Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Общие исторические обзоры История христианства на Святой Земле Христианство и другие религии в фокусе политики Библейская история, археология и Святая Земля Письменные источники по истории Святой Земли История Святой Земли и христианства в преданиях и жизни других странБиблейские места, храмы и монастыри Праздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Духовная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
Людмила Максимчук (Россия). Из христианского цикла «Зачем мы здесь?»
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи
Православные паломники на Святой Земле в октябре-ноябре 2017 года

Святая Земля в 2016-2017 годах
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
Летопись византийца Феофана.
 
ОТ ДИОКЛЕТИАНА
 
ДО ЦАРЕЙ МИХАИЛА И СЫНА ЕГО ФЕОФИЛАКТА
 
КОММЕНТАРИИ.*
 
1 У Феофана событие помещается под А. М. 5818, т. е. 325/326 г. Однако хронология Феофана не вполне ясна. Под этим же годом упоминается о ссылке антиохийского патриарха Евстафия, низложенного на соборе в Антиохии. Дата собора спорна, существуют датировки 326, 330, 331 и 338 гг. (Handbuch der Kirchengeschichte, II/l, S. 31 u. Anm. 77). Вместе с тем решающая победа Константина I над готами приходится на 20 апреля 332 г. (Klein. Germanen, S. 36; ср.: История Византии, I, с. 172). Известна также надпись 320 г., возвещающая о победе Константина I над готами, на которую ссылается Е. Ч. Скржинская в комментарии к «Гетике» Иордана (Скржинская. Иордан, с. 261). Источник этого сообщения «Хронографии» не выявлен.
2 Стереотипная формула титулатуры византийских императоров, употреблявшаяся в грамотах (Hunger. Prooimion, S. 75, 66, 71 f.).
3 Император Константин I (306—337).
4 Одна из рукописей (g) между словами στρατεύσας и νίκηυ (в переводе после слов «отправившись походом») вставляет: τν Δανούβην περάσας γέφυραν ν ατ νθα μέγας Κωνσταντΐνος γέφυραν ν τ Δανουβίω κτισε λιθίνην κατασκευάσας. Т. е. «переправившись через Дунай, мост на нем там Константин Великий мост каменный на Дунае построил и одержал победу». Возникло, возможно, в результате контаминации двух сообщений: о походе на готов под 325/326 г. и строительстве моста под 327/328 г. Впрочем, эта вставка, видимо, отсутствовала в авторском тексте «Хронографии», так как ее нет и в переводе Анастасия (Theoph. Chron., II, 85.25—27).
5 Византийский историк Зосим (V — начало VI в.) упоминает сарматов, живших в районе Азовского моря и нападавших на империю в 322 г. По А. А. Васильеву (Васильев. Готы, с. 289), — это готы. В IV в. этноним «сарматы» употреблялся также в применении к конгломерату иранских народов в Паннонии (Harmatta. Studies, p. 52). Латинским авторам IV—VI вв. Аммиану Марцеллину, Орозию, Иордану известны сарматы за Дунаем по соседству с квадами (к северу от среднего течения Дуная, в верховьях Эльбы и Одера), в союзе с которыми они нападали на Паннонию (Скржинская. Иордан, с. 233).
6 В Северном Причерноморье готы появляются во второй половине II в. (Altheim. Geschichte, I, S. 319). Вестготы селились в Валахии, Молдавии и современной Бессарабии, остготы — к востоку от Днестра до Дона, северная граница неопределенна (Klein. Germanen, S. 35). Владения вест- и остготов разделял Днестр (Altheim. Geschichte. I, S. 343).
7 У Феофана А. М. 5820, т. е. 327/328 г. Феофан передает сообщение «Пасхальной хроники» VII в. (Chron. Pasch., I, 527 16—17). Полного совпадения датировок «Хронографии» и «Пасхальной хроники» нет: в последней строительство моста датируется 277-й Олимпиадой, 1-м индиктом и консульством Януария и Юста, Януарий и Юст в действительности были консулами в 328 г. (Grumel. Chronologie, p. 348), на этот год приходится и 1-й индикт (ibid.; р. 240), но 277-я Олимпиада падает на 329—332 гг., а 328 г. — это четвертый год 276-й Олимпиады (ibidem). Но поскольку византийский год начинался с сентября (в данном случае 329 г. начинался с сентября 328 г.), то вероятна и датировка «Пасхальной хроники» — 277-я Олимпиада 329 г., что совпадает с 24 годом правления Константина I (начиная с 306 г.), которым помечено событие у Феофана. В отличие от «Хронографии» в «Пасхальной хронике» говорится только о постройке моста и ничего не сказано о подчинении скифов. Упоминание Феофаном скифов сопоставимо с сообщением Иоанна Антиохийского (VII в.) об их покорении Константином I (Ioann. Ant. Fr. 170).
8 Т. е. Константин I.
9 Имеются в виду готы, как это ясно из следующего пассажа «Хронографии»: «Патрикий Траян в своей истории говорит, что скифы на местном [наречии] называются готами» (Theoph. Chron., I, 66.2—3). Распространение этнонима «скифы» на готов засвидетельствовано и для западной традиции, например, у Павла Диакона (Pauli Diac. HR, XI, 15). Α. Α. Васильев допускает, что под скифами разумелись не только готы, нападавшие на империю, но и другие народности, участвовавшие в их набегах, особенно герулы (Васильев. Готы, с. 266).
10 У Феофана А. М. 5860, т. е. 367/368 г. Император Валент (364—378). Источник этого сообщения «Хронографии» не выявлен.
11 В. И. Оболенский — Φ. Α. Терновский переводят: «... Валент, воюя против готов, провел зиму в Маркианополе» (Летопись Феофана, с. 45). В греческом тексте порядок слов следующий: «В Маркианополе Валент, совершая поход на готов, зазимовал там». У Феофана (как, впрочем, и вообще в греческом языке византийского периода) возможно употребление предлога ν + дательный (место) в значении εζ + винительный (направление). Ср., например, Theoph. Chron., I, 28.13, 28, 29.18, 391.7, 19. Если предлог ν употребляется в данном случае для обозначения направления, то изменится и смысл фразы: «Валент, совершая поход в Маркианополь на готов, зазимовал там». Причем глагол παραχειμάζω, употребленный Феофаном, дает возможность перевода «зазимовал подле (рядом, поблизости, около)», т. е. в районе Маркианополя. Анастасий при переводе опускает это предложение. Осенью 369 г. в Новиодуне между готами и Византией был заключен мир, по которому за империей оставались укрепления на левом берегу Дуная, а во владения готов входили земли, ограниченные частью вала Траяна в Бессарабии (между Днестром и Прутом), земли внутри вала (в районе совр. Галаца) и ряд крепостей к северу от Дуная (Klein. Friedensschluss, S. 191 ).
12 У Феофана А. М. 5867, т. е. 374/375 г., точнее 375 г., так как на него приходится смерть императора Валентиниана I (364—375), о которой сообщается под этим же годом.
13 Император Валент. Около 370 г. под натиском гуннов прекратило свое существование государство остготов Германариха (Wagner. Getica, S. 222), простиравшееся на запад от Дона до Карпат и на север до Камы и Оки (Altheim. Geschichte, I, S. 350). B 375 г. гунны переходят границы Восточной Европы (ibid.; S. 57). В этом же году, с разрешения Валента, вестготы, теснимые гуннами, переправляются через Дунай. Валент предполагал расселить их на территории империи как военных поселенцев. Но после того как вожди вестготов были перебиты римским магистром Лупицином, военные действия возобновились уже к концу 376 г. (История Византии, I, с. 177). Что касается остготов, то вопрос о времени их перемещения на запад спорен: с точкой зрения о перемещении остготов на запад уже перед гуннским нашествием (не только на Днестре, но и в Бессарабию до Прута) полемизирует Ф. Альтхайм, по которому остготы в 375 г. еще обитали на Дону (Altheim. Geschichte, I, S. 342; cf. S, 343 f.). Решающее сражение между готами и империей произошло в 378 г. у Адрианополя в восточной Фракии: войско под предводительством императора было разбито, а сам Валент погиб (CMH, IV, Р. 1, р. 26).
14 У Феофана А. М. 5898, т. е. 405/406 г. Константинопольский патриарх Иоанн Златоуст (398—404). Иоанн отправляется в изгнание 9 июня 404 г., сначала в Кукус, но в конце лета 405 г. покидает Кукус; в середине лета 407 г. его переводят в Питиунт, по дороге туда он умирает в Комане 14 сентября 407 г. (Campenhausen. Kirchenväter, S. 149, 151; ср.: Altaner—Stuiber. Patrologie, S. 323). Таким образом, в «Хронографии» под одним годом сведены события трех лет.
15 Т. е. из Константинополя.
16 Город в Армении, к концу IV в. входил в состав провинции Вторая Армения, к которой относились также города Мелитина, Арка, Арабис, Комана и Ариарат (Адонц. Армения, с. 89).
17 Известный в античности и средневековье город на восточном побережье Черного моря, совр. Пицунда. [В книге напечатано «Питиурт», видимо, опечатка, должно быть «Питиунт»— Ю. Ш.]
18 У Феофана экскурс о готах помещен под А. М. 5931, т. е. 438/439 г. Источником этого фрагмента послужило повествование Прокопия Кесарийского (VI в.) о готах (Proc. Bell. Vand, I, 2, 1—13). У Прокопия упоминания о готах относятся ко времени императора Гонория (395—423), а сообщение о потере Ливии при Валентиниане III (425—455) приводится ниже (ibid., 1, 3, 12—21); в «Хронографии» иной порядок изложения — сначала об отпадении Ливии, затем о готах. Феофан опускает ряд уточнений Прокопия этногеографического и исторического характера: о том, что готы прежде назывались савроматами и меланхленами, описание внешности готов, локализацию гепидов во времена Прокопия по обе стороны Дуная, происхождение перечисленных племен от одного народа. Подробный рассказ Прокопия о распространении визиготов (вестготов) в Европе сокращается у Феофана до одной фразы о захвате Аларихом Рима. Наряду с этим в «Хронографии» добавлены отсутствующие в «Истории войн» Прокопия осуждение арианства и отделение от гепидов лангобардов и аваров.
19 Т. е. на левом берегу Дуная.
20 «Готские племена» (Γοτθικά) — конъектура издателя «Хронографии» К. де Боора, введенная им из текста «Истории войн». Все списки «Хронографии» дают чтение Γότθοι, что подкрепляется и переводом Анастасия: erant autem Gothi tunc et gentes multae (Theoph. Chron., II, 103. 21—22). Тем самым изменяется смысл фразы: «... готы и многочисленные племена селились по ту сторону Дуная...» У Феофана, отказавшегося от версии Прокопия о едином происхождении указанных народов, их родство утверждается не столь прямолинейно, как в источнике. Поправка де Боора к тексту «Хронографии» в данном случае, видимо, неоправданна.
21 Иордан сообщает о переселении вандалов в Паннонию при· Константине I; Е. Ч. Скржинская считает возможным их поселение между Тиссой и Дунаем в IV в. (Скржинская. Иордан, с. 149; ср. с. 89 и 262 и след.).
22 Александрийский пресвитер Арий (IV в.) — родоначальник одноименной ереси, осужденной на первом вселенском соборе в Никее (325 г.). Готы приняли христианство в арианском вероисповедании.
23 Императоры Аркадий (395—408) и Гонорий (395—423).
24 Совр. Белград.
25 Совр. Срем.
26 Аларих (ок. 370—410) захватил Рим в 410 г.
27 Монофизитский патриарх Александрии Тимофей, по прозвищу Элур (Кот), смещенный императором Львом I (457—474) и сосланный в Гангры. У Феофана А. М. 5952, т. е. 459/460 г. Вместо Тимофея Элура в патриархи Александрии был рукоположен Тимофей Левк (Салофакиал) — в июне 460 г. (Grumel. Chronologie, p. 443). Таким образом, ссылка Тимофея Элура приходится на 460 г. Источник этого сообщения «Хронографии» не выявлен.
28 Т. е. в Ганграх.
29 Лев I.
30 Согласно Иоанну Никиусскому (VII в.), Тимофей, видимо, был сослан сразу в Херсон (Jean de Nikiou, p. 357).
31 Т. е. Лев I.
32 У Феофана А. М. 5961, т. е. 468/469 г. Источник этого сообщения не выявлен. Речь идет об экспедиции в Африку против вандальского короля Гизериха (428—477), которая была отправлена Львом I в 468 г. (СМН, IV, Р. 1, р. 28, ср.: Kaegi. Decline, p. 40, 44—45). До Льва III (717—741) военно-морской флот находился под командованием стратига Карависиан — στρατηγς τν Καραβισιανν (Bury. System, р. 108—111; ср.: Guilland. Institutions, I, p. 535). В VI в. экзарх — наместник, ведавший военной и гражданской администрацией в так называемых экзархатах, возникших, в частности, в Равенне и Африке после завоеваний Юстиниана I. К концу VI в. экзарх — главнокомандующий крупным войском (Guilland. Institutions, I, p. 393). Здесь скорее всего просто командующий флотом, а стратиг и экзарх — синонимы.
33 Василиск был консулом в 465 р. (Grumel. Chronologie, p. 352), императором с января 475 по август 476 г.
34 Императрица Верина, жена Льва I.
35 Т. е. консул. В V в. консулат считался самой высшей должностью (Guilland. Institutions, II, р. 44).
36 Имеются в виду готы (ср.: «Хронография», комм. 9).
37 Император Зинон (474—475, 476—491). У Феофана А. М. 5966, т. е. 473/474 г., но так как в этом же фрагменте сообщается о смерти Льва I в 12-й индикт, в январе, то 474 г., точнее ноябрь 474 г. (Зинон воцарил самостоятельно спустя 10 месяцев после провозглашения его императором Львом II в феврале). Сообщение Феофана восходит к «Церковной истории» Евагрия (VI в.), причем компилятор изменяет архаизирующую этнонимику источника: вместо варваров-скинитов в «Хронографии» арабы, а вместо гуннов-массагетов просто гунны (Euag. Eccl. Hist., III, 2).
38 На вопрос о том, кого Феофан подразумевает под гуннами в данном случае, едва ли можно ответить однозначно. Гуннский союз племен распадается после смерти Аттилы в 453 г., часть гуннов возвращается в Северное Причерноморье (Moravcsik. Byzantinoturcica, Ι, S. 58), но сомнительно, чтобы эти гунны могли причинить серьезный ущерб империи, о чем пишет наш хронист. Положительного решения не дает и обращение к этнонимике источников «Хронографии». Неизвестно, кого называет гуннами-массагетами Евагрий, но, во всяком случае, не древних массагетов, оттеснивших в VIII в. до н. э. скифов за Дон. Из других авторов VI в. Прокопий называет массагетами кавказских гуннов и гуннов в византийском войске, участвовавших в персидских походах и завоеваниях Юстиниана I в Африке и Италии (ibid., S. 494, 496), а Феофан Византиец — тюрок (ibid., S. 540). Что касается Феофана, то он использует этноним «гунны» в применении к гуннам в районе Кавказа и Меотиды, гуннам-савирам, аварам, болгарам, тюркам (см., например, «Хронография», 516/517, 527/528, 539/540, 572, 625/626 гг.). Авары появляются в Византии в 558 г. (Moravcsik. Byzantinoturcica, Ι, S. 70), приблизительно в это же время империя вступает в контакты с тюрками (ibid., S. 76), так что об их участии в набегах на Фракию 474 г. говорить не приходится. Это нельзя отнести и к гуннам, обитавшим у Азовского моря и на Кавказе. Раньше Византия познакомилась с болгарами, и познакомилась как со своими союзниками: в 480 г. император Зинон воспользовался их помощью в борьбе с остготами (ibid., S. 108). Может быть, Евагрий, а вслед за ним и Феофан имели в виду именно остготов, опустошавших Фракию во второй половине V в.?
39 У Феофана А. М. 5969, т. е. 476/477 г., точнее 476 г., так как Петр— антиохийский патриарх Петр Кнафей — был сослан в сентябре этого года (Devreesse. Patriarcat, p. 118). В. Грюмель дает лишь два патриаршества Петра — 470 и 485 — 489 гг. (Grumel. Chronologie, р. 446—447).
40 В тексте Питиуссан (Πιτιοΰσαν), что является конъектурой К. де Боора на основании латинского перевода Анастасия (Putiussam), списки «Хронографии» дают чтения Πιτιοΰς hx, Πιτιος g, Πυτυος у.
41 Евхаит — город на Геллеспонте, по пути из Амасии в Константинополь, имеется в виду церковь (или монастырь?) св. Феодора в этом городе. Иоанн Никиусский сообщает о ссылке Петра в Евхаит, а не в Питиунт (Jean de Nikiou, p. 359).
42 У Феофана А. М. 5994, т. е. 501/502 г. А. В. Мишулин, пользуясь эрой в 5500 лет, дает неправильную дату — 494 г. (Мишулин. Отрывки, с. 269). Источник этого сообщения «Хронографии» не выявлен.
43 Появившись впервые в 480 г. как союзники Византии, болгары в конце V— начале VI в. опустошают северные пограничные области империи: в 493, 499 и 502 гг. они неоднократно вторгаются в Иллирик, Мизию и Фракию (Moravcsik. Byzantinoturcica, I, S. 108).
44 « ... и возвращаются назад...» (κα πανατρέχουσι) — чтение, введенное К. де Боором в текст «Хронографии» и засвидетельствованное лишь одной рукописью (b), не подтверждается и переводом Анастасия. Оно отсутствует в русском переводе В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского (Летопись Феофана, с. 113; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 269), понявших этот фрагмент, как первое упоминание о болгарах: «... болгары .., о которых никто до того ничего не знал». Вставка издателя мешает такому пониманию: κα πανατρέχουσι тесно связано с последующими словами — πρν γνωσθναι ατούς («прежде чем о них узнали»), хотя в «Хронографии» это первое свидетельство о болгарах.
45 У Феофана А. М. 6006, т. е. 513/514 г. Основным источником, указанным К. де Боором, послужила «Хронография» Иоанна Малалы (VI в.) (Mal. Chron., 402.3—403.3). Феофан изменяет последовательность повествования Малалы. Малала сообщает о захвате Фракии, Скифии, Мизии до Одисса и Анхиала в союзе с гуннами и болгарами, затем о походе стратилата Фракии Ипатия против Виталиана, пленении Ипатия и его выкупе, возвращении Ипатия в Византий (Константинополь), назначении стратилатом Фракии Кирилла, сражении Кирилла с Виталианом, отступлении Виталиана, далее об осаде Виталианом Одисса, убийстве Кирилла и повторном походе Виталиана во Фракию и к Константинополю. Феофан помещает сообщение о захвате в плен Ипатия годом раньше — А. М. 6005 (Theoph. Chron., Ι, 157. 11—19), а об остальных событиях говорит как об одном походе Виталиана. При компилировании Феофаном «Хронографии» Малалы возникло противоречие, вызванное, вероятно, использованием другого источника, параллельного Малале: под А. М. 6005 Феофан говорит о пленении Ипатия, затем — о его участии в иерусалимских событиях (ibid., 159. 1—2), а под А. М. 6006 — о его выкупе из плена (ibid., 160. 28—31), причем с подробностями, отсутствующими у Малалы. Вторым источником «Хронографии» Феофана в этом фрагменте было, видимо, сокращение «Трехчастной истории» автора VI в. Феодора Чтеца VII—VIII вв. (Theod. Ап., 145. 20—31; ср. 149. 28—31), не указанное издателем Феофана. Сомнительна и хронология Феофана: латинский компилятор «Истории» Феодора Чтеца Виктор, работавший над «Историей» в Константинополе вскоре после 565 г. (ibid., S. XXI), датирует сражение Ипатия и Виталиана 510 г. (ibid., 143. 6—10), а не 513—514 г., как у Феофана.
46 Скорее всего подразумевается Нижняя Мизия.
47 Совр. Поморие.
48 У совр. Варны.
49 Стратилат (т. е. полководец) — слово с пространным значением: могло обозначать командующего армией и подчиненных ему генералов, главнокомандующих (в ранний период эквивалент magister militum), а также командующих областью или фемой (Guilland. Institutions, Ι, p. 385; ср. р. 388).
50 Одна из рукописей (b) дает чтение παρεδρεύων, т. е. «осаждая».
51 У Феофана А. М. 6008, т. е. 516/517 г. Источник этого сообщения «Хронографии» не выявлен.
52 Савиры (сабиры), обитавшие, вероятно, в Западной Сибири, между Алтаем и Уралом, были вытеснены оттуда аварами и переселились к северу от Кавказа; в VI в. савиры нападают на малоазийские провинции Византии и участвуют в византино-персидских войнах то на стороне империи, то на стороне-сасанидского Ирана (Moravcsik. Byzantinoturcica, I, S. 68).
53 Как правило, Дербентский проход.
54 У Феофана А. М. 6013 , т. е. 521/522 г. Этот рассказ дошел до нас, наряду с «Хронографией» Феофана, в «Хронографии» Малалы (Mal. Chron., 414. 17—415.21) и «Пасхальной хронике» VII в. (Chron. Pasch., Ι, 615. 4 — 616.6). Фактологическая канва и последовательность изложения совпадают во всех трех памятниках. Сличение текстов Малалы, «Пасхальной хроники» и Феофана показывает, что Феофан строил свое повествование с привлечением обоих источников, о чем свидетельствуют неперекрещивающиеся совпадения (лексические и фразеологические) между Малалой и Феофаном, Феофаном и «Пасхальной хроникой». Дата «Пасхальной хроники» —325-я Олимпиада, 15-й индикт, консульство Флавия Симмаха и Флавия Боэция, т. е. 522 г. (Grumel. Chronologie, p. 244, 353), совпадает с датировкой Феофана 522 г.
55 Император Юстин I (518—527).
56 К. де Боор принимает форму Ζιλγβί . Греческие списки «Хронографии» Феофана дают чтения Ζιλβ b, Ζιλίγβιν у, Ζίλιγβιν x, Ζιλίγδην z; 167.9: Ζιλγβ b, Ζιλίγβις ef, Ζιλίγβης т, Ζίλιγβις x, Ζιλίγδης z; 167.12: Ζιλγβ b, Ζιλίγβι у, Ζίλιγβι x, Ζιλίγδη z; перевод Анастасия — Zelicben, Малала — Ζιλγιβί, «Пасхальная хроника» — Ζιλγβί, Иоанн Никиусский — Ziligdes (Jean de Nikiou, р. 387).
57 В греческом тексте — ξ , в латинском переводе — rex.
58 Шах Ирана Кавад (488—531).
59 Чтение πλθε (т. е. «отправился») дает лишь один список «Хронографии» (b), оно подкрепляется текстом Малалы. Остальные списки сохраняют вариант πέστειλε (т. е. «послал»), что подтверждается переводом Анастасия, direxit ad Persas Zelicbes viginti milia (Theoph. Chron., II, 131.9). Изменяется смысл: Зилгивин не сам отправился к Каваду, а только послал персам 20 тысяч воинов. Впрочем, чтение πλθε предпочтительнее, так как при πέστειλε отсутствует прямое дополнение (у Анастасия прямым дополнением становится viginti milla — греч. μετ χιλιάδων κ').
60 В обращении Юстина I к Каваду, по Иоанну Никиусскому, говорится о том, что Зилгивин должен был по договору во время сражения перейти на сторону ромеев (Jean de Nikiou, p. 387).
61 У Феофана А. М. 6020, т. е. 527/528 г., скорее 528 г., так как до этого говорится о единоличном воцарении Юстиниана I, которое приходится на 527 г. Источником этого фрагмента послужила «Хронография» Малалы (Mal. Chron., 430.20—431.16). Феофан опускает характеристику Боарикс, сообщение о том, что она привела с собой двух сыновей, о дарах Юстиниана I Боарикс и о казни Стиракса. В отличие от Малалы, упоминание о союзе Византии с гуннами у Феофана помещено не в начале, а в конце повествования. Вместе с тем Феофан вносит уточнения в текст источника: Стиракс и Глона — по Феофану, цари «внутренних гуннов», и в Персию они шли через земли Боарикс. Первое сопоставимо с обозначением гуннов Боарикс как «внешних гуннов» у Иоанна Никиусского (Jean de Nikiou, p. 390).
62 Греческие рукописи «Хронографии» Феофана дают чтения Βωαρήξ em, Βωαρίξ f, Βοαρήξ xz; латинский перевод — Boazer, что не подтверждается ни одним греческим списком. У Малалы чтение Βώα ήγισσα, т. е. «царица Боа» (Mal. Chron., 430.20—22,431.8). К сожалению, Феофан не употребляет имени в винительном падеже (Βωαργα?), что затрудняет ответ на вопрос о написании имени (слитном или раздельном) в его «Хронографии». К. де Боор предпочитает слитную форму, хотя ничто не препятствует тому, чтобы читать имя у Феофана раздельно: Βώα ξ. Этимология имени спорна. Д. Моравчик принимает тюркскую этимологию: Bo —ariq (Morawcsik, Byzantinoturcica, II, S. 108). Φ. Альтхайм отвергает ее, предлагая свою, основанную на тексте Иоанна Никиусского: эфиопская форма Wārāks, по Альтхайму, указывает на произношение β с придыханием и возводится им к среднеперсидскому (греч. — Οαράκης, Οράχης; среднеперс. — Varahrān, Bahrām с суффиксом k) (Altheim. Geschichte, II, S. 38). Доводы Альтхайма сомнительны: во-первых, неясно, почему следует отдать предпочтение форме, засвидетельствованной Иоанном Никиусским, во-вторых, Альтхайм упустил из виду, что сам Иоанн Никиусский указывает на «варварское» происхождение имени — «женщина, называемая на языке варваров Боарекс» (Jean de Nikiou, p. 390). Последнее предполагает этимологию скорее тюркскую, чем среднеперсидскую. Есть еще одно обстоятельство, ускользнувшее от внимания Альтхайма и Моравчика и позволяющее внести некоторую ясность, во всяком случае, в греческую традицию имени. Современник Малалы Прокопий в географическом описании Кавказа говорит о реке Боас (Βόας ποταμός), берущей начало поблизости от Цанских гор (Prok. Bell. Pers., II, 29, 14), и ниже добавляет, что по течению этой реки живут гунны, называемые сабиры (ibid., II, 29, 15). Эта река — один из притоков (или истоков?) Фасиса (ibid., II, 29, 16). Таким образом, имя царицы сабиров связывается с названием реки, у которой они обитали, и, может быть, происходит от него. Моравчик (отметим попутно отсутствие в его издании гидронима Боас) приводит также славянскую форму имени — Воа риксъ и форму английского перевода Иоанна Никиусского — queen Воа (Morawcsik. Byzantinoturcica, II, S. 108).
63 Греческие списки «Хронографии» Феофана дают только чтение Βαλάχ, что отличается от Βλχ (Блах/Влах) Малалы (Mal. Chron., 431.2). Βαλάχ — тюркское имя из Balaq/Malaq (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 85—86).
64 В греческом тексте γας.
65 Слова «...другого племени внутренних гуннов...» отсутствуют у Малалы. Из сопоставления с Иоанном Никиусским (см.: «Хронография», комм. 61) можно заключить, что сабиры были «внешними» гуннами, а Стиракс и Глона — «внутренними». Впрочем, греческий текст допускает и другое толкование: «внутренние» гунны объединяли несколько племен, одно из них представляла Боарикс, другое — Стиракс и Глона.
66 Греческие списки «Хронографии» Феофана дают имя без разночтений Στύραξ; у Малалы — Τύραγξ (Mal. Chron., 431.11). Стиракс — греческое имя, известное уже в античности, происходящее скорее от греческого στύραξ — «копье», чем от дигорского stur — «большой» (Zgusta. Personennamen, S. 412, § 1148; ср. S. 150, § 224). В этом смысле тюркская этимология (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 293; ср.: Altheim. Geschichte, II, S. 38) сомнительна. О. Мэнчен-Хэлфен предполагает, что Малала (а вслед за ним и Феофан) изменил незнакомое ему варварское имя в более привычную для греческого уха форму (Maenchen-Helfen. Names, р. 282).
67 Греческие списки «Хронографии» Феофана дают имя без разночтений Γλώνης; у Малалы — Γλμ (Mal. Chron, 431.13). О. Мэнчен-Хэлфен считает, что Феофан сохранил форму источника (Малалы), которая представляет собой грецизированный вариант персидского имени, встречающегося и в других местах «Хронографии», а также у Прокопия Кесарийского (Maenchen-Helfen. Names, p. 282).
68 Т. е. Юстиниану I.
