Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Общие исторические обзоры История христианства на Святой Земле Христианство и другие религии в фокусе политики Библейская история, археология и Святая Земля Письменные источники по истории Святой Земли История Святой Земли и христианства в преданиях и жизни других странБиблейские места, храмы и монастыри Праздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Духовная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи


В предверии Нового 2014 года и Рождества Христова на Святой Земле

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): фотолетопись 1887-2010.

 
 
  
 
  
  
  
  
  
 
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
Главная / История Святой Земли / Христианство и другие религии в фокусе политики / Святая земля во времена крестоносцев / Рыцарские ордена времен крестовых походов: история возникновения и устройство. Протоиерей Дорофей Савицкий
Савицкий Дорофей, протоиерей.
доктор, Варшавская Христианская Богословская Академия
(Польская Православная Церковь)
 
Рыцарские ордена времен крестовых походов:
история возникновения и устройство
 
1. ВСТУПЛЕНИЕ
 
"Священная война" - это понятие, которое будет очень часто употребляться в литературе, охватывающей период крестовых походов, хотя оно было чуждо христианству в первое тысячелетие его истории Впервые этот термин употребил в 1063 г. Папа Александр II в отношении вестготов, сражавшихся на Пиренейском полуострове с арабами направлявшимися в Европу. Другими словами, христианство признало священную войну в XI в., как "защиту христианских земель от не верных".
 
Одновременно это было время борьбы Восточной империи с турками-сельджуками, которые в 1071 г. в битве под Манциркертом разбили византийцев и заняли всю Малую Азию. В 1071 г. они заняли  Иерусалим. Мусульманские фанатики не пропускали христиан к Святым местам, нападали на паломников (пилигримов), разрушали святыни. Это вызвало беспокойство и негодование во всем христианском мире. Папа Урбан II по просьбе императора Алексея Комнина в 1095 г. созвал Собор в Клермоне и на нем провозгласил крестовый по­ход против мусульман, объявив "священную войну".
 
В 1096 г. войска крестоносцев прибыли в Константинополь. В Малой Азии они захватили Никею и Эдессу. После почти годовых сражений они взяли Антиохию, а в 1099 г. Иерусалим. Эти завоевания, однако, были достигнуты за счет огромных потерь. В XII в. численность крестоносцев была слишком мала для того, чтобы удержать латинские государства Ближнего Востока. Свежие подкрепления до Иерусалима практически не добирались, и незначительную поддерж­ку они получали только от паломников (пилигримов). Из последних в основном и вербовались добровольцы в армию и поселенцы. Опреде­ленную поддержку оказывали торговые города Италии: Венеция, Пи­за и Генуя. Соперничая за сферы влияния, они предоставляли крестоносцам свои корабли.
 
Всего этого, однако, было недостаточно. Имея столь незначи­тельные силы, крестоносцам было необходимо создать эффектив­ную систему внутренней обороны. Они стали строить укрепленные замки. На формирование постоянных гарнизонов этих замков ушло более половины небольшой армии крестоносцев. Около 1180 г. ко­роль Иерусалима имел в своем распоряжении всего 665 вассальных рыцарей и 5 тыс. легковооруженных рыцарей. До этого крестоносцы неоднократно выигрывали сражения именно благодаря тяжелово­оруженным воинам, которых сейчас не хватало. Все это подталкива­ло власти к временному найму на службу профессиональных рыца­рей и к созданию отрядов из легковооруженных местных жителей (не всегда христиан). Всего христианские земли Палестины могли выставить после соответствующей подготовки около 20 тыс. рыца­рей. Тем не менее, и этого было слишком мало, чтобы обеспечить бе­зопасность.
Необходимо было найти решение, которое обеспечивало бы госу­дарствам крестоносцев постоянное присутствие тяжеловооруженно­го рыцарства, содержание которого при этом не отягощало бы госу­дарственной казны и не требовало бы участия собственного личного состава.
 
2. ПОЯВЛЕНИЕ РЫЦАРСКИХ ОРДЕНОВ
 
Решением вышеуказанных военных проблем должно было стать созда­ние рыцарских орденов. Это не означает, что идея их создания появи­лась так поздно (в XII в.). Рубеж XI и XII вв. стал временем поисков но­вых форм служения Богу. Многие рыцари хотели служить Богу, одна­ко они слишком сильно привыкли к оружию, чтобы заменить его мона­шескими одеждами. Им легче было рисковать жизнью, защищая Свя­тое Евангелие, чем решиться на монастырскую аскезу. Крестовые по­ходы и особенно создание рыцарских орденов давали им идеальную возможность удовлетворения своих духовных потребностей. Папа Ур­бан II, организатор I Крестового похода в 1096 г., сам происходил из ры­царской семьи и знал рыцарские потребности. Он знал, как разбудить их религиозность2. Его слова: "...обращаюсь с покорной просьбой, не я, а сам Бог, чтобы вы, провозглашающие Христа, помогли восточным христианам и изгнали из границ христианского мира этих подлых лю­дей (турок - прим. автора). Я говорю это присутствующим, поручаю рассказать это отсутствующим. Ведь так заповедал Христос3," - встре­тили теплый прием. В Святую Землю поспешили десятки тысяч рыца­рей.
 
На месте рыцари полностью отдавали себя "военному ремеслу". Многие потом оставались на добытых территориях. Некоторые и дальше хотели служить Богу оружием, а не плугом.
 
После успеха I Крестового похода (1099) и создания Иерусалим­ского королевства, а также его ленных территорий в Святую Землю из Западной Европы стали прибывать большие группы паломников. Однако быстро выяснилось, что малочисленные крестоносцы, заня­тые строительством замков, не могут защитить растущего числа па­ломников от нападений мусульман из соседних египетских и турец­ких эмиратов. Ответом латинского мира на этот вызов стало создание рыцарских орденов. В 1119 г. мало известный рыцарь Хуго де Пейнс из Шампани вместе со своим другом Готфридом де Сент-Омером со­здали Рыцарское Братство.
 
Состоящее вначале всего из восьми рыцарей, Братство охраняло паломников на участке дороги от Иерусалима до Яффы. Для своей де­ятельности они получили разрешение короля Балдуина II и благосло­вение латинского Патриарха Иерусалима. К этой группе рыцарей вскоре присоединились другие. Братство росло. Патрулируя дороги, много путешествуя по стране, вступая в постоянные стычки с местны­ми жителями, они становились опытными воинами. Рыцари Братств хорошо знали местность и тактику противника. Властители Иеруса­лима, таким образом, рассчитывали, что им удастся очень дешево по­лучить отборные, хорошо обученные отряды, которые в случае необ­ходимости смогут возглавить феодальное ополчение. Поэтому они способствовали развитию Братства Тамплиеров и других близких к нему организаций. Слава их быстро дошла до Европы, что способство­вало притоку новых кандидатов в Рыцарское Братство. Уже всего один шаг отделял их от превращения в рыцарские ордена, для кото­рых борьба с неверными отодвигает в тень все другие цели.
 
Братья орденов были профессиональными рыцарями. Обеты пол­ного послушания делали их армию гораздо более эффективной, чем плохо организованные армии крестовых походов или ополчение фео­дальных вассалов Иерусалима. Уже в XIII в. орден мог выставить 600 рыцарей, столько же, сколько все вассалы Иерусалимского королев­ства. Рыцари орденов не были лично заинтересованы в военной добы­че, поскольку вся она переходила в собственность ордена. Поэтому они не ломали рядов в сражениях, чтобы захватить трофеи. Они ско­рее были союзниками сражающихся христиан, а не участниками вой­ны. Однако за пределами христианских территорий на рыцарей орде­нов нельзя было рассчитывать (во всяком случае, такое положение существовало в первый период истории орденов крестоносцев).
 
