щими въ Назарете. Опасаясь, чтобы православные не завладели всею Фаворскою горою, францискане всту­пили съ православными въ мирный полюбовый договоръ и постарались съ ними размежеваться и устано­вить добрососедския отношешя, которыя, однако же, наладились лишь съ течениемъ времени.

    Когда старецъ Иринахъ приступилъ къ сооружению храма и жилыхъ помещений на Фаворе, то акрский паша потребовалъ отъ него доказательства правъ на эти постройки иеродиаконъ Нифонтъ, впоследствии назаретский митрополитъ (28 декабря 1898), въ качестве оффи)альнаго представителя Иерусалимскаго патриарха, представилъ фирманъ, выданный бывшимъ акрскимъ пашею Абдаллою въ 1827 г. (31) на право возобновления развалинъ Пребраженскаго храма и темъ положилъ пределъ всякаго рода недоразумениямъ. Съ этой стороны несколько сложнее дело обстояло съ католиками.

     Францискане, увидавъ, что православные ведутъ серьезно дело построения храма на Фаворе, поспешили овладеть второю половиною горы Фавора, съ грандизными остатками бывшихъ здесь некогда латинскихъ сооружений. Но, когда они начали свои постройки въ этой части горы, то протестъ неожиданно для нихъ выразилъ и могущественный въ свое время Иерусалимский католический патриархъ Валерга, который призналъ действия францискаицевъ неправильными въ томъ отношеши, что, по началу, признанному римскимъ престоломъ, латинские монашесие ордена на Востоке не должны приобретать вновь св. местъ и устраивать на нихъ свои частныя учреждения безъ предварительнаго согласия его, какъ лица, въ рукахъ котораго Римъ счелъ необходимымъ сосредоточить управление всеми, вновь прюбретаемыми католиками, владениями, и которому принадлежало направление всехъ делъ католической пропаганды въ Сирии и Палестине. На основании этого начала патриархъ Валерга потребовалъ, чтобы место Преображения на Фаворе принадлежало не францисканцамъ, а всей Западной Церкви и, следовательно, было подчинено ему, какъ патриархy. Генералъ францисканскаго ордена, проживавший в Риме, Бернардино да Монтефранко, чтобы оградить начатая постройки на Фаворе отъ вмешательства  католическаго патриpxa Валерги и местныхъ турецкихъ властей, потребовалъ отъ настоятеля назаретскаго Благовещенскаго монастыря Фра Анжёлло доказательства на право владения разва­линами древняго Преображенскаго храма и прилегающаго къ нимъ участка земли. Оказалось, что франци­сканцы на это приобрели право документомъ отъ того-же акрскаго паши Абдаллы, отъ котораго имели фирманъ и греки, но въ этомъ документе выражено было лишь дозволение инокамъ Благовещенскаго монастыря священнодействовать на Фаворе въ день Преображения. Желая это право подкрепить иными доказательствами, Фра Анжелло просилъ назаретскаго  митрополита  Ни­фонта дать письменное удостоверение, что францисканцы действительно ежегодно ходятъ на св. Гору и   проводятъ тамъ весь день Преображения въ молитве  на тамошних развалинахъ древнихъ католическихъ храмовъ. Митрополитъ Нифонтъ   согласился   на  выдачу  такого документа, но подъ условиемъ получения отъ францисканцевъ подобнаго же завйрительнаго акта, что и греки, въ свою очередь, также ежегодно совершали здесь свое богослужение на своихъ древнихъ  фаворскихъ разва­линахъ. По  получении  этихъ  актовъ, и произошло уже окончательное размежевание между православными и католиками на горе Фаворе, при чемъ те и другие обвели свои владения прочными степами на  мокрой кладке, оставивъ  между стенами нейтральную полосу для дорожки.