69 Рассказ о гуннах Горды заимствован Феофаном у Малалы (Ма1. Chron., 431.16—433.2). Феофан опускает сообщение Малалы об основании Боспора Гераклом Испанским, о составе войска, посланного Юстинианом в Боспор («ромеи, или италийцы, называемые испанцами»), обмене переплавленных гуннских идолов на милиарисии в Боспоре, заговоре не просто гуннов, но гуннских жрецов, учреждении Юстинианом должности комита Понтийских проливов, и ряд других, менее существенных подробностей. Вместе с тем Феофан вводит в свое повествование подробности, отсутствующие у Малалы: ромеи должны охранять Боспор от гуннов и взимать с них дань, брат Горды причастен к его убийству, гунны уничтожают в Боспоре не только стратиотов, но и трибуна Далмация. Отсутствуют в «Хронографии» Малалы и имена Иоанна Скифа, патрикия Руфина, Годилы. Вероятно, Феофаном был использован какой-то вспомогательный источник, нам неизвестный. О покушении Муагериса на Горду говорит Михаил Сириец (XII в.): Горда был свергнут своим братом, войском и жрецами (Altheim. Geschichte, II, S. 19). Известна надпись, найденная в Тамани, с упоминанием строительных работ в городе. В. В. Латышев приурочил ее к событиям после подавления восстания гуннов и захвата ими Боспора, предложив датировку 533 г. (Латышев. Этюды, с. 658—660). В отличие от Латышева Ю. А. Кулаковский связывает надпись (по Кулаковскому, из Фанагории) с посольством готов к Юстиниану I для назначения им нового епископа в 548 г. (Кулаковский. К объяснению надписи, с. 194—196).
70 В греческом тексте — ξ , в латинском переводе — rex.
71 По Ф. Альтхайму, имеются в виду крымские гунны (Altheim. Geschichte, II, S. 20). Д. Моравчик допускает, что в этом случае под гуннами подразумеваются оногуры в районе Меотиды (Morawcsik. Byzantium, p. 4l).
72 Греческие списки «Хронографии» Феофана дают чтения Γορδς етг., Χορδς d; перевод Анастасия — Gorda , Малала — Γρδ (Маl. Chron., 431.17.). Этимология имени не вполне ясна. Д. Моравчик предлагает тюркско-венгерскую этимологию от Ογurda — «друг огуров» и тюркскую от Qurt — «волк» (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 114). Не отвергая точки зрения Моравчика, Ф. Альтхайм приводит также среднеперсидскую этимологию от gurd — «герой» (Altheim. Geschichte, II, S. 20). Китайское Juan—Juan соответствовало в древнетюркском Qurt, которое имело и значение «волк»; волк был тотемным зверем у тюркютов, в том числе западных; имя Qurt встречается в алтайских именах князей (Haussig. Exkurs, S. 355; cp. S. 429f.).
73 «принял его...» В греческом тексте — δέξατο, в латинском переводе — susceptus est (Theoph. Chron., II, 133.18). Может быть, не просто принял (при дворе), но принял от купели, т. е. был восприемником при крещении. По Иоанну Никиусскому (Jean de Nikiou, p. 390) и Михаилу Сирийцу (Altheim. Geschichte, II, S. 19), Юстиниан I был крестным отцом Горды.
74 Византийская армия состояла из двух элементов: провинциального ополчения и императорского войска. Последнее делилось на четыри корпуса (тагмы): 1) схола; 2) экскувиторы; 3) вигла (или арифм); 4) гиканаты (Guilland. Institutions, I, р. 426; ср. р. 563).
75 В IV в. трибун командовал схолой, но уже до 441 г. он становится комитом схол; в подчинении у доместика числ (τν νουμέρων), наряду с топотиритом и хартуларием, находились и трибуны, они соответствовали комитам других тагм (Bury. System, p. 53, 66).
76 В греческом тексте συναλλάγματα , т. е. «сношения», «договор», «сделка», в том числе и торговые сношения.
77 Эта фраза отсутствует в переводе В. И. Оболенского — Φ. Α. Терновского (Летопись Феофана, с. 137).
78 Сплав золота и серебра.
79 Греческие списки «Хронографии» Феофана дают чтения Μουαγέρην g; Малала — Μοΰγελ (Mal. Chron., 432.12). Согласно Д. Моравчику, имя происходит от венгерского Mod’eri (Moravcsik. Byzantinoturciса, II, S. 192—193); возможно, — это вариант формы Magyar (idem. Byzantium, p. 41). По Иоанну Никиусскому, Муагерис крестился вслед за Гордой (Jean de Nikiou, р. 390).
80 Собственно экс-консул, почетный титул, появляющийся при императоре Маркиане (450—457). Юстиниан I часто награждал им своих приближенных (Guilland. Institutions, II, р. 46 sq.).
81 Один из высших титулов византийской табели о рангах. Был введен императором Константином I, не связывался с исполнением какой-либо должности и мог совмещаться с другими титулами (Bury. System, р. 27—28; ср.: Bréhier. Institutions, p. 102—103; Guilland, Institutions, I, p. 24).
82 У Малалы — готским (Mal. Chron., 432.17), у Иоанна Никиусского — скифским и готским (Jean de Nikiou, р. 391).
83 Греческие списки «Хронографии» Феофана дают форму Βαδούριος в этом месте и Βαουδάριος — в другом (см.: «Хронография», комм. 87) с латинским переводом Baudarius, Bandarius О (Theoph. Chron., II, 141.13), Малала — Βαδουάριος (Mal. Chron., 432.21). Стратилат Фракии при Юстиниане I.
84 У Феофана А. М. 6031, т. е. 538/539 г. Скорее всего до весны 540 г., так как вслед за рассказом о нападении болгар, под тем же годом, помешено сообщение о вторжении Хосрова I в Сирию и захвате им Антиохии, что произошло весной 540 г. (см. СМН, IV, P. 1, p. 602; ср.: История Византии, I, с. 331 и след.). Повествование построено на соответствующем фрагменте «Хронографии» Малалы (Mal. Chron., 437.18—438.20) с существенными изменениями·: у Малалы речь идет о гуннах, у Феофана — о болгарах, согласно Малале после этого набега наступает мир, по Феофану походы гуннов — болгар прекратились позже (см.: «Хронография», 539/540 г.). Об остальных отклонениях Феофана от источника см. ниже в комментарии к данному фрагменту. Д. Моравчик считает, что Малала под гуннами подразумевал болгар, и ссылается на это место в параграфе о болгарах в VII —Χ вв. — явное недоразумение, так как Малала — автор VI в. и в своей «Хронографии» нигде прямо не называет болгар гуннами. Наряду с этим Малала применяет к болгарам другой архаизирующий этноним: о войске Ахилла у него сказано, что оно состояло из тех, кого «тогда называли мирмидонами, а теперь называют булгарами» (Mal. Chron., 97. 20—21). Впрочем, Моравчик сомневается в принадлежности этой фразы авторскому тексту Малалы: возможно, она появилась в результате интерполяции (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 207; ср. S. 234).
85 В греческом тексте — γες, в отличие от «Хронографии» Малалы, где речь идет лишь о «стратигах гуннов» (Mal. Chron., 437.19), хотя ниже (ibid., 438.8) Малала все же называет их γες.
86 Друнг — до Χ в. военное подразделение в византийской армии, составлявшее 1/3 турмы (Dölger. Chronologisches, S. 328, Anm.3; ср.: Stadtmüller. Michael Choniates, S. 301—305). У Малалы друнг не упоминается. Здесь дефектное место в рукописной традиции «Хронографии» Феофана. Два ранних списка (d и h) опускают κα δρούγγου, т. е. просто «два царя со множеством булгар...» Два поздних списка (е и т) дают чтение κα δρουγγ. Остальные списки сохраняют вариант, введенный издателем в критический текст «Хронографии». Вероятно, ближе всего к протографу латинский перевод Анастасия: moti sunt Vulgarum duo reges, Vulger scilicet et Droggo (с разночтением Velger в списке Р; см.: Theoph. Chron., II,141. 11—12), т. е. «напали два царя вулгар, а именно Вулгер и Дрогг, со множеством»... Исходя из текста Анастасия, К. де Боор предлагает конъектуру μετ πλήθουξ, Βούλγαρ κα Δρούγγ, хотя, может быть, было бы правильнее перенести μετ πλήθους, разделяющее δύο γες и Βούλγαρ κα Δρούγγ, в конец, после имен болгарских вождей. Д. Моравчик включает оба имени под вопросом в свое издание (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 98; cp. S. 120). В пользу латинской традиции свидетельствует повторение ею ошибки, общей для всех греческих списков: вместо Скифии Малалы в рукописях «Хронографии» Феофана стоит Λυσίαν, а в латинском переводе — Lyciam.
87 Баударий (о нем см.: «Хронография», комм. 83) выступает здесь как стратилат Скифии, что нельзя понимать как продвижение по службе от стратига к стратилату. Источник «Хронографии» Феофана — «Хронография» Малалы употребляет синонимично «стратилат» (Mal. Chron., 437.21, 438.1, 3, 4), «стратиг» (ibid., 438.10), «экзарх» (ibid., 438.11) в применении к Юстину, Баударию, Констанциолу, Аскуму и Годиле (Guilland. Instituuons, Ι, p. 389—390).
88 Слова «Константин, Годила и услышавший [об этом] стратилат...» находим лишь в одном списке «Хронографии» Феофана (h). К. де Боор ввел их в критический текст «Хронографии», опираясь на аналогичную фразу у Малалы. Правда, в «Хронографии» Малалы фигурирует стратилат Констанциол, а не Константин (Констант в списке g, Констанций у Анастасия), как у Феофана.
89 Слова «... и изнуренные стратилаты обратились в бегство. Булгары преследовали их...» отсутствуют в списках е и т.
90 Номисма — золотая монета, равнялась 12 серебряным милиарисиям, 72 номисмы составляли 1 литру; первоначально содержала около 24 каратов чистого золота (Schilbach. Metrologie, S. 162, 166, 181). Из-за красноватого оттенка называлась также иперпир. У Малалы 10 тысяч номисм (Mal. Chron,, 438.16).
91 В греческом тексте — διος, т. е. «свой», «собственный», относится скорее всего к Акуму — гунну по происхождению. Но, поскольку Акум среди болгар был у себя на родине, может быть, он был непросто гунном (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 59), а протоболгарином?
92 В греческом тексте — γούμενος. У Феофана А. М. 6032, т. е. 539/540 г. Источником послужил рассказ Малалы о походе Мунда (Ма1. Chron., 451.10—15). Однако Малала говорит не о болгарах, но лишь о гуннах и множестве других варваров (ibid., 451.11), о переправе гуннов через Дунай и ссылке пленных болгар в Армению и Лазику, что наводит на мысль о параллельном Малале, к сожалению, неизвестном источнике, использованном Феофаном. Между Малалой и Феофаном есть расхождения и в хронологии. По Малале, сражение произошло в консульство Деция. В правление Юстиниана I было только два консула Деция: Флавий Деций (Децитий) Младший в 529 г. и Флавий Деций Павлин Младший в 534 г. (Grumel. Chronologie, p. 354). Может быть, несовпадение датировок также вызвано влиянием другого источника на «Хронографию» Феофана?
93 Из контекста ясно, что Феофан называет болгар гуннами.
94 Т. е. Юстиниан I.
95 В греческом тексте — νουμέριοι ριθμοί, что, видимо, тавтология. Речь идет об одном из подразделений императорского войска — «числах».
96 У Феофана А. М. 6050, т. е. 557/558 г. Датировку можно уточнить: до сообщения о посольстве аваров упоминается о землетрясениях в Константинополе 19 октября, а затем и 14 декабря 6-го индикта, т. е. 19 октября, 14 декабря 557 г. (Grumel. Chronologie, p. 478; ср. р. 245) а после — о чуме в столице с февраля по июль, т. е. в 558 г. Послы аваров прибыли в Константинополь, видимо, между декабрем 557 и февралем 558 г. Малала дает лишь одну фразу о вступлении послов в город (Ма1. Chron., 489.11—12), но в отличие от Феофана прямо называет аваров гуннами (о гуннах—аварах у Феофана см.: «Хронография», 625/626 г.). Подробное повествование Менандра Протиктора (VI в.) об этом посольстве не содержит параллелей к рассказу Феофана (Men. Prot., 4.3—5.2).
97 Источник, из которого Феофан заимствовал описание внешности аваров, неизвестен, но одна черта этого этнического портрета (длинные, переплетенные волосы) была хорошо знакома средневековым авторам: ее отмечают современники событий византийский историк Агафий (Agath. Hist., Ι, 3, 4), сирийский хронист Иоанн Эфесский (Altheim. Geschichte, I, S. 89), латинский поэт Корипп (Corrip. Laud. Just. min., Praef. 4—5, 111, 262—263).
98 Имеется в виду Нижняя Мизия.
99 У Феофана А. М. 6051, т. е. 558/559 г.; точнее 559 г., так как в «Хронографии» Малалы (Mal. Chron., 490.6), использованной Феофаном в этом месте, нападение славян датируется 7-м индиктом, который приходится на 559 г. (Grumel. Chronologie, p. 245). В изложение Малалы Феофан вводит, положительную характеристику Калоподия, имя Вакха, топографические подробности (Анастасиева стена, названия поселений Нимфы, Хиту, Дрипия).
100 По Д. Моравчику, гунны к западу от Азовского моря и в районе Дуная (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 232).
101 Полководец Юстиниана I, неудачно действовавший в Африке и отозванный императором в Константинополь (Theoph. Chron., Ι, 207. 30—210.23).
102 В. И. Оболенский — Φ. Α. Терновский переводят «Вакха старшего» (Летопись Феофана, с. 179; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 269), но у Феофана это единственный Вакх, без противопоставления его какому-либо другому Вакху.
103 Не исключено, что этот Калоподий идентичен спафарокувикулярию Калоподию — влиятельному лицу при дворе Юстиниана I, на которого жаловались прасины в восстание Ника (ibid., р. 277). Отношеиие Едерма к Калоподию не совсем ясно. В греческом тексте стоит: τν ’Εδερμν, τν στρατηγν Καλοποδίου. Если подразумевать пролуск артикля τοΰ после στρατηγόν, то можно понимать как «Едерм, стратиг, сын Калоподия». Так у издателя «Хронографии» (Theoph. Chron., ΙΙ, 599 s. v. ’Εδερμς) и ее русских переводчиков (Летопись Феофана, с. 179; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 269). Но судя по занимаемым Калоподием должностям, он был евнухом!
104 Кувикулярий (от лат. cubiculum) — дворцовая должность на службе в императорских покоях; ее занимали исключительно евнухи (Guilland. Institutions , I, р. 269).
105 Препозит (от лат. praepositus) — высокий чин в византийской иерархии, начальник дворцовых евнухов и доверенное лицо императора (ibid., р. 335 sq.).
106 Сооружена ок. 512 г. императором Анастасием I (491—518) в 50 км от Константинополя, протяженностью ок. 75 км, от Мраморного моря (у Силиври) до Черного (у Деркоса). Называлась также Длинными стенами (Janin. Constantinople, p. 262—263).
107 Селение приблизительно в 15 км к западу от Константинополя, у моря, может быть, совр. Айясмадереси (ibid., p. 445).
108 Поселение в константинопольском пригороде, на пути от стены Анастасия. Точной локализации Р. Жанэн не дает (ibid., p. 451).
109 Точной локализации Хиту Р. Жанэн не дает, он говорит лишь, что эта деревня располагалась на дороге (sur la route) от Длинных стен к Константинополю (ibid., p. 444—445). Судя по контексту, едва ли все три селения находились на одной прямой: славяне прорвались, видимо, в нескольких местах Анастасиевой стены, к тому же, чтобы обозначить область проникновения варваров, Феофану было необходимо наметить разные направления их движения к Константинополю.
110 Т. е. в Константинополь.
111 Т. е. Юстиниан I.
112 В греческом тексте δημοτεύω, т. е. «принадлежать к дему», но старое, античное значение глагола не соответствует контексту. К. де Боор переводит «вооружил многих из димотов» (Theoph. Chron., II, 737 s. v.), Г. Лампе со ссылкой на Феофана дает значение «призывать на службу в армию» (Lampe. Lexikon, s. v.).
113 Схола — один из корпусов императорского войска, к началу V в. Их было 7; некоторые из них набирались из иностранцев (Bury. System, p. 49). В обязанности схолариев (воинов схол) входила прежде всего охрана днем иночью императорского Большого дворца, где для них предназначался специальный зал — триклиний схол; они должны были принимать участие и в парадах (Guilland. Institutions, I, p. 426).
114 Кивории.
115 Стены, построенные при императоре Феодосии II (408—450) в 413—447 гг., на расстоянии 1,5 км от стен Константина I, протяженностью немногим более 5,5 км; по Прокопию, расстояние между стенами Феодосия и Анастасия равнялось двум дням пути, по арабскому географу Ибн Хордадбеху — четырем дням. В Феодосиевой стене было 10 ворот (Janin. Constantinople, p. 265, 267).
116 Одно из подразделений византийской армии, назначение которого не совсем ясно; возможно, близкое к схолам; в VIII в. протикторы исчезают, вероятно, сливаясь со схолариями (ibid., p. 433).
117 Совет высших должностных лиц при императоре.
118 Синклитик — собственно член синклита, но синклит в узком смысле слова (государственный совет при императоре) следует отличать от совокупности синклитиков вообще — лиц сенаторского ранга, имевших право быть принятыми при дворе и учавствовать в церемониях и процессиях (Bury. System, p. 37 sq.; там же и перечисление различных должностей, относившихся к синклитикам в широком смысле).
119 Т. е. войском варваров. Ряд рукописей (mx) дает чтение ατοΰ, т. е. «его [Велисария] войском».
120 Декатон (буквально «десятое») — поселение в 10 милях от Константинополя, на Via Egnatia между Гевдемоном и Регион (совр. Кючюкчекмеце); в нем была церковь святого Стратоника — не путать с аналогичной церковью в Регион, приблизительно в 3 милях от Декатона (Janin. Constantinople, p. 445, carte VIII; ср.: idem. Geographie ecclesiastique, p. 478—479).
121 Крепость во Фракии; совр. Чорлу.
122 Фракийский город, древнее название Bergulae, переименован в честь императора Аркадия (395—408); совр. Люлебургаз.
123 В Дризипере (поблизости от совр. Кариштиран) существовала базилика, посвященная мученику Александру, известная также под названием «Святой Александр Зупарский» (Delehaye. Saints de Thrace, p. 244, n. 3).
124 Пасха в этом году приходилась на 13 апреля (Grumel. Chronologie, p. 245).
125 Город на Мраморном море, поблизости от Гераклеи; совр. Силиври.
126 Слова «где прорвались варвары» отсутствуют в переводе В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского (Летопись Феофана, с. 179; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 270).
127 В греческом тексте διάπρυμνα — форма, засвидетельствованная всеми списками «Хронографии», но, видимо, надо исправить в διάπρυμνος (слово διάπρυμνα в других источниках не встречается), как предлагает К. де Боор (Theoph. Chron., II, 738 s. v.), т. е. буквально «корабль с двумя кормами» (πρύμνη). Такой тип корабля не упоминается у Ф. Кукулеса (Κουκουλές. Βίος, τ. Υ, σ. 359—366; τ. ΥΙ, σ. 126—138), его нет и у Э. Арвейлер в разделе о категориях и типах кораблей. (Аhrweiler. Byzance, p. 408—418). В. И. Оболенский — Ф. А. Терновский видят здесь «двуярусные корабли» (Летопись Феофана, с. 179; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 270), но, может быть, имеются в виду спаренные (сдвоенные) корабли? Г. Лиддел — Р. Скотт дают значение a ship double-prowed and double-stemed, twin ship (LiddelScott. Lexikon, s. v.).
128 Чтение рукописей группы y ’Ιουστινιανόν ошибочно.
129 В отличие от ранних куропалатов V в., в обязанности которых входил присмотр за материальным обеспечением императорского дворца, куропалат VI в. (один, а не несколько, как прежде) — высокий титул, не связанный с исполнением каких-либо обязанностей, вытекающих из значения слова; иногда обозначал преемника на троне и понимался как эквивалент кесарю (например, в случае с Юстинианом I, назначившим куропалатом своего племянника Юстина, будущего императора Юстина II); с VI по X в. титул жаловался только родственникам императора, причем не регулярно (Bury. System, p. 33 sq.).
130 У Феофана A. M. 6054, т. е. 562 г., так как до этого говорится о пожаре в Константинополе, происшедшем 12 октября 10-го индикта, а 10-й индикт приходится на 562 г. (Grumel. Chronologie, p. 245). Видимо, можно дать более точную дату: события излагаются Феофаном в хронологической последовательности по месяцам — октябрь, ноябрь, февраль, март, затем сообщение о набеге гуннов и далее май, таким образом, нападение гуннов датируется мартом — маем 562 г. Один из списков (с) дает вариант τ δ’ ατ μηνί — в том же месяце, т. е. в марте. Источник этого фрагмента не выявлен.
131 Дефектное место в рукописной традиции. В критическом тексте форма ‛Οβασίπολις, в греческих рукописях — ‛Οβαισίπολις с, ‛Οβεσίπολις h, ‛Οβαισι πολις g (с расстоянием приблизительно в восемь букв между словами), πόλις у (от βαισι); у Анастасия — Hobes civitas (Theoph. Chron., II, 147.4). К. де Боор предлагает конъектуру Νόβαι πόλις (город в Мизии).
132 Неясно, какие гунны имеются в виду. Д. Моравчик помещает это известие в разделе о гуннах VI—VII вв. к западу от Азовского моря и в районе Дуная (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 232).
133 В списке с чтение πλήθους στρατιωτν — «со множеством воинов».
134 Т. е. Персию, но это не вяжется со смыслом контекста. У Анастасия только civitatem (Theoph. Chron., II, 147.6). Удачна поправка издателя: περιοικίδα вместо κα τν Περσίδα, т. е. «город и окрестности».
135 Т. е. в июле. У Феофана А. М. 6055, т. е. июль 563 г.
136 Греческие списки «Хронографии» Феофана дают только чтение ’Ασκήλ, у Анастасия Ascelti regis с вариантом Ascelsti в списке Ρ (Theoph. Chron., II, 148.20), вероятно, вследствие слитного прочтения греческого текста ’Ασκήλτουηγός (вместо принятого в издании К. де Боора разделения ’Ασκλ τοΰ ηγός), откуда латинское Asceltus. Собственно говоря, слитное написание не исключено и для греческой традиции: на этом, например, основана конъектура И. Маркварта — ’Ασκηλτο[ρ] ηγός, отождествившего Аскила со Скультором (Scultor), известным по Кориппу (Coripp. Laud. Just. min., III, 390; ср.: Marquart. Streifzüge, S. 354), что было принято Д. Моравчиком (Moravcsik, Byzantinoturcica, II, S. 75). Иное толкование у Г. Хауссига, не прибегающего к поправкам греческого текста: As-kel — это алтайское название местности, «город асов», по аналогии с Саркелом, ошибочно перенесенное на имя вождя (Haussig. Exkurs, S. 424 u. Anm. 579).
137 В греческом тексте — ξ.
138 Гермихионы (ермихионы), по Д. Моравчику, персидское название тюрков в VI в. из среднеперсидского Karmīr Xyōn (красный хион). Тем самым Моравчик отождествляет кермихионов (Κερμιχίωνες), персидский эквивалент тюркам, по свидетельству Феофана Византийца, и ермихионов Феофана (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 158 f.). Иначе у Г. Хауссига: хион — среднеперсидское обозначение варваров, живущих к северу от Окса, а первая часть этнонима известна как имя собственное у паннонских аваров, в протоболгарских надписях и в «Именнике болгарских князей». Согласно Хауссигу, речь идет об алтайских кочевых народах, обитавших на северо-восточной границе с Ираном, возможно, к востоку от озера Балхаш. Часть племени мигрировала на запад, в Европу (Haussig. Exkurs, S. 424 f. u. Anm. 581; ср.: Altheim — Haussig. Hunnen, S. 19 f.). Лучший, с точки зрения К. де Боора, список «Хронографии» (b) дает форму ‛Ερμηχιόνων, введенную издателем в критический текст. В остальных списках засвидетельствованы варианты ‛Ερμηχιόνων c, ‛Ερμιχιόνων g, ‛Ερμηχίων ν em, соотносящиеся с чтением Ermechionorum в переводе Анастасия. Однако одна из рукописей латинского перевода (Н) подтверждает разночтение ‛Ερμηχιόνων греческого оригинала: Hermechionorum. Густое придыхание в греческом могло передавать звук kh, т. е. ‛Ερμηχίονες допустимо толковать как параллель к Κερμιχίωνες или Γερμηχίονες, что говорит в пользу этимологии Моравчика.
139 Греческие списки «Хронографии» Феофана дают только чтение βαρβάρων; ср. barbarorum Анастасия (Theoph. Chron., II, 148.20). Издатель предлагает конъектуру ’Αβάρων, оставляя ее, впрочем, под вопросом. Принимая поправку К. де Боора, Г. Хауссиг основывает на ней локализацию гермихионов: авары в данном случае — население Западной Туркмении и киргизских степей к северу от нее, соответственно гермихионы — народ, живший среди аваров, они обитали в Согдиане и, более того, были одним из аварских племен, откочевавшим вместе с аварами на запад (Haussig. Exkurs, S. 424 f., Anm.581; ср.: Altheim—Ηaussig. Hunnen, S. 19 f.). Построения Хауссига вызывают сомнения. Прежде всего конъектура де Боора необязательна: слова «племени, обитающего среди варваров, поблизости от океана» не лишены смысла и внутренне непротиворечивы. Но если даже принять осторожно высказанное предположение де Боора, мнение Хауссига остается спорным. Неясно, почему в аварах следует видеть обитателей Западной Туркмении и киргизских степей. Современные описываемым событиям византийские авторы помещают аваров в Восточном Приазовье и к северу от Кавказа: по Евагрию, авары — скифский народ в равнинах за (над) Кавказом (Euag. Eccl. Hist., 196.6—8 = V, 1), а Менандр Протиктор помещает аваров, в рассказе об их первом посольстве в Константинополь в 558 г., где-то по соседству с аланами (Меп. Prot., 4.3—6), т. е. опять-таки в районе Северного Кавказа. Понимание фразы связано и с другого рода трудностями. Если соглашаться с переводом «гермихионов, племени, обитающего среди варваров», то нельзя оставить без изменения порядок слов в оригинале: τοΰ σωθεν κειμένου отделяет от τν βαρβάρων артикль τοΰ. Поэтому, видимо, следует, во-первых, опустить τοΰ между κείμενου и τν βαρβάρων, а во-вторых, поставить τν βαρβάρων между σωθεν и κειμένου (последнее, возможно, необязательно). Фраза после поправок выглядела бы следующим образом: τοΰ σωθεν τν βαρβάρων κειμένου θνους. Перевод Анастасия едва ли может быть использован для внесения изменений в текст «Хронографии», так как папский библиотекарь, думается, сам не вполне понял смысл оригинала. Его версия звучит: «В этом же году (а не месяце, как у Феофана. — И.Ч.) в Константинополь (нет у Феофана, вставлено издателем в текст «Хронографии» из латинского перевода.— И. Ч.) пришли послы Асцельта (об Аскиле — Асцельте см.: «Хронография», комм. 136), царя ермихионов, расположенного (лат. positus est, отнесено к Асцельту, что неверно, а не к народу.— И. Ч.) среди племени (а не племени, обитающего среди, как в оригинале.— И. Ч.) варваров поблизости от океана» (Theoph. Chron., II, 148. 19—21). Нам кажется, можно обойтись без конъектур, если попытаться понять это предложение несколько иначе, чем русские переводчики Феофана (Летопись Феофана, с. 183) и его интерпретатор Хауссиг. Τν βαρβάρων можно понять как несогласованное определение к τοΰ... θνους, т. е. «народ варваров» или «варварский народ», а σωθεν κειμένου, не связывая с τν βαρβάρων, толковать как «лежащий внутри, во внутренних [областях]», что в целом дает: «варварский народ, обитающий во внутренних [областях]».
140 У Феофана А. М. 6064, т. е. 571/572 г. Источником послужила «История» Феофилакта Симокатты VII в. (Th. Sim. Hist., III, 9, 7—11). По Симокатте, персы подкупили аланов с тем, чтобы те убили послов турок, проходивших через земли аланов. В этом персов обвиняли ромеи. Симокатта датирует начало войны с персами седьмым годом правления Юстина II, т. е. 572 г., что совпадает с хронологией Феофана.
141 Слова «... которых мы обычно называем турками...» заимствованы Феофаном из другой книги «Истории» Симокатты (Th. Sim. Hist., I, 8, 5; ср. III, 6, 9; IV, 6, 10). Турки, согласно Феофану Византийцу (VI в.), обитали к востоку от Танаиса (Theoph. Byz., 446.19—21).
142 Юстин II (565—578). Списки группы x дают чтения πρς τν ’Ιουστιανόν, что ошибочно. У Анастасия — ad Iustinum. Цель посольства заключалась в том, чтобы убедить Юстина II не вступать в союз с аварами (Theoph. Byz., 446.21—447.7).