Эти рыцари чувствовали призвание для обороны, а не для внеш­ней агрессии и политических переговоров. Очевидно, многое зависе­ло от конкретных ситуаций. Бывало, что в случае отсутствия фео­дальных вассалов, им приходилось вести переговоры с мусульманами и вступать в сражения далеко от родного замка.
 
Военное значение рыцарских орденов не означает, что такой вид "службы Богу" встречал полное понимание. Очень часто обитатели традиционных монастырей утверждали, что молитвенная жизнь сто­ит на более высоком уровне, чем рыцарская служба. Защитники дру­гой точки зрения пробовали объяснить, что готовность отдать собст­венную жизнь за братьев-христиан в далекой Палестине является вы­ражением милосердия и настоящей христианской любви. В ответ им приводились слова Спасителя о том, что на зло необходимо отвечать добром и терпением, не противясь злу силой (см. Мф. 5, 39). В борь­бу с противниками крестовых походов включился великий святой Римско-католической Церкви Бернар Клервосский (De laude novae militiae)4.
 
Как было выше сказано, властелины государств крестоносцев ви­дели в рыцарских орденах орудия расширения и сохранения своей территорий. Другие планы по использованию рыцарских братств, а позже орденов, имелись у латинского Патриарха Иерусалима. Он по­лагал, что с помощью новых организаций крестоносцев ему удастся превратить Иерусалимское королевство в церковное государство, уп­равляемое не королем, а Патриархом, как наместником Папы. Этой цели должно было послужить выведение орденов из-под местной светской и церковной власти. Ордена были призваны перенести на Восток практику крещения огнем и мечом, часто используемую в Ев­ропе. Рыцари в монашеских рясах должны были сначала разгромить неверных, а затем склонить их к принятию христианства. Этими дву­мя способами - борьбой и миссией - новые земли перешли бы под власть орденов, непосредственное руководство которыми - от имени Папы - хотел получить Патриарх Иерусалима.
 
В этих проектах король и Патриарх не учли двух важных аспек­тов. Они не приняли в расчет амбиций самих орденов, которые хоте­ли быть самостоятельной силой, проводящей собственную политику. Они ошиблись также в отношении планов римской курии, которая хо­тела видеть в рыцарских орденах штурмовые отряды Папства, а не ар­мию владетеля или Патриарха Иерусалима. Папство, которое на сты­ке XII и XIII вв. включилось в споры с Германской Империей из-за своей роли и господства в Европе, могло видеть в орденах крестонос­цев свои вооруженные руки, представляющие Римские интересы при европейских дворах. Тут, разумеется, надо уточнить, что подобные намерения проявились уже тогда, когда ордена начали свое существо­вание.
 
Будущее показало, что развитие рыцарских орденов пошло не те­ми путями, на которые рассчитывали король и Патриарх.
 
Ведение войн и заболевания неизвестными в Европе болезнями создало потребность организации госпиталей, как для рыцарей, так и для паломников. В первой половине XI в. (ок. 1048) во время развития торговых связей между итальянскими городскими республиками и Ле­вантом купцы из итальянского города Амальфи построили в Иерусали­ме с согласия тамошнего мусульманского правителя госпиталь и хос­пис. Они были названы в честь свт. Иоанна Милостивого, Патриарха Александрийского. Послушание там несла группа монахов-бенедек-тинцев. С 1063 г. они поселились в здании, построенном бывшими купцами из Амальфи, которое одновременно служило и гостиницей для западных паломников. Рядом располагался храм для странников и три другие церкви Санта-Мария-Латине, Санта Мария де ла Гранде (с женским монастырем) и св. Иоанна Крестителя. Роль госпиталя возросла после того, как в результате захвата Палестины (после I Крестового похода) значительно усилилось движение пилигримов.
 
Рыцари-крестоносцы поддерживали госпиталь пожертвованиями. Часть из них решила вступить в организацию, занимающуюся забо­той о госпитале. Уже тогда появилось его новое название Братьев Госпитальеров, а в роли покровителя организации малоизвестный свт. Иоанн Александрийский был заменен св. Иоанном Крестителем (поэтому и члены братства стали называться иоаннитами). Однако уже вскоре изменился профиль деятельности этой организации. Под влиянием тамплиеров оно стало независимым рыцарским братством, предназначенным для лечения и защиты паломников на Святой Зем­ле. Булла Римского Папы Пасхалия II от 1113 г., устанавливающая правила для этого ордена, освободила иоаннитов от всякой зависимо­сти от церковных и светских властей, за исключением самого Папы. В 1136 г. братство под руководством Раймонда дю Пюи окончательно приняло военный характер.
 
Подобным же образом только чуть позже были созданы и другие госпитальные ордена, к примеру, Орден Госпиталя Пресвятой Девы Марии Германского Дома в Иерусалиме, названный позже Орденом Крестоносцев или Тевтонцев.
 
Очень специфическое послушание несло Госпитальное Братство святого Лазаря. Оно было основано во время I Крестового похода в 1098 г. Жераром де Мартигом. В соответствии с жизненным крестом судьбой - своего покровителя (Лазаря из притчи Христа - Лк. 16, 19-31) члены братства ухаживали за прокаженными. Сначала деятель­ность братства охватывала только Ближний Восток, но позже рас­пространилась и на Европу. Основывались приюты, больницы, хос­писы. В организационном плане в течение первых 20 лет это братст­во являлось частью ордена иоаннитов, в качестве их "инфекционного отдела". Выделение в самостоятельное братство произошло в 1120 г. Боянд Роджер стал называться Магистром Госпитальеров св. Лазаря. Но это еще не был рыцарский орден, а всего лишь братство. Со вре­менем из-за нападений неверных возникла необходимость окруже­ния его вооруженной охраной. Однако трудно было найти рыцарей, желающих служить при больницах для прокаженных. Поэтому рыца­рей других орденов, больных проказой, стали посылать в больницы св. Лазаря. И там из них создавалась охрана. У большинства болезнь развивалась очень медленно. Эти воины стали учить монастырскую оратию искусству военных наук, что и стало причиной превращения гос­питального братства в рыцарский орден. У рыцарей, ждущих медленной смерти от болезни, смерть с оружием в руках на поле боя при защите ве­ры и безоружных больных не вызывала никакого страха. Напротив, к ней относились, как к проявлению Божественного Милосердия.
 
Был еще один момент, о котором мы не должны забывать, говоря о феномене рыцарских орденов. На переломе XII и XIII вв. в Западной Европе стали происходить общественные перемены. Развитие феода­лизма поставило под вопрос будущее мелкого рыцарства. С одной сто­роны, росло благосостояние крупных землевладельцев, с другой сто­роны расширялось число зависимых крестьян. Магнаты стремились завладеть землями мелкого дворянства и деклассировать его. Очевид­но, что этот процесс не мог наступить внезапно и длился в течение де­сятилетий. Тысячи мелких дворян и обнищавших аристократов были вынуждены искать пути спасения от деклассирования. Одним из та­ких способов и было вступление в рыцарский орден. На это указыва­ет социальный состав членов Ордена Крестоносцев. Можно достовер­но проследить судьбу 105 из 340 монахов, бывших в ордене в XIII в. Из них 9 происходило из графских семей, 11 - из дворянских, 18 из группы так называемых государственных министериалов5 - чиновни­ков, 56 из графских министериалов, 11 монахов происходило из ме­щанских семей. Из этого следует, что почти 80 % происходило из со­словия чиновников, при чем некоторые члены их семей занимали ме­ста в городских советах.
 
Определенное значение при создании рыцарских орденов имел тот факт, что вступление людей в эти ордена спасало их от преврат­ностей мирской жизни. Каждый крестоносец решением Папы Урбана И6 на время крестового похода был освобожден от обязательств в от­ношении государства, судебной ответственности за совершенные преступления, а оплата его долгов была отложена. Вступление в ры­царские ордена для многих являлось единственной возможностью из­бежать наказания. Это, однако, касалось только первого периода су­ществования орденов, когда перед ними остро стояла проблема при­влечения новых членов. Очень скоро большинство орденов стало очень строго отбирать вступающих.
 