     Претензии патриaрха Валерги  увенчались  полнымъ успехомъ лишь после того, какъ ему удалось сломить упорство францисканцевъ и положить пределъ ихъ безконтрольному господствованию на святыхъ местахъ Св. Земли, но фактически и доселе католическия сооружения на Фаворе находятся въ полной зависимости отъ настоятеля францисканскаго Благовещенскаго мона­стыря въ Назарете, откуда на известное число летъ высылается известное число. иноковъ для богослужений, для приема пилигриммовъ и для хозяйственныхъ распоряжений на горе Фаворе. Такая связь Назарета съ Фаворомъ имела весьма благодетельныя последствия для печальныхь руинъ некогда величественнаго католическаго монастыря. На месте Преображения былъ построенъ небольшой, но весьма изящный базиличнаго типа храмъ, обращенный алтаремъ на югъ, а входными дверями на северъ, рядомъ съ нимъ музей, въ которомъ собраны все весьма любопытные и многочислен­ные памятники скульптуры, богослужебныхъ принад­лежностей, надписей и т. п., найденные въ грандюзныхъ развалинахъ древняго монастыря. Рядомъ съ музеемъ, подвигаясь па западъ, имеется обширная сто­ловая для пилигриммовъ, комнаты для ихъ ночлега и помещения для братии и управляющего католическими странноприимными заведениями, обставленными во всехъ отношениях на столько уютно и со вкусомъ, что они могутъ удовлетворять самаго требовательного туриста.

     Въ восточной части католическаго участка нахо­дятся раскопки древней соборной базилки съ явно сохранившимися следами абсидовъ, древнихъ пилястръ, алтарныхъ преградъ, месть для колоннъ, фрагментовъ колоннъ и нарфиксовъ.

     Хорошо тесанные огромные камни въ стенахъ свидтельствуютъ о древности построекъ и по нимъ   можно думать, что въ этомъ древнемъ сооружении сохраняются остатки сооружений  св. Елены. Вся северная  часть двора  католическаго места некогда была застроена: храмами, алтари  которыхъ  ныне съ полною ясностию открыты и очищены  отъ вековаго мусора, и весьма грандизными монастырскими сооружениями.

     Обозръвая писываемыя сооружешя и развалины ка­толическаго места нельзя не придти къ тому вполне вероятному заключению, что владельцами места преображения Господня на Фаворе следуетъ считать католиковъ. За это говорятъ величественныя по истине монументальныя руины на этомъ месте обширныхъ древнихъ христианскихъ сооружений, явившихся здесь безспорно результатомъ важнейших и древнейшихъ христианскихъ преданий, связанныхъ съ этимъ священнымъ местомъ. Что же касается места на Фаворе, где находится ныне греческий храмъ Преображения, то это или место, на которомъ спали апостолы Петръ, Иаковъ и Иоаннъ, когда Господь Иисус Христосъ взошелъ на гору помолиться (Лук. IX, 28, 82), или, какъ свидетельствуютъ все западные паломники и нашъ игуменъ Даниилъ, мъсто, гдъ въ древности стоялъ храмъ во имя пророковъ Моисея и Илии, собеседниковъ Спасителя во время Преображения.

     Религиозная жизнь на Фаворе достигаетъ наивысшаго напряжения и оживления во время великаго поста и сейчасъ после Пасхи, когда приходятъ туда изъ Иepyсалима многочисленные русские паломнические кара­ваны. Въ остальное же время года посетители   Фаворской обители бываютъ немногочисленны—это незначи­тельный группы паломниковъ, почему либо не успевшихъ побывать здесь съ большими организованными Императорскимъ Православнымъ Палестинскимъ Обществомъ караванами, или экскурсанты—учащие и уча­щееся изъ Poccии, или воспитанники Назаретской, имени В. Н. Хитрово, учительской семинарии Общества.