143 Появление этнонима «аланы» в западных источниках при императоре Тиберии (14—37) Ф. Альтхайм рассматривает как terminus ante quem для их первого проникновения в Предкавказье (Altheim, Geschichte, I, S. 60). В IV в., к моменту гуннского нашествия аланы обитали не к западу, как предполагали ранее, а к востоку от Дона (ibid., I, S. 342). Но формирование аланской материальной культуры (в частности, представленной аланскими катакомбными могильниками), видимо, следует относить к более позднему времени — V в. (Кузнецов. Аланские племена, с. 30). Аланы в VI в. локализуются на основании сведений о них у Прокопия Кесарийского. По Ю. А. Кулаковскому, «с юга аланы граничили с сванетами (Σουνίται), с запада — с племенем брухов (или врухов, Βροΰχοι), которые отделяли их от авазгов, т. е. абхазцев, занимавших поморье, с востока — с гуннами-сабирами, которые владели восточным кавказским проходом» (Кулаковский. Аланы, с. 140), т. е. Дербентом. Картографируя катакомбные могильники, В. А. Кузнецов приходит к выводу, что в основную территорию аланов после V в. входила вся центральная часть Северного Кавказа от верховьев Кубани на западе до реки Аргун на востоке; что касается распространения аланов далее на восток, то Кузнецов отодвигает восточную границу до реки Сулак в Северном Дагестане, часть сармато-аланов помещает в Южном Дагестане на границе с Кавказской Албанией, принимая, в конечном счете, за восточный предел Дербентский проход (Кузнецов. Аланские племена, с. 30; ср. с. 34—35). Решение вопроса о восточной границе аланских земель зависит от того, что понимать под Каспийскими воротами Прокопия. Кулаковский видит в них Дарьяльское ущелье (Кулаковский. Аланы, с. 139), с чем соглашается М. И. Артамонов (Артамонов. Очерки, с. 123). В. Ф. Миллер (Миллер. Этюды, III, с. 44—45), а вслед за ним и Кузнецов (см. выше) отождествляют Каспийские ворота Прокопия с Дербентом. Независимо от трактовки географии Прокопия нельзя упускать из виду свидетельство этого византийского историка, писавшего о множестве племен (наряду с аланами) в этих районах, в том числе абасгах, зихах, гуннах-сабирах (Proc. Bell. Pers., II, 29, 15).
144 Литра — греческое соответствие латинскому libra. В VI/VII вв. литра весила ок. 322 г, в VII—IX вв. — ок. 320 г (Schilbach. Metrologie, S. 166). Как денежная единица литра содержала 72 номисмы (ср. «Хронография», комм. 90).
145 Имеются в виду крепости пограничных между Византией и Ираном областей в районе Кавказа.
146 Феофан не уточняет, какие это были племена, но в применении к VI в., видимо, следует думать прежде всего о кавказских гуннах, в частности гуннах-сабирах (ср.: «Хронография», комм. 52).
147 Феофан, как это следует из греческой рукопной традиции и латинского перевода, ошибся при передаче имени: у Феофилакта Симокатты и Евагрия — Маркиан.
148 У Феофана А. М. 6066, т. е. 573/574 г. Сообщение Феофана сопоставимо с рассказом «Церковной истории» Евагрия (VI в.). У Евагрия вторжение аваров упоминается ретроспективно: перед захватом ими Сирмия и провозглашением Тиверия кесарем Юстин II заболел и государством фактически управлял Тиверий, родом фракиец, которого прежде Юстин II посылал на аваров, но Тиверий чуть было не попал в плен, так как его воины, по словам Евагрия, не могли вынести даже внешнего вида аваров (Euag. Eccl. Hist., V, 11). Повествование Евагрия — вероятно, не прямой источник «Хронографии»: у Евагрия не говорится о Дунае и не упоминается титул Тиверия комит эскувиторов.
149 Т. е. Юстин II.
150 Будущий император Тиверий I Константин (578—582).
151 Экскувиты (эскувиты, или экскувиторы) — одна из частей императорской дворцовой гвардии, организованная, вероятно, при Льве I (457—474); подчинялась до VIII в. комиту эскувиторов (Bury. System, p. 57—58). Очевидно, аналогично комиту схол — званию, следующему за топотиритом (заместителем) командующего тагмой схол (доместика схол); в тагме схолариев было 30 комитов (Guilland. Institutions, I, p. 432). С VIII в. во главе эскувиторов стоит доместик (Bury. System, p. 57—58; cp.: Guilland. Institutions, I, p. 428).
152 Перевод В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского двусмыслен: Тиверий был побежден, «ибо нечаянно был захвачен варварами» и отступил (Летопись Феофана, с. 189).
153 У Феофана А. М. 6076, т. е. 583/584 г. Под этим же годом Феофан помещает сообщение о провозглашении Маврикия ипатом во 2-й индикт, который падает на 584 г. (Grumel. Chronologie, p. 246). Сведения о походе славян почерпнуты Феофаном из «Истории» Феофилакта Симокатты (Th. Sim. Hist., I, 7,1—6). Феофан значительно сокращает повествование Симокатты: по Феофилакту, экспедиция проходит в несколько этапов — сначала Коментиол побеждает славян (Ардагаст не упомянут) у реки Ергиния во Фракии, затем, в конце лета, встречается с Ардагастом у Адрианополя, где проводит ночь, на следующий день отступает к крепости Ансин и там вступает в сражение, и лишь после этого Коментиол изгоняет славян из Астики (области между Адрианополем и Филиппополем). Хотя Феофан и изменяет последовательность изложения Симокатты (Феофилакт сначала рассказывает о войне со славянами, а затем — о провозглашении Маврикия ипатом и походе Филиппика в Персию), наш хронист все же точно передает хронологию своего источника: по Симокатте, Маврикий провозглашен ипатом на второй год своего правления, т. е. в 584 г., а на следующий год, т. е. в 585 г., Филиппик, назначенный стратигом востока, отправляется в Персию (ibid., I, 12; cp. 13, 1—3). Датировки войны со славянами Симокатта не дает, но он говорит, что она началась вскоре после переговоров Маврикия с аварами (ibid., I, 6, 4—6), а сами переговоры состоялись после захвата аварами Сирмия, которым они овладели незадолго до вступления Маврикия на престол в 582 г. (ibid., I, 3,3—4). Таким образом, следуя за Симокаттой, переговоры можно датировать 582—583 гг., а нападение славян — 583/584 г., как это и у Феофана. Греческая традиция дает форму χαγάνος/хаган — более правильную, чем qaγan/каган. Согласно Г. Дёрферу, тюркская иерархия выглядела следующим образом: бек — глава племени, хан — глава федерации племен, хаган — глава империи, большой федерации племен; если титул «хан» сохранялся постоянно в тюркских диалектах, то «хаган» засвидетельствован лишь в древнетюркском, а в среднетюркском заменяется на «хакан» (Xaqan) — обратное заимствование из персидского; титул, этимология которого спорна, вероятно, заимствован тюрками от их предшественников по господству в степях руан-руан (Doerfer. Elemente, III, S. 141—142, 164, 177—179). Западные авторы, например современник Феофана Павел Диакон, как параллель хагану дают rex (Pauli Diac. HL, IV, 37). В переводе Анастасия добавлено chaganus Avarum (Theoph. Chron., II, 155. 26—27).
154 Димы — византийские цирковые партии (о них см.: Dagron. Capitale, p. 353—364; Cameron. Factions).
155 Полководец императора Маврикия, принимавший участие в войнах империи с аварами, славянами и персами; был убит узурпатором Фокой.
156 Город в юго-восточной Фракии, совр. Одрин, назван в честь императора Адриана (117—138), в V—VI вв. входил в провинцию Гемимонт, располагался на экономически и стратегически важном пути, пересекавшем Балканский полуостров (совр. трасса Белград — Константинополь) у слияния рек Хеброс (Марица) и Тунджа (Filippson. Das byzantinische Reich, S. 95, 107—108).
157 Шах Ирана Хормисд IV (579—590). У Феофана А. М. 6080, т. е. 587/588 г., но так как в начале повествования о событиях года говорится о войне Византии с лангобардами в 6-й индикт, то, видимо, 588 г. (Grumel. Chronologie, p. 246). Источником фрагмента является «История» Симокатты (Th. Sim. Hist., III, 6, 7—9). У Феофилакта события излагаются не в хронологической последовательности: после рассказа о походе в Сванию помещено сообщение о смерти Хосрова I (579 г.) и воцарении Хормисда (III, 18,11), а затем о назначении Варама стратигом (ibid., III, 18,11), хотя как стратиг он действует уже в рассказе об экспедиции на Кавказ. Феофан отступает от хронологии источника: Феофилакт датирует поход на Сванию восьмым годом правления Маврикия, т. е. 589 г., в то время как Феофан соединяет в одно войну с лангобардами 588 г. и историю свержения Хормисда в 590 г. При компилировании Феофан тесно связал поход в Сванию и победу персов над турками, чего нет в «Истории» Симокатты, по которой Хормисд посылает Варама в Сванию. Варам, неожиданно там появившись, захватывает Сванию; далее следует фраза: «После того как гунны с востока, которых персы обычно называют турками, были разгромлены Хормисдом, царем парфян, Варам перенес военные действия в Колхиду» (Th. Sim. Hist., III, 6, 7—9). Размер дани, взимаемой персами с турок, передан Феофаном точно.
158 Феофан отступает от текста источника: по Симокатте, одни советовали Хосрову бежать к туркам, другие — спасаться в Кавказских или Атропатенских (т. е. в южном, иранском, Азербайджане) горах (ibid., IV, 10,1). И здесь (ср.: «Хронография», комм. 157) Феофилакт, в отличие от Феофана, не связывает прямо Кавказ и земли турок.
159 У Феофана А. М. 6081, т. е. 588/589 г. Рассказ о турках заимствован у Феофилакта Симокатты (Th. Sim. Hist., V, 10, 10—15), причем без существеных изменений. Симокатта использует архаизирующую этнонимику: турки у него названы «восточными скифами».
160 Список d дает вариант λιμοΰ... γενομένου, т. е. «был голод»; в латинском переводе — pestilentiam.
161 Регулярное употребление союза ς с изъявительным наклонением выражает предложение цели («чтобы страна была спасена»); ς (=στε) с инфинитивом обозначает следствие («так что страна была спасена»); наш перевод отступает от нормативной грамматики, приближаясь к пониманию Анастасия: et hinc salus in patria facta est (Theoph. Chron., II. 164.13).
162 У Феофана А. М 6083, т. е. 590/591 г. Дату можно уточнить: Маврикий выступает в поход в начале весны, тогда же происходит и солнечное затмение — 30 марта 591 г. (Grumel. Chronologie, p. 461); поход был непродолжительным, поэтому встреча со славянами приходится, очевидно, на весну 591 г. Известие о славянах почерпнуто Феофаном из «Истории» Симокатты (Th. Sim, Hist., VI, 2, 10—16). Сокращая повествование Симокатты, Феофан ничего не говорит о причине появления славян в Византии; в то время как Феофилакт рассказывает, что славяне, приняв дары аваров, но отказавшись от союза с ними, направили хагану ответное посольство, которому тот попытался помешать вернуться на родину, нарушив посольский обычай.
163 Список g опускает δυτικοΰ, т. е. просто «у океана».
164 В греческом тексте — τοΐς θνάρχαις, что Анастасий передает как principibus gentis (Theoph. Chron., II, 165.24).
165 В греческом тексте — ο ταξίαρχοι, транскрибированное Анастасием (ibid., 165.24—25).
166 По Симокатте, 15 месяцев (Th. Sim. Hist., VI, 2, 13).
167 Город во Фракии (совр. Монастир) на Via Egnatia; в V—VI вв. входил в провинцию Вторая Македония (Philippson. Das byzantinische Reich, S. 94, 105).
168 У Феофана А. М. 6085, т. е. 592/593 г. Повествование Симокатты, на котором построено изложение в «Хронографии» Феофана (Th. Sim. Hist., VI, 6,2—9,15), помогает уточнить дату и маршрут похода. Согласно Симокатте, Маврикий послал Приска на Дунай в начале лета (т. е. лета 593 г.); в середине лета войско собирается у Гераклеи; на седьмой день по прибытии в Гераклею там устраиваются учения войска; затем Приск направляется к Дризипере, где проводит 15 дней, а оттуда идет в Доростол; таким образом, у Доростола Приск появляется в конце лета 593 г.
169 Фракийский город.
170 Симокатта называет имя главы этого посольства: Кох. Феофан опускает пространную речь Коха, обращенную к Приску (ibid., VI,6, 7—12), в которой, в частности, говорится, что недавно Приск заключал мир между аварами и ромеями.
171 Списки группы у опускают фразу со слов «Я пришел...» до слов «...услышав о том». Здесь ошибка писца, пропустившего строку (максимум две) между двумя союзами τι... τι. Рукописи и Анастасий дают чтение «с варварами» вместо «с аварами».
172 Приск, если следовать Симокатте, переправился через Дунай на двенадцатый день (Th. Sim. Hist., VI, 7, 1), видимо, после приезда в Доростол.
173 Анастасий переводит praedam copiosam captam (Theoph. Chron., II, 167.7), т. е. «захваченную большую добычу», что соответствовало бы греческому αχμαλωσίας τε κρατήσαντες πολλς. После победы над Ардагастом в византийском войске начались волнения из-за дележа трофеев; Приск успокаивает ромеев (Th. Sim. Hist., VI, 7,6—16).
174 По Симокатте, на шестой день (ibid., VI, 8,4), вероятно, после победы над Ардагастом.
175 По Симокатте, в сражении со славянами отряд Татимера захватил в плен 50 славян (ibid., VI, 8,7).
176 Списки групп xz дают форму κράτησαν (3-е лицо мн. ч.), а группы у — κράτησεν (3-е лицо ед. ч.), перевод Анастасия подтверждает последнее чтение — tenuit (Theoph. Chron., II, 167.16), но едва ли оно приемлемо, так как затрудняет понимание контекста: «...гепид... показал ромеям дорогу... и одержал верх над варварами».
177 В греческом тексте — ξ, чему соответствует rex перевода Анастасия.
178 В греческом тексте — σημεΐον, что равнозначно μίλιον; протяженность византийской мили точно установить не удается, в ранневизантийский период (особенно, когда речь шла о Балканах) пользовались римской милей (1480 м); для приблизительных вычислений Э. Шильбах предлагает считать византийскую милю равной 1574,16 м (Schilbach. Metrologie, S. 32, 33—36). Таким образом, Мусукий, если верить Феофану, находился приблизительно в 48 км. Однако в источнике «Хронографии» употребляются не мили, а парасанги (Th. Sim. Hist., VI, 9,1), тем самым изменяется и расстояние. В парасанге 4 мили, его длина 6296,64 м (или 5920 м?) (Schilbach. Metrologie, S. 41 f.), т. е., по Симокатте, до Мусукия было около 180 км. Скорее всего парасанги Феофилакта — дань античной традиции, а не реальное расстояние. Впрочем, это не делает текст Феофана более ясным: не известно, через какую реку переправляется Приск, чтобы напасть на славян. Во всяком случае, это не Дунай, так как через него византийское войско уже перешло. Маршрут Приска за Дунаем восстанавливается по Симокатте: на второй день (не сказано, после чего, но, может быть, после сражения, с Ардагастом?) Приск переправляется через реку Иливакий и соединяется с таксиархом Александром; Александр переходит через соседнюю реку (название не упоминается), сталкивается со славянами и преследует их; в погоне за славянами ромеи попадают в болото, из которого им помогает выбраться гепид; по его совету Приск посылает гепида к Мусукию за лодками, якобы для переправы уцелевших воинов Ардагаста; Мусукий дает однодеревки для перевоза через реку Паспирий; ромеи, захватив лодки, переправляются и в полночь нападают на Мусукия (Th. Sim. Hist., VI, 8,9—9,11). Итак, Приск углубляется в земли славян за Паспирием на 30 миль (или парасангов).
179 Список h дает чтение φόβον вместо φόνον, т. е. «напугав варваров».
180 У Феофана А. М. 6086, т. е. 593/594 г. Источником послужила «История» Симокатты (Th. Sim. Hist., VI, 10, 1—3), но в отличие от Феофана Симокатта не говорит о том, что это был второй поход Приска к Дунаю (πάλιν τν ’Ίστρον καταλαβόντος).
181 Т. е. император Маврикий (582—602).
182 Сообщение о приказе императора зимовать за Дунаем у Феофилакта следует за известием о победе над Мусукием, т. е. Приск еще не переправлялся обратно за Паспирий.
183 Император Маврикий. У Феофана А. М. 6087, т. е. 594/595 г. Феофан передает рассказ Симокатты (ibid.,VI , 11, 2—21) с существенными изменениями (о них см.: «Хронография», комм. 185, 188).
184 Здесь через Дунай. В. И. Оболенский — Φ. Α. Терновский добавляют при переводе «т. е. на южную сторону Истра» (Летопись Феофана, с. 207).
185 Смысл не вполне ясен. Перевод В. И. Оболенского — Φ. Α. Терновского («А затем и сам Каган заблагорассудил переправиться через реку...») ошибочен (там же, с. 207). Толкование Анастасия (sique amnem transire) не помогает пониманию греческого текста. Может быть, οτω употреблено здесь в условно-временном значении (ср. οτω после причастий = πειτα), т. е. «и после этого [на этих условиях?] переправиться через реку» [разрешить переправу]. У Симокатты ничего не говорится о дани за переправу; он сообщает о намерении хагана приказать славянам перейти Дунай (Th. Sim. Hist.,VI, 11,5), а затем о посольстве Феодора, приводя при этом слова хагана о том, что ромеи прошли по его земле и нанесли ущерб его подданным (ibid., VI, 11,7—18).
186 В греческом тексте — κύριος (ср.: «Хронография», комм. 267 — о титуле болгарских ханов κύριος Βουλγαρίας), в латинском переводе — dominus (Theoph. Chron., II, 168.11—12).
187 В греческом тексте — θνος, употреблявшееся в византийское время, как правило, по отношению к «варварским» народам, не принявшим христианство.
188 По Симокатте (Th. Sim. Hist.,VI, 11, 18—20), Приск с трудом уговорил воинов поделиться с хаганом добычей; ромеи отдали аварам 5 тысяч пленных. Слова «... а на усмотрение Приска [предоставляет], если он захочет чем-нибудь из добычи почтить хагана» отсутствуют в переводе Анастасия (Theoph. Chron., II, 168.25—28). У Феофана А. М. 6089, т. е. 596/597 г. в повествовании о событиях этого года используется «История» Симокатты (Th. Sim. Hist., VII, 3,1—5,10). Феофан значительно сокращает рассказ Симокатты, искажая при этом смысл оригинала. Согласно Симокатте, Петр отправляется от Асима (крепости в Нижней Мизии) в Новы (город поблизости от Асима, на берегу Дуная); Феофан же при компилировании перенес события, происшедшие в Асиме, в Новы (ibid., VII, 3,1—10; ср.: Theoph. Chron., I, 274, 31—275.13). Феофилакт не говорит о том, что Петр вернул аварам добычу в двойном размере, но лишь о богатых дарах (Th. Sim. Hist., VII, 4,7).
190 Вероятно, имеются в виду подвластные аварам болгары, нередко принимавшие участие в их походах на Византию (ср.: Moravcsik, Byzantinoturcica, Ι, S. 108), иначе трудно объяснить, почему болгары «полагались на мир с хаганом». Судя по топонимам, которые мы находим у Симокатты, действие развертывалось в Нижней Мизии и, видимо, за Дунаем. Михаил Сириец, однако, сообщает, что император Маврикий поселил как федератов в Верхней и Нижней Мизии, а также в Дакии пришедших к нему болгар, совершивших позже (в 602 г.) набег на Фракию (Altheim. Geschichte, I, S. 91; ср. II,S.28f.). По Симокатте, болгар было 110 (Th. Sim. Hist., VII, 4,1).
191 По Симокатте, Петр посылает лазутчиков переправиться через соседнюю (может быть, с Дунаем?) реку (без названия), узнать о продвижении противника, но они были схвачены славянами, которые, узнав о планах Петра, устраивают засаду на переправах (ibid., VII, 4.8—13).
192 Совр. Яломица. Дорогу к Иливакию ромеям показал какой-то варвар (так у Симокатты — см. ibid., VII, 5,6). Греческие списки «Хронографии» дают формы ’Ηλβακία f, ’Ιλβακία hmx, Ιλβακία без придыхания е, ’Ιλβακίω g; К. де Боор предпочитает вариант, засвидетельствованный Симокаттой, — ‛Ηλιβακία; у Анастасия — Heliciam (Theoph. Chron., II,170.13).
193 У Феофана А. М. 6094 , т. е. 601/602 г. Дату можно уточнить: упоминаемые выше женитьба сына Маврикия Феодосия датируется ноябрем 5-го индикта, а смерть епископа Мелитины Домициана — 11 января, что указывает на 602 г. (Grumel. Chronologie, p. 246). Дата А. В. Мишулина, пользовавшегося эрой в 5500 лет, — 594 г. — неправильна (Мишулин. Отрывки, с. 276). Феофан опускает немаловажные подробности, присутствующие в «Истории» Симокатты, на которой построено изложение в «Хронографии» (Th. Sim. Hist., VIII , 5, 5—6, 1). Петр прибывает сначала в Паластол, где и проводит лето, а с началом осени отправляется в Дарданию; Маврикий узнает о решении аваров воевать с ромеями в конце лета.
194 Совр. Железные ворота на Дунае. В. И. Оболенский — Φ. Α. Терновский переводят «при водопадах» (Летопись Феофана, с. 215).
195 Апсих назван в «Хронографии» стратигом. Г. Хауссиг предлагает этимологию ’Αψίχ = Absiγ, где *Absiγ (или *Av—siγ) понимается как прилагательное от существительного av со значением «охота»; добавляя к *Avsiγ qan, исследователь истолковывает имя как «хан, любящий охоту» (Haussig. Exkurs, S. 361).
196 Ипостратиг — еще в IX в. главнокомандующий войсками фемы (при условии, если титул стратига носил сам император); видимо, с VII в. термин означал и заместителя стратига (Guilland. Institutions, I, p. 385).
197 Группа списков fmxs дает чтение τν ναυτν, т. е. «моряков», рукопись е — τν ατν, т. е. «тех же самых»; первый вариант мог возникнуть в результате повторения ν перед ατν; схожее написание ν и υ, вероятно, привело к превращению τν ’Αντν в τν ατν. Κ. де Боор включил в критический текст «Хронографии» чтение «Истории» Симокатты. Анастасий при переводе опустил этот фрагмент. В. И. Оболенский — Φ. Α. Терновский, пользовавшиеся боннским изданием Феофана, переводят «перевозчиков» (Летопись Феофана, с. 215; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 276). Этимология этнонима «анты» спорна. М. Фасмер видит в нем иранское соответствие древнеиндийскому antya — «находящийся на краю, на конце», от anta — «конец»; этнонимы с аналогичным значением — германское племя маркоманнов и украинцы (Altheim. Geschichte, I, S. 94). Признавая эту этимологию наиболее вероятной из всех существующих» Ф. П. Филин все же дает новую: автор считает, что этноним тюркского (аварского) происхождения (тюрк. ant — «клятва», монг. ańda, and — «побратим»); по мнению Филина, славяне, побежденные аварами, были приведены ими к клятве племенных вождей на союзническую верность (Филин. Заметка, с. 268 и след,; там же обзор остальных точек зрения). Ф. Альтхайм допускает распространение антов (или их части) в конце VI в. на запад до среднего течения Дуная (Altheim. Geschichte, I, S. 72). С этого момента этноним исчезает в византийских источниках, что Филин объясняет, исходя из предложенной им этимологии, распадом аваро-славянского союза, а следовательно, и исчезновением термина, обозначавшего союз (Филин. Заметка, с. 268 и след.).
198 В. И. Оболенский — Φ. Α. Терновский переводят «перевозчиков» (Летопись Феофана, с. 215; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 276).
199 Император Ираклий (610—641), армянского происхождения, сын экзарха Африки Ираклия (Кулаковский. История, III, с. 19, прим. 1; ср.: Ostrogorsky. Geschichte3, S. 72). У Феофана А. М. 6115, т. е. 622/623 г., но так как счет по годам отстает от счета по индиктам, то следует прибавить один год — 623/624 г., точнее 624 г., поскольку Ираклий отправился из Кавказской Албании в Персию весной (Theoph. Chron., Ι, 309.4). Повествованием о правлении Ираклия начинается часть «Хронографии», условно называемая самостоятельной (ее непосредственные источники не сохранились); начиная с этого фрагмента, параллелью к сообщениям Феофана может служить «Краткая история» («Бревиарий») константинопольского патриарха Никифора (806—815), использовавшего то же, что и Феофан, неизвестное нам сочинение.
200 Вопрос о том, кто подразумевается под гуннами в данном случае, спорен. Э. Герланд предполагает, что Ираклий отправился в земли сабиров (Gerland. Feldzüge, S. 358, Anm.4), но последнее свидетельство о них в византийских источниках относится к 578 г. (Моravcsik. Byzantinoturcica, I, S. 68). К тому же сабиры, даже если они и продолжали существовать как самостоятельная народность, едва ли могли в VII в. оказать Византии, существенную поддержку в ее борьбе с сасанидским Ираном. По Ю. А. Кулаковскому, император не переходил Кавказский хребет, он направился в области, заселенные саками, — Сакашен, Шакашен в северной части Утии (Кулаковский. История, III, с. 343—344), что неверно, так как саки исчезают уже в первые века нашей эры. Я. А. Манандян предлагает другое объяснение этому месту, считая его испорченным: вместо Οννων, по Манандяну, следует читать Σύννων; Ираклий отступал из Албании (из района Тарнаута) по евлах-шушинской дороге, через Шушу и Герюсы в область Сюнии (Манандян. Маршруты, с. 141). Однако серьезных оснований для конъектуры к тексту Феофана нет: греческая рукописная традиция и латинский перевод Анастасия дают единогласно чтение «гуннов» (с вариантом Ονων в списке g). Д. Моравчик, не определяя более точно этнической принадлежности этих гуннов, помещает их, весьма неопределенно, в районе Кавказа (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 232). Этноним «гунны», так же как и «скифы», широко применялся византийскими писателями вплоть до XV в., обычно как архаизм. В VI—X вв. гуннами называли в основном болгар, болгарских оногуров, утигуров и кутригуров, аваров (ibid., S. 233—235), но в VII в. их не было на Кавказе. Между тем Феофан (вслед за Феофилактом Симокаттой) прилагает этноним «гунны» к тюркам (Theoph. Chron., Ι, 245. 14—15; ср.: Th. Sim. Hist., Ι, 8,5 и «Хронография», 572 г.), причем это упоминание гуннов — последнее перед анализируемым фрагментом. Смешение гуннов с тюрками восходит, возможно, к иранской традиции: по словам Симокатты, у персов принято называть восточных гуннов турками (Th. Sim. Hist., III, 6,9; ср. о наименовании гуннов турками в северо-восточном Иране — Altheim. Geschichte, I, S. 85). Не исключено, что и здесь Феофан имел в виду тюрок, к союзу с которыми Ираклий стремился (см. «Хронография», 625/626 г.). Наконец, совсем, необязательно истолковывать выражение π τν τν Οννων χώραν в сугубо этнонимическом смысле, как земли какой-то конкретной гуннской народности. Феофан знал, что на Кавказе, к северу от Кавказа, в восточном Приазовье обитали гунны (см.; «Хронография», 516/517, 572, 588 гг.). Тем самым Кавказ был страной гуннов вообще, и фразу π τν τν Οννων χώραν можно понимать топонимически, как синоним Кавказу (Чичуров. О кавказском походе, с. 261—266). Место не совсем ясно: все списки «Хронографии» дают чтение ταΐς τούτων δυσχωρίαις (= είαις у), что требует при себе предлога ν (отсюда конъектура К. де Боора κν ταΐς τούτων δυσχωρίαις, оставившего, впрочем, в критическом тексте τς — δυσχωρίας). Принятый издателем вариант распространяет управление предлога π не только на τν — χώραν, но и на τς — δυσχωρίας. Перевод Анастасия — in regionem Hunnorum et per horum loca difficilia (Theoph. Chron., II, 192.22) — неточен, так как под δυσχωρίαι, видимо, следует подразумевать горные проходы, ущелья, через которые Ираклий собирался пройти или в которых он хотел укрыться от преследования персов.
202 Шах Ирана Хосров II Парвез (590—628). У Феофана А. М. 6117, т. е. 625/626 г.
203 Шахрвараз (Сарварос Феофана) — персидский военачальник.
204 Хосров вооружил две армии: одну — под командованием Шахина (Саина Феофана), другую — под предводительством Шахрвараза. Войско Шахина, в помощь которому Хосров дал 50 тысяч воинов из армии Шахрвараза, должно было помешать действиям Ираклия в Лазике, в то время как Шахрвараз получил приказ вступить в переговоры с аварами, болгарами, славянами и гепидами (Theoph. Chron., Ι, 315.7—10).
205 Φ. Баришич отказывается видеть в этом сообщении Феофана упоминание о союзе аваров и персов в 626 г.: персы, в отличие от аваров, не готовились к осаде; речь шла скорее о согласовании двух самостоятельных акций, чем о военном союзе; участие персов, по Баришичу, минимально — они вступили в сражение на пятый день осады, 2 августа; нападение на Константинополь явилось итогом агрессивной политики аварского хагана, а не результатом действий аваро-персидской коалиции; Феофан упрощает события (Barišič. Le siège, р. 390—391). Думается, веских причин для скептицизма Баришича нет. Если разделять сомнения исследователя, то рассказ Феофана в целом утратит смысл: почему Хосров посылает Шахрвараза к Константинополю именно в 626 г., а не раньше, коль скоро война Византии с персами началась уже в 622 г.; цель Хосрова ясна (отвлечь Ираклия от военных действий в Иране), как ясны и ответные меры византийского императора (разделение войска ромеев и поиски союза с турками). Последнее (переговоры с турками) оказалось весьма действенным: узнав о них, Хосров направляет послание Шахрваразу с приказом возвращаться на родину (см.: «Бревиарий», ок. 622 г.). Пассивность персов в осаде столицы не может служить аргументом, поскольку основная задача войска Шахрвараза состояла, вероятно, в том, чтобы помешать посланной Ираклием армии оказать помощь Константинополю. Наконец, синхронизация действий аваров и персов, что Баришич признает, сама по себе свидетельствует в пользу целенаправленности политики Ирана в данном случае.