3. ОРГАНИЗАЦИЯ РЫЦАРСКИХ ОРДЕНОВ И ИХ ПРАВИЛА
 
Организацию орденов мы можем проследить на примере Ордена Кре­стоносцев (Тевтонцев). С небольшим отличием она является типич­ной для всех других орденов.
 
Во главе ордена стоял Великий Магистр (Мастер). Его правление было выборным и обычно пожизненным, хотя бывали случаи сверже­ния и даже убийств Великих Магистров. Магистр принимал решения по всем текущим делам ордена. Однако, его власть не была неограни­ченной. Он подчинялся Генеральной Капитуле7, которая собиралась в штаб квартире ордена обычно один раз в год по предложению Велико­го Магистра и определяла политику ордена на ближайшее время8. В компетенцию Капитулы входили также выборы Магистра9. Папа и ко­роли государств крестоносцев очень редко вмешивались в эти выбо­ры. С XV в., однако, начинается практика передачи этой должности своим протеже.
 
Ближайшими соратниками Великого Магистра являлись:
 
1. Великий Комтур - заместитель Великого Магистра и административно-экономический руководитель ордена
 
2. Сенешаль - занимался военными вопросами, вооружением и строительством крепостей
 
3. Великий Госпитальер - отвечал за благотворительную деятельность ордена, санитарные и медицинские вопросы
 
4. Великий Ризничий - отвечавший за одежду и частично за военную форму
 
5. Великий Казначей - отвечал за финансы и сокровища ордена.
 
Вместе с Великим Магистром они образовывали своего рода "уп­равляющий совет", но контролировали не все стороны жизни ордена. Так, к примеру, состояние сокровищницы и денежных счетов, кроме Великого Казначея, могли знать только Великий Магистр и Великий Комтур (состояние сокровищницы было всегда строго хранимой тай­ной). В случае необходимости можно было создавать другие важные должности. К примеру, в замке Мальборк были назначены двое ключ­ников, ответственных за торговлю и экономическую деятельность в Мальборке и в Кролевце.
 
Помимо главного орденского центра в провинциях создавались так называемые баливаты. Ими управляли Национальные комтуры или магистры провинций (приоры). Уставы крестоносцев упомина­ют семь национальных комтуров - Германии, Пруссии, Инфлантов, Австрии, Апулии, Романии (Греции) и Армении. Со временем это разделение переменилось. Немецкими и частью не немецких бали-ватов правил Магистр Германии. Существовал также особенный статус Магистра Пруссии (с XIV в. он был объединен с титулом Ве­ликого Магистра) и магистра Инфлант. Провинции были обязаны перечислять на нужды центрального ордена одну третью часть сво­их доходов.
 
Баливаты подразделялись на меньшие части, называемые комтуриями (командориями), которыми управляли комтуры. Их резиден­ции располагались в монастырях или в замках и подчинялись непо­средственно Великому Магистру. В Пруссии и в Инфлантах комтур одновременно был административным и военным главой округа. Ему подчинялись конвенты, в которые входили братья-рыцари. Обычно их - рыцарей - было 12, по количеству апостолов (максимальное число членов конвента равнялось 15). Во главе конвента стоял назначав­шийся комтуром командор.
 
Почти неограниченной властью обладал орган советников - Капи­тул Конвента. Обычно он собирался раз в неделю, иногда реже.
 
Помимо рыцарских конвентов существовали, хотя и в меньшем числе, конвенты, в которые входили исключительно священники (братья, посвященные в сан священства) и монахи. В большинстве случаев их комтуром являлся светский рыцарь.
 
Резиденция Великого Магистра и его правительства в первый пе­риод существования рыцарских орденов размещалась в Святой Зем­ле. Между тем владения в большей мере располагались на западе Ев­ропы. Это обстоятельство побудило ордена создать институт мона­хов-инспекторов. Назначаемые Великим Магистром на строго опре­деленную территорию, они осуществляли управление экономикой ев­ропейских конвентов и наблюдали за их внутренним состоянием. В их задачу входило также противодействовать сепаратистским устремле­ниям отдельных конвентов, в которых большинство составляли пред­ставители одной национальности.
 
Связь с отдаленными конвентами была постоянной проблемой центральных властей. Поэтому для урегулирования текущих вопро­сов, таких как назначение и смещение руководящих лиц орденов, оп­лата счетов, разрешение споров, вынесение судебных решений орден­ских судов и т. д., использовались капитулы разных уровней.
 
В личном составе орден состоял из рыцарей, священников и бра­тьев-послушников.
 
Рыцари занимали в орденах господствующие позиции. Из них на­бирались высшие должностные лица и руководство орденов. Главный упор делался на их военную деятельность. Со временем рыцарей ста­ли освобождать от многих обязанностей - в частности от молитвы, по­ста и аскезы для того, чтобы они полностью могли посвятить себя уп­ражнениям, административной деятельности и сражениям. В первый век существования орденов рыцари часто были неграмотными и должны были выучить лишь молитву "Отче наш". На запоминание этой молитвы давался год, и знание ее становилось обязательным ус­ловием пребывания рыцаря в ордене.
 
Рыцари преобладали и численно. В каждом конвенте их должно было быть по крайней мере двенадцать, а священников - максимально шесть, причем в их число включались и представители церковного об­служивающего персонала. Каждый рыцарь за счет ордена получал полное вооружение, несколько коней (обычно трех, иногда четырех) и оруженосца10. После принятия в орден рыцарь терял свою самосто­ятельность, в частности, рыцари теряли право использовать свой герб и печать, ставить на своих могилах памятники (с XV в. эти принципы начинают нарушаться в большинстве орденов, за исключением Орде­на Крестоносцев). Оружие членов ордена должно было быть практич­ным и лишенным всяких изысканных украшений. Если рыцарь прибы­вал со своей амуницией, то золотые украшения на его доспехах или оружии должны были быть закрашены. У рыцарей (до XV в.) также не было отдельных комнат: они жили по несколько человек и не имели права обладать имуществом. Рыцарь, вступающий в орден, принимал обет безбрачия и отказывался от светской жизни с ее удовольствия­ми". Запрещалось также участие в турнирах и в охотах, считавшихся проявлениями рыцарского высокомерия.
 
По мере роста влияния орденов с XIV в. стало повсеместной прак­тикой проверять действительность благородного происхождения кан­дидатов на вступление, поскольку многие мещане и представители бедного крестьянства стремились службой в орденах добиться соци­ального продвижения и власти (в ордене человек неблагородного про­исхождения мог вступить только в ряды братьев-послушников и там зарабатывать свое право на дворянство)12. Отказывали в приеме в ор­дена тем рыцарям, которые могли причинить ордену неприятности, например, принести в орден вслед за собой долги. Анализ существую­щих данных показывает, что ордена не стремились любой ценой уве­личить численность своих рыцарей. В последние десять лет своего су­ществования Орден Тамплиеров насчитывал около пяти тысяч членов и только около двух тысяч из них являлись рыцарями. При приеме но­вых членов обращалось внимание на то, чтобы все они были свобод­ными людьми. Существовали также верхние и нижние возрастные границы. Обычно кандидату не должно было быть меньше 20 лет. Правда, иногда в ордена принимали даже 10-летних мальчишек.
 
Вступление в орден для многих было способом избежать наказа­ния или вступить на путь морального очищения. При приеме в орден моральное состояние кандидата в расчет не принималось. По праву, дарованному Папой Гонорием II, крестоносцы могли принимать в свои ряды даже явных преступников. Таким образом, кто хотел избе­жать наказания за свои преступления, находил защиту в рядах орде­на.
Однако, национальность могла быть преградой для вступления в орден. В соответствии с неписаной традицией ордена имели нацио­нальный характер. В Орден Крестоносцев главным образом входили немцы, в тамплиеры - французы, а в Орден Иоаннитов - французы и итальянцы. Категорически запрещалось принимать в ордена евреев.
 