     Къ 6 августу, ко дню праздника Преображения Гос­подня, жизнь на Фаворской горе принимаетъ не только характеръ оживленный, но даже излишне игривый, чуждый совершенно царящему здесь въ обычное время спокойствию и полному безмолвно. Къ этому празднику въ былое время прибывали изъ Иерусалима лишь небольшие караваны паломниковъ съ нанятымъ за свой счетъ проводникомъ-добровольцемъ. Караваны эти, въ виду стоящей въ это время сильной жары въ Иудее и Галилее, совершались сухопутно черезъ Наблусъ и Дженин съ заездомъ въ Назаретъ и Тивермаду, въ крытыхъ фургонахъ на шесть и восемь человекъ въ каждомъ. Но съ 1911 года составляются къ 6 августа уже караваны паломниковъ и на средства Императорскаго Православнаго Палестинскаго Общества, подъ руководствомъ служащихъ у него проводниковъ-черногорцевъ, и совершаются по недавно закопченной шос­сированной дороге черезъ Наблусъ и Дженинъ прямо на Фаворскую гору и въ фургонахъ, и на ослахъ, и на лошадяхъ, и даже по образу пешего хождешя благо­даря легкости дороги. Однако, караваны эти, въ виду глухого паломническаго сезона, не отличаются многолюдствомъ.

     Bce pyccкие паломники въ Фаворской обители поме­щаются или въ общихъ палатахъ, или въ отдельныхъ монаетырскихъ комнатахъ. На Фаворъ къ празднику Преображениия, кроме того, приезжаютъ православные жи­тели Назарета, Кайфы, Кафръ—Ясифа, Акры, Каины и другихъ окрестныхъ селений съ семьями и распола­гаются поэтому за стенами обители въ палаткахъ. Изъ Назарета собираются къ этому времени торговцы съ съестными припасами и разными напитками, разме­щаясь въ палаткахъ или въ ограде монастырской, или за ея чертою.

     Для совершения торжественнаго богослужешя въ этотъ день прибываеть съ своею свитою или назаретский митрополитъ, или даже изъ Иерусалима кто-либо изъ епископовъ синодаловъ, обыкновенно потомъ остающийся здесь въ обители на продолжительное время. ради отдыха и пользования горнымъ живительнымъ воздухомъ и желания укрыться отъ изнурительной зной­ной духоты Святого Града.

     Всемъ гостямъ приветливый игуменъ предлагаеть скромное радушное гостеприимство. Въ виду постнаго времени паломникамъ въ трапезе обители дается но чарке водки, чечевичная похлебка съ мягкимъ хлебомъ, маслины, медъ и чай. Туземцы чай заменяютъ кофе.

     Отдохнувши после утомительнаго пути въ приличныхъ монастырскихъ помещенияхъ и обвеянные живи­тельною прохладою, царящею на высотахъ святой Горы, съ возстановленными силами, бодро паломники, по звону монастырскаго колокола, собираются въ храмъ на торжественное вечернее богослужение, которое совершаетъ владыка съ местнымъ и прибывшимъ духовенствомъ. Нарочито приглашенные певцы стараются празд­ничному богослужению придать великолепие и интересъ исполнениемъ нотныхъ замысловатыхъ аниксандариевъ (стихи псалма «Благослови душе моя Господа»), кекрагaриев (стихиръ на Господи воззвахъ) и доксастариевъ (славниковъ). Кроме обычнаго торжественнаго малаго выхода всехъ священнослужителей для пения «Свете тихий», совершается и благословение хлебовъ на литии, при чемъ, когда стечете богомольцевъ въ храме бываетъ значительное, для совершения литии и благословения хлебовъ выходятъ на монастырский дворъ подъ открытое небо. Такое всенародное богомоление, въ сум­раке быстро наступающей ночи, подъ небомъ, усеяннымъ ярко светящимися звездами, производитъ силь­ное впечатление на молящихся.

     После вечерняго богослужешя богомольцы, записавъ имена своихъ родныхъ и знакомыхъ для поминовений на праздничной литургии и передавъ посильную лепту монастырской братии, выходятъ изъ храма, питъ вечерний чай съ хлебомъ и быстро ложатся спать, чтобы съ первымъ звономъ быть на ногахъ за праздничною заутренею, которая начинается съ разсветомъ.