206 Отождествление аваров с гуннами характерно не только для византийских авторов (Феофана, Симокатты, Малалы), но и для западных, в частности Павла Диакона (Pauli Diac. HL, I, 27; II, 10; IV, 11,26, 37; HR, XVII, 23).
207 Участие болгар в осаде Константинополя 626 г. упоминается также Георгием Писидой (Giorgio di Pisidia. ΒΑ, 197).
208 Здесь у Феофана форма Σκλάβοις. Греческий этноним происходит от *slovêne, откуда греческое Σλαβηνοί, но эта форма быстро перешла в Σκλαβηνοί, так как сочетание звуков σλ для греческого языка чуждо. Наряду с последней формой употреблялась и более редкая Σθλαβηνοί. Когда Σκλαβηνοί стали считать прилагательным, этноним приобрел форму Σκλάβοι, которая встречается уже у Малалы, в «Пасхальной хронике», у Георгия Писиды, наряду со Σκλαβηνοί, затем у Феофана и в «Чудесах св. Дмитрия Солунского» (Dölger. Ein Fall, S. 19, Anm. 1; ср.; Голубцов. О термине «склавины», с. 47 и след.). Славяне в это время занимали Далмацию, Верхнюю и Нижнюю Мизию, Дакию, Дарданию и часть Македонии (Στράτου. Βυζάντιον, τ. Ι, σ. 294—296; Dvornik. The Slavs, p. 42). Вопрос о положении славян в аварском войске сложен. С. Станоевич, базируясь на сообщениях Феофана и Никифора (см.: «Бревиарий», 626 г.), приходит к выводу, что речь идет о свободных славянах, союзниках персов и аваров, которые шли на своих лодках с нижнего течения Дуная Черным морем к Константинополю (Станојевић. Византија, II, с. 24). Впрочем, Станоевич не исключает целиком возможности участия в осаде подвластных аварам славян (там же, с. 24). В отличие от Станоевича Б. Графенауэр на основании анализа различных источников заключает, что участвовавшие в этой войне славяне были подчинены аварам и вся власть находилась в руках аварского хагана (Grafenauer. Nekaj vprašani, str. 78—79). Слова Никифора о симмахии (Nic. Brev., 18.7), которые Станоевич понимает как свободное славяно-аварское союзничество, Графенауэр переводит «употребише их у заједничком бојю» («воспользовались ими в совместном бою»). Перевод Графенауэра принят в ВИИНЈ, I, с. 220, 240. А. Стратос, говоря об осаде Константинополя аварами, не касается вопроса о положении славян в аварском войске, хотя и замечает, что отношения между аварами и подвластными им народами к этому времени обострились, о чем свидетельствует, в частности, восстание славян Богемии и Моравии в 622 г. (Stratos. Avar’s attack, p. 371). Как бы то ни было, по Феофану, Шахрвараз должен был объединить (в греческом тексте συμφωνήσας, т. е. дословно «согласовав»; ср. concordia sociaret — «объединил согласием» в латинском переводе) аваров с другими народами (болгарами, славянами и гепидами), но была ли необходимость в объединении аваров со славянами, если последние находились в безусловном подчинении у первых? Славяне составляли большую часть сухопутного (пешего) войска и флота, авары — кавалерии, согласно Ф. Баришичу (Barišič. Le siège, p. 394), с чем соглашается А. Пертузи (Giorgio di Pisidia. Poemi, p. 214).
209 Участие гепидов в осаде упоминается только Феофаном. В одном из западных источников мы встречаем гепидов еще во второй половине IХ в. (Kos. Conversio, str. 132; ср.: Grafenauer. Nekaj vprašani, str. 118; ВИИНЈ, I, с. 220, п. 5). Гунны, о которых Писида говорит в описании осады Константинополя 626 г., отождествляются А. Пертузи с гепидами Феофана (Giorgio di Pisidia. Poemi, p. 214).
210 Анастасий переводит hanc unanimiter obsiderent (Theoph. Chron., II, 195.31), т. е. «единодушно осадили его», что послужило основанием для конъектуры Л. Тафеля ταύτην μοθύμως πολιορκήσωσιν.
211 Феодор носил титул куропалата, жаловавшийся родственникам императора. В 628 г., после заключения мира с персами, Ираклий послал его освобождать занятые персами византийские города (Theoph. Chron., Ι, 327.19—24).
212 Шахин (Саин Феофана) — один из полководцев Хосрова. В 626 г. потерпел поражение от византийской армии под командованием Феодора. Умер в том же году (ibid., I, 315.22—24; ср.: Ostrogorsky. Geschichte 3, S. 86).
213 Лазика — область на восточном побережье Черного моря, древняя Колхида.
214 Подобно Феофану, турками называет хазар и патриарх Никифор (см.: «Бревиарий», ок. 622, 628—629 гг.). В рассказе об этих событиях Никифор пишет, что Ираклий послал дары властителю турок, а тот обещал заключить с ним союз (там же, ок. 622 г.). Во главе этого посольства, по Мовсесу Каганкатваци, стоял некто Андрей (Каганкатваци. История, с. 109). Согласно М. И. Артамонову, Ираклий заключил союз с Западнотюркютским каганатом, но основную силу каганата в Европе составляли хазары, собственно тюркютов, видимо, было немного, чем и объясняется тот факт, что византийские и армянские источники называют союзниками Византии хазар; причину того, что византийские историки нередко именуют хазар восточными турками, Артамонов предполагает в известности хазар как подданных тюркютского каганата (Артамонов. История, с. 155 и след.; ср.: Moravcsik. Zur Geschichte, S. 87 u. Anm. 2).
215 Здесь Дербентский проход. Дербентские укрепления были построены во второй половине VI в. сасанидским Ираном для защиты от нападений турок (Бартольд. Краткий обзор, с. 777).
216 Рукописная традиция «Хронографии» засвидетельствовала следующие формы: ’Αδραϊγάν] Adrahigae Α, ’Αδροηγν dy , ’Αδροηγαν sine асc. с; у Никифора (Nic. Brev., 17,10) — Адорбадиган (’Αδορβαδίγανον), у Прокопия — Адарбиган / ’Αδαρβιγάνων (Proc. Bell. Pers., 259.27), у Феофилакта Симокатты (Th. Sim. Hist., 154.17, 165.16, 173.2) — Адрабиган (’Αδραβιγάνων). Здесь речь идет о Южном (Иранском) Азербайджане, северо-западной провинции Персии, древней Мидии — Атропатене.
217 В греческом тексте к Зиевилу прилагается титул стратига.
218 Рукописная традиция «Хронографии» дает разночтения: Ζιεβήλ ds, Ζιέβήλ т, cf, Ζιέβηλ 316.5,11, Ζιεβλ г, sine асc. с; 316.11 Ζιεβλ dz; у Анастасия в форме Zihebil (Theoph. Chron., II, 196.10, 13, 19, 21). У Мовсеса Каганкатваци в рассказе об этих событиях фигурируют «наместник северного царя, именем Джебухаган, второй в царстве его...» и племянник хагана Шад, посланный им на помощь Ираклию (Каганкатваци. История, с. 110). Джебухаган армянского источника соответствует «эриставу Джибго» грузинских (Сумбат Давитис-дзе. История и повествование о Багратионах, с. 29; Обращение Грузии, с. 44). Вопрос об идентификации Зиевила решается неоднозначно. Э. Шаванн отождествляет его с Джебухаганом, предводителем хазар, и отказывается видеть в Зиевиле Тунг-ябгу (T’ong jabgou), хагана западных турок, хотя и говорит, что оба лица действовали в одно и то же время и косвенно были причастны к смерти Хосрова II Парвеза (Chavannes. Documents, р. 256). Полководцем хазар называет Зиевила Д. Моравчик, приводя как параллель армянский и грузинский варианты имени (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 130 f.). Против сопоставления Зиевила с хазарским ябгу-хаганом возражает Д. Данлоп, исходя скорее из армянских, чем из византийских источников. По Данлопу, вторым в хазарской иерархии после хагана был бек, но бек, согласно более поздним арабским источникам (Данлоп не дает на них ссылки), должен был происходить из другого (нежели хаган) рода, что противоречит сообщениям армянских авторов (Джебухаган — брат «царя севера»), кроме того, Данлоп считает несовместимыми высший титул (Джебухаган) и подчиненный ему (второй после хагана) в одном лице. По мнению Данлопа, Зиевил — не хаган Хазарии и не носитель хазарского титула (бек или ябгу, тем более что титул ябгу редко появляется в применении к хазарам), а правитель западных тюркютов, второй по отношению к хагану тюркютов вообще (западных и восточных); предположительно Данлоп отождествляет Зиевила с хаганом западных тюрков, известным по китайским историческим сочинениям, опубликованным Шаванном (Chavannes. Documents, p. 52), резиденция этого хагана располагалась к северу от Ташкента (Dunlop. History, р. 30 sq.). Ссылаясь на китайские источники и труд армянского историка VII в. Себеоса (точнее Хосрова — см. Колесников. Иран, с. 26), Г. Хауссиг пишет, что Зиевил идентичен Тунг ши-ху, хагану северо-западных тюрков, правившему в Согдиане (Haussig. Exkurs, S. 307, Anm. 86). Греческая форма Ζιέβηλ объясняется Хауссигом как контаминация тюркских слов Ğjebu (= yabgu) и ilig (= царь); в это время тюркюты произносили yabgu как Ğjebu; соединение yabgu и ilig в титуле хагана, правившего в Бактрии, встречается как в китайских источниках, так и в легендах монет; тюркское ilig соответствует в Ζιέβηλ иранскому šah (ibid., S. 434 f.). Верхушка восточнотюркской иерархии, по свидетельству китайского историка Линг-ху Тэ-фена (583—666), выглядела следующим образом: ябгу, шад, тегин, се-ли (Sse-li-fa) и тудун; все должности, делившиеся на 28 классов, были наследственными (Liu Mau-Tsai. Nachrichten, S. 8—9). Г. Дёрфер уточняет: за хаганом следовали один малый хаган (Klein-Khagan) и четыре младших хагана (Unter-Khagane), т. е. два шада и два ябгу, избиравшиеся из сыновей или братьев хагана и назначавшиеся для управления областями (Doerfer. Elemente, III, S. 162); в целом верховная иерархия большого древнетюркского союза (т. е. восточных и западных тюрков) состояла из шести человек, а малых союзов — из трех, т. е. хагана, ябгу и шада (ibid., II, S. 396), Учитывая материал китайской средневековой историографии, вероятно, можно модифицировать отождествления Зиевила, предложенные Шаванном и Данлопом—Хауссигом: в большой федерации тюркских племен ябгу не был, строго говоря, вторым человеком после хагана (даже если не принимать во внимание малого хагана), поскольку в ней было два ябгу (левый и правый); тем самым отпадает сопоставление Зиевила с хаганом западных тюрков. На втором месте ябгу мог стоять в малом союзе тюрков, что, думается, дает основания видеть в Зиевиле ябгу-хагана западных тюрков Тунг ши-ху. Кстати сказать, наше предположение не противоречит этимологии Хауссига, коль скоро Ζιέβηλ не является абсолютным соответствием ябгу-хагану — «хану-соправителю» (Mit-Chan), как его называют Альтхайм —Хауссиг (Altheim—Haussig, Hunnen, S. 23, Anm. 61). Μ. Α. Сейидов объясняет yabγu из тюркского как «великий строитель, творец, творящий, повелитель» (Сейидов. Заметки, с. 113— 114).
219 Я. А. Манандян, вслед за Ю. А. Кулаковским относит поход Ираклия на Кавказ к 627 г. (Манандян. Маршруты, с. 147; ср.: Кулаковский. История, III, с. 93 и след.), хотя Феофан помещает рассказ о нем под 626 г. Последнюю дату принимают Г. Гельцер и Ш. Лебо (Gelzer. Abriss, S. 948; Lebeau. Histoire, XI, р. 117—119). М. И. Артамонов считает, что союз хазар с Ираклием был заключен в конце 626 г. (627 г., по Каганкатваци, маловероятен), а встреча византийского императора с Зиевилом у Тифлиса (Тбилиси) произошла в 627 г. (Артамонов. История, с. 146), несмотря на то, что Феофан сводит оба события под одним 626 г. Между прочим Никифор сообщает о встрече у Тифлиса до повествования об аваро-славянской осаде Константинополя в 626 г. (см.: «Бревиарий», ок. 622 г.).
220 Далее в переводе В. И. Оболенского — Φ. Α. Терновского «и как бы пораженные величием царя» (Летопись Феофана, с. 235). Происхождение фразы в переводе неясно.
221 Феофан, очевидно, понимает это как церемонию проскинезы, введенную, согласно Прокопию, при византийском дворе Юстинианом I (Proc. Hist. arc., 30, 21—26). Все подданные должны были распластываться ниц перед императором и целовать его ноги. Исключение составлял только патриарх. Эта церемония, как предполагает Р. Гийан, была заимствована у персидского двора (Guilland. Institutions, Ι, p. 144). Впрочем, Б. Н. Заходер, ссылаясь на арабские источники, пишет об аналогичной церемонии у самих хазар (Заходер. Свод, с. 143 и прим. 170). Никифор, описывая встречу Ираклия с Зиевилом, говорит, что василевс назвал властителя турок своим сыном, возложил ему на голову корону, устроил пир, подарив Зиевилу всю утварь с императорского стола, в придачу с императорскими одеждами, и обещал ему в жены свою дочь Евдокию (см.: «Бревиарий», ок. 622 г.).
222 В греческом тексте — ο ρχοντες.
223 Греческие списки «Хронографии» Феофана дают чтения ρχηγένιου fhm, ρχιγένιον е; конъектура Л. Тафеля ρτιγένειον (т. е. тот, у кого на подбородке пробивается пушок); Анастасий переводит primogenitum (перворожденный); К. де Боор принимает вариант остальных рукописей — ρχίγένειον, переводя его как lanuginosus — «с пушком на подбородке» (Theoph. Chron., II, 733 s. v. ρχιγέγειος). Классический греческий язык, видимо, не знал слова ρχιγέγειος, во всяком случае оно не засвидетельствовано у Г. Лидделл — Р. Скотта, где даны формы ρχιγένεθλος = ρχέγονος (original, primal), ρτιγένεθλος = ρτιγενής = ρτίγονος (только что, недавно рожденный) и ρτιγένειος ( с пробивающейся бородкой) (Liddell—Scott. Lexikon, s. v.). ’Αρχιγένειος Феофана все же ближе к ρχιγένεθλος = ρχέγονος или ρχίγονος со значением перворожденный, т. е. старший. Впрочем, словарь Г. Лампе приводит значение, принятое де Боором, с указанием на то, что это слово особенно часто употреблялось в описании внешности Христа (Lampe. Lexikon, s. v.), В. И. Оболенский — Φ. Α. Терновский переводят «...пробивался первый пушок на бороде...» (Летопись Феофана, с. 235). Отправляясь от чтения, включенного де Боором в критический текст «Хронографии», М. И. Артамонов предполагает, что здесь имеется в виду младший сын ябгу-хагана Мохошада Були-шад (Артамонов, История, с. 147), хотя прилагательное ρχιγένειος — едва ли достаточное для этого основание: безбородым мог быть и старший сын (ср. перевод Д. Данлопа а beardless boy — Dunlop. History, р. 30). О старшем сыне, Тардуш-шаде, говорит и Г. Хауссиг (Haussig. Exkurs , S. 307 u. Anm. 86). У Каганкатваци фигурирует лишь племянник хагана Шад (Каганкатваци. История, с. 110).
224 Никифор не определяет количества воинов, полученных Ираклием от хагана (см.: «Бревиарий», ок. 622 г.). Каганкатваци пишет о тысяче всадников, отправленных Джебуханом вместе с послом Ираклия Андреем на помощь василевсу (Каганкатваци. История, с.110). Цифра Феофана подтверждается анонимной сирийской хроникой 1234 г. (Пигулевская. Иран, с. 268).
225 В грузинских источниках, напротив, сообщается о том, что «эристав Джибго» был оставлен Ираклием для осады Тифлиса (Сумбат Давитис-дзе. История и повествование о Багратионах, с. 29; Обращение Грузии, с. 44).
226 Город на малоазийском берегу Босфора, напротив Константинополя; совр. Кадыкёй (Honigmann. Synekdemos , 690.4),
227 Авары подступили к Длинным стенам 29 июня 626 г. Основные, современные событиям, источники — «Пасхальная хроника», написанная вскоре после 628 г., и историческая поэма Георгия Писиды «Аварская война». Себеос в рассказе об осаде Константинополя персами ничего не говорит об аварах (Себеос. История, с. 78). Для аваров 626 г. был критическим: с этого момента Аварский каганат практически исчезает с византийского горизонта (Stratos. Avar’s attack, р. 376), хотя неизвестный автор правления Льва V Армянина (813—820) упоминает аваров, принимавших (на стороне болгар) участие в византино-болгарской войне 811 г. (Grégoire. Un nouveau fragment, р. 423 et n. 3).
228 По Никифору, славяне подошли к столице от устья реки Барбисс (см.: «Бревиарий», 626 г.). Вероятно, славяне следовали по такому маршруту: на лодках-однодеревках от устья Дуная они плыли Черным морем (Grafenauer. Nekaj vprašani, str, 78), а затем лодки были пронесены частично по суше, через Фракию к заливу Золотой рог (Vernadsky. Ancient Russia, p. 198), откуда они и подступили к городу. Как сообщает Кедрин (XI в.), большая часть этого флота была застигнута бурей в Черном море и погибла на обратном пути (Cedr.—Skyl, Compend., I, 729. 16—18). Анастасий переводит: navium sculptarum ex Istro multitudine infinita seu innumerabili delata (Theop. Chron., II, 196.26—27), т. е. речь идет о «бесчисленном множестве лодок», спущенных с Дуная к Константинополю, что соответствует чтению одного из списков «Хронографии» (т), опускающего ες перед σκάφη и аналогичному фрагменту у Кедрина (Cedr.—Skyl. Compend., I, 728.17—18).
229 Согласно Φ. Баришичу, наряду со славянами нижнего течения Дуная (подвластными аварам) экипажи однодеревок состояли из гепидов и болгар (Barišič. Le siège, р. 394 sq., n. 2).
230 Т. е. на лодки-однодеревки, каждая из которых вмещала до пяти человек (Στράτου. Βυζάντιον, τ. II, σ. 535).
231 Длина залива — ок. 11 км, ширина в среднем ок. 400 м.
232 Шахрвараз покинул вместе с войском Халкидон и отправился в Сирию после поражения славян на море, т. е. 10 августа 626 г. (Ostrogorsksy. Geschichte3, S. 86; ср.: История Византии, I, с. 366).
233 Слова «области и города на противоположном берегу» отсутствуют в рукописях ет; вместо περατικά (противоположные) список f дает Περσικά , d ‛Ρωμαϊκά, а Анастасий — confinales (сопредельные).
234 У Феофана А. М. 6118, т. е. 626/627 г.; точнее 626 г., так как поход датируется сентябрем.
235 С точки зрения Д. Моравчика и М. И. Артамонова, имеются в виду хазары (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 321; ср.: Артамонов. История, с. 155 и след.).
236 В «Хронографии» Феофана это последнее упоминание о турках-хазарах в связи с византийско-персидскими войнами. Означает ли это, что союз, заключенный Ираклием в 626 г. (см.: «Хронография», комм. 219), распался в том же году? Расставаясь с Ираклием после встречи у Тифлиса, хазары, если следовать за Каганкатваци, обещали императору вернуться к Тифлису в 627 г. (Каганкатваци. История, с. 108). В начале тридцать седьмого года правления Хосрова II (т. е. в 627 г.) хазары действительно напали на Кавказскую Албанию и Азербайджан, причем их набег, как полагает А. И. Колесников, был приурочен к походу Ираклия на Ктесифон (Колесников. Иран, с. 84). Г. Хауссиг, опираясь на свидетельства Каганкатваци, датирует распад византино-тюркского союза 630 годом и объясняет его двумя причинами: во-первых, свержением и убийством западнотюркского хагана Тунг-ши-ху, а во-вторых, разгромом восточнотюркского хагана Хие-ли китайцами (Haussig. Exkurs, S. 308, u. Anm, 86). Между тем китайские источники, опубликованные Э. Шаванном, дают основания думать, что отношения между Ираном и тюрками (а они влияли и на характер византино-тюркских отношений) уже к 628 г. (году смерти Хосрова II) не ограничивались военными действиями. У китайских авторов мы находим известие, согласно которому ябгу западных тюрок убил Хосрова и послал к Шируйе, сыну Хосрова, вступившему на персидский престол, своих людей для присмотра за ним (Chavannes. Documents, р. 171). Разумеется, это сообщение нельзя использовать безоговорочно (Хосров был убит по приказу самого Шируйе), но его, думается, можно расценивать как отражение каких-то перемен в персидско-тюркских отношениях — возможно, прекращения войны. Видимо, о попытке заключения мира между персами и тюрками писал и Феофан. Под тем же годом, что и рассказ о совместном походе Ираклия и тюрок на Персию, Феофан излагает историю свержения Хосрова II, Хосров бежал в Ктесифон, заболев, он решает назначить преемником себе своего сына Марданшаха (Мердасан Феофана); об этом узнал старший сын Хосрова Шируйе (Сироэ «Хронографии») и направил послание персидскому полководцу Гундавусу следующего содержания: «... если ты уговоришь войско, чтобы оно приняло меня, я и увеличу плату ему, и заключу мир с василевсом ромеев и с турками, и мы прекрасно заживем...» (Theoph. Chron., I, 325. 28—326.3). Слова «и с турками» отсутствуют во всех греческих списках «Хронографии»; К. де Боором они вставлены в критический текст из перевода Анастасия — ас Turcis (ibid., II, 203.21). Это место, к сожалению, осталось вне поля зрения Ю. А. Кулаковского (Кулаковский. История, III, с. 102), Я. А. Манандяна (Манандян. Маршруты, с. 153) и М. И. Артамонова (Артамонов. История, с. 149). Учитывая древность списков латинского перевода «Хронографии» и, как правило, точность передачи Анастасием смысла греческого оригинала, можно считать конъектуру де Боора оправданной. Но если это так и если Шируйе действительно собирался заключить мир с турками, то нельзя ли связать с намерениями будущего персидского шаха внезапное отступление турок?
237 Император Констант II (641—668). У Феофана А. М. 6121, т. е. 629/ 630 г. Под этим годом Феофан, нарушая хронологическую последовательность изложения, рассказывает о событиях почти четырех десятилетий: от возникновения ереси монофелитов до ее осуждения и смерти Константа II. А. Праудфут допускает использование Феофаном жития Максима Исповедника и восточных (сирийских) источников, хотя и не доказывает своего предположения (Proudfoot. Sources, р. 384 sq.).
238 Т. е. о созыве собора в Латеране (папский дворец в Риме), осудившем монофелитство. Собор был созван в октябре 649 г. Феофан датирует его девятым годом правления Константа и 8-м индиктом (Theoph. Chron., Ι, 332.1—2), что не совсем точно: девятый год царствования Константа приходится на 649 г., а 8-й индикт — на 650 г. (Grumel. Chronologie, p. 247).
239 Папа римский с июля 649 по сентябрь 655 г. (ibid., р. 431), когда он был вызван в Константинополь.
240 Максим Исповедник — византийский богослов, тесно связанный с западной церковью; родился ок. 580 г. в знатной константинопольской семье; в первые годы правления императора Ираклия был его секретарем, но уже в 613/614 г. поступает в монастырь; с 632 г. в Александрии и, видимо, в Карфагене; противник монофелитов, Максим (после многочисленных соборов в Африке) добился в 649 г. осуждения ереси на Латеранском соборе в Риме; в 653 г. был вызван в Константинополь, а в 655 г. уже сослан в город Виза (Восточная Фракия); в 662 г. Максим вновь появился в Константинополе перед собором, был подвергнут казни (ему вырвали язык и отрубили правую руку) и изгнан в Лазику, где он и умер 13 августа 662 г. (Altaner —Stuiber, Patrologie, S. 521). По словам Феофана, местом ссылки Максима, как и папы римского Мартина, был Херсон, что неверно; наш хронист не знает и о месте второго изгнания Максима Исповедника.
241 Южный Крым (фема Херсонес) называли также климаты (Philippson. Das byzantinische Reich, S. 122).
242 У Феофана А. М. 6150, т. е. 658/659 г. Землетрясение в Палестине и Сирии, о котором говорится до сообщения об изгнании Мартина, датируется у Феофана месяцем Дайсием 2-го индикта. Дайсий соответствует аттическим антестериону (конец февраля — начало марта) или таргелиону (конец мая — начало июня); и то, и другое приходится на 659 г., 2-й индикт падает также на 659 г. Возможно, и ссылка Мартина, по Феофану, последовала в этом году. Повтор сообщения о Мартине в «Хронографии» вызван скорее всего использованием двух независимых источников, которые отличались друг от друга не только хронологией, но и содержанием: в первом случае Мартина доставляют в Константинополь и ссылают вместе с Максимом Исповедником, причем указывается место ссылки (Херсон), во втором — повествуется лишь о папе Мартине, а рассказ о казни Максима и его учеников помещен выше под А. М. 6149, т. е. 657/658 г. И здесь датировки Феофана ошибочны: Мартин был сослан в 655 г., а Максим подвергся наказанию в 662 г. (см.: «Хронография», комм. 240).
243 Один из списков «Хронографии» Феофана (d) дает разночтение: τς νατολς τοι ν Χερσώνι κεΐσε τελευτήσας, т. е. в климатах «востока или в Херсоне, там умерший».
244 Т. е. жители Византия (Константинополя). У Феофана А. М. 6160, т. е. 668/669 г., точнее сентябрь 668 г. (Grumel. Chronologie, р. 357), когда был убит Констант II. Здесь ретроспективное упоминание Мартина.
245 У Феофана А. М. 6171, т. е. 679/680 г. (Ostrogorsky. Chronologie, S. 19, Anm. 1, 32), а не 678/679 г., как у В. Златарского (Златарски. История, I, 1, с. 204; ср. с. 206, бел. 61). Под этим же годом Феофан помещает рассказ о шестом вселенском соборе против монофелитства, который длился с ноября 680 до сентября 681 г. Таким образом, Феофан сводит события двух лет под один год. Столкновения Византии с болгарами продолжались еще в 681 г. (Кулаковский. История, III, с. 249 и 249, прим. 1; ср.: Ostrogorsky. Geschichte3, S. 106, Anm. 1). Повествование Феофана о переселении болгар и их нападении на империю возникло, вероятно, в результате соединения двух разнородных источников: географического описания Северного Причерноморья (со слов «в северных, противоположных частях Эвксинского Понта» до слов «...обитает множество народов»), отсутствующего в «Бревиарии» Никифора (Nic. Brev., 33.13—35.25), и экскурса об исторических судьбах болгарского народа (Чичуров. Экскурс, с. 68, 80).
246 Греческие списки «Хронографии» Феофана и перевод Анастасия дают следующие формы этнонима: Ονογουνδούρων d, ’Ονουνογουνδούρων с, ’Ονογουνδούρων (’Ωυ ет) уА, Οννοβουνδοβουλγάρων z, Onogundurensium А. Никифор говорит о Οννων κα Βουλγάρων, т. е. о гуннах и болгарах (Nic. Brev., 33.13—14), хотя Лондонский список «Бревиария» сохраняет чтение Οννογουνδούρων (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 218; cf.: London Manuscript, p. 22). В сходной форме (’Ονογουνδοΰροι) этноним появляется в трактате «О фемах» Константина Багрянородного (913—959), который пишет, что «оногундурами прежде называли» болгар (Const. Porph. De Them., 85.31—32). Г. Хауссиг понимает «оногундур» как соединение двух племенных этнонимов — *Onoq и *Qundur, приводя в подтверждение своей гипотезы название татарского рода, известного еще в XVIII в., — Kundur (Haussig. Exkurs, S. 364, Anm. 341). Д. Моравчик допускает, хотя и под вопросом, что оногундур — тюркско-булгарский вариант этнонима «оногуры» (Moravscik. Byzantinoturcica, II, S. 218). Оногуры (дословно «десять племен») упоминаются древнетюркскими надписями и китайскими источниками; они обитали в верховьях Яксарта, Или и Чу; часть их переселилась на запад (сначала к западу от Азовского моря, а затем в провинции Дакия, Мизия и Фракия); после распада гуннского союза племен Аттилы в 453 г. вернулись в Северное Причерноморье, часть оногуров осела на Северном Кавказе. По Хауссигу, оногуры образовали позднее ядро протоболгар; если оногуры были союзом десяти различных племен, то болгары — названием господствующего рода, причем не только у оногуров, но и у огузов; существование десяти болгарских племен в Дунайской Болгарии до IX в. засвидетельствовано «Бертинскими анналами» (Haussig. Exkurs, S. 363 f., Anm.340, 341). Д. Ангелов говорит об уногундурах и оногурах, как о родственных протоболгарам, но разных народах (Ангелов. Образуване, с. 192—194), следуя в этом за А. Бурмовым (Бурмов. Към въпроса за произхода. с. 335 и след.). Отождествление уногундуров и оногуров Моравчиком (Moravcsik. Zur Geschichte, S. 73) принимает М. И. Артамонов (Артамонов. История, с. 167). Собственно говоря, этноним «уногундуры» встречается лишь дважды (в связи с рассказом Феофана о переселении болгар и в повествовании Никифора о восстании Куврата против аваров) и практически лишь в одном источнике: сочинении неизвестного автора, легшем в основу «Бревиария» Никифора и «Хронографии» Феофана. Константином Багрянородным этноним был заимствован, по всей вероятности, у Феофана, «Хронография» которого была ему хорошо известна (Moravcsik. Byzantinoturcica, I, S. 366). Тем самым остаются сомнения в том, что мы имеем в данном случае дело с реальной народностью (или вариантом этнонима), а не с изъянами рукописной традиции и вместо «уногундуры» следует читать «оногуры».