Священники появились в орденах довольно поздно. В начале они только приходили в орден для исполнения религиозного служения. Позже они стали постоянно проживать в резиденциях орденов, хотя не имели никакого влияния на устройство и на управление орденами. Перед каждым сражением они исповедывали рыцарей и совершали таинство Евхаристии. Священнослужители также окормляли больни­цы и хосписы орденов и помогали ухаживать за больными.
 
Рыцари и священники имели право носить полные орденские одежды - в случае крестоносцев это был белый плащ с нашитым с ле­вой стороны черным крестом. Одежда братьев-трудников была серо­го цвета. Эти братья могли быть экономами, оруженосцами, коман­дирами низшего звена и входить в состав легковооруженных кавале­рийских отрядов. Каждому полагалось оружие и один конь. Братья-трудники также имели право заниматься в орденах экономической и финансовой деятельностью. Их рекрутировали среди горожан и сво­бодных крестьян. Служба могла дать им посвящение в рыцарское до­стоинство. Могло случиться и так, что когда в конвенте не было нуж­ным образом подготовленного рыцаря (такие случаи бывали в Запад­ной Европе) командором мог стать один из братьев-трудников. Кан­дидат на место брата-трудника мог быть женатым, однако, должен был заручиться согласием супруги. Иногда он давал только времен­ные обеты.
 
Кроме выше приведенных монашеских групп в составе рыцарских орденов мы можем увидеть:
 
-  сестер-послушниц - они предназначались для хозяйственной де­ятельности, работы в хосписах, заботы о больных
 
-  так называемых "туркополиров" - к ним принадлежали те, кто приносил неполные обеты (ремесленники и разного рода специалис­ты), а также рыцари и богатые феодалы, находящиеся вне монастыр­ских стен, которые лишь временно поддерживали орден и увеличивали его благосостояние (участвовали в крестовых походах, приносили пожертвования и т. д. - для этих групп не были обязательны правила ордена или обеты верности)
 
-  зависимые люди - это были крестьяне с орденских земель, а так­ же кнехты, работающие в хозяйстве (за службу они получали вознаг­раждение или только пропитание и жилье)
 
-  рабы, невольники - они составляли собственность ордена и час­ то к ним относились как к животным, а не как к людям. Часто это бы­ли нехристианские военнопленные.
 
Организация разных орденов была очень похожа. Часто различа­лись только названия различных подразделений.
 
Необходимо учитывать, что вышеописанное устройство рыцар­ских орденов не способствовало увеличению численности их рыца­рей. Но это не мешало деятельности ордена, поскольку он обладал большими отрядами наемных войск и служащих для обслуживания замков и флота. Вся организация и статус орденов была подчинена их военной деятельности. Тамплиерам было запрещено принимать в ор­ден детей, поскольку они были неспособны владеть оружием и запре­щено долго стоять на молитвах, чтобы не ослаблять сил. Запрещено было также носить длинные волосы, которые мешали во время сраже­ний. Обязательство соблюдать долгие и строгие посты с них также было снято, чтобы они не теряли сил и всегда были готовы к бою. Оди­наковые правила такого рода существовали у разных орденов.
 
Во всех орденах царила железная дисциплина. За различные про­ступки карали поркой, голодом и тюремным заключением. Более тяж­кие преступления наказывались временным или пожизненным ис­ключением из рядов общества. На практике это означало исключение за рамки тогдашнего общества, а иногда даже деградацию до уровня невольника. Самыми страшными преступлениями считался переход в магометанство, убийство христианина, потеря знамени во время сра­жения, расхищение имущества ордена. Новопринятым членам также старались внушить чувство почти рабского послушания. К этому при­учали кандидатов в орден, которые проходили период испытания в те­чение нескольких месяцев. Им приказывали выполнять различные по­ручения, унижающие достоинство рыцаря в тогдашнем понимании. Это была работа на мельницах, выпас скота, кормление и уход за сви­ньями14.
 
Ордена были совершенно независимы от любых светских и цер­ковных властей на конкретной территории. Тамплиеров, к примеру, не могли проклять или выселить из их жилищ даже по приказу Иеру­салимского Патриарха без соответствующего решения Римского Па­пы. Более того, в отношении епископа Рима ордена пользовались ши­рокой автономией. Он не мог вмешиваться в финансовые вопросы ор­денов, в их экономическую политику, в выборы Великого Магистра и других высших чиновников (на практике бывало и по-другому). Тамп­лиеры имели также право без консультаций с Римским Папой изме­нять и дополнять орденские правила.
 
Последним вопросом орденской организации являются финансы. Как известно, для членов ордена была обязательной бедность. Одна­ко, это не касалось ордена в целости. Главным источником доходов, естественно, была война. Именно благодаря ей орден получал земли и трофеи. Захваченные территории хорошо управлялись и приносили большие доходы. Разводили сельскохозяйственные культуры, выра­щивали скот15. Ордена часто сдавали землю в аренду. К этому добав­лялись трофеи от пиратства на море и разбоев на суше. Нельзя забы­вать и об огромных пожертвованиях на деятельность орденов. Речь шла о наличных деньгах, земле, конях, оружии, снаряжении. Речь шла и о косвенном участии в военных операциях ордена. Когда не бы­ло возможности физически сражаться с неверными, держа в руках оружие, можно было участвовать, финансируя часть потребностей крестового похода. Много могущественных людей хотело перед смер­тью уйти в рыцарский монастырь или быть там похороненными (в мо­нашеских одеждах), за что они вносили богатые дары. К тому же у ор­денов были привилегии - к примеру, большинство орденов было осво­бождено от уплаты десятины и налогов. Привилегии имели также и жертвователи орденов.
 
Позднее кандидат в орден должен был передать ему свое личное состояние или внести обязательную плату. Крестоносцы-тевтонцы в XV в. в таких случаях требовали: полное вооружение, трех лошадей и 60 флоринов.
 
Все это позволяло орденам получать весьма большие доходы. По­лученные средства можно было пускать в банковскую деятельность. Речь идет о кредитах, выплате пенсий (своего рода сегодняшние стра­ховые фонды), капитальные инвестиции в торгово-экономические предприятия.
 
Помимо "экономических" доходов были также поступления от жертв за религиозные услуги. Не забудем, что в орденских церквях находилось много святых мощей, что способствовало популярности богослужений крестоносцев.
 
В расчете доходов на одного рыцаря самыми богатыми были ис­панские ордена. Ежегодные доходы Ордена Калатравы, достигающие 60 тыс. дукатов, составляли одну двенадцатую часть доходов всей Ка­стилии.
 
Столь обширный спектр поступления доходов не означал, что ор­дена не сталкивались с финансовыми трудностями. Подобное проис­ходило весьма часто. Строительство и содержание замков и их гарни­зонов, а также госпиталей и приютов требовали огромных расходов. Нельзя забывать, что не все получаемые доходы обязательно поступа­ли в сокровищницу ордена (особенно этот процесс усилился с XV в.). Часть поступлений перечислялась в личные средства Великого Маги­стра. До 1530 г. Магистр Иоаннитов получал большую часть доходов с Родоса, а позднее и с Мальты. Кроме этого ему полагалась десятая доля добычи от пиратских рейдов (остальное делилось между орден­ской казной и участниками рейдов). Со временем командоры тоже стали получать часть дохода от руководимого ими дома. Это способст­вовало злоупотреблениям. В годы кризисов подобная практика приво­дила к тому, что двумя или более домами управлял один командор.
 