     Иначе совершенно проводить канунъ этого великаго праздника приезжие туземцы. На монастырскомъ дворе и въ палаткахъ за порогомъ обители всю эту ночь до самой зари царитъ безшабашное веселье: пьютъ раки и ликеры, стреляютъ изъ ружей и пистолетовъ, поютъ народныя песни, танцуютъ, ведутъ шумные разговоры, переходящее нередко въ настоящую драку. Только ударъ монастырскаго колокола къ заутрени прерываетъ эту несвойственную предпразничному временя дикую opгию и водворяетъ тишину въ случайномъ таборе православныхъ христианъ, явившихся на святую Гору праздновать великую тайну преображения Господня...

     Заутреня, на которой   присутствуютъ   все  безъ исключения русские паломники, изъ коихъ  весьма многие и готовятся приступить къ принятию Святыхъ Таинъ — Тела и Крови   Христовыхъ, а равно и некоторые  изъ благочестивыхъ туземцевъ,  совершается обычнымъ порядкомъ, по чину Великой Константинопольской Церкви, до великаго славословия, после котораго непосредственно следуетъ литургия. Если совершаетъ литургию apxиерей по принятому обычаю для праздничныхъ дней, облачение  его происходить   предъ   литургиею   на   средине храма, при чемъ священныя архиерейсюя одежды выносятъ изъ   алтаря   сослужащие съ нимъ иереи,  после возгласа диакона:   «иереи,   изыдите». За  литургиею, а равно и на заутрени произносятся на  славянскомъ языке некоторые ектеньи и возгласы и читаются апостолъ и евангелие на литургии на трехъ языкахъ— греческомъ, арабскомъ и славянскомъ. На великомъ вы­ходи поминаются русский Царствующий Домъ и право­славные государи   греческие,   сербские и черногорские. Въ обычное время литургии говельщики   приступаютъ къ св. Тайнамъ.

     Въ конце литургии служится молебенъ и совершается крестный ходъ вокругъ храма Преображения. На ектеньяхъ  во время этого хода поми­наются имена православныхъ   государей. Туземцы, собравхшеся на монастырскомъ  дворике этому времени въ   значительномъ количестве,  встречаютъ крестный ходъ оживленными приветственными кликами и стрельбою изъ револьверовъ.

     Местные христиане ко дню праздника Преображения приурочиваютъ нередко и крещение своихъ младенцевъ, а равно и время совершения перваго пострига надъ детьми, достигшими уже трехлетняго или даже более возраста. Поэтому въ канунъ  праздника на Фаворе въ обители совершается крещеше младенцевъ, а въ самый день праздника на литургии, по прочтении еваигелия, епископъ читаетъ положенный въ чине крещения молитвы «на пострижете, власовъ» и совершаетъ кресто­образно ностригъ детей, говоря: «Постригается рабъ Божий, имя рекъ, во имя Отца и Сына и Святаго Духа», после чего произносится краткая сугубая ектенья за Bocnpиемника и постригаемаго и совершается отпустъ. По выходъ изъ храма, пострягаемыхъ дътей сажаютъ на коней и съ пениемъ народныхъ песней и радост­ными восклицаньями, при пальбе изъ пистолетовъ, въ сопровождении родителей и родственниковъ, обвозятъ троекратно вокругъ храма, а потомъ все удаляются въ палатки для семейныхъ торжествъ и веселья.

    Pyccкие паломники после литургии отправляются въ монастырскую трапезную, где имъ предлагаются чай съ хлебомъ, маслины, медъ, иногда рыба и чечевичная похлебка. Отдохнувъ послъ богослужения и посетивъ пещеру Мелхиседека и здания католическаго монастыря на месте Преображения, съ грандизными развалинами древнихъ coopyженийi, русские паломники покидаютъ гостеприимную Фаворскую обитель и направляются сухо­путно въ Иерусалимъ но прежней дороге. Туземцы остаются до вечера на Фаворе и проводятъ всю сле­дующую ночь въ танцахъ и песняхъ, празднуя свои семейныя торжества. Большинство изъ нихъ уезжаетъ съ Фавора раннимъ утромъ следующаго дня, а некоторые, ради прохлады и чистаго горнаго воздуха, остаются подъ кровомъ обители гостями игумена несколько дней и после праздника.