247 Греческую форму Κότραγοι Анастасий передает как Contragenses (Theoph. Chron., II, 225.11). О родственности котрагов болгарам, наряду с Феофаном, пишет Никифор (см.: «Бревиарий», 679/680 г.). В V—VII вв. котраги жили в районе Азовского моря. Их отождествляют с кутригурами (Κουτρίγουροι) — гуннской народностью, обитавшей также у Азовского моря и находившейся в VI в. под господством аваров (Marquart. Chronologie, S. 79, 89; Idem. Streifzüge, S. 45, 503; Ангелов. Образуване, с. 194). По Ю. А. Кулаковскому, в правление Ираклия кутригуры объединились со своими соплеменниками утигурами под властью хана Куврата (Кулаковский. Аланы, с. 142).
248 Т. е. Черного моря. Ни один из компиляторов «Хронографии» Феофана не приводит географического описания Северного Причерноморья (Leonis Gramm. Chron., 161.3—23; Cedr. — Skyl. Compend., I, 766.11—15, 770.3—16; Zonar. Epit., III, 226.16—228.6).
249 Сравнение греческого текста с русским переводом В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского (Летопись Феофана, с. 262: ср.: Мишулин, Отрывки, с. 277) обнаруживает ряд неточностей перевода: ν τ... λίμνη («у озера») неправильно передается как «за озером»; перевод «к сей реке приближается река Танаис» не соответствует ες ν (Атель) εσάγεται λεγόμενος Τάναϊς ποταμός, т. е. «в которую впадает (дословно «вводится»; ср. латинский.перевод Анастасия fluens infertur — см. Theoph. Chron., II, 225.16) река, называемая Танаис»; «от сближения Танаиса и Ателя, которые выше Меотийского озера расходятся в разные стороны» искажает греческое π δ τς μίξεως τοΰ Τάναϊ κα τοΰ ’Άτελ νωθεν τς προ-λεχθείσης Μαιώτιδος λίμνης σχιζομένου τοΰ ’Άτελ, т. е. «от слияния Танаиса и Ателя выше уже названного Меотидского озера, когда Атель разделяется»; «против мыса Бараньего лба» отступает от греческого ες τ κρωμα, т. е. «у мыса»; «при Боспоре Киммерийском» неточно передает δι τς γς Βοσφόρου κα Κιμμερίου, т. е. «через земли Босфора Киммерийского»; «за тем озером, выше реки Куфиса» — неверно понятое π δ τς ατς λίμνης π τν λεγόμενον Κοΰφιν ποταμόν, т. е. «от самого же озера и до реки, называемой Куфис»; ср. латинский перевод Анастасия ab eisdem autem paludibus usque in amnem, qui dicitur Cuphis (ibid., 225.26—27).
250 Т. е. у Азовского моря.
251 Атель (Итиль) — древнее название Волги тюркского происхождения: тюрк. Ätil (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 78 f.).
252 Танаис — древнее название Дона. У Феофана Танаис — приток Волги и берет свое начало не из Рипейских (Уральских) гор, как у Птолемея, а от Ивирийских ворот, в чем Ю. А. Кулаковский видит отражение средневековых географических представлений (Кулаковский. Свидетельства, с. 377—378). Последнее необязательно, так как традиция кавказских истоков Танаиса засвидетельствована и у античных географов (Страбон приписывает эту точку зрения Феофану Митиленскому); она прослеживается также в сочинениях латинских авторов — у Павла Орозия (V в.) и в Равеннском анониме VII в. (Чичуров. Экскурс, с. 73). Взгляд на Танаис как на один из рукавов Ателя объясним: Дон близко подходит к Волге, и средневековый хронист мог принять его за ответвление последней (Вестберг. Записка, с. 241; ср.: Чичуров. Экскурс, с. 73—74).
253 Ивирийские ворота — как правило, Аланский (Дар и-алан) проход, Дарьял.
254 Мы отступаем от пунктуации, избранной К. де Боором (π δ τς μίξεως τοΰ Τάναϊ' κα τοΰ ’Άτελ (νωθεν τς προλεχθείσης Μαιώτιδος λίμνης σχιζομένου τοΰ ’Άτελ) ρχεται λεγόμενος Κοΰφις ποταμός), и предлагаем свою (π δ τς μίξεως τοΰ Τάναϊ κα τοΰ ’Άτελ νωθεν τς προλεχθείσης Μαιώτιδος λίμνης, σχιζομένου τοΰ ’Άτελ, ρχεται λεγόμενος Κοΰφις ποταμός), подкрепляемую латинским переводом Анастасия (Tanais amnis... in eundem Atel fluens infertur. a mixtura vero Tanahidis et Atel, quae fit supra iam dictas Maeotides paludes, dum scinditur Atal, venit... Cuchtis) (Theoph. Chron., II. 225.15—18).
255 Куфис — древнее название Кубани. Вопрос о том, какую реку Феофан имел в виду, сложен. И. Маркварт полагал, что здесь подразумевается Кама (Marquart. Streifzüge, S. 32, Anm. 1), не аргументируя своего мнения. Учитывая сложный состав повествования о болгарах (географическое описание и экскурс), построенного на разнородных источниках, было бы правильнее предположить, что Куфис описания и Куфис экскурса — разные реки: в первом случае речь идет, если не о Буге, то об одной из рек бассейна Буга и Днепра, упоминаемой Константином Багрянородным, во втором ο Кубани; смешение Кубани и Буга, очевидно, вызвано влиянием античной традиции, поскольку античные географы называли и Кубань, и Буг Гипанисом (Чичуров. Экскурс, с. 74). Видимо, в источнике описания упоминался Гипанис (Буг), отождествленный Феофаном с Гипанисом — Кубанью, коль скоро Буг Куфисом не назывался.
256 Некропилы — Каркинитский залив Черного моря, между северо-западным побережьем Крымского полуострова и устьем Днепра (Westberg. Fragmente, S. 98 f.). Идентификация Куфиса описания с Бугом (или рекой бассейна Буга и Днепра) устраняет противоречие в локализации Некропил (если Куфис — Кубань, то Некропилы приходится перенести на восток к устью Кубани). Но Феофан хорошо знал расположение Некропил, судя по рассказу о бегстве Юстиниана II из Херсона и о зиме в Северном Причерноморье (см.: «Хронография», 704/705, 763 гг.).
257 Мыс Κριοΰ πρόσωπον — Морда барана. Болгарское издание византийских источников по истории Болгарии отождествляет мыс Баранья морда с современным Таманским полуостровом (ГИЕИ, III, с. 261, бел. 8), что неверно, так как мыс, согласно Феофану, находился недалеко от Некропил. Κριοΰ πρόσωπον — вероятно, видоизмененный античный топоним Κριοΰ μέτωπον (Бараний лоб) — мыс на южной оконечности Крымского полуострова, т. е. как раз в районе Некропил, неоднократно упоминаемый Страбоном (Strab. Geogr., 125, 309, 496, 545; ср.: Кулаковский. Свидетельства, с. 377).
258 Совр. Керченский пролив.
259 Название вида рыбы, видимо, тюркского происхождения; этот тюркизм не учтен в издании Д. Моравчика (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 197).
260 В. И. Оболенский — Ф. А. Терновский переводят неточно: «за Фанагорией» (Летопись Феофана, с. 262; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 277).
261 Одна из рукописей (g) опускает ‛Εβραίους; Ж. Гоар предлагает конъектуру Κιμμερίους или ’Ιβήρους (киммерийцы или ивиры). Впрочем, в поправке Гоара нет необходимости: евреи появляются в Северном Причерноморье не позже I в. н. э. (Schürer. Juden, S. 200), о чем свидетельствуют надписи из Пантикапеи, Горгиппии, Танаиса. Агиограф Епифаний (конец VIII в.) говорит в «Хождении апостола Андрея» о евреях в Синопе, Амисе, Амастриде (Vita S. Andreae, col. 220А, 224В, 228С, 240С).
262 Здесь Кубань.
263 Протоболгарское название вида рыбы, которую ловили в Кубани, известно по авторам VII—VIII вв., возможно, идентично протоболгарскому «берзитикон» (βερζίτικον), встречающемуся в источниках Х—ХII вв. (Брун. Следы речного пути, с. 146 и след.; ср.: Моravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 212 f.).
264 Современная историография не дает однозначного ответа на вопрос о границах Великой Болгарии: одни исследователи (В. Златарский, Н. Я. Мерперт, А. П. Смирнов, М. И. Артамонов, Д. Оболенский, Д. Ангелов) проводят восточную границу Великой Болгарии по Кубани, а западную — по Днепру, другие (К. П. Патканов, И. Маркварт, Д. Моравчик) — сужают сферу влияния протоболгарского племенного союза до Восточного Приазовья. Последняя локализация представляется наиболее правильной; во всяком случае, «Хронография» Феофана и «Бревиарий» Никифора не дают оснований отодвигать границу Великой Болгарии за Дон (Чичуров. Экскурс, 68, 77—80). А. Марик, опираясь на свидетельство Пространной редакции «Армянской географии», помешает протоболгар на Кубани, к северу от прибрежного города Никопсис, который он отождествляет с Нечепсухо (Маricq. Notes, p. 345). А. Коллауц, цитируя Захария Ритора, пишет о болгарах за Дарьялом (Kollautz. Abasgen, S. 22). Что касается названия Великая Болгария, то к нему, видимо, применимо наблюдение О. Н. Трубачева, по мнению которого обозначение народов и стран с компонентом «Великий», «Великая» (Великая Греция, Великая Скифия и др.) относится к области вторичной колонизации (Трубачев, Славянские этнонимы, с. 51 и след.). По Михаилу Сирийцу, болгары (в правление императора Маврикия) пришли к Танаису из внутренних областей Скифии (Altheim. Geschichte, I, S. 90—91). Ф. Альтхайм считает, что протоболгары, подобно аварам или хазарам, пришли из северо-восточного Ирана (ibid., S. 85). Ф. Альтхайм — Г. Хауссиг видят в оногурах VI в. протоболгар, покинувших под натиском аваров в середине VI в. восточные районы Кавказа и осевших в низовьях Кубани (Altheim — Haussig. Hunnen, S. 10 f.). Таким образом, Великая Болгария, независимо от того, где локализуется их (протоболгар) прародина, — место вторичной колонизации.
265 Издатели «Хронографии» до К. де Боора (Ф. Комбефис, Ж. Гоар) сомневались в сохранности рукописной традиции этого места. Греческое τοΰ ες τν δύσιν (который на западе) Анастасий переводит qui in occidente regnavit (Theoph. Chron., II, 225.29—30), т. е. «который правил на западе». Комбефисом была предложена конъектура (τοΰ ες τν δύσιν βασιλεύσαντος), аргументированная переводом Анастасия. Никифор в этом фрагменте пишет ς κατ τν δύσιν τελεύτα (см.: «Бревиарий», 679/680 г.), т. е. «который умер на западе», что послужило основанием для поправки Гоара: τοΰ ες τν δύσιν τελευτήσαντος. Однако τοΰ ες τν δύσιν можно понимать как несогласованное определение к Константину, т. е. «Константин Западный». Существование такой формулы подтверждается анонимной краткой хроникой, изданной де Боором, где Константин назван ες τν δύσιν (Chron. brevis, 224.22). Перевод Анастасия, не подкрепляемый ни одним из списков греческого оригинала, мог возникнуть как результат самостоятельной трактовки текста переводчиком. Поскольку речь идет о византийском императоре, который правил (или умер) на западе, то в нем следует видеть императора Константа II (641— 668), поселившегося в Сицилии с намерением перенести столицу империи в Рим (Theoph. Chron., Ι, 348.4—6) и убитого в Сиракузах (ibid., 351.14—15), а не Константина III (641) (ГИБИ, III, с. 261, бел. 13) или Константина IV (668—685) (ВИИНЈ, I, с. 224). Константа называли также и Константином (Brooks. Constantine Pogonatus, р. 461— 462; ср.: Ostrogorski, Konstantin Porfirogenit, str. 116—123).
266 У Феофана форма Κροβάτου/Κοβράτου, что Анастасий передает как Crobatus, а Никифор — Κοβρτος (см.: «Бревиарий», 679/680 г.). Известны попытки отождествления Куврата с Кувером (фигурирует в «Чудесах св. Димитрия Солунского») — предводителем болгар, находившихся под властью аваров в VII в. (Успенский. История, I, с. 661; Нидерле. Древности, с. 60; ср. с. 143; Grégoire. ĽOrigine, р. 116 sq.; Lemerle. Migrations, p. 299). Эти попытки встретили возражения (Maricq. Notes, р. 337—355; Ostrogorsky. Geschichte3 S. 87, Anm. 3, 5). Исследуя вопрос о датировке второй редакции «Чудес св. Димитрия Солунского», Ф. Баришич занимается сопоставлением Кувера и Куврата: Кувер и Куврат действовали на разных территориях (первый — в северном Банате и южной Бачке, второй — к северу от низовий Дуная) и в разное время (Кувер — в 680—685 гг., Куврат — в правление императора Ираклия) (Баришић. Чуда, с. 131— 136; ср. с. 152). Хронология Куврата восстанавливается гипотетично по сочинениям патриарха Никифора, Феофана, Иоанна Никиусского и по «Именнику болгарских князей». Датировки, предлагаемые О. Прицаком, внутренне противоречивы: основание Великой Болгарии относится к 635 г., а начало правления Куврата — к 605 г.; год смерти Куврата Прицак вычисляет, принимая свидетельство «Именника» о том, что Куврат правил 60 лет, и начиная счет с 605 г. т. е. 665 г. (Pritsak. Fürstenliste, S. 35 f.). Критикуя хронологические выкладки Прицака, Ф. Альтхайм — Г. Хауссиг датируют смерть Куврата временем между 663 и 668 гг., когда Констант II был в Италии, ссылаясь при этом на анализируемое место «Хронографии» Феофана (Altheim — Haussig. Hunneh, S. 12, Anm. 14; cf. S. 13). Однако текст «Хронографии» не дает основания для такого заключения: согласно Феофану, Куврат умер «во времена Константина Западного», т. е. между 641 и 668 гг. Даже конъектура Ф. Комбефиса («Константин, который правил на западе») не привносит в текст временного значения: фраза остается лишь распространенным определением к «Константину» (а не обстоятельством времени, как истолковывают Альтхайм — Хауссиг), что подтверждается переводом Анастасия — temporibus aucem Constantini, qui in Occidente regnavit (Theoph. Chron., II, 225.29—30). В. Златарский датирует смерть Куврата 642 годом (Златарски. История, I, 1, с. 145, 164, 176). Во всяком случае, в 641 г. Куврат был еще жив: по словам Иоанна Никиусского, болгарский хан играл не последнюю роль в заговоре императрицы Мартины против Константина III, сына Константина-старшего, сына Ираклия от первого брака (Jean de Nikiou, р. 460). Вариант имени, сохраненный списками «Хронографии» Феофана, Κροβατος передает, с точки зрения Хауссига, алтайскую форму Qorobatu (дословно «князь червя»); *Quru/Qurt в имени народа или хана объяснимо как замена запретного (тотемного) Qurt в значении «волк» на обычное Qurt (червь), аналогичное китайскому Juan—Juan (Haussig. Exkurs, S. 430). Д. Немет, сомневаясь в приведенной выше этимологии, видит в форме qobrat повелительное наклонение от тюркского глагола qobran/qubran — «собирать», засвидетельствованного коктюркскими и уйгурскими надписями; имя Куврат, по Немету, означает «ты должен собрать [народ] снова» (Немет. Произходътъ, с. 171—174).
267 У Феофана κυροΰ, что соответствует κύριος у Никифора («Бревиарий», 679/680 г.) и dominus в переводе Анастасия (Theoph. Chron., II, 225.30). Κύριος (господин) — обычная форма обращения к византийскому императору (Dölger. Diplomatik, S. 131). Ни один из хронистов до Никифора и Феофана не употреблял этого титула в применении к варварским правителям, если не считать одного фрагмента у Феофилакта Симокатты, который называет так хагана аваров (Th. Sim. Hist., 257.5—6). Наиболее употребительная формула в отношении к иностранным властителям — архонт, а к болгарским — κ θεοΰ ρχων (архонт от бога), что находило себе соответствие в κ θεοΰ βασιλεύς (василевс от бога), как именовали византийского императора. Титул κ θεοΰ ρχων был официально признан за болгарскими ханами, по мнению В. Бешевлиева, в 814 г., после заключения мира между Византией и Омуртагом (814—831); до этого же момента официально признанным титулом был κύριος (Beševliew. Κύριος, S. 294—295, 297 f.).
268 Д. Ангелов убежден в легендарности рассказа Феофана о пяти сыновьях Куврата (Ангелов. Образуване, с. 197, бел. 19). В отличие от Ангелова А. Марик не склонен категорически отрицать достоверность повествования Феофана, ссылаясь на свидетельство Пространной редакции «Армянской географии»» (Maricq. Notes, р. 346 sq.).
269 В греческих рукописях «Хронографии» Феофана чтения Βατβαιν hy, Βατβαϊγν d, Βατβαϊγαν sine асc. с; у Анастасия — Bathahias, в «Бревиарии» Никифора — Βαϊανός (Nic. Brev., 33.26). Тюркское baiyan («богатый») часто употреблялось как имя собственное у тюркских ханов (Doerfer. Elemente, II, S. 259 f.). Бат Феофана, видимо, следует понимать по аналогии с _βατ в имени Кроват, что Г. Хауссиг переводит как «князь» (Fürst) (Haussig. Exkurs, S. 430), т. е. «князь Баян». В. Златарский и Д. Ангелов отождествляют Батбаяна с известным по «Именнику болгарских князей» ханом Безмером (Златарски. История, I, 1, с. 164; ср.: Ангелов. Образуване, с. 196).
270 «Доныне» (греч. μέχρι τς δεΰρο) нельзя понимать буквально: до времени написания Феофаном «Хронографии», т. е. 810—814 гг. Μέχρι τοΰ δεΰρο присутствует уже в «Бревиарии» Никифора (Nic. Brev., 33.27—28), составленном, по всей видимости, между 775 и 787 гг. (Alexander. Nicephorus, р. 162), а следовательно, эта формула присутствовала в неизвестном источнике конца VII — VIII в., использованном Феофаном и Никифором независимо друг от друга. Д. Моравчик видит в оногурах, упоминаемых Notitia episcopatuum середины VIII в., болгар Батбаяна, оставшихся на территории Великой Болгарии (Moravcsik. Byzantium, р. 43 sq.), что не противоречит нашим замечаниям о хронологии событий. Материал грунтовых могильников Балкарии, связываемый с болгарскими городищами Кисловодского района, позволяет В. А. Кузнецову говорить, хотя и осторожно, о возможности переселения болгар после распада Великой Болгарии не только на Дунай и Волгу, но и на юг, к Кавказу (Кузнецов. Аланские племена, с. 88),что не отразилось в наших источниках.
271 Греческое Κότραγος Анастасий передает как Contragus (Theoph. Chron., II, 226.6). Д. Моравчик предполагает, что имя образовано от этнонима Κότραγοι (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 165).
272 Т. е. за Доном, в его низовьях.
273 Для Феофана (автора начала IX в.) Паннония Аварская — анахронизм, как полагает В. Златарский, объясняемый общим источником «Хронографии» и «Бревиария» Никифора (Златарски. История, I, 1, с. 148). Впрочем, это необязательно: во-первых, наш хронист говорит о событиях 680 г., когда Паннония еще оставалась под властью аваров, а во-вторых, окончательно авары были разбиты лишь при Карле I (768—814). А. Коллауц ограничивает территорию, занятую аварами, междуречьем Дуная и Тиссы; к востоку от Тиссы сидели гепиды (Kollautz. Abaria, S. 4). В надписи Мадарского рельефа, с точки зрения В. Бешевлиева, упоминается дядя болгарского хана Тервеля (702—718), отождествляемый исследователем с Кувером «Чудес св. Димитрия Солунского» и четвертым сыном Куврата, осевшим в Паннонии (Beševliev, Les inscripcions, р. 226 sq.).
274 Пентаполь (греч. Πεντάπολις — «пять городов») — пять городов в районе Равенны: Анкона, Римини, Пезаро, Фано и Сенгалия (ср. о нем: Pauli Diac. HL, II, 19).
275 Под империей христиан Феофан мог подразумевать только Византию. Д. Моравчик говорит о Равеннском экзархате как о месте расселения части болгарских племен и о распространении на них власти империи (Moravcsik. Byzantinoturcica, I, S. 108). Ю. А. Кулаковский сомневался в точности сведений «Хронографии» о болгарах в Италии (Кулаковский. Свидетельства, с. 378). Примечательно, что современник Феофана Павел Диакон, хорошо знавший Италию, говоря о событиях VII в., не упоминает болгар в Пентаполе. Напротив, Павел Диакон посвящает целый параграф истории переселения болгар в район Беневента: под предводительством вождя Альцека болгары пришли в Италию к королю лангобардов Гримуальду (662—671), который отправил их к своему сыну Ромуальду в Беневент, где они и осели в Сепине, Бовиане и Инзернии (Pauli Diac. HL, V, 29). К сожалению, Павел Диакон не сообщает, откуда появились болгары Альцека. Д. Ангелов видит в них протоболгар, бежавших из Паннонии от притеснений аваров (Ангелов. Образуване, с. 205), хотя и не приводит аргументов в пользу этого предположения. По В. Златарскому, Альцек — пятый сын Куврата (Златарски. История, I, 1, с. 173). Отнесение Равенны к сфере влияния империи, о чем пишет и Никифор (см.: «Бревиарий», 679/680 г.), дает основание для датировки общего «Хронографии» и «Бревиарию» источника: в 751 г., захваченная лангобардами, Равенна была окончательно потеряна для Византии, так что экскурс о болгарах, вероятно, можно датировать серединой VIII в. (ср. наши замечания о формуле «доныне»: «Хронография», комм. 270).
276 Большинство греческих списков «Хронографии» Феофана дают форму ’Ασπαρούχ, рукописи группы у — ’Απαρούχ, перевод Анастасия — Asparuch (Theoph. Chron., II, 226.12), в «Именнике болгарских князей» — Исперих, Есперих; Д. Моравчик приводит этимологию имени из тюркско-болгарского EsperüХ/EšberuХ (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 75 f.). Ф. Альтхайм — Г. Хауссиг возводят предположительно к алтайскому *išparoq из išpara и oq (отряд всадников); имя Аспарух известно на Кавказе и в более раннее время по надписи времени правления императоров Веспасиана (69—79) — Адриана (117—138), найденной в Мцхете (’Ασπαροΰκις πιτιάξης), что объясняется Альтхаймом — Хауссигом из древнетюркского *Išparoq, т. е. «тот, чье племя (oq) — всадники» (Altheim — Haussig. Hunnen, S. 27, 49 f.). Д. Немет склоняется к османо-тюркской этимологии, согласно которой имя Аспарух восходит к османо-тюркскому ispäri/äspäri/isbäri — сокол (Неметъ. Произходътъ, с. 176—177). Хронология Аспаруха гипотетична: О. Прицак считает 691 г. годом смерти болгарского хана (Pritsak. Fürstenliste, S. 50 f.); Альтхайм — Хауссиг относят начало правления Аспаруха ко времени между 663 и 668 гг. (Altheim — Haussig. Hunnen, S. 13), что вызвано неправильным толкованием текста Феофана (см.: «Хронография», комм. 267), а 705 г. расценивают как terminus ante quem его смерти (ibidem); Моравчик останавливается на датировке правления Аспаруха 644—702 гг. (Моravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 75).
277 Греческие списки «Хронографии» Феофана дают следующие формы топонима·: ’Όγκλον dh, ’Ογκλου sine асc. с. Несколько ниже (Theoph. Chron., Ι, 358.13) рукописные чтения изменяются: ’Όγγλον dh, ’Όλγον f, ’Όχλον ет; в списке с топоним не сохранился. В одном месте Анастасий переводит Onglon (ibid., II, 226.13), в других — Hoglon (ibid., II, 226.24, 29). Никифор, по изданию К. де Боора, употребляет форму ’Όγλον (Nic. Brev., 34.8), хотя Лондонский список «Бревиария», не использованный де Боором, сохраняет тот же вариант, что и большинство рукописей «Хронографии», — ’Όγγλον (London Manuscript, p. 9). По вопросу о происхождении топонима нет единого мнения. Некоторые исследователи (например, Μοrανcsik. Byzantinoturcica, II, S. 213) считают его тюркским. В. Тыпкова-Заимова полагает, что тюркское ail передавалось в славянском как  гълъ, а у византийских авторов — как γγλος (Тъпкова-Заимова. Българско селище, с. 445). Другие (см., например: Шафарик. Древности, с. 263; Jireček. Geschichte, S. 129; Miklosich. Personen- und Ortsnamen, S, 223; Дуйчев. Славяни и първобългари, с. 205—206; ср.: Он же. Рец. на London Manuscript, p. 257) отстаивают славянское происхождение от старославянского  гълъ (угол). Н. Иорга и Н. Бэнеску понимали греческое ’Όγγλος как транскрипцию латинского angulus (Diaconu. Localisation, p. 326), что маловероятно. Большинство исследователей принимает чтение ’Όγγλος, в противоположность издателю сочинений Феофана и Никифора К. де Боору, остановившемуся на варианте ’Όγλος. В. Златарский замечает, что последняя форма не дает основания для отождествления ее со староболгарским  гълъ (Златарски. История, I, 1, с. 180). Однако почти все рукописи, за исключением е т и в одном месте f, дают чтение ’Όγγλον, а конъектура де Боора базируется на тексте Никифора без учета Лондонского списка «Бревиария». Принимая этимологию Златарского, П. Диакону подчеркивает, что Оглос назывался так, согласно Никифору, «на их (т. е. болгар.— И. Ч.) языке» (Diaconu. Localisation, p. 327). Вместе с тем Диакону остались неизвестными разночтения Лондонского списка «Бревиария». Проблема локализации Огла также не нашла однозначного решения. К. Шкорпил видел противоречие в сообщениях Феофана и Никифора о местонахождении Огла: по Феофану, Огл — район современного Галаца, а по Никифору, — Николицелский лагерь у современной Исакчи (Шкорпил. Материали, с. 165). 3латарский помещал Огл Феофана и Никифора в северо-восточном углу современной Добруджи, на острове, носившем у античных географов название Певка (Златарски. История, I, 1, с. 184—185, 495—502; ср.: Брун. Черноморье, I , с. 50). «Реки севернее Дуная», по Златарскому — северные устья Дуная (Златарски. История, I, 1, с. 180). Впрочем, Златарский оговаривается: «нет сомнения, что часть орды еще оставалась в Бессарабии» (там же, с. 188). Ю. А. Кулаковский, сторонник славянского происхождения топонима (Огл — это «славянское имя Угол»), говорит об Огле как о местности, расположенной к северу от низовий Дуная (Кулаковский. История, III, с. 247). П. Мутафчиев сравнивает Огл с Буджаком в современной Бессарабии (Мутафчиев. История, I, с. 104—105; ср.: Bănescu. ’Όγλος, p. 436—439). Д. Моравчик высказывается неопределенно: Огл — местность между дельтой Дуная и лежащими к северу от него реками (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 213). Диакону отождествляет Огл с Валахией (Diaconu. Localisation, р. 329 sq.). «Армянская география» сообщает о том, что Аспарух поселился на острове Певка (Maricq. Notes, p. 343), как античные географы называли дельту Дуная (см., например, Strab. Geogr., 301, 305, 306; ср.: Кулаковский. История, III, с. 248, прим. 1). Время появления Аспаруха в Огле точно неизвестно: Ф. Альтхайм — Г. Хауссиг считают, что болгарский хан был в Добрудже уже ок. 675 г. (Altheim — Haussig. Hunnen, S. 11, Anm. 13); Диакону, ссылаясь на находки монет времени правления Константина IV на левом берегу Дуная и на сообщение Феофана о неожиданности (ξάπινα) появления болгар у Дуная, предлагает иную дату — 677—678 гг. (Diaconu. Localisation, р. 325 sq.).