4. ОБРАЗОВАНИЕ ГЛАВНЫХ РЫЦАРСКИХ ОРДЕНОВ И ИХ ГЛАВНЫЕ ЧЕРТЫ
 
Тамплиеры
 
Орден Тамплиеров, называвшийся еще Орденом Бедных Рыцарей Христа и Святыни Соломона, основал в 1119 г. в Иерусалиме Хуго де Пайенс. Штаб-квартира ордена располагалась в крыле иерусалимско­го дворца князя Балдуина II, построенного на руинах Храма Соломо­на. От латинского слова "темплум" - святилище - орден получил свое обиходное название16. Задачей тамплиеров являлась охрана пилигри­мов на участке между Иерусалимом и Яффой. Подобная охрана тре­бовалась из-за того, что после I Крестового похода Святой город ока­зался отделенным от остальных территорий, контролируемых кресто­носцами, главным образом лежащих вокруг Антиохии, широким по­ясом земель, находящихся под властью мусульман. К ним принадле­жала и большая часть палестинского побережья. Путешествие из Ие­русалима - со стороны ли берега или из Малой Азии - было, таким об­разом, далеко не безопасным предприятием. Без пилигримов сильно сократилось бы число рекрутов в ордена и количество переселенцев. Тамплиеры должны были большую опасность превратить в меньшую.
 
Вначале братство состояло всего из нескольких рыцарей17. Позже оно, однако, очень быстро расширило свои ряды. Характерное отличие заключалось в том, что вступали в него главным образом, французы. Официальное превращение братства в орден произошло лишь через де­сять лет после его возникновения. Правила ордена были утверждены Римским Папой Гонорием II в 1128 г. (в следующем году они были одо­брены на Соборе в Труа, а покровителем ордена стал сам Бернар Клер-восский). Опознавательным знаком тамплиеров были белые одежды с красным крестом на левой стороне груди и на левом рукаве.
 
Тамплиеры приносили традиционные монашеские обеты: беднос­ти18 (его символ попал даже в герб ордена, изображающий двух бед­ных рыцарей, едущих верхом на одной лошади19), чистоты и послуша­ния. Однако частично они были освобождены от молитвенного послу шания из-за необходимости защищать достоинство и свободу святых мест и христиан-паломников. В орден принимали исключительно неженатых мужчин: холостяков, вдовцов и монахов. Это могли быть только свободные люди - князья, рыцари, свободные земле­пашцы (последние для поступления на нижние уровни - в братья-трудники). Принимали также и священников, которые исполняли в ордене обязанности капелланов. Поскольку этот священник не мог проливать кровь, большинство монастырских братии не принимала священнических обетов. Самой влиятельной группой в орденах были, конечно, рыцари. Из своей среды они выбирали Великого Магистра, который подчинялся только Римскому Папе. Братья-трудники хотя и были сильно ограничены в правах, численностью в несколько раз пре­вышали рыцарей.
 
Орден очень быстро получил крупные пожертвования как в Свя­той Земле, так и в Европе, главным образом, во Франции. Одновре­менно они изменили главный характер своей деятельности. Забота о паломниках уступила место поддержке иерусалимских войск и оборо­не города от нападений турок.
 
Иоанниты
 
Тамплиеры стали первым рыцарским орденом, который очень быстро доказал свою пригодность. Поэтому может только удивлять тот факт, что никто не старался развивать это направление. Никто не создавал из добровольцев новых орденов, но переоформлял в ордена уже суще­ствующие религиозные организации и братства.
 
В 1099 г. иерусалимским госпиталем св. Иоанна и зданиями ита­льянских купцов из Амальфи управлял провинциал Жерар де Торн из Прованса. Он сумел получить у Папы Пасхалия II в 1113 г. орденские правила, которые по сути дела являлись инструкцией по работе гос­питаля и его персонала. Примерно в 1136 г. новый руководитель орде­на Раймонд де Пюи ввел в него группу рыцарей. После принятия ор­денских обетов они должны были защищать от неверных госпитали и хосписы. Примерно в 1150 г. братство рыцарей-госпитальеров прак­тически превращается в военную организацию. Изменяется его ста­тус (в первом десятилетии XIII в.), а также название - с Госпиталье­ров на Орден святого Иоанна (сегодня Суверенный Орден Мальтий­ских рыцарей), а медицинско-благотворительная деятельность отсту­пает на второй план. О том, что это было нарушением желания па­пской курии свидетельствует письмо Папы Александра III Великому Магистру (ок. 1180), в котором он приказывает ордену отложить меч и вернуться к первоначальной заботе о больных и пилигримах20.
 
Правила и устав иоаннитов в конечном счете утвердил Папа Александр IV в 1259 г. Великий Магистр пожизненно выбирался главными рыцарями (окончательно его кандидатуру утверждал Па­па). Среди рыцарей было множество могущественных из самых больших европейских семей, главным образом - итальянских. Свя­щенники исполняли типично религиозные услуги. В отличие от тамплиеров, у иоаннитов количество священников было гораздо большим из-за того, что они осуществляли медицинскую деятель­ность. Братья-послушники могли быть или солдатами (оруженосца­ми рыцарей, что открывало им возможность получения рыцарского звания) или работать в госпитале ордена. Члены ордена давали обе­ты бедности, чистоты и послушания. Они принимали также обет ры­царской чести.
Одежда членов ордена состояла из черной рясы и плаща такого же цвета, где на левом плече и левой части груди был нашит характер­ный восьмигранный крест белого цвета21. В сражениях рыцари наде­вали на доспехи красную тунику с белым орденским крестом, кото­рый сейчас называется мальтийским крестом. С XVI в. введена орден­ская награда в форме мальтийского креста.
 
Помимо сражений, основной формой деятельности ордена была за­бота о больных. Она, однако, была очень специфична. Она объединялась с исследовательской деятельностью. В своих больницах они тестировали новые лекарства. Для изучения человеческого тела они создавали анато­мические театры. Уже в XIII в. иоаннитами были созданы медицинские школы, при которых открылись кафедры анатомии. Каждый четверг ме­дики ордена должны были участвовать в ее работе. Иоаннитам приписы­вается создание первых школ: хирургии, фармакологии, математики, морского дела. Они первыми стали обращать внимание на связь между соблюдением правил гигиены и распространением заразных болезней. Иоанниты получили право инспектировать бойни, пекарни и другие про­довольственные объекты и закрывать их в том случае, если там не соблю­дались гигиенические нормы. Помимо медицинской деятельности иоан­ниты развивали на Востоке торговлю, садоводство, строили порты, раз­бивали виноградники и даже добывали соль из морской воды. Сущест­венным элементом деятельности ордена были морские перевозки (вклю­чая и пиратство), в которых иоанниты оказались большими мастерами. Вместе с тамплиерами они занимались перевозкой через море паломни­ков и крестоносцев. Огромные суда ордена, вооруженные метательными машинами и хорошо оснащенные, обеспечивали безопасное от пиратов путешествие.
 
Иоанниты не были единственным госпитальным монашеским орде­ном. Не меньшую по своей значимости роль играли в этом вопросе и крестоносцы.
 
В 1190 г., во время III Крестового похода, немецкие рыцари из Любека и Бремена, участвуя в осаде Аккры, открыли госпиталь для раненых земляков. Позднее, в ходе отступления из Палестины и возвращения на родину, госпиталь был ими передан капеллану Конраду и судебному исполнителю (коморнику) Бурхарду. Именно при них был учрежден Орден Госпиталя Пресвятой Девы Марии Немецкого Дома в Иерусалиме (позднее более известного в Польше и соседствующих странах под названием Крестоносцы). В деле его учреждения достаточно важную роль сыграл сын императора Фридриха Барбарос­сы - Фридрих II, принц Пруссии. Такова официальная версия возник­новения ордена.
 
Существуют, тем не менее, доказательства, что все могло проис­ходить совсем иначе. Родословие братства могло иметь более старые корни, ибо в первой половине XII в., оно имело в Европе свои имуще­ства. В 1143 г. Папа, решая имущественный спор меж иоаннитами и германскими крестоносцами решил его в пользу последних. Таким об­разом, можно предполагать, что немецкое сообщество появилось не позднее первой половины XII в. (наверное после 1130) в качестве при­юта длякнемецких странников и купцов. По уставу приют находился в подчинении иоаннитов. В этом нет ничего удивительного.
 