Примечания

(1)   Въ виду господствующего значения горы Фаворъ надъ окру­жающею местностью, гора эта сыздавна имела военно-стратегиче­ское значение. Здесь были и римския укрепления. Поэтому, неко­торые ученые не желаютъ въ «горе высокой» видеть гору Фаворъ, а предпочитаютъ ей параллельную гору Ермонъ, какъ более удаленную якобы отъ Mирской суеты и удобную для уединенной моли­твы нашего Спасителя и Его славнаго преображения. Но эти ученые оставляютъ безъ внимания слова апостола Петра, обращенныя въ восхишении къ Спасителю: «Господи, хорошо намъ здесь быть. Вели хочешь, сделаемъ здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии». (Матф. XVII, 4). Какимъ бы пламенным энтузиазмомъ ни обладалъ св. апостолъ Петръ, онъ едва-ли могъ избрать местомъ постояннаго жительства соседний Ермонъ, съ котораго къ тому же и, нетъ возможности созерцать техъ очаровательныхъ картинъ природы, какия открываются въ действительности съ вершины благодатнаго (1.100 футовъ высоты) въ климатическомъ отношении и богатаго растительностью и влагою Фавора.
(2)   Прав, палест. сборн. т. IV, в. И (в. XI) Спб. 1886, стр. 256, 260—261.
(3)   Tobler et Molinier. Itinera Hierosolymitana t. l, pag. 94.
(4)   Ibid pag. 185
(5)   Ibid pag. 230
(6)   Ibid pag. 260.
(7)   А. Норовъ. Путега. по св. Земле въ 1835 г. ч. II, стр. 208. Спб. 1854. Кроме венгерскаго монастыря, на Фаворе были еще церкви: соборная, отли­чавшаяся великолепием, построенная Танкредомъ, и третья, при­надлежавшая клюйскимъ монахамъ (moines des Clygny).
(8)   Tobler et Molinier. Itinera Hierosolym   t. 1 p. 304.
(9)   Это определение вполне отвечаетъ нынешнему положению греческаго храма во имя Преображения Господня
(10) Прав. Палест. Сборн.  III и IX вв. стр. 111—115 Спб. 1885.   
(11) Там же стр.  286.
(12) Прав. Палест. Сборн. в. XXIII (т. VIII, в. II) стр. 8 — 9, 37— 38. Спб. 1889.
(13) Тамъ же т. XIV, в. 1, стр. 2, 11, Сиб. 1895 г
(14) «Раз­валины храма преображения заметны на восточномъ, высочайшемъ крае Фавора, и еще сохранились следы нижняго яруса, куда прежде ежегодно, пишетъ А. Н. Муравьевъ, приходилъ совер­шать литургию греческий епископъ Птолемаиды. Ныне только католические иноки Благовещения вместе съ христианами Назарета, стекаются благочестивою толпою, накануне праздника на священ­ную вершину Фавора. Тамъ проводятъ они и отдыхе или молитве летнюю ночь, очаровательную подъ   небомъ  Востока, окруженные яркимъ течениемъ звъздъ. Еще до рассвета пробуждается Фаворъ ихъ торжественнымъ гимномъ, а солнце, возстающее изъ-за горъ Аравии, первыми лучами озаряетъ  въ  поднятой священной чаше, дивное преображение хлеба и вина въ искупительное Тело и Кровь, и предъ симъ великимъ таинствомъ падаетъ ницъ смятен­ный сонмъ народа, какъ   бы внемлюши   гласу:   «Сей   есть  Сынъ мой   возлюбленный, о немъ же благоволихъ». (Путеш. ко   св.   местамъ въ 1830 г. ч. II,   стр.   182—183   Спб.   1932   г.).