278 Греческие списки «Хронографии» Феофана группы у дают чтение βοριωτέρου... ποταμοΰ рек севернее Дуная. В. И. Оболенский — Ф. А. Терновский, использовавшие боннское издание «Хронографии», переводят: «у Ольги (чтение рукописи f.— И.Ч.), рéки, текущие севернее Дуная» (Летопись Феофана, с. 262; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 277). Феофан употребляет слово ’Όγλος с артиклем мужского рода, т. е. имеет в виду реку. Однако, как известно, Огл — местность. Это обстоятельство натолкнуло В. Бешевлиева на мысль о необходимости конъектуры: исследователь предложил перенести фразу βορειοτέρους τοΰ Δανουβίου ποταμούς, поместив ее между словами περάσας и κα, что означает — «переправившись через Днепр и Днестр [реки севернее Дуная], дойдя до Огла» (Веševliev. Zur Chronographie, S. 35). Д. Моравчик счел поправку Бешевлиева удачной и принял в своем издании (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 213). Впрочем, сомнения Бешевлиева, видимо, были напрасными: в данном случае мы имеем дело не с изъяном рукописной традиции, как полагал болгарский историк, а с ошибкой самого Феофана, увидевшего (в отличие от Никифора) в Огле реку (Чичуров. Об одной конъектуре, с. 12—16). Скорее всего подразумевается продвижение хазар на территории, принадлежавшие прежде болгарам (Дуйчев. Обединението, с. 70).
280 Греческие списки «Хронографии» Феофана дают чтения Βερζηλίας dhy, Βερζήλιος с, Βερζίλιος g; К. де Боор исправляет в Βερζιλίας; в переводе Анастасия — Berziliae (Theoph. Chron., II, 226.19), у Никифора — Βερυλίας (Nic. Brev., 34.14), в Лондонском списке «Бревиария» — Βερσιλίας (London Manuscript, p. 9). И. Маркварт связывал название Берзилия с обозначением гуннской народности VI в. βαρσήλτ — барсилы (Marquart. Chronologie, S. 87; Idem. Screifzüge, S. 490; ср.: Németh. Α honfoglaló, р. 314). По Михаилу Сирийцу, Берзилия была страной аланов (Altheim. Geschichte, I, S. 91; там же и немецкий перевод известия сирийского автора о завоевании хазарами Берзилии). М. И. Артамонов считает Берзилию идентичной современному Северному Дагестану (Артамонов. История, с. 130, 132). Я. А. Федоров — Г. С. Федоров распространяют название Берзилия, которое, по их мнению, произошло от имени одного из болгарских племен (барсилов — берсула), родственных хазарам, не только на Северный Дагестан, но и на весь северо-западный Прикаспий; кочевья этих племен в VI—VII вв. простирались до низовий Волги, где у барсилов, до прихода туда хазар, были свои зимовья. В сообщении Феофана Федоров — Федоров видят сопоставление первой Сарматии, т. е. северо-западного Прикаспия, включая степной Дагестан, с болгаро-хазарской Берзилией и локализуют эту область в степях низовий Терека и Сулака вплоть до северных отрогов предгорных хребтов, а не в районе современного Кайтака, как предполагают некоторые исследователи (Федоров — Федоров. Южная граница, с. 84; ср.; Заходер. Свод, с. 128). Локализация Федорова — Федорова базируется лишь на «Хронографии» Феофана. Между тем Никифор (Nic. Brev., 34.14—15) не ставит знака равенства между Берзилией и Сарматией (сарматами): племя хазар, по Никифору, обитало «поблизости от сарматов» (πλησίον τν Σαρμάτων). Перевод В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского — «из Верзилии, самой дальней страны первой Сарматии» (Летопись Феофана, с. 263; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 277) — неточен.
281 Т. е. по ту сторону Черного моря, на европейском побережье.
282 Перевод В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского — «овладел всей Запонтийской Болгарией» (Летопись Феофана, с. 263; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 277) — неправилен.
283 В греческом тексте — архонт, у Анастасия — princeps (Theoph. Chron., II, 226.21), у Никифора без титула (см.: «Бревиарий», 679/680 г.).
284 В греческом тексте формула μέχρι τοΰ νΰν, отсутствующая в «Бревиарии» Никифора (см.: «Бревиарий», 679/680 г.). Возможно, она принадлежит непосредственно Феофану (ср.: «Хронография», комм. 270 — замечания о формуле μέχρι τς δεΰρο), хотя опять-таки ее нельзя понимать буквально (хазары не могли взимать дань с Батбаяна до начала IX в.). Видимо, подразумеваются приазовские болгары вообще.
285 Император Константин IV (668—685).
286 У В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского «на Ольге реке» (Летопись Феофана, с. 263; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 277).
287 И в этом месте (так же как и ниже «Хронография», комм. 288) у Никифора нет хронологических выкладок (см.: «Бревиарий», 679/ 680 г.), он говорит лишь о землях, находящихся под властью ромеев. Если рассматривать слова Феофана как указание на его собственное время (т. е. начало IX в.), что не исключается, то можно думать о вхождении земель к северу от нижнего течения Дуная в территорию Первого Болгарского царства к началу IX в.
288 Т. е. к моменту болгарского нашествия.
289 Т. е. византийцы.
290 Первоначально термин «фема» (греч, θέμα) обозначал большое войсковое соединение. Согласно Г. Острогорскому, позже название войсковой единицы «фема» перешло на территорию, занимаемую ею; фемы как области, на которые распалась Византийская империя, пришли на смену старым провинциям. Впрочем, вопрос как о времени возникновения фемного строя, так и о происхождении самого термина дискутируется. Острогорский приписывает эту административную реформу императору Ираклию, прослеживая существование фем в Малой Азии с 622 г. (Ostrogorsky. Livre des Thèmes, p, 55; ср.: Idem. Geschichte3, S. 80 ff.). А. Пертузи считает, что о фемах в военно-административном смысле нельзя говорить до 667— 680 гг., а употребление Феофаном термина в применении к событиям начала VII в. — анахронизм (Pertusi. La formation, p. 18—19; Const. Porph. De Them., р. 110). По И. Караяннопулосу, в VII в. слово θέμα встречается исключительно в значении военный отряд, а переход к фемам как военно-административным единицам совершился в первой трети VIII в. (Karayannopulos. Themenordnung, S. 35 f.). Э. Арвейлер ограничивает деятельность Ираклия созданием военных подразделений в Малой Азии, а трансформацию их в административные округи (гражданские и военные) отодвигает к началу VIII в. и связывает ее с началом правления (в 717 г.) исаврийской династии (Ahrweiler. Byzance, р. 21, n. 1). Принимая точку зрения Острогорского, Э. Антониадис-Бибику подчеркивает, что Феофан употреблял слово «фема» не только в его вторичном, терминологическом значении, но и в первоначальном («военный отряд») (Аntoniadis-Bibicou. Etudes, p. 48). В отличие от Острогорского, трактующего термин в топографическом смысле, Ф. Дэльгер предлагает иное толкование, связывая происхождение технического значения слова θέμα со стратиотскими списками (θέσις=κδιξ, θέματα, Festsetzungen), в которые вносились рекруты, что было принято Караяннопулосом, Арвейлер, Пертузи (Toynbee. Constantine, р. 232). С точкой зрения о феме как анахронизме у Феофана (ibid., p. 234 sq.) полемизирует Н. Икономидис (Oikonomidès. Mentions, p. 7). Однако окончательное решение вопроса о терминологии Феофана возможно лишь после детального изучения отношения хрониста к терминологии его источников, что еще предстоит сделать. Но как бы то ни было, в нашем случае «фема» означает военный отряд.
291 У Феофана употреблен предлог ν с дательным падежом (ν Θράκη — во Фракии), что послужило основанием для неправильного понимания этого места в переводе В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского (Летопись Феофана, с. 263), отредактированного позже С. П. Кондратьевым (Мишулин. Отрывки, с. 277). Но фраза у Феофана построена так (ν Θράκη стоит на конце предложения и грамматически не зависит от θέματα), что едва ли ν Θράκη можно понимать как определение к θέματα. Очевидно, здесь подразумевается переправа всех фем во Фракию. Именно так понял Феофана его средневековый переводчик Анастасий, у которого мы читаем: iubet transire omnes exercitus in Thracem, т. е. «приказал всем войскам переправляться во Фракию» (Theoph. Chron., II, 226.26—27). Пользовавшийся тем же, что и Феофан, источником Никифор пишет: στρατν πλίτην π τν Θρακώαν διαβιβάσας χώραν, т. е. «переправив войско во Фракийскую область» (см.: «Бревиарий», 679/680 г.). Ср.: «Хронография», комм. 11 — замечания о предлоге ν у Феофана.
292 Чтения греческих списков «Хронографии» Феофана — προσορμήσας f и προσωρμήσας е т (досл. «подвинув»), что ближе к переводу Анастасия — naves adesse praecipiens («приказав кораблям быть подле») (Theoph. Chron., II, 226.30), отвергнуты К. де Боором. Византийская армия переправилась через Дунай, а флот встал на якорь севернее дельты Дуная (Ostrogorsky. Geschichte3, S. 105). Впрочем, один из компиляторов «Хронографии» Феофана — Зонара — говорит, что Константин IV ввел флот в Дунай (Zonar. Epit., III, 227.2—3). В. И. Оболенсхий — Ф. А. Терновский переводят так: «расположил пехоту между реками Ольгою и Дунаем» (Летопись Феофана, с. 263; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 277; Чичуров. Об одной конъектуре, с. 15).
293 С. Рэнсимен склонен, хотя и без достаточных на то оснований, видеть в болезни императора лишь предлог для отказа от трудного и опасного похода (Runciman. History, p. 27), чего не делают ни Ю. А. Кулаковский (Кулаковский. История, III, с. 248), ни Г. Острогорский (Ostrogorsky. Geschichte3, S. 105).
294 Термин «дромон» (греч. δρόμων) для обозначения военного корабля появляется в византийское время (в литературе, начиная с VI в., может быть V в.) и приходит на смену античной триэре; происходит от греч. δρόμος (бег); дромон — длинный, с высокими бортами корабль, с одним или двумя рядами гребцов и экипажем до 200 человек (Ahrweiler. Byzance, р. 410-414; ср.: Bréhier. Institutions, p. 407, 411 sq., 422). У Никифора отсутствует упоминание дромонов.
295 В греческом тексте μα... τν οκείων νθρώπων, что Анастасий передает как cum... propriis hominibus suis (Theoph. Chron., II, 227.1—2).
296 Совр. Несебыр. Еще до Х (в. встречается в источниках (Бешевлиев. Античната топонимия, с. 347; ср.: Снегаров. Епархийски описъци, с. 652—653).
297 До оформления фемного строя стратиг — полководец вообще, нередко как синоним стратилату (см.: «Хронография», комм. 49), с возникновением фем стратиг становится наместником фемы, в руках которого сосредоточена военная, гражданская и судебная власть фемы (Guilland. Institutions, Ι, р. 9; ср.: Bury. System, p. 39—41).
298 Исследователи, отождествляющие Огл с Буджаком, считают, что Аспарух переправился через Дунай в Исакчи, сторонники дунайской локализации Огла говорят о переправе в районе Силистры (Diaconu. Localisation, р. 332 sq.).
299 Одисс — древнегреческая (милетская) колония на берегу Черного моря у современной Варны (Honigmann. Synekdemos, 636.3; ср.: Велков. Бележки, с. 43—45). Название Варна встречается в источниках с VII в.; Варна располагалась к юго-западу от Одисса (Miller. Itineraria, col. 512—513; Иречек. Пътувания, с. 81—82). И. Дуйчев толкует это место как «Врана река» (Дуйчев. Проучвания, с. 163— 165). Этимологию топонима от славянского «Вранъ» см.: Бешевлиев. Античната топонимия, с. 349.
300 Славяне VII—IX вв. в византийских источниках — это, как правило, славяне, населявшие Первое Болгарское царство как его союзники или как его противники. В большинстве случаев лишь подробный анализ источника дает возможность судить, имеются ли в виду славяне на территории Болгарского царства — подвластные болгарам, или славяне за пределами его — независимые (Moravcsik, Byzantinoturcica, II, S. 278; ср.: Бурмов. Към въпроса за отношенията, с. 72—75). Вопрос о славянских племенах в Нижней Мизии, в частности, об упомянутых Феофаном «семи родах», вызывает разногласия до настоящего времени. Некоторые исследователи (Шафарик. Древности, с. 265; Златарски. История, I, 1, с. 198— 199; Шкорпил. Материали, с. 167; Dujčev. Protobulgares, p. 146— 147) согласны в том, что у Феофана идет речь о северах (северянах) и семи других славянских племенах. Г. Цанкова-Петкова допускает, что хронист говорит здесь о двух племенах: северах/северянах и племени, которое называли «семь родов» (Цанкова-Петкова. Бележки, с. 325—328). По Ю. А. Кулаковскому, «Феофан дает имя “семи племен” славянскому населению области, занятой болгарами, и называет по имени одно племя — Северяне, Σέβερεις, которое как бы противополагает тем семи» (Кулаковский. История, III, с. 248). Подобно Кулаковскому, П. Мутафчиев и М. Войнов считают, что северяне — одно из упомянутых семи племен (Мутафчиев. История, I, с. 109; Войнов. Първия допир, с. 453—456). Это, впрочем, противоречит тексту нашего источника, где северы/северяне четко противопоставляются «остальным семи (а не шести, как следовало бы ожидать, принимая точку зрения Войнова) племенам». Позже И. Дуйчев, возражая Войнову, писал, что выражение πτ γενεα нельзя понимать буквально, число семь — не только сакральное число, но также и обозначение для множества; свидетельство Феофана следует толковать как обозначение неопределенной по числу группы славянских племен (Дуйчев. Рец. на Войнов. Първия допир, с. 527). Вслед за Цанковой-Петковой В. Бешевлиев, который γενε Феофана (generatio в переводе Анастасия) истолковывает как род (Geschlecht), видит в πτ γενεα «Хронографии» название одного славянского племени (Beševliev. Zu Theophanis Chronographia, S. 51—55). У Дуйчева γενεά — племя, а не род, и πτά, как это предлагалось им и раньше, — условное, сакральное число, обозначающее здесь множество (Дуйчев. Обединението, с. 73—83). ‛Επτά, понимаемое как множество, дает возможность согласовать текст Феофана с сообщением «Армянской географии» о том, что «Фракия к востоку от Далмации, рядом с Сарматией, имеет 5 небольших и одну большую область, в которой живут 25 славянских народов» (Армянская география, с. 21). Вслед за Л. Нидерле (Нидерле. Древности, с. 86, прим. 2) Дуйчев сравнивает πτ γενεα с названием славянского племени, упомянутого Баварским географом, Eptaradici и ставит вопрос, не связан ли этот этноним с πτ γενεα Феофана в Мизии и не представляет ли латинское Eptaradici простую передачу греческого πτ άδικες — «семь корней» (Дуйчев. Обединението, с. 81—82). Никифор говорит о славянах вообще, не различая среди них северов/северян и семь родов (см.: «Бревиарий», 679/680 г.). Ни один из компиляторов «Хронографии» не касается вопроса о взаимоотношении переселившихся в Мизию болгар и живших там славянских племен (Leon. Gramm. Chron., 161.3—23; cp.: Cedr.—Skyl. Compend., I, 766.11—15, 770.3—16; Zonar. Epit., III, 226.16—228.6). В. И. Оболенский — Ф. А. Терновский переводят «овладели живущими здесь семью коленами славян и северян» (Летопись Феофана, с. 263), что С. П. Кондратьев исправляет в «овладели живущими здесь семью племенами славян и поселили северян на восточной стороне.., а прочих... поселили к югу...» (Мишулин. Отрывки, с. 278), т. е. относя северян к семи племенам.
301 В греческих рукописях «Хронографии» Феофана формы Σέβερης hy, Σεβερης sine асc. с, у Анастасия Severes (Theoph. Cbron., II, 227.16). Этноним Σεβέρεις (Severes, Sebbirozi) связывают с азиатским племенем сауриах, с уральскими сабирами (в V—VI вв. они располагались уже к северу от Кавказа) и, конечно, с северянами на Десне, Сейме и Суле (Нидерле. Древности, с. 159 и прим. 5). С приходом болгар северы переместились ближе к Дунаю, в Делиорман и район Шумена (там же, с. 86; ср.: Шкорпил. Материали, с. 167). Л. Нидерле считает, что часть северов не переходила Дунай, а осталась в Валахии и что название «Северинский комитат» сохранило воспоминание о них (Нидерле. Древности, с. 91—92). Топоним «Севрани» (в Эпире) дает основание думать, что северы (какая-то их ветвь) спустились в Грецию (BMMHJ, I, с. 225, прим. 20). К. Шкорпил видит в северах славянское племя, подвергнувшееся тюркизирующему влиянию болгар и принявшее в период турецкого завоевания ислам, в конечном счете племя, потомки которого составляют современное турецкое население на Восточных Балканах (Шкорпил. Материали, с. 171). Д. Моравчик говорит о северах как о покоренных протоболгарами славянах (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 271). Разделение болгарами славянских племен на две группы (северов и семь родов), вероятно, отражало неоднотипный характер отношений, установившихся между славянами и болгарами. Северы, видимо, оставались независимыми, хотя и были расселены на территории Болгарии Аспаруха: они не платили дани, долгое время они жили под властью своего князя — в рассказе о событиях 764/765 г. Феофан упоминает архонта северов Славуна (Theoph. Chron., Ι, 436.14—16; ср. о независимости северов — Beševliev. Zu Theophanis Chronographia, S. 57). И. Дуйчев идет дальше в предположении, что племя северов при появлении болгар на Дунае завязало с ними союзнические отношения и, возможно, содействовало покорению болгарами других славянских племен и их расселению по полуострову (Дуйчев. Обединението, с. 73).
302 Одна из рукописей «Хронографии» Феофана (у) дает чтение Μερεγάβων, у Анастасия — Veregaborum. Существует несколько локализаций ущелья Берегава. К. Иречек идентифицирует Берегаву с современным Чалкавашским (Ришским) ущельем (Jireček. Fragmente, S. 157), что нашло поддержку у В. Златарского (Златарски. История, I, 1, с. 199, 530—531). В. Аврамов предполагает Берегаву в современном Веселиновском (Байрамдеренском) ущелье (Аврамов. Плиска-Преслав, I, с. 92—94). И. Дуйчев отождествляет ее с наиболее известным в раннее средневековье ущельем Върбишкият; болгары, согласно Дуйчеву, переселили северов, обитавших до этого времени к югу от прохода (ущелья) Берегава, к Черному морю (Дуйчев. Проучвания, с. 159—162; ср.: Он же. Обединението, с. 72). В. Бешевлиев сомневается, чтобы такое большое племя, как северы, могло поместиться на небольшой территории — в начале ущелья Берегава: они занимали всю область северных предгорий Балкан (Beševliev. Zu Theophanis Chronographia, S. 57). Переселенные к востоку северы должны были охранять границы Первого Болгарского царства с Византией.
303 Л. Нидерле считал, что западная граница Болгарии Аспаруха доходила до реки Тимок (Нидерле. Древности, с. 84; ср. с. 69; ср.: Мyтафчиев. История, I, с. 109). В. Златарский проводит западную границу по реке Искыр, далее по Врачанским горам на север к реке Огоста, по этой реке до села Хайредин и далее к Дунаю (Златарски, История, I, 1, с. 210). С. Рэнсимен считает невозможным, чтобы Аспарух распространял свою власть на запад от реки Искыр (Runciтап. History, р. 27). И. Дуйчев предполагает, что западная граница ко времени Аспаруха начиналась от отрогов Стара Планина, к западу от реки Тимок; подтверждение этому автор видит в сообщении Феофана о том, что западная граница доходила до Аварии. Хотя Дуйчев и оговаривает гипотетичность (из-за скудости источников) наших знаний о юго-восточной границе Аварского каганата, он все же считает весьма вероятным, что в его состав к концу VII в. не входила древняя Верхняя Мизия (Дуйчев. Обединението, с. 71); тем самым Болгария Аспаруха занимала, по Дуйчеву, территорию двух Мизий — Верхней и Нижней. Южная граница, сточки зрения К. Шкорпила, шла по нижнему течению реки Тича (Камчия) (Шкорпил. Материали, с. 167).
304 Слова «семь родов» отсутствуют в переводе В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского (Летопись Феофана, с. 263; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 278).
305 Греческое πάκτον (от лат. pactum) нашло различные толкования в литературе. Одни, например Г. Баласчев (Баласчев. Държавното устройство, с. 205—208), И. Дуйчев (Дуйчев. Вътрешната история, с. 99; Idem. Protobulgares, р. 146—147), понимают греч. πάκτον как дань и видят в этом свидетельство того, что славяне были подчинены болгарам и платили им дань. Другие склоняются к тому, что это слово определяет договорные отношения между болгарами и славянами: В. Златарский, в частности, говорит о заключении договора (так он переводит πάκτον) после перехода болгарами Дуная и допускает возможность переселения болгар на эти земли с ведома славян, ибо между ними, как думает Златарский, и раньше велись переговоры о переселении (Златарски. История, I,1, с. 199— 202; см. также: Цанкова-Петкова. Бележки, с. 328—334; ср.: Шкорпил. Материали, с. 166). Источники ничего не говорят о военных столкновениях болгар со славянами, отчего некоторые историки (Нидерле. Древности, с. 84; Dvornik. Les slaves, р. 9; Runciman. History, p. 28—29) согласились со Златарским в вопросе о мирном расселении болгар. А. Бурмов относит выражение π πάκτον ντας к семи славянским племенам, договорные отношения между которыми, по Бурмову, оно и означает (Бурмов. Към въпроса за отношенията, с. 74—75). Μ. Войнов пытается объяснить π πάκτον ντας, исходя из греческого πόσπονδος (т. е. федерат) и считая оба понятия тождественными друг другу: славяне, если следовать за Войновым, были подчинены Византии (Войнов. Първия допир, с. 457—460, 464—465). Тезис Войнова вызвал справедливые замечания Дуйчева, отказавшего интерпретации Войнова в надежном историческом обосновании (Дуйчев. Рец. на Войнов. Първия допир, с. 527). В. Бешевлиев истолковывал Ίτάκτον Феофана как договор (Beševliev. Zu Theophanis Chronographia, S. 56 f.; ср. с этим о союзе болгар и славян — Андреев — Ангелов. История, с. 75— 76). Впрочем, в другом месте Бешевлиев противоречит самому себе, переводя πάκτον как дань, которую Византия должна была выплачивать болгарам (Бешевлиев. Три приноса, с. 284, 289; ср.: Theoph. Chron., I, 359.20). Справедливым представляется мнение Дуйчева, трактующего πάκτον как дань, а не договор, тем более что сам хронист в рассказе о вторжении болгар этим же словом обозначает ежегодную дань империи Аспаруху (Dujčev. Protobulgares, р. 147—148; ср. точку зрения Острогорского, поддержавшего Дуйчева, — Ostrogorsky. Geschichte3, S. 105, Anm. 4).
306 В. Златарский датировал заключение мира 679 г. (Златарски. История, I, 1, с. 204), С. Рэнсимен, Г. Цанкова-Петкова — 680 г. (Runciman. History, р. 27; Цанкова-Петкова. Бележки, с. 336—346). Ю. Трифонов предложил 681 г. (Трифонов. Пресвитер, с. 213—214), что было повторено М. Войновым (Войнов. Първия допир, с. 467— 476), Г. Острогорским (Ostrogorsky. Geschichte3, S. 106, Anm. 1) и в «Истории Византии», I, с. 373.
307 У Феофана А. М. 6187, т. е. 695 г. — год первого свержения Юстиниана II.
308 Император Юстиниан II (685—695, 705—711), по словам Г. Острогорского, был глубоко религиозен: на монетах рядом с его именем стояло servus Christi, он был первым византийским василевсом, приказавшим на аверсе монет помещать изображение Христа; в его правление состоялся Пятошестой Трулльский собор 692 г. (Ostrogorsky. Geschichte3, S. 116). И все же оценка, этого императора Феофаном резко отрицательна.
309 У феофана А. М. 6196, т. е. 704/705 г. Параллельный «Хронографии» Феофана и «Бревиарию» Никифора рассказ о ссылке Юстиниана II содержится в «Истории лангобардов» Павла Диакона (Pauli Diac. HL, VI. 31—32).
310 Т. е. императору Тиверию III Апсимару (698—705), который до вступления на престол был друнгарием морской фемы Кивиреотов (Theoph. Chron., Ι, 370.23—24; ср.; Guilland. Institucions, I, p. 535).
311 Наряду с формой, принятой в издании К. де Боора, — Δαρς, списки «Хронографии» дают варианты Δαρς dem, Δαρας sine асc. сf; ср.: Daras у Анастасия (Theoph. Chron., II, 237.28). Практически рукописной традицией «Хронографии» засвидетельствована форма топонима Дарас (различия лишь в ударениях). Иначе у Никифора, где читаем Δόρος (см.: «Бревиарий», 704/705 г.). В двух списках городов, дошедших до нас в рукописях, начиная с XIII в., встречаем Δάρες или Δάρας τ νΰν Τοΰρες, т. е. «Дарас, а ныне — Таврес», но речь в них идет не о крымском Доросе, как первоначально предполагал А. А. Васильев (Васильев. Готы, с. 324, прим. 4), а о городе Дара, построенном в Месопотамии императором Анастасием I к востоку от Нисибиса (Vasiliev. Goths, р. 53, n. 5). На надписях более позднего времени появляется форма Θεοδωρώ (Кулаковский. История, ΙII, с. 286). Вопрос о происхождении названия остается невыясненным до настоящего времени. Известны греческая, готская, кавказская и кельтская этимологии. Д. Монперё пытался объяснить Дори (т. е. принимая чтение Никифора) из греческого δόρυ со значением «лес», «лесистый»; А. А. Куник считал форму Δόρυ усеченной и предположительно производил ее от Θεοδωρ или же от имени корсунского мученика Агатoдopa/’Αγαθόδωρος (Васильев. Готы, с. 323—324). Однако этимологии Монперё и Куника оставляют без внимания форму топонима «Дарас». Куник возводил Δόρος также к готскому Dörant, допуская, впрочем, что название могло быть и не готского происхождения; готская этимология была принята В. Томашеком, видевшим в Δόρος шведское daurôns, daurô — «ворота» (там же, с. 323); по мнению архимандрита Арсения и В. Г. Васильевского, Таврия в готском произношении звучала как Дори; Ф. Брун предполагал в Дори замену древнего названия Таврида готским словом daur, daura — «ворота»; Бруном же была предложена и армянская этимология (армяне, называвшие Малоазийский Тавр Доросом, могли перенести этот топоним на Крым), от которой он позже отказался (там же, с. 324—325). Васильев, признавая неудовлетворительность приведенных толкований, выдвинул две гипотезы (кельтскую и кавказскую), настоятельно оговаривая их предварительность. Дорос, по Васильеву, можно либо рассматривать как отражение кельтского dūros/dūrus — «крепость» (ср. этот же корень в Octo-durus, Du-rostorum), либо сближать его с осетинским дор — «камень», дуар — «дверь», «ворота», армянским дурън/дъран — «дверь», «ворота» (там же, с. 327—329; ср.: Vasiliev. Goths, p. 52—57). Но пока не собраны воедино все упоминания о Доросе (Мангупе в юго-западной Таврике) в византийских источниках, вопрос о происхождении топонима остается открытым.
312 Анонимная хроника Χ в. сохранила имя этого хагана: Ιβούζηρος Γλιαβάνος (Preger. Scriptores, Ι, 40.4); вторая часть имени, вероятно, передает тюркское Yalbars, Jilbar(s) (Dunlop. History, р. 173, n. 12). То обстоятельство, что Юстиниан II просил о встрече с хаганом, находясь в Дарасе, Ю. А. Кулаковский расценивает как свидетельство зависимости крымских готов от хазар в начале VIII в.; по Кулаковскому, свергнутый император знал о хазарском наместнике, сидевшем в Дарасе (Кулаковский. История, III, с. 286). Собственно говоря, «Хронография» не дает оснований для категорических утверждений: Юстиниан II скорее всего искал свидания с хаганом за пределами Дараса. Буквальное понимание текста Феофана означало бы распространение власти на Крымскую Готию Хазарского каганата. Последнее не подтверждается прямыми свидетельствами источников. Хазарами Готия была завоевана лишь к концу VIII в. (Васильев. Готы, с. 186, 194—195, 199; ср.: Vasiliev. Goths, p. 87. 91—92). В церковном отношении Дорос, видимо, был подчинен Херсонской епархии, если судить по подписи епископа Георгия под актами Пятошестого Трулльского собора 692 г. (Васильев. Готы, с. 189—191), самостоятельная готская епархия засвидетельствована уже во второй половине VIII в. (Vasiliev. Goths, p. 80).
313 Ю. Д. Бруцкус ошибочно переносит имя хагана Ивузир Глиаван на его сестру (Бруцкус. Варяги и колбяги, с. 94).
314 Это место неправильно понято В. И. Оболенским — Ф. А. Терновским, в переводе которых идет речь о возможном заговоре несоплеменников Юстиниана II (Летопись Феофана, с. 274).