Немецкие земли - в особенности Пруссия, долина Рейна, Фран-кия - переживали период интенсивного развития. Экспансия населе­ния этих земель имела также как восточное, так и северное направле­ние. С одной стороны, это представляло собой пробы (в итоге доста­точно эффективные) приведения в подчинение саксам земель запад­ных славян, с другой, все более оживленные торговые отношения с Русью и Скандинавией, при посредничестве посещающих Готландию немецких купцов.
 
Возникновение рыцарского ордена было в определенной мере ес­тественным явлением в процессе немецкой экспансии. В орден принимались исключительно немцы, причем, прежде всего, выходцы из северной ее части (позднее - все немецкоязычные особы22). Терри­ториально (уже в масштабах деятельности монашеских орденов в на­чале XVI в.) преобладали выходцы из Тюрингии, откуда происходил 121 рыцарь. В это время: из Франконии было 61 рыцаря, из долины Рейна - 53 и из Пруссии - 42. Важно добавить, что 452 известных чле на ордена происходили из 380 родов. Этот факт говорит о том, что среди родов крестоносцев повсеместно было принято "наследовать место в Ордене".
 
О более позднем периоде истории ордена - XII и XIII в. - нам изве­стно гораздо больше. После капитуляции Аккры (1191) братство взя­ло на себя обязанность заботы о больных в городе и ведением дел в доме для немецких паломников. В этом году, благодаря поддержке принца Фридриха Прусского, немецкий госпитальный орден получил благословение Папы Римского Климента III и стал самостоятельным религиозно-благодетельным сообществом. Достаточно быстро оно по­лучило поддержку и вызвало заинтересованность не только со сторо­ны Папы, но и прежде всего со стороны немецких правителей во гла­ве с Генрихом VI. Он со своей стороны пожертвовал ордену имение в Италии. Его примеру последовали и другие. Монастырское имущест­во было освобождено от каких-либо податей23. Папа Целестин III пре­доставляя привилегии крестоносцам (22.12.1196) закончил процесс преобразования их в рыцарский орден.
 
В нем царила суровая дисциплина. Рыцари ордена без разреше­ния настоятеля не могли даже писать и высылать личных писем (эти права имели только служащие ордена, имеющие печати). Получен­ные письма можно было прочесть только при согласии и в присутст­вии настоятеля. К принятию присяги ордену не допускалась моло­дежь младше 14 лет. Юношей можно было принять, не на правах чле­нов ордена, а только как воспитанников. Вначале в рыцари ордена могла быть принята особа не имеющая дворянского происхождения. Однако достаточно быстро эта практика была исключена.
 
Исключительной чертой Ордена Крестоносцев была его тесная взаимосвязь с императором.
 
В 1197 г. скончался Иерусалимский король Генрих VII, планиро­вавший следующий крестовый поход. Королем Иерусалима был из­бран Амори II, король Кипра. Результатом этих событий, повлекших за собой ожесточенную внутреннюю борьбу, стало возвращение кре­стоносцев в Европу.
 
5. СФЕРЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЫЦАРСКИХ ОРДЕНОВ
 
Они частично были описаны в II и IV разделах
 
Борьба с язычниками
 
Борьба с язычниками послужила исходным моментом в учреждении рыцарских орденов, легла в основу их идеологии. Конечно, в начальной своей форме имела она не политично-исторический, оттенок, а религи­озный. Великий покровитель тамплиеров, Бернар Клервосский, с це­лью пропаганды и вербовки написал знаменитую "Похвалу нового ры­царства" (De laude novae militiae). Бернар объясняет в ней необходи­мость борьбы с иноверцами и необходимость уничтожения их. Считает мусульман и язычников врагами Христа, значит злодеями, для которых нет места в Божием мире. По его утверждению: "Конечно, когда (хрис­тианский рыцарь) убивает злодея, он не является убийцею, а - как уже говорил, - уничтожает зло и, таким образом, справедливо почитается мстителем Христовым и защитником Его исповедников. Христианин гордится убийством язычника, поскольку тем самым он показывает свою любовь ко Христу". К похвалам Бернара присоединились и другие выдающиеся люди той эпохи. Аббат Клюни, Петр Досточтимый - изве­стный инициатор первого в европейской литературе перевода Корана на латинский язык - считал тамплиеров избранным Богом войском: "чтобы разбить князей этой земли и победить врагов креста". За этой религиозной фразеологией скрывалась программа использования аг­рессивных устремлений в целях укрепления папских позиций и расши­рения сферы его влияния. Другая известная личность XII в., Иоанн Са-лисберийский, писал: "Тамплиеры являются по сути единственными людьми, которые ведут справедливую войну (legitima bella)"24. От этого последнего предложения оставался только один шаг до того, чтобы эти "справедливые войны" назвать "священными", или религиозной обя­занностью каждого христианина, Божиим наставлением. Таким обра­зом, можно ли удивляться тому, что "монахи в латах" с такой тщатель­ностью выполнили этот "наказ справедливости и христианский долг". Они осуществляли его во многих местах.
 
1. Ближний Восток
 
Деятельность орденов на Ближнем Востоке относилась к ряду второ­степенных явлений. Сначала тут появились крестоносцы, а лишь по­том возникли рыцарские ордена. Таким образом, и поставленные пе­ред ними задачи как бы относились ко второстепенным: защита па­ломников, обслуживание госпиталей и борьба с язычниками. Борьба за новые земли появляется тут значительно позже и относится скорее к землям недавно потерянным. С другой стороны в деятельности ор­денских монастырей практически не проглядывается стремление об­ращения в христианство иноверцев.
 
В зависимости от местоположения орденские монастыри обладали разной степенью свободы в вопросе ведения вооруженных действий. На Востоке была она больше, чем, например, в Испании. В 1168 г. правитель Антиохии Боэмунд III разрешил иоаннитам самостоятельно принимать решения о ведении военных действий, с правом подписа­ния соглашений и перемирий с мусульманами включительно, которые он сам лично одобрит25. Ордена не только защищали, но строили здесь новые замки. В обязанности их входило участие рыцарей в совмест­ных со светскими властителями битвах. Это дает нам возможность проследить активность их участия в борьбе с мусульманами. В оче­редной раз оказывается, что многочисленность орденов не была так уж велика. В 1187 г. тамплиеры в битве при Креси потеряли 60 брать­ев, а при Хиттине - 230, что составило практически всю их числен­ность. Т. е., максимально орден мог выставить до 400 вооруженных братьев. Более 50 лет спустя в битве при Ла Форби (1244) Ордена тамплиеров и иоаннитов потеряли более 300 рыцарей каждый. В пер­вом осталось 33, во втором 26 братьев26.
 
Еще большею была самостоятельность орденов на море. Сначала пользовались ею иоанниты, которые самостоятельно присоединялись к европейским морским союзам. В 1334 г. против хана Умуроя из Айдины, десять лет спустя - против Смирны (между 1374 и 1402 г. отвечали за ее оборону). В 1361-1367 гг. патрулировали и беспокоили турецкое побережье Анатолии. Четыре их галеры принимали участие в разграб­лении Александрии в 1365 г. Наряду с тем они вели и собственные во­енные кампании, и пиратские захваты, названые "корсо". Неоднократ­но пресекали поставку снабжения мусульман, поддерживая тем самым военные действия на суше и способствуя падению окруженных мусуль­манских крепостей. Вопреки всему такое поведение - пиратство - было повсеместно одобряемо и высоко ценилось. Наряду с орденами реша­лись на это даже корабли королевской флотилии. Однако иоанниты бы­ли в этом непревзойденными мастерами. В XVIII в. из известных 483 пиратских акций 183 (38%) проводились иоаннитами27.
 