(15) Въ народномъ предании туземцевъ личность создателя нынещняго греческаго монастыря  преображения   на   Фаворе,   старца   Иринарха, почему-то именуемаго иногда  Леонидомъ,  приобрела характеръ мистический, легендарный. Явился онъ, по этому  сказанию,   въ Св. Землю  и  избралъ  для себя  место  жительства въ пустынной горе Фаворъ,   по   указанно Божию, которое дано было  ему въ чудномъ сновидении.  Жилъ   старецъ на св. горе въ полномъ благоволении и любви не только   у христиан и   кочующихъ дикихъ бедуиновъ, но далее у дикихъ зверей. Онъ, по разсказамъ, имелъ   при себъ тигра,   змъю и несколько другихъ дикихъ звърей, который, кормилъ изъ собственныхъ рукъ. Звери не только слушались старца, но не трогали и паломниковъ, приходившихъ къ нему за благословениемъ или советами. Старецъ считался нелицеприятнымъ судьею, советникомъ и прозорливцемъ не только у православных, но и мусульманъ, а по сему находился  всегда въ самыхъ дружелюбныхъ отношенияхъ со всеми. Все охотно шли къ нему на советъ и беседу. Словомъ его все   дорожили и   верили,   что сказанное старцемъ должно непременно исполниться. Такъ, встретивъ однажды по дороге въ Газу купцовъ, гнавшихъ стадо барановъ на про­дажу, старецъ поздоровался съ ними и  сказалъ:  «Машалла, машалла, да сохранить ихъ Богъ для васъ». Купцы в Газъ не про­дали ни одного: барана. На обратномъ пути купцы встретили снова старца и стали жаловаться ему на свою полную неудачу и убытки. Старецъ сказалъ: «милые мои, очень жаль, что вы столько понесли убытковъ. Желаю вамъ сбыть свое стадо съ большею прибылью». У Биръ-Льамира около Назарета стадо барановъ было продано теми же купцами по весьма выгодной цене .... И такихъ разсказов доселе ходитъ в народе очень много.
(16) К. Аверино при Палестинскомъ Комитете и Палестинской Комиссии заведывалъ и русскими странноприимными домами въ Хайфе и Назарете.   
(17)  Пиастръ около 8 к. на наши деньги.
(18) Разумеется рождение второго сына великаго князя—Констан­тина Константиновича, ныне благополучно здравствующаго Августейшаго президента Императорской Академии Наукъ
(19) Дело Палест. Комит. № 15 (бывшаго Азиатск. Департ. № 926) л. 3 об.—1.
(20) Тамъ же л. 11, об.
(21) Тамъ же л. 16.
(22) Тамъ же л. 21.
(23) Тамъ же л. 20, об
(24) Тамъ же л. 23.
(25) Тамъ же л. 26 об., 27
(26) Тамъ же л. 28.
(27) 2 ч. Воспоминаний «за годы   съ 1 июля   1861 по 17 апреля 1864 г.» В. Каминскаго рукоп. Библ. Ими. Прав.Пал.  Общества.
(28) Дело Пал. Комитета № 15 (Аз. Ден. № 926) л
(29) А.Дмитриевский, «Графъ Н. П. Игнатьевъ, какъ церковно-политический деятель на православномъ Востоке», Спб. 1909 г. стр. 28.
(30) «И есть предъ градомъ темъ полне красно уродилося на версе горы тоя,—описываетъ красоты природы Фаворской горы нашъ паломникъ игуменъ Даниилъ,—то есть чюдно и дивно Божие устроениe, еже есть натоль высоце, иже воде быти ту; много бо воды есть на горе той на самомъ версе, то и нивы суть, и винограды добрии и древеса овощна многа суть по горе той, и видети съ нея далече вельми» (Прав.  Пал. Сборн. III и IX в. стр. 112—113).
(31) Симпатичная характеристика этого паши Абдаллы имеется въ книге А. Н. Муравьева «Путешествие ко св. местамъ» т. II, стр. 178—179. Спб. 1832 г.
 
 



[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com