315 Рукописные чтения имени Παπατζΰν h, Παπατζυν sine асc. с, Παπατζν f, Πατζν g, что Анастасий передает как Papatzin, Никифор имени не сообщает, но говорит об этнической принадлежности Папаца, который, согласно ему, был «единоплеменником» хагана и хазарином (см.: «Бревиарий», 704/705 г.). По Ю. А. Кулаковскому, Фанагория в это время находилась под властью хазарского хагана (Кулаковский. История, III, с. 287).
316 В греческом тексте — κ προσώπου, у Анастасия — in personae (Theoph. Chron., II, 238.1), что является скорее всего греческим осмыслением тюркской должности тудуна — наместника хагана (Васильев. Готы, с. 197; ср.: Vasiliev. Goths, p. 85).
317 Греческие формы — Βαλγίτζην f, Βαλγίτζειν ет, Βαλίτζην g; у Анастасия — Balgitzin. Известна этимология, возводящая имя к тюркскому Bulgi(Bolgi)tsi, Balgichi в смысле «управитель» (Dunlop. History, р. 172, n. 8). В «Бревиарии» Никифора без имени, но Никифор пишет о том, что Валгиц был архонтом «Скифского Боспора» (см.: «Бревиарий», 704/705 г.), разумея под скифами, вероятно, хазар. Впрочем, это могло быть и старым (еще античным) географическим названием, безотносительно к обитавшему там в VII в. народу. Несмотря на это, Дж. Бури, ссылаясь на Феофана, который, как и Никифор, называет Валгица архонтом Боспора, распространяет власть хазар на Боспор (Bury. History, p. 359). Ю. А. Кулаковский также утверждает, что Боспор, подобно Фанагории, был в это время под властью хагана и имел хазарского наместника, т. е. Валгица (Кулаковский. История, III, с. 287 и прим. 2) хотя сам Феофан и не называет его тудуном; власть византийского императора Кулаковский считает несомненной лишь для Херсона. Термин ρχων сам по себе еще не дает оснований для заключения о независимости Боспора от хазар: у Никифора он прилагается и к Валгицу, и к Папацу (Васильев. Готы, с. 195; ср.: Vasiliev. Goths, р. 84). Д. Моравчик видит в Валгице также хазарского наместника (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 86). Кстати сказать, компилировавший «Хронографию» Феофана Кедрин подчеркивает, что хаган поручил своим людям (τοΐς ατοΰ) убить Юстиниана II (Cedr.— Skyl. Compend., I, 779.7).
318 Списки «Хронографии» единогласно дают чтение Τόμην, от чего отступает перевод Анастасия — in Men (Theoph. Chron., II, 238.7). У Никифора топоним в форме Τομιν (см.: «Бревиарий», 704/705 г.). Собственно Томы (главный город провинции Скифия) располагались в районе современной Констанцы на территории Румынии, точнее в 3 км к северо-востоку от Констанцы (Honigmann. Synekdemos, 637.1). Однако едва ли здесь имеются в виду Томы: такой маршрут Юстиниана (из Фанагории — на западное побережье Черного моря, а затем обратно в Крым) представляется маловероятным, так как Феофан описывает события, происходившие в Крыму, об экспедиции на запад (к дельте Дуная) говорится позже. Скорее мы имеем дело с неизвестным нам крымским топонимом. Перевод В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского «к устью реки» (Летопись Феофана, с. 274; ср.; Мишулин. Отрывки, с. 279) не соответствует греческому тексту.
319 Галиада (греч. λιάς) — одно из названий рыбацких судов (Κουκουλές. Βίος, τ. V, σ. 340).
320 И этот топоним, отсутствующий, между прочим, в «Бревиарии» Никифора, вызывает сомнения: греческие списки дают формы ’Ασσάδα dem, ’Ασάδα с h, ’Άσαδα g, что Анастасий переводит iuxta litora (Theoph. Chron., II, 238.8), т. е. «около берега». Может быть, и здесь название, если оно вообще было, искажено?
321 Ю. А. Кулаковский отождествляет Символ с Балаклавой (Кулаковский. История, III, с. 287; ср. с Символом у Страбона — Strab. Geogr., 308, 309).
322 Болгарский хан Тервель; по Д. Моравчику, годы его правления 702—719 (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 306), по О. Прицаку — 691—719 (Pritsak. Fürstenliste, S. 51). Хронология событий, описываемых Феофаном, вызывает разногласия. Дж. Бури допускает, что Юстиниан II провел у болгар зиму 704/705 г. (Bury. History, II, р. 360), с чем не согласен Ю. А. Кулаковский, по которому сборы болгар происходили в более сжатые сроки, боязнь огласки, к тому же, заставляла Юстиниана II торопиться, а тот факт, что он осенью 705 г. был уже у Константинополя, не вяжется с предположением Бури, датировавшим поход весной 705 г. (Кулаковский. История, III, с. 288). И. Дуйчев относит встречу Юстиниана с Тервелем к осени 704 г. (Дуйчев. Проучвания, с. 5; ср.: Златарски. История, I, 1, с. 225; Runciman. History, р. 30 sq.; Бешевлиев. Надписите около Мадарския конник, с. 64). Вероятно, Юстиниан обращался за помощью не только к Тервелю. В прочтении В. Бешевлиева Мадарская надпись, приписываемая болгарским исследователем Тервелю, звучит следующим образом: «дядья мои не поверили безносому императору (т. е. Юстиниану II.— И.Ч.) и ушли в Солунь и Кисины»; по Бешевлиеву, речь идет о событиях 704—705 гг., одним из дядьев Тервеля был Кувер, известный по «Чудесам св. Димитрия Солунского» хан паннонских болгар, с которым Юстиниан пытался, хотя и безуспешно, заключить союз (Beševliev. Les inscriptions, p. 226 sq.; cf. p. 224). Сообщение Феофана и Никифора об участии Тервеля в восстановлении на византийском престоле Юстиниана II Бешевлиев рассматривает как свидетельство договора между Византией и Болгарией (Бешевлиев. Три приноса, с. 284—285). Если это и так, то договор все же оказался непрочным: через год после возвращения в Константинополь Юстиниан II нарушил мир с болгарами (Тheoph. Chron., Ι, 376.13—16). Параллельный «Хронографии» рассказ Гевонда о ссылке Юстиниана II едва ли может служить надежным источником, в нем содержится много неточностей: Юстиниан женится на дочери хазарского хагана, Тервель (в армянской транскрипции Трвег) становится хазарским полководцем и погибает в сражении (Гевонд. История, с. 11; ср. с. 136—137).
323 В греческом тексте — κΰρις, у Анастасия — dominus.
324 В. И. Оболенский — Ф. А. Терновский относят δεξαμένου греческого текста к Стефану, т. е. «принял Стефана» (Летопись Феофана, с. 274; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 279). Анастасий, видимо, не понял этого места «Хронографии»: cum autem misisset Stephanum ad Terbellin, dominum Vulgariae, ut sibi auxilium praestaret ad optinendum parentale imperium suum, repromisit ei plurima se dona daturum et filiam eius in mulierem accepturum ipsique in cunctis oboediturum et concursurum iureiurando pollicitus (Theoph. Chron., II, 238.19—23), т. е. «когда он (Юстиниан.— И.Ч.) послал Стефана к Тервелю, господину Булгарии, чтобы он (Тервель.— И .Ч.) предоставил ему (Юстиниану.— И.Ч.) помощь для овладения его (Юстиниана.— И .Ч.) отцовской империей, он (Юстиниан.— И.Ч.) обещал ему (Тервелю. И.Ч.), что даст много даров и возьмет его (Тервеля? – И.Ч.) дочь в жены, а ему (Тервелю.— И.Ч.) самому клятвенно обещал во всем подчиняться и споспешествовать». Если же repromisit (обещал со своей стороны) относить к Тервелю, то становится непонятно, почему и за что болгарский хан обещал дары византийскому императору.
325 Согласно одному из фрагментов Мадарской надписи, Тервель дал Юстиниану II 5 тысяч (Beševliev. Les inscriptions, р. 225), очевидно, воинов. Анонимная хроника X— начала XI в. сообщает; что войско болгарского хана в этом походе насчитывало 15 тысяч человек (Preger. Scriptores, II, 244.9). Вероятно, Юстиниан II пользовался поддержкой не только болгар, но и фракийского населения империи (ср.: «Хронография», 717 г. — о дарах будущего императора Льва III Юстиниану).
326 До середины IX в. византийские авторы отличают болгар от их данников славян (например, Theoph. Chron., Ι, 359.517, 374.5—8, 436. 14—16; ср.: Nic. Brev., 76.22—30). С постепенной славянизацией протоболгар этноним «болгары» переходит на болгарских славян (Нидерле. Древности, с. 85).
327 Т. е. у Константинополя.
328 У Феофана А. М. 6198, т. е. 706/707 г.
329 В греческом тексте — δηλοΐ, т. е. «дает знать»; ср. лат. significat у Анастасия (Theoph. Chron., II, 239.29). Между прочим, Ивузир Глиаван, видимо, бывал в Константинополе, как это следует из анонимного сочинения, опубликованного Т. Прегером (Preger. Scriptores, Ι, 40.7—8; cp.: Dunlop. History, p. 173).
330 Р. Гийан отождествляет Феофилакта с Саливом, помогавшим Юстиниану II вернуть престол и позже разбитым в сражении с арабами (ibid., р. 278; ср. р. 179); по мнению Гийана, Феофилакт был не простым кувикулярием, но препозитом кувикуляриев (ibid., р. 360).
331 Кувикулярии (от лат. cubiculum) — дворцовая должность, в обязанности кувикулярия входило услужение императору и императрице; кувикулярии составляли непосредственную охрану императора и ночевали рядом с императорской спальней; набирались исключительно из евнухов (Bury. System, р. 120—122; Bréhier. Institutions, р. 128; Guilland. Institutions, Ι, p, 269). Как полагает Р. Гийан, с начала IX в. кувикулярий становится дворцовым титулом, не связанным с выполнением определенных обязанностей (Guilland, Institutions, I, p. 269).
332 У Феофана А. М. 6203, т. е. 711/712 г. В октябре флот уже отплыл из Херсона. Возможно, первая экспедиция была непродолжительной и приходилась на осень 711 г.
333 К де Боор не был уверен в тождественности этого Стефана Асмикта Стефану, известному по рассказу Феофана о бегстве Юстиниана II из Херсона (Theoph. Chron., II, 708, №15—16).
334 Согласно «Бревиарию» Никифора, Юстиниан II отправил в Херсон 100 тысяч воинов (см.: «Бревиарий», 711/712 г.).
335 Т. е. Константинополь.
336 Димоты — члены димов (цирковых партий), к ним относились лишь постоянные жители столицы (Janssens. Les bleus, p. 499—536; ср.: Дьяконов. Димы, с. 155—157; Dagron. Capitale, p. 353—364; ср.: Cameron. Factions, р. 13, 16, 24, 32, 39, 44 и особенно р. 117—119).
337 Собственно античный термин для обозначения военного корабля, употреблявшийся, однако, и в средневековом греческом языке, хотя термины «дромон» и «хеландий» заменили античные (Ahrweiler. Byzance, p. 410).
338 Греческое σκάφος — понятие родовое, служило для обозначения корабля вообще, как большого, так и маленькой лодки; впрочем; корабли торгового флота назывались именно μπορευτικ πραγματευτικα σκάφη (Κουκουλές. Βίος, τ. V, σ. 360).
339 Речь идет о водоизмещении кораблей. Списки группы у дают чтение μυριαγωγν («вмещающие десять тысяч»), введенное издателем «Хронографии» в критический текст. Это слово хорошо известно по античным авторам (например, в применении к кораблям, вмещающим десять тысяч амфор). Остальные рукописи «Хронографии» сохранили вариант μυρεοβόλων, т. е. вмещающие десять тысяч оболов, что также возможно, поскольку античный обол был не только денежной единицей, но и мерой объема, равной 1/6 драхмы Анастасий не переводит этого, вставляя вместо μυριαγωγον chimaeras (Theoph. Chron. II, 241.17).
340 Хеландий (от греч. γχελυς/χέλυς — «угорь», что подчеркивает продолговатость форм) — тяжелый военный корабль; термин появился в византийский период и заменил собой στρατιώτης ναΰς и триэру античного времени; судно вмещало 100 гребцов и 200 человек экипажа; хеландий, вероятно, тождествен дромону (Ahrweiler. Byzance, р. 410—413; ср.: Bréhier. Institutions, р. 417).
341 Спафарий (от греч. σπάθη — широкий меч) — военный титул восьмого ранга (Guilland. Institutions, Ι, p. 75). Спафария Илью (впоследствии убийцу Юстиниана II) патриарх Никифор называет «дорифором» (копьеносцем) Стефана Асмикта (см.: «Бревиарий», 711/712 г.).
342 Феофан явно сгущает краски, так как ниже идет речь о сопротивлении херсонитов второй экспедиции Юстиниана.
343 В греческом тексте — πρς δουλείαν, что Анастасий передает как in servitium (Theoph. Chron., II, 241.25). Дословно — «в рабство», хотя едва ли речь идет о рабах, скорее о слугах.
344 О месте тудуна в тюркской иерархии см.: «Хронография», комм. 218) По Г. Дёрферу, в обязанности тудуна, положение которого аналогично положению баскака Золотой Орды, входил контроль за управителями (Doerfer. Elemente, II, S. 397). Здесь титул «тудун» прямо сопоставляется с формулой κ προσώπου (от лица), что подтверждает точку зрения А. А. Васильева о Валгице — тудуне Фанагории (см.: «Хронография», комм. 316). Анонимный греческий словарь (Etymologicum Magnum) X в. дает как параллель тудуну греч. τοποτηρητής, т. е. «местоблюститель», «наместник» (Et. Mag. 763.24). Д. Моравчик возводит эту глоссу к «Хронографии» Феофана или «Бревиарию» Никифора (Moravcsik. Byzantinoturcica, I, S. 257), хотя ни тот, ни другой не называют тудуна топотиритом. Появление хазарского тудуна в Херсоне Васильев связывал с бегством из города Юстиниана II, его обращением за помощью к хагану и с последовавшим за этим обострением отношений между Византией и Хазарским каганатом (Васильев. Готы, с. 196; ср.: Vasiliev. Goths, p. 84). В принципе это мнение разделяет Д. Данлоп, считая, что иначе (т. е. если бы тудун был в Херсоне при Юстиниане II) свергнутому василевсу не пришлось бы искать контактов с хаганом из Дараса. Смысл экспедиции Юстиниана II в Херсон Данлоп видит в стремлении императора сохранить свою власть над теми территориями, потеря которых грозит империи и которые оказались в руках хазар, а не в наказании херсонитов, собиравшихся выдать Юстиниана II Тиверию Апсимару, как об этом пишет Феофан (Dunlop. History, p. 174). Не отрицая распространения хазарского влияния в Херсоне, хотелось бы все-таки подчеркнуть сложность отношений между империей и ее северопричерноморской периферией. Как бы ни были ослаблены позиции Византии в Крыму, Херсон все же остается местом ссылки неугодных Константинополю лиц и в 695 г. туда изгоняют Юстиниана II. Реакция херсонитов на честолюбивые планы бывшего императора предполагает опять-таки наличие определенных связей столицы с Херсоном, диктующих жителям крымского города по крайней мере лояльность к правящему императору. Феофан отмечает вынужденность контактов херсонитов с хаганом и объясняет ее жестокостью Юстиниана. Наконец, новый император (Вардан-Филиппик) провозглашается именно в Херсоне. Неоднозначна и роль хазар в анализируемом фрагменте: с одной стороны, хаган укрывает бежавшего из Херсона Юстиниана II и выдает за него свою сестру, с другой — соглашается выдать беглеца и поддерживает восставшего против Юстиниана Вардана. Конечно, в описании этих событий Феофаном нельзя не заметить желания хрониста, резко отрицательное отношение которого к Юстиниану II известно, представить императора главным и единственным виновником происшедшего. Однако это могло коснуться лишь некоторых акцентов в повествовании (оценок, характеристик), существо дела излагается так же, как и у Никифора, уступающего Феофану в резкости оценок. В итоге, видимо, приходится говорить не о конфликте Херсона с империей, но о враждебности херсонитов к одному из ее императоров.
345 Имя передается в списках «Хронографии» без существенных разночтений (варьируются только ударения, и в одной рукописи вместо ι стоит η), у Анастасия — Zohelum (Theoph. Chron., II, 241.26, 242.14,21). В византийское время Зоил — имя редкое: известен, если мы не ошибаемся, лишь один святой Зоил, бегло упоминаемый в перечне мучеников, пострадавших при Диоклетиане (Delehaye. Saints de Thrace, р. 192.30); в 540—551 гг. Зоил — патриарх Александрии; Д. Моравчик предполагает хазарское происхождение херсонского Зоила (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 132).
346 Протополит (греч. πρωτοπολίτης), primus civium в передаче Анастасия (Theoph. Chron., II, 241.27).
347 В греческом тексте — κ σειρς, в латинском переводе — ех linea (ibid., 241.26). Это же выражение употребляется в «Хронографии» в применении к роду болгарских ханов Вокил и Укил (ibid., I, 432.26; ср.: Златарски. История, I, 1, с. 212—213).
348 Протевон (греч. πρωτεύων) — дословно «первенствующий», как правило, в применении к главам города. Видимо, протевон упоминается в греческой надписи, найденной в Крыму, которую Ю. А. Кулаковский связывает с назначением епископа готам в 548 г. (Кулаковский. К объяснению надписи, с. 195—196). Константин Багрянородный сообщает о том, что до императора Феофила (829—842) Херсоном управлял протевон с «отцами города», причем Константин говорит о протевонах только в Херсоне (Const. Porph. DAI, 42.45—47). Аналогичные сведения содержатся и у Продолжателя Феофана (Theoph. Cont., 123.16—18). Термин долго удерживался в Крыму и, очевидно, означал представителей как городского, так и сельского самоуправления: в генуэзской грамоте 1381 г. речь идет о деревнях в окрестности Судака, каждая из которых была под началом своего propto/proto (Брун. Черноморье, II, с. 228; cp. I, с. 226). Институт протевонов в Херсоне Л. Брейе рассматривает как продолжение традиций муниципального управления эллинистического периода; в начале VIII в., наряду с хазарским тудуном, в городе действовал совет во главе с муниципальным магистратом (так Брейе трактует термин «протополит») Зоилом (Bréhier. Institutions, p. 209). Однако эволюция форм городского самоуправления естественно подразумевает и изменение терминологии, что не могло не отразиться на значении слова «протевон». Если в V в. оно могло служить синонимом сенатору (Dаgrоп. Capitale, p. 191), то в VI в. протевоны играли руководящую роль в городском самоуправлении как представители муниципальной верхушки; по эдикту 24 июня 530 г. епископы возглавили в городах комиссии из пяти знатнейших граждан города (quinque primatibus civitatis) по проверке деятельности куратора, ситона (Курбатов. Проблемы, с. 197, 199). Но в течение VII—VIII вв. термин, наряду с узко техническим значением (первые граждане-куриалы, первые в списке курии, т. е. главы городского самоуправления), приобрел и широкое: он стал применяться для обозначения всех наиболее влиятельных лиц в городе, в том числе и государственных чиновников; протевоны VII—VIII вв. сочетали в себе государственных служащих, военных и первенствующих в городе собственников (там же, с. 204). По мнению М. Я. Сюзюмова, протевоны VIII в. были наиболее влиятельными и состоятельными гражданами городов, осуществлявшими по поручению и под контролем императорской чиновной администрации определенные функции по руководству населением города (или отдельных его кварталов) при выполнении им городских обязанностей (Сюзюмов. О социальной сущности, с. 76). Если данные «Хронографии» точны, то в Херсоне к началу VIII в. Было 67 протевонов.
349 Это место, очевидно, испорчено: списки «Хронографии» дают чтения — ες χελανδούρους hxy, ες χελανδούρου g, что непонятно. Конъектура К. де Боора основана на переводе Анастасия: ad lora navis (Theoph. Chron., II, 241.31).
350 Рукописи сохранили варианты Ταυρουραί f, ταύρου ορ h. Ф. Комбефис предложил поправку ρκτουρά/Арктура; у Анастасия — Taurura. В списке f чтение π τ λιμένη (в заливе?). Г. Сэмнер, пересматривая хронологию правления императора Филиппика, высказывает предположение, что сообщение Феофана о гибели флота в октябре помещено хронистом неверно: между октябрем и ноябрем (месяцем вступления Филиппика на престол); Феофан помещает в этом месте «Хронографии» слишком много событий, чтобы сделать возможным воцарение Филиппика в ноябре; по Сэмнеру, правильнее если бы октябрь был месяцем возвращения самого Филиппика в Константинополь (Sumner. Philippicus, Anastasius II and Theodosios III, p. 288).
351 Цифра Феофана вызывает сомнения, но она принадлежит, вероятно, не самому хронисту, поскольку такое же количество погибших насчитал и Никифор (см.: «Бревиарий», 711/712 г.).
352 Смысл фразы не вполне ясен: ως οροΰντα πρς τοΐχον дословно означает «вплоть до мочащегося у стены». Именно так понял Феофана его латинский переводчик: usque ad mingentem ad parietem (Theoph. Chron., II, 242.5—6). Близкое толкование этих слов находим у В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского: «даже где мочились» (Летопись Феофана, с. 277). Но с таким пониманием плохо вяжутся предыдущие слова: ροτριν παντας κα ξεδαφίζειν, т. е. «распахать всех и сровнять с землей», поскольку глаголы ροτριν, ξεδαφίζειν имеют узкое, техническое значение, не распространяющееся на одушевленные предметы. Аналогичные причины вызывали, видимо, сомнения и у Ф. Комбефиса, предложившего исправить παντας (всех) на παντα (всё). Вместе с тем ως употребляется с родительным падежом, а не с винительным, как у Феофана. Возможно, мы имеем в данном случае дело с устойчивым фразеологическим оборотом, точное значение которого неизвестно. Между прочим, угроза, приписываемая Феофаном Юстиниану II, отсутствует в «Бревиарии» Никифора (см.: «Бревиарий», 711/712 г.). Не исключено, что она принадлежит перу автора «Хронографии».
353 Выше уже говорилось о внедрении хазар в Крым (см.: «Хронография», комм. 312, 317; ср.: Vasiliev. Gots, p. 83 sq.; Ostrogorsky. Geschichte3, S. 121). Однако следует отметить, что неизвестный автор VIII в. (источник «Хронографии» и «Бревиария») прямо не отождествляет Крым и Хазарию: херсониты и жители других крымских крепостей посылают за помощью к хагану в Хазарию, т. е. за пределы своих городов, где они, по всей видимости, не находили поддержки хазар. Наряду с этим нельзя переоценивать значимости самого факта посылки за хазарским войском: тот же Юстиниан использовал болгарское войско Тервеля для возвращения себе константинопольского престола, но из этого не следует, что на Византию распространялась власть Первого Болгарского царства.
354 Вардан, армянин по происхождению (Каганкатваци. История, с. 254), был сослан на Кефалинию императором Тиверием III.
355 Остров в Ионическом море к юго-западу от Итаки (Markl. Ortsnamen. S. 39).
356 Известны печати нескольких Георгиев в VII—IX вв.: Георгия комеркиария Карии, Лидии, Родоса и Херсонеса VII в., Георгия главного комеркиария VII в., Георгия кувикулярия VII—VIII вв. и протоспафария Георгия, стратига Херсонеса VIII—IX вв. (Guilland. Institutions, I, p. 278; II, p. 51). Комеркиарий — чиновник, ведающий сбором налогов, в ведомстве логофета геникона (Bury. System, p. 88). Не исключено, что среди Георгиев, которым принадлежат эти печати, был и Георгий, будущий логофет геникона, посланный Юстинианом II в Херсон.
357 Геникон — финансовое ведомство и государственная сокровищница, куда стекались поступления от налогов и где хранились податные списки. Во главе геникона стоял логофет. Должность логофета геникона появляется, насколько известно, в правление Юстиниана II (Bréhier. Institutions, p. 257; cp.: Dölger. Finanzverwaltung, S. 19—24).
358 Эпарх города — префект города (т. е. Константинополя) — одна из высших должностей в империи. В столице эпарх обладал высшей властью после императора, в его руках была сосредоточена административная и судебная власть, он отвечал за сохранение порядка в городе, под контролем эпарха находились городские ремесленники, организованные в коллегии (Bury. System, p. 69—70; cp.: Guilland. Institutions, I, p. 5, 26).
359 Турма — военное подразделение, третья часть фемы с турмархом во главе, в более поздний период термин мог обозначать и командующего вообще. (Bilderstreit, S. 187).
360 Фракисийская фема отделилась в VII в. от фемы Анатолик при переводе фракийских отрядов в Малую Азию (в район Пергама, Смирны, Эфеса, Сард); она охватывала восточную часть Малой Азии со Смирной и островом Хиос (Bréhier. Institutions, p. 357; cp.: Bilderstreit, S. 190). Впрочем, в последнее с традиционной точкой зрения о возникновении Фракисийской фемы полемизировал Р. Лили, утверждающий ее самостоятельное существование (а не как составной части фемы Анатолик) еще до 687 г. (Lilie. «Thrakien» und «Thrakesion», S. 22—25.
361 Эту же цифру дает и Никифор (см.: «Бревиарий», 711/712 г.).
362 В греческом текте — περιλογή, что К. де Боор понимает как colloquium de pace, т. е. «переговоры о мире», ссылаясь на словарь Софоклиса (Theoph. Chron., II, 766). Анастасий переводит rationem reddere, т. е. «отдавать отчет» (ibid., 242. 18), причем так же он переводит выше и греческое πολογήσασθαι (ibid., 242.15—16) — «оправдываться», «защищаться». Перевод Анастасия неточен, так как, во-первых, περιλογ и πολογήσασθαι не являются синонимами, а во-вторых, они относятся к разным действующим лицам: в одном случае — к хагану, в другом к херсонитам.
363 Стратиотская система была тесно связана с фемным устройством империи. Стратиот — воин, получивший земельный надел и обязанный нести службу в армии или флоте в зависимости от размера надела.
364 Введенное К. де Боором в критический текст чтение δοχν засвидетельствовано лишь одним списком (f), остальные рукописи дают варианты δογν emx, δογν g, δουγν h, которые, видимо, надо предпочесть греческому δόχιον, поскольку речь идет о δόγια — тюркской тризне по умершем (Moravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 119; cp.: Theoph. Chron., II, 740, где де Боор приводит последнее значение с цитатой из Менандра Протиктора).
365 Император Вардан-Филиппик (711—713). Анастасий не понял технических для Феофана выражений νέσκαψαν и βασιλέα («свергнуть» и «провозгласить василевса»), переведя их как mala imprecati sunt («пожелав зла») и ut imperatorem laudibus extulerunt («превознесли похвалами как императора») (Theoph. Chron., II, 242.24—27). Согласно предположению Г. Сэмнера, Филиппик был провозглашен императором в сентябре 711 г. (Sumner. Philippicus, Anastasius II and Theodosios III, p. 289). Д. Данлоп видит в свержении Юстиниана II и провозглашении императором Вардана свидетельство господства хазар в Крыму и их влияния на развитие событий внутри империи (Dunlop. History, p. 176), что, очевидно, следует считать преувеличением: византийских императоров свергают, по свидетельству Феофана, и провозглашают ромеи — херсониты, жители других крымских крепостей и присланные Юстинианом II воины. Для столь высокой оценки хазарского вмешательства нет, как нам кажется, веских оснований.
366 Бессы (вессы) — ветвь фракийского племени сатров; жили вдоль горного течения реки Хеброс (совр. Марица).
367 Имеется в виду κριός — лат. aries, как и перевел Анастасий.
368 Вид осадного сооружения.
369 Название башни происходит, видимо, от названия монеты кентенарий (лат. centenarium), равной ста литрам. А. Л. Бертье-Делагард отождествлял ее с ближайшей к морю башней в Херсоне № 18 (Якобсон. Раннесредневековый Херсонес, с. 38 и прим. 3).
370 По А. Л. Бертье-Делагарду, башня № 17, так называемая башня Зинона (там же).
371 Размер выкупа, согласно Ватиканскому списку «Бревиария», в сто раз больше: по сто номисм за человека (см.: «Бревиарий», 711/712 г.).
372 Опсикион (от лат. Obsequium — «императорская гвардия») — фема в северо-западной части Малой Азии, к югу от Мраморного моря; северная часть фемы (древняя провинция Вифиния) была местом расселения малоазийских славян. Г. Острогорский датирует возникновение фемы правлением Ираклия (Ostrogorsky. Livre des Thèmes, p. 48—51; cp.: «Хронография», комм. 290 — дискуссию о времени формирования фемного строя). По Никифору, Юстиниан II и в этот раз обратился за помощью к Тервелю, который прислал ему 3000 воинов (см.: «Бревиарий», 711/712 г.).
373 Город в Пафлагонии, в центральной части южного побережья Черного моря, в античный период крупный торговый центр и морской порт, в средние века был вытеснен Трапезундом и потерял свое прежнее значение (Philippson. Das byzantinische Reich, S. 154). Никифор сообщает, что Юстиниан II дошел до прибрежной деревни Гингилисс (см.: «Бревиарий», 711/712 г.).