Начиная со второй половины XVI в. иоанниты были единственным рыцарским орденом, ведущим военные действия на Востоке. Несмотря на то, что они ограничивались только действиями на море, тем не менее, были достаточно оживленными. В 1611 г. иоанниты атаковали Коринф и Керкенне (Тунис). В 1645-1669 гг. при поддержке венецианской флоти­лии обороняли Крит. Принимали участие в турецкой войне 1718 г. Безус­ловно, случались в равной степени и великие поражения. В 1570 г. при Лепанто орден потерял три галеры. Закат военной деятельности иоанни­тов наступил приблизительно в 1794 г. К тому моменту были завершены последние фортификационные работы на Мальте, и уже не велись круп­ные боевые действия (только мелкие стычки)28. Орденская флотилия на­считывала тогда 4 галеры, 2 линейных парусника и 2 фрегата.
 
2. На западе Европы
 
Территория Иберийского полуострова ранее была отмечена как кла­дезь рекрутов для войск крестоносцев. Начиная с похода тамплиеров в 1143 г. Испания сделалась ареной крестовых походов против языч­ников. В отличие от Святой Земли, где ордена защищали христиан­ские поселения, тут ведут борьбу за захват новых территорий для христианства и, конечно же, для самих орденских монастырей. Наря­ду с тамплиерами здесь достаточно сильно обозначили свое присутст­вие иоанниты. Оба этих ордена были (если речь идет о численности рыцарей ордена) не так многочисленны, как в Святой Земле (и там, как помним, их силы не превышали 400 рыцарей). Во II половине XII в.          около них возникают небольшие местные рыцарские ордена: Калатрава в Кастилии (1158), Св. Иакова в Лионе (1170), Монтегаудио в Арагоне (1173), Авиз в Португалии (1176), Св. Георгия из Альфамы (рубеж XII и XIII вв.), Пресвятой Марии Испанской (70-е гг. XIII в.).

Они брали за образец построение старших орденов.
 
Характерной чертой исключительно испанских орденов была их частичная зависимость и подчинение местной королевской власти (неоднократно проявлявшейся участием светских лиц в выборах Ве­ликого Магистра и налогообложении монастыря). Подчинение вла­стям и раздробленность влияли на краткосрочность существования испанских рыцарских орденов. Монтегаудио, например, в начале со­единился с орденом Св. Спасителя в Теруель (который до тех пор не проводил военной деятельности, а только выкупал пленных и забо­тился о больных). В 1196 г. большинство братии было вынуждено соединиться с тамплиерами. Остатки осели в Монфраге у реки Тег в Кастилии, чтобы позднее быть включенными в Орден Калатрава. Орден Св. Иакова в свою очередь после разгрома при Моцлин в 1280
г.  вынужден был воссоединиться с Орденом Пресвятой Марии Испанской. Прочие ордена, хотя и сохранились, не рисковали расши­рять поля своей деятельности. Попытки склонения их к интервен­ции на Святой Земле или на африканской стороне Гибралтарского полуострова не имели успеха.
 
Только на переломе XIV и XV вв. рыцарские ордена снова актив­но включились в борьбу на юге Испании. На этот раз, однако, очень часто исполняли руководящие функции в локальных и даже коро­левских войсках. В битве под Гренадой в 1491 г. из 10 000 воинов монахи составляли: 962 конных и 1915 пеших из Ордена Св. Иако­ва, 266 конных из Алькантара, 62 иоаннита, и несколько десятков из Калатрава29.
 
3. В восточной части Центральной Европы
 
В Центральной Европе не создавались новые монастырские орде­на, а действовали уже существующие. Это привело к тяжелым по­следствиям. Так же как и Франция на протяжении десятилетий не могла справиться с тамплиерами, так и Польша призвала крестонос­цев-тевтонцев, которые угрожали ее суверенитету на протяжении столетий. Последние между тем с кровавой эффективностью христианизовали Пруссию, и часть Восточной Прибалтики.
 
Однако, это вовсе не означает, что там вовсе не было местных ры­царских орденов. В восточной части Центральной Европы появились ордена Кавалеров Меча - Тевтонцы (в Прибалтике, в 1202 г. по иници­ативе брата Альберта) и Братьев Добжиньских (в 1228 г. по инициа­тиве брата Кристиана Прусского и князя польского Конрада Мазовецкого). Они должны были поддерживать локальную деятельность мис­сий, а при необходимости защищать западных христиан от нападений христиан восточных и язычников (татар). Деятельность их, однако, не имела большого успеха и под конец 30-х гг. XIII в. они вошли в со­став Ордена Крестоносцев-тевтонцев.
 
С другой стороны Орден Крестоносцев был призван в Польшу с целью поддержки христианизации Пруссии и защиты от них поль­ских границ. В 1230 г. крестоносцы предпринимают военные дейст­вия против Пруссии. Сначала они утверждаются на территории Хел-мской Земли, откуда атакуют земли Помезании. Завоевание Помеза-нии произошло, главным образом, при помощи немецкого рыцарства, которое призвал на помощь ордену маркграф Мишни, Генрих Пре­красный. За 10 лет крестоносцы целиком завладели Верхней Прусси­ей (до р. Паслеки). Без сомнения коренное население бунтовало. Восстания были кроваво подавлены. Народно-освободительное дви­жение окончательно прекратилось в 1283 г. В Пруссии создалось централизованное Государство Крестоносцев, в котором управляю­щий класс составляли братья-рыцари немецкого происхождения, а подданных постепенно германизировали. Опасность, проистекаю­щую со стороны нового государственного образования, в Польше за­метили только после беззаконного захвата крестоносцами Гданьского Поморья в 1308-1309 гг.
 
В восточных областях Центральной Европы был засвидетельст­вован только один случай битвы с язычниками, не связанный с мис­сией христианизации крестового похода31. В 1241 г. защищая Поль­шу от татар, в сражении у Легницы, участвовали тамплиеры. Боль­шинство из них погибло.
 
Борьба с еретиками
 
Рыцарские ордена использовали тоже в борьбе с еретиками. Если пер­воначальной их задачей была защита христианства, то еретики, бе­зусловно, являлись для него большой угрозой. Рано или позже крес­тоносцы должны были отправиться против тех, кто не разделял догма­тических взглядов Папы или не хотел признавать его власти.
 
Еретиков трудно было найти в Святой Земле. В Европе же их бы­ло более чем достаточно. Главная борьба велась во Франции с альби­гойцами32. Ранее известные как катары, в XII в. они прибыли на юг Франции, а потом в Испанию и Италию. По истечению неполных 100 лет активно выступило уже 16 альбигойских областей в Ломбардии, на юге Франции, и в Центральной Италии. Они остро критиковали христиан за отход от идеалов аскетизма, а высшее духовенство за ис­порченность и стремление к светской власти и стяжанию богатств. Папа Иннокентий III уже в 1209 г. организовывал против них кресто­вый поход, в котором приняло участие множество рыцарей Западной Европы, тамплиеры и иоанниты. Несмотря на захват владений альби­гойцев на юге Франции, эти победы не принесли ожидаемых резуль­татов, поскольку на стороне еретиков выступили даже крупные фео­далы, например, граф Тулузы Ромуальд VI. Сражения возобновились примерно в 1215 г. и непрерывно продолжались до 1229 г. Со време­нем они приняли форму не крестового похода, а феодальных войн. Ор­денские войска практически участвовали только в первом периоде альбигойских войн (до 1210).
 
Борьба с христианами иных конфессий
 
Латинские государства Малой Азии, плод I Крестового похода, прак­тически на протяжении всей своей истории воевали на два фронта. С одной стороны оборонялись от турков. С другой - жаждали расширить свои владения за счет Византии.
 