374 В греческом тексте — τ περατικ μέρη, у Анастасия — ulteriores partes (Theoph. Chron., II, 243.12). В. И. Оболенский — Ф. А. Терновский переводят: «в отдаленные части моря» (Летопись Феофана, с. 278).
375 У Феофана А. М. 6209, т. е. 716/717 г.; точнее 717 г., так как Лев III в этом году вступает на престол. Рассказ о посольстве Льва на Кавказ дается ретроспективно, источник его не выявлен; неизвестны также параллели к повествованию Феофана в иноязычной (негреческой) литературе.
376 Император Лев III (717—741), инициатор иконоборческой политики византийских императоров VIII—IX вв., чем в основном и объясняется негативная оценка его Феофаном.
377 Город в Киликии; совр. Мараш в южной Турции.
378 Исаврия — область на юго-востоке Малой Азии, напротив острова Кипр. Лев III при крещении принял распространенное среди исаврийцев имя Конон, что послужило Ю. А. Кулаковскому основанием для предположения об исаврийском происхождении Льва III (Кулаковский. История, II, с. 319). Впрочем, К. Шенком было показано, что Феофан, видимо, перепутал Германикию с Германикополем (совр. Эрменек) — городом в Исаврии и что слова «а по правде» являются позднейшей вставкой (Schenk. Kaiser Leon’s Walten, S. 296—297; cp.: Ostrogorsky. Geschichte3, S. 129 u. Anm. 2). Обращает на себя вниманиеи их отсутствие в латинском переводе Анастасия, где читаем: genere Syrus (Theoph. Chron., II, 251.32). Вместе с тем имя Конон не обязательно указывает на исаврийское происхождение: папа римский Конон (686—687) был родом из Фракии.
379 Т. е. Юстинианом II.
380 Отец Льва III, вероятно, был стратиотом (Кулаковский. История, III, с. 319—320).
381 Феофан упоминает о переселении исаврийцев во Фракию при императоре Анастасии I (Theoph. Chron., Ι, 140.5); позже, в конце VII— VIII в., это, видимо, стало практикой: «Хронография» сообщает о переселении Константином V (741—775) во Фракию сирийцев (ibid., 422.15—16), Львом IV (775—780) опять-таки сирийцев (ibid., 451.1—2).
382 Т. е. в 685—695 гг. Место неправильно понято В. И. Оболенским — Ф. А. Терновским: «в первом году его царствования» (Летопись Феофана, с. 286). Ср. латинский перевод Анастасия: cum prius regnaret (Theoph. Chron., II, 251.32—33).
383 Т. е. в 705—711 гг. Ср. латинский перевод Анастасия: posterioris imperii sui tempore (ibid., II, 251.33—34) и ошибочный — В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского: «во втором же году его царствования» (Летопись Феофана, с. 286).
384 Т. е. с Тервелем (см.: «Хронография», 704/705 г.).
385 Речь идет, очевидно, о провианте для войска Юстиниана II.
386 Так мы передаем греческое βρόμος; ср. у Анастасия taedium — «отвращение» (Theoph. Chron., II, 252.5). К. де Боор допускает написание βρμος — «зловоние» (ibid., 735), хотя все рукописи дают без разночтений βρόμος.
387 Византийские авторы ничего не сообщают об аланах в течение целого столетия — с конца VI в. до конца VII в. Ю. А. Кулаковский связывает молчание византийских источников об аланах с их зависимостью от хазар; с точки зрения Кулаковского эпицентр событий переместился на восток — от Кавказского прохода (Дарьяла), где селились аланы, к Каспийскому (Дербенту), через который хазары совершали набеги на персов и позже на арабов; тем самым аланы оставались в стороне от столкновений империи с сасанидским Ираном в VII в., чем и объясняется отсутствие упоминаний об этом народе. Повествование Феофана о посольстве Льва III на Кавказ рассматривается Кулаковским как свидетельство свободы аланов от власти хазар. И для VIII в. рассказ «Хронографии» остается единственным источником по истории аланов, хотя контакты Византии с аланами, вероятно, не прерывались, о чем говорит, по Кулаковскому, обращение аланов в христианство в начале IX в. (Кулаковский. Аланы, с. 142, 144). В VIII в. аланы селились к северу от Кавказа, в долинах Кубани и Терека. На это время приходится сужение территорий аланских племен: если в V—VII вв. их земли простирались от Кубани до Дагестана, то в VIII—IX вв. аланы, вытесненные черными болгарами, теряют район Кисловодска (Кузнецов. Аланские племена, с. 30). По мнению В. А. Кузнецова, понятие «аланы» в раннее средневековье не только имело узко этническое значение, но и использовалось как собирательный термин для определения союза племен (там же, с. 74). В соответствии с этим Кузнецов выделяет три крупных локальных варианта аланской материальной культуры: западный — в верховьях Кубани, центральный — Кабардино-Балкария и восточный — Северная Осетия и Чечено-Ингушетия (Кузнецов. Локальный вариант, с. 149). В нашем случае речь идет скорее всего об аланах в верховьях Кубани.
388 Абасги (совр. абхазцы) называли себя Afswa; греческий этноним передает один из грузинских вариантов имени — Abasq/Ap’xaz; с поздней античности народ распадается на три группы: абасги (от реки Псоу до Бзыби), саниты (от реки Бзыби на юг до Диоскуриады) и апсилы (у устья Кодори); в византийских источниках первое упоминание об абасгах находим у Феодорита Киррского (V в.) под 423 г. (Kollautz. Abasgen, S. 21—24). Абасгам принадлежали области вдоль черноморского побережья от Псоу на северо-западе до устья Ингури на юге (границы между Мингрелией-Имеретией и Абхазией); на севере и востоке Кавказский хребет, тянущийся на северо-запад, отграничивал абасгов от равнин Кубани и Терека; Лазика, хотя и находилась за пределами древней и современной Абхазии, в VIII—Χ вв. принадлежала Абхазскому царству; название страны появляется впервые в VI в. (Kollautz. Abasgia, S. 42—44). Независимость от Византии абасги завоевали в 790 г., когда ими была захвачена и Лазика (Kollautz. Abasgen, S. 35).
389 Список g опускает предыдущую фразу, оставляя лишь слова κα Λαζικν κα ’Ιβηρίαν. Если учесть, что выше все рукописи (кроме d) вместо чтения κατ ’Αβασγίας дают κατ ’Αβασγίαν, то вариант списка g, ничего не говоря о господстве сарацин в Абасгии, изменяет смысл контекста: συγκινσαι τους ’Αλανος κατ ’Αβασγίαν, κα Λαζικν κα ’Ιβηρίαν, т. е. «поднять аланов против Абасгии, Лазики и Иверии». Кодекс g, несмотря на свою древность (он датируется Х (в.), едва ли отражает авторский текст или какую-либо иную версию рассказа о кавказском посольстве. Думается, мы имеем здесь дело с ошибкой писца, палеографически легко объяснимой пропуском строки между повторяющимися словами ’Αβασγίαν — ’Αβασγίαν, тем более что разночтение не подтверждается остальными списками «Хронографии» и латинским переводом Анастасия (Theoph. Chron., II, 252.6—7). Предложение отсутствует у В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского (Летопись Феофана, с. 286, где передается вариант списка g). М. Канар, анализируя фрагмент об аланах, пишет о признании лишь Лазикой господства арабов в правление императора Леонтия (695—698), абасги же (как и апсилы), с точки зрения Канара, «отложились» (от империи.— И.Ч.); смысл экспедиции Льва III как раз и заключался в том, чтобы до похода императора (Юстиниана II) в Лазику спровоцировать нападение аланов на абасгов (Canard. Ľaventure, p. 354). Присутствие арабов в Абасгии вызывает сомнения и у С. Г. Зетейшвили (Зетейшвили. Сведения, с. 85), не подкрепляемые, впрочем, вескими доводами. Между тем Феофан прямо говорит о власти арабов в Абасгии, Лазике и Иверии.
390 Фасис — река (совр. Рион) и одноименный город (совр. Поти в устье Риона), но поскольку в греческом тексте «Хронографии» Фасис употребляется с артиклем мужского рода, то, очевидно, подразумевается река, а не город (ср. неправильный перевод.(Canard. Ľaventure, p. 354).
391 По М. Канару, сопровождение Льва III состояло из армян (ibidem), хотя слова Феофана не дают основания для такой трактовки: в «Хронографии» сказано только о местных жителях Фасиса.
392 Наряду с правильным чтением ’Αψιλίαν, списки «Хронографии» дают и ошибочные: ’Αψηλεΐαν h, Δαψιλίαν с, Δαψηλίαν df; Δαψίλειαν g. Апсилия располагалась по течению реки Кодори, впадающей в Черное море к югу от Сухуми у мыса Искуриас (Кулаковский. История, III, с. 323, прим. 1; Canard. Ľaventure, р. 354, n. 2). 393 В греческом тексте — κύριος (ср.: «Хронография», комм. 267 — о властителе Болгарии), у Анастасия — dominus (Theoph, Chron., II, 252.13).
394 Годы правления абхазских князей известны, начиная со Льва I (735—786 или ок. 736—766/767 гг.); для остальных установлены в хронологическом порядке только имена (числом 9), последние из них — Димитрий I, Феодосий I, Констанций I и Феодор (Kollautz. Abasgen, S, 33—36). Не исключено, что в нашем случае речь идет о Феодоре, а может быть, и о Констанции I.
395 Термин «Романия» в значении территории Византийской империи появляется у византийских авторов с V в., а на западе с XI в. (несмотря на то, что он встречается в IX в. в латинском переводе «Хронографии»); сам Феофан употребляет слово 47 раз, из которых лишь один в применении к европейской территории Византии, в остальных случаях Романия относится к малоазийским землям и упоминается в связи с византино-арабскими войнами (Wolf. Romania, р. 32; ср.: ВИИНЈ, I, с. 223, прим. 12).
396 Классический греческий язык, видимо, не знал этого слова: оно не зарегистрировано словарем Г. Лидделла — Р. Скотта. Анастасий переводит callide agamus (Theoph. Chron., II, 252.27), т. е. «поступим хитро», что соответствует и пониманию К. де Боора: dolum comminiscor (ibid., 777 s.v.). Такое же значение, со ссылкой на «Хронографию», отмечают словари Э. Софоклиса и Г. Лампе.
397 Греческое клисура означало не только горный проход, ущелье, но и укрепления на перевалах; так, например, разъясняет это понятие Феофилакт Симокатта (Th. Sim. Hist., VII, 14, 8). Очевидно, имеются в виду проходы Кавказского хребта на северо-востоке Абхазии, отделявшие абасгов от аланов.
398 Списки группы у дают чтение μν, т. е. изменяют смысл контекста; «послужим и нам»; фраза отсутствует в переводе Анастасия (Theoph. Chron., II, 252.25—29), что не отмечено К. де Боором в критическом аппарате «Хронографии». И. Рохов предлагает в этом месте конъектуру, объясняя ее необходимость следующими доводами: μν не может относиться к абасгам, поскольку против них направлена хитрость аланов, а ко Льву и Византии — поскольку Лев III был в оппозиции к Юстиниану II; соответственно предпочтительнее μν, которое можно отнести ко Льву III и аланам (Rochow. О îndreptare, р. 120). Однако поправка Рохов сомнительна. Прежде всего μν нельзя связать с абасгами чисто грамматически (аланы обращаются ко Льву III, если бы подразумевались абасги, то должно было бы стоять ατν, т. е. «их»), а не только из-за смыслового противоречия. Но самое главное, μν можно понимать в применении к ромеям (и Льву, и Византии вообще): аланы осознают себя союзниками империи (и это отчетливо проявляется в тексте), независимо от того, какие отношения сложились между Юстинианом II и Львом III. Наконец, чтение списков группы у является скорее всего следствием итацизма, а не смысловым разночтением. Немецкий перевод — geben ihnen so eine heilsame Lehre (Bilderstreit, S. 23) — двусмыслен и неправилен.
399 Греческие списки, наряду с чтением, принятым в критическом издании, дают варианты: ’Ιταζή h, ’Ιταξή у, ’Ιταζΐ g; у Анастасия — cum Hiotaxi (Theoph. Chron., II, 253.6) с разночтением Hoctaxi в рукописи Р. И. Маркварт возводил имя Итаксий к персидскому титулу «питиахш» (наместник), соотнося его с греческой формой βιτάξη и латинской vitaxa; Ю. С. Гаглойти сближает греческое Ίταζη/Ίταξη с осетинским корнем ịdaez в значении «вдовство»; форма, засвидетельствованная переводом Анастасия, оставлена интерпретаторами без внимания (Зетейшвили. Сведения, с. 86).
400 Грамматически можно относить и к Итаксию, и ко Льву III, коль скоро в греческом тексте отсутствует местоимение, указывающее на лицо, но правильнее видеть здесь Итаксия, так как описываются действия аланов, а Лев III тем временем укрывается.
401 Здесь, как и выше — «Хронография», 679/680 г., клисуры.
402 Ю. А. Кулаковский предполагает в этих «прегрешениях» грабежи абасгами торговых кораблей трапезундских купцов, которые торговали с кавказским побережьем (Кулаковский. История, III, с. 322, прим. 1).
403 Видимо, новозаветная цитата (Деяния, 14, 27; Колосс., 4, 3).
404 По Прокопию, Археополь — город к северу от течения Фасиса, самый большой и укрепленный в Лазике (Proc. Bell. Pers., II, 29, 17— 18; ср.: Canard. Ľaventure, p. 355, n. 4). Ю. А. Кулаковский отождествляет его с Даба Цвели (Старый город) у истоков реки Дзеврулы (Кулаковский. История, III, с. 322, прим. 2).
405 Здесь к реке Фасису.
406 Киклоподы (греч. κυκλοπόδες) — круглые снегоступы; по описанию Ш. Дюканжа, это башмаки с прикрепленными на подошвах железными кругами (Ducange. Glossarium, s. v.).
407 Сидерон сопоставляется с Цебельдой в долине верхнего Кодори, крепость в горном проходе Цебельда — Сухуми (Артамонов. История, с. 361; Kollautz. A.basgen, S. 34). Агафий сообщает древнее название Сидерона — Цахар (Agach. Hist., 4, 16, 4).
408 Топотерит (дословно «местоблюститель») — термин многозначный. Георгий Писида называет топотеритом императора патрикия Боноса, замещавшего Ираклия во время его персидских походов (Giorgio di Pisidia. Poemi, р. 163). В подчинении у друнгария виглы находился топотерит (Guilland. Institutions, Ι, p. 567). Это греческое слово употреблялось и как эквивалент хазарскому тудуну (см.: «Хронография», комм. 344). Первым должностным лицом в канцелярии всех доместиков был опять-таки топотерит; наконец, известны провинциальные топотериты, в обязанности которых входило управление областями и крепостями, собственно топотересия была военным отрядом — подразделением турмы (Bury. System, p. 51 sq.). Здесь, конечно, имеется в виду топотерит — комендант крепости, хотя нельзя оставлять без внимания то обстоятельство, что Сидерон находился под властью арабов и распространение на него византийской административной терминологии могло быть условным.
409 Списки группы z, добавляют «империи ромеев», у Анастасия — sub regno meo (Theoph. Chron., II, 254.4), т. е. «моей [царской] власти», что неверно. Даже если понимать regnum как царство, перевод остается двусмысленным.
410 Τς πόρτας (ворота) отсутствует в рукописях группы у и в переводе Анастасия; μετ’ ερήνης (с миром) — опущено в списках группы x z.
411 Кавказское племя, обитавшее по течению реки Кодори, между лазами и абасгами, поддерживавшее оживленные связи с империей уже в правление императора Адриана (117—138) (Кулаковский. История, III, с. 323, прим. 1; ср.: Canard. Ľaventure, р. 354, n. 2).
412 В греческом тексте — глагол δουλεύειν, в передаче Анастасия — deservire (Theoph. Chron., II, 254.21).
413 В греческом тексте — δοΰλος, в латинском — servus (ibid., 254.22).
414 Слова «спафарий дал Фарасманию слово» не засвидетельствованы кодексами группы хz, которые ниже вместо ατν дают μέ; в результате изменяется смысл — в уста Фарасмания вложены слова: «Дай мне слово ни в чем не причинять мне вреда, но только с тридцатью воинами войти в крепость».
415 По Анастасию, 30 дней (ibid., 254.30). Вероятно, Лев спустился затем к устью реки Кодори, где в древности был расположен греческий город Диоскурия (Кулаковский. История, III, с. 323, прим. 1; ср.: Canard. Ľaventure, p. 354, n. 2).
416 Греческое τοΰ πρώτου ατν В. И. Оболенский — Ф. А. Терновский неправильно переводят «первым в городе» (Летопись Феофана, с. 289). Основания для такого перевода нет.
417 Поскольку рассказ о посольстве Льва III на Кавказ дан в «Хронографии» ретроспективно, датировка экспедиции затруднительна, К. Шенк считал, что Лев III провел у аланов несколько лет (Schenk. Kaiser Leon’s Walten, S. 285). По М. И. Артамонову, спафарий также провел на Кавказе несколько лет (Артамонов. История, с. 361). М. Канар дает точную дату: Лев III вернулся в Константинополь в то время, когда был свергнут и ослеплен император Филиппик, т. е. в 713 г. (Canard. Ľaventure, p. 357). С точки зрения С. Г. Зетейшвили, поход завершился д·о свержения Юстиниана II, т. е. до 711 г. (Зетейшвили. Сведения, с. 84). Для выяснения хронологии обратимся к тексту Феофана. Прежде всего нижняя временная граница — год, до которого Лев III не мог быть послан к аланам: во всяком случае, это не могло произойти до 705 г. (т. е. до вторичного воцарения Юстиниана II), что, впрочем, не означает начала экспедиции в 705 г., поскольку между возвращением Юстиниана II в столицу и отъездом Льва III на Кавказ последний становится приближенным императора, дает повод заподозрить себя в притязаниях на константинопольский престол, благополучно переживает расследование доноса, наконец, проходит некоторое время, а молва о честолюбивых замыслах Льва III все еще не умолкает. Эти события требуют времени и, видимо, большего, чем один-два года. С учетом приведенных соображений можно, как нам кажется, датировать отправление Льва III из Константинополя временем приблизительно около 708 г. Мысль Канара о 713 г. как годе окончания кавказской экспедиции вызвана, очевидно, фразой, следующей за сообщением Феофана о возвращении Льва III: «После того как Юстиниан был убит, а Филиппик ослеплен, на престол вступает Артемий и назначает его (Льва. — И. Ч.) стратигом к анатоликам» (Theoph. Chron., I, 395.2—4). Однако это предложение нельзя связывать с повествованием об аланах, так как первоначально (т. е. до введения повествования в «Хронографию») оно ему, вероятно, не принадлежало. Весь пассаж, завершающий изложение перипетий аланской экспедиции, представляет собой пересказ (отчасти резюмирующий, отчасти дословный) уже описанных Феофаном событий. О назначении Артемием стратигов сообщается выше (ibid., 383.29—30), хотя и без упоминания имени Льва III, но в рассказе о событиях следующего за этим года он выступает как стратиг Анатолика (ibid., 386.15). О свержении Юстиниана II, ослеплении Филиппика и воцарении Артемия, низложении последнего и вступлении на престол Феодосия Феофан также уже писал в соответствующих, местах «Хронографии» (ibid., 381.1—5, 383.14—17,18—19, 386.10—12, 385.23—24). Более того, прослеживаются и почти дословные повторы в известии о выступлении Льва III против Феодосия. Заключительная фраза аланского эпизода звучит: εΐχε δ συμφωνοΰντα ατ κα συντρέχοντα ’Αρταύασδον, τν τν’ Αρμενιακν στρατηγόν, ν κα γαμβρν μετ τ βασιλεΰσαι ατν ες ’Άνναν τν θυγατέρα ατοΰ πεποίηκεν, προβαλλόμενος ατν κα κουροπαλάτην. То же самое читаем и выше, под А. М. 6207 — годом свержения Артемия: εΐχε δ συμπνέοντα ατ κα συντρέχοντα ’Αρταύασδον ’Αρμένιον, τν’Αρμενιακν στρατηγόν, κα συνέθετο δοΰναι τν αυτοΰ θυγατέρα ες γυναΐκα’ κα πεποίηκεν (ibid., 395.8—12; ср. 386.15—19). В итоге, как нам кажется, можно говорить о том, что фрагмент об аланах заканчивался в источнике «Хронографии» словами «и пришел к Юстиниану», т. е. возвращение Льва III приходится на время до 711 г., а вся экспедиция, вероятно, длилась не более двух-трех лет.
418 У Феофана А. М. 6220, т. е. 728/729 г.
419 В греческом тексте — δυνάστης, у Анастасия — princeps.
420 Мидия — античное название Персии, но речь, разумеется, идет о землях, занятых арабами.
421 Все греческие списки «Хронографии» Феофана дают κατ τν ’Αρμενίαν, у Анастасия — in Arabia (ibid., II, 263.13—14).
422 У Феофана А. М. 6221, т. е. 729/730 г., но так как далее следует рассказ о соборе 7 января, т. е. 730 г., то поход Масламы, видимо, следует отнести к концу 729 г.
423 Арабский полководец, в 717 г. арабская армия под его командованием осаждала Константинополь (ibid., I, 395.18—19).
424 Имеются в виду хазары, а не тюрки на Северном Кавказе, как полагает Л. Брейе (Bilderstreit, S. 187).
425 Арабы и хазары.
426 Т. е. Кавказ, но неясно, через какой горный проход (Дарьял или Дербент) арабы возвращались из Хазарии. Баладзори описывает поход на хазар правителя Армении Мервана Ибн Мухаммеда (назначен правителем Армении в 732/733 г.; см.: Ибн-ал-Асир. Тарих ал-Камиль, с. 30); Мерван с одним отрядом арабов «вступил в землю хазар со стороны Аланских ворот» (т. е. через Дарьяльское ущелье), а другому приказал напасть «со стороны Баб-у-ал-абуаба» (т. е. Дербента) (Баладзори. Книга завоевания, с. 17—18).
427 У Феофана А. М. 6223, т. е. 731/732 г.
428 Т. е. в Хазарию.
429 В греческом тексте — φθάσας, у Анастасия — pervenisset usque (Theoph. Chron., II, 265.28), что неверно переведено В. И. Оболенским — Ф. А. Терновским: «перешедши» (Летопись Феофана, с. 299).
430 У Феофана А. М. 6224, т. е. 732/733 г.
431 Лев III.
432 Т. е. хазар.
433 В греческом тексте — δυνστης, у Анастасия — arbiter (Theoph. Chron., II, 265.31. Ср.: «Хронография», комм. 267 — о титуле болгарских ханов).
434 Будущий император Константин V Копроним (741—775).
435 Ее имя до крещения было, видимо, Чичак (Цветок), если она и упоминаемая схолиастом Константина Багрянородного хазарская Августа — одно и то же лицо (Dunlop. History, p. 177, n. 27; ср.: Моravcsik. Byzantinoturcica, II, S. 313).
436 Д. Данлоп считает, что здесь может подразумеваться не толь ко греческий перевод Ветхого завета, но и его древнееврейский оригинал; исследователь не исключает возможности изучения древнееврейского Ириной еще в Хазарии; намек на это он видит, в том, что Зонара называл Константина V «ни христианином, ни эллином, ни евреем, но совокупностью [всяческого] нечестия». Это позволяет Данлопу говорить о распространении иудаизма у хазар уже ко времени женитьбы Константина V на Ирине (Dunlop. History, р. 177 sq.). Впрочем, для такого толкования текста «Хронографии» нет веских оснований. Что же касается обвинений Зонары, то в них, конечно, отразилось не знание Ириной древнееврейского, а версия иудейского происхождения иконоборчества (Theoph. Chron., Ι, 401.29— 402.9).
437 Имеется в виду иконоборчество Льва III и Константина V.
438 У Феофана А. М. 6235, т. е.743/744 г.; очевидно, до 16 апреля 744 г., так как этим днем датируется следующее за рассказом о землетрясении сообщение об убийстве Валида II.
439 У Феофана А. М. 6241, т. е. 749/750 г.; точнее 25 января 750 г. Первоначально индикт (от лат. indictio) означал налоговое обложение, позже значение перешло на год, в котором оно проводилось; установление индикта в 5 лет (пятилетний промежуток между годами налогового обложения) приписывают императору Диоклетиану (284—305); пятнадцатилетний индикт был введен Константином I, причем точкой отсчета был сентябрь 312 г.; с IV в. индикт употребляется для датировки императорских грамот, датировка индиктом гражданских актов учреждена в 537 г. Юстинианом I; индикт мог обозначать как собственно период в 15 лет, так и каждый год этого периода, в последнем случае он давался в сочетании с порядковым числом (Grumel. Chronologie, p. 192—206).
440 Константина V.
441 Т. е. от Ирины.
442 Будущий император Лев IV (775—780), по прозвищу Хазарин.
443 У Феофана А. М. 6255, т. е. 763/764 г.; точнее осень 763 г., так как ниже описываются суровые морозы, начавшиеся в октябре.
444 Т. е. хазары.
445 Точная протяженность византийской мили не определена, приблизительно она равнялась 1574,16 м (Schilbach. Metrologie, S. 32—36).
446 Известны малый (46,8 см) и большой (62,46 см) локоть. Большой, использовался, как правило, для измерения земли (ibid., S. 20—21). Здесь имеется в виду скорее всего большой локоть, т. е. толщина льда, по Феофану, достигала приблизительно 18 м, что, видимо, преувеличение.
447 Список g дает чтение Ζηχίας, у Анастасия — Licchia (Theoph. Chron., II, 285.28). Речь, вероятно, идет об области расселения зихов: северо-восточное побережье Черного моря,
448 Один из ватиканских списков «Хронографии» (с) изменяет порядок перечисления рек — «реки Куфиса, Днепра и Днестра», — что не подтверждается ни остальными греческими рукописями, ни переводом Анастасия (ср. о последовательности перечисления рек Феофаном: Чичуров. Экскурс, с. 70—72).
449 Здесь город на фракийском побережье Черного моря.
450 У Феофана А. М. 6256, т. е. 764/765 г.
451 Поскольку Каспийские ворота и Иверия упоминаются в этом фрагменте рядом, можно было бы их отождествить с Аланским проходом (Дарьялом). Впрочем, есть другая возможность объяснить «соседство» Каспийских ворот и Иверии: не исключено, что хазары напали на арабов одновременно со стороны Дарьяла и Дербента, подобно тому как Мерван Ибн Мухаммед вторгался однажды в Хазарию (см.: «Хронография», комм. 426).
452 B переводе Анастасия — cum Avaribus, т. е. «с аварами» (Theoph, Chron., II, 286.30). Явная ошибка возникла либо в результате перевода, либо восходит к греческому списку, использованному Анастасием; в рукописной традиции «Хронографии» этнонимы ’Άραβες и ’Άβαρεις нередко заменяют друг друга (например, ibid., I, 257.11, 303.6, 356.3, 357.24, 440.18).
453 У Феофана А. М. 6265, т. е. 774 г., так как на него приходится 12-й индикт.
454 В греческом тексте — ούσια χελάνδια, что Анастасий передает как rubea chelandia (ibid., II, 295.25). Перевод В. И. Оболенского — Ф. А. Терновского «русские суда» (Летопись Феофана, с. 327; ср.: Мишулин. Отрывки, с. 280) неправилен: хронист говорит об императорских хеландиях, украшенных пурпуром, составлявшим прерогативу византийского василевса.
455 В греческом тексте εσελθεϊυ ες τν Δανοΰβιν ποταμόν, т. е. дословно «войти в реку Дунай». Г. Ф. Чеботаренко, анализируя археологический материал поселения Калфа (Новоаненский район Молдавской ССР; южная часть Прутско-Днестровского междуречья, в 4 км от впадения реки Бык в Днестр), разделяет его на два периода: славянский (вторая половина VIII—IX в.) и болгарский (IX— начало Χ в.); частичную смену археологических культур, например, в керамике, исследователь объясняет распространением «политической власти Первого Болгарского царства к северу от Дуная» (Чеботаренко. Калфа, с. 3, 12, 80, 87). Однако, судя по данному фрагменту, в VIII в. по крайней мере низовья Дуная (как к северу, так и к югу) относились к территории Первого Болгарского царства.
456 Император Лев IV. У Феофана А. М. 6268, т. е. 775/776 г.; точнее 776 г., поскольку заговор был раскрыт в мае.
457 Кроме брата Льва IV, Никифора, Феофан не называет по имени никого из мятежников, но говорит о них, что это были спафарии, страторы и царские люди (Theoph. Chron., Ι, 450.25—26).


* Комментарии, библиография и отрывок из главы, касающейся личности Феофана Исповедника и значения его «Хронографии» взяты из книги: И. С. Чичуров. Византийские исторические сочинения: «Хронография» Феофана, «Бревиарий» Никифора /Текст, пер., комм. М., 1980 г.
Все библиографические описания даны в сокращениях, раскрытых Библиографией в конце настоящей книги. В ссылках на настоящее издание даются название сочинения («Хронография» или «Бревиарий»), год события или номер комментария.

 


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com