Во время III Крестового похода король Англии Ричард Львиное Сердце, не добившись успехов на материке, атаковал Кипр, отобрав его у византийцев. Как бы следуя его примеру, в 1306 г. иоанниты на­чали постепенный захват Родоса и близлежащих греческих остров­ков. К 1309 г. весь остров был оккупирован войсками ордена. Боль­шая часть жителей Родоса вынуждены были отступить от правосла­вия и подписать унию с Римом.
 
Сражения рыцарских орденов с христианами значительно чаще происходили в Европе, чем в Азии. IV Крестовый поход, в котором участвовали незначительные орденские соединения, вначале захва­тил христианский город Задар на Адриатическом Побережье, а затем столицу Восточной Империи - Константинополь. Это стало предвест­ником новых бед и несчастий, которые вскоре должны были обру­шиться на православных. Нельзя обойти вниманием активное учас­тие трех главных орденов: тамплиеров, иоаннитов и крестоносцев, в расширении, а позднее обороне от греков Латинской Империи Кон­стантинополя. С 1377 г. иоанниты пребывали в латинском княжестве Ахайя (Греция) на правах 25-летней аренды. Они должны были про­тивостоять освободительному движению греков. Однако впоследст­вии иоанниты были вытеснены турками.
 
Сражения с христианами других конфессий не менее активно происходили в северной части европейского континента. Польский князь Конрад Мазовецкий в 1237 г. пробовал захватить и разместить в Дрохочине Орден Братьев Добжиньских. Они должны были послу­жить орудием захвата пограничных земель Киевской Руси и распро­странять католицизм, несмотря на то, что земли эти были уже хрис­тианизированы Православной Церковью. Их владычество было ко­ротким, и они были изгнаны войсками Даниила Галицкого.
 
Еще более ангажированный в борьбу с православием был прибал­тийский отдел крестоносцев, Кавалеры Мечей (Тевтонцы). Их борьба с Русью началась уже с 20-х гг. XIII столетия.
 
В 1227 г. по инициативе Пскова было подписано перемирие. Ры­цари Тевтонского ордена тогда перенесли свое наступление на другие участки. Уже в 1242 г. они ударили в направлении Новгорода, но бы­ли разбиты отрядами св. Александра Невского.
 
Несмотря на многочисленные поражения, крестовые походы про­тив православных длились почти два века. Еще в 1471 г. магистр Йо-ханн Вольтхус готовил поход против России (он не был реализован, поскольку магистра отозвали). В 1502 г., однако, орден разгромил русские войска. Наступление на Литву не вызывало протеста запад­ного общества и поэтому крестовые походы всегда описывали как борьба не с православной Россией, а с языческой Литвой. Это было странно, поскольку когда в XV в. Литва заключила с Польшей унию, трудно было говорить о язычестве Литвы.
 
Война с христианами своего вероисповедания
 
Папы неоднократно поощряли крестоносцев к вмешательству во вну­тренние конфликты в Иерусалиме и на Кипре, в споры между христи­анами. Климент IV требовал от иоаннитов в 1267 г. поддержки для Карла Анжуйского в борьбе с родом Гогенштауфенов из-за господст­ва в южной Италии. Поскольку это встречало сильное противоречие "традиционных рыцарских орденов", для подобных целей были созда­ны даже специальные ордена. В 1261 г. в Италии появляется Орден Преблагословенной Девы Марии, правила которого требовали защи­щать веру, свободу Церкви и усмирять распри. В XIII в. вечная мечта Испании вытеснить мавров с Иберийского полуострова отошла на второй план из-за войн между отдельными княжествами, в которых ордена приняли большое участие. Ордена здесь сильно зависели от королевской власти, которая использовала их в своих светских пла­нах. Очень часто владетели старались поставить на должности вели­ких магистров своих детей, чтобы иметь над ними полный контроль. В 1385 г. внебрачный сын португальского короля Петра I стал магист­ром ордена Авиз. Неоднократно дети властителей, которые не могли из-за того, что были женаты, занять в орденах должности магистров, заполняли собой другие высшие позиции. В 1456 г. с согласия Папы Калиста III испанский король Генрих IV стал администратором и уп­равляющим хозяйством сразу в двух орденах: Святого Якова и Калат-равы. Это способствовало вовлечению орденов в военные и политиче­ские интриги. В 1285 г., когда французы атаковали Арагон, местные ордена выступили на его защиту. В конце XIII в. в Кастилии во время внутренних сражений различные ордена поддерживали разные сторо­ны на полях сражений. В 1347-1348 гг. почти все ордена выступили на стороне короля против народных восстаний. В 1356 г. ордена вошли в состав его войск в войне с Кастилией. Эта война завершилась только во второй половине XIV в., когда начался период битв с маврами за южную часть побережья полуострова - Гренаду.
 
Более "плодотворной" и лучше известной нам была деятельность Ордена Крестоносцев-тевтонцев. В 1308-1309 гг. они захватили Гданьское Поморье и хотели навсегда включить его в состав своего го­сударства. Однако на это они не получили согласия польского короля Владислава Локетка, который со все возрастающей тревогой наблю­дал за ростом их могущества. Орден тогда вступил в союз с Иоанном Люксембургским и ударил в 1326 г. по принадлежащим Владиславу местностям Куявы и Великой Польше. (Локеток провел ответную кампанию, в ходе которой к 1328 г. отбросил орденские войска за ре­ку Оса.) Именно эти жестокие расправы, выжигание поселений, убийства женщин и детей заставили летописца более поздних времен Яна Длугоша назвать орденских рыцарей "разбойниками, помеченны­ми крестами". Победа Владислава Локетка в битве под Пловцами в 1331 г. не ослабила ордена. Битвы с крестоносцами продолжались еще почти 200 лет. В результате их на полях битв погибли тысячи и еще больше - при уничтожении населенных пунктов. Множество об­винений, особенно в 1310 г., прозвучало в адрес крестоносцев на Пап­ском трибунале. Им вменялись в вину грабежи христианских поселе­ний. Даже архиепископ Риги обвинил крестоносцев в нападении. Об­винения были весьма серьезными, поскольку этот орден хотели даже распустить.
 
Другим местом борьбы с христианами своего же вероисповеда­ния были орденские государства, а в особенности территория прус­сов, принадлежащая крестоносцам. С XV в. ордена были все меньше заинтересованы поддержкой аристократии.  Она сосредоточила в своих руках огромную собственность и хотела получить долю в уп­равлении государством. До сих пор аристократия личным участием поддерживала военные операции ордена (в положении служащих братьев). Позже из-за участия в войнах наемных солдат военная роль аристократии сошла на нет. Ордену выгоднее было селить в сво­их государствах горожан и крестьян, которые платили налоги на со­держание армии. Крестоносцы очень отчетливо дали понять прус­ской аристократии, что не передадут ей даже самых маленьких уп­равленческих функций. Это привело к росту напряжения между ры­царями и аристократией. В 1440 г. восстание организации "Прусский союз" привело к гражданской войне. В течение 14 лет крестоносцы сражались со своими подданными. Часто они грабили их собствен­ность, жгли принадлежащие им деревни.
 
Забота о раненых, больных и бедных
 
Как мы уже упоминали, во II разделе этого исследования, забота о раненых и больных являлась одной из основных обязанностей боль­шинства рыцарских орденов. В большинстве крупных замков были организованы больницы и приюты. Когда рыцари переходили на но­вое место, они не бросали больных, а переносили их за собой, вме­сте с добычей. О том, как значительны были объемы этой деятель­ности, свидетельствуют записки пилигрима Иоанна из Вюрцбурга, посетившего больницу иоаннитов в Иерусалиме в 60-е гг. XII в.: "множество больных - как мужчин, так и женщин - собирается в разных зданиях и ежедневно возвращается к здоровью большой це­ной. Когда я был там, я узнал от слуг, что численность больных до­ходила до 2 тыс. человек". В те времена это была очень большая ци­фра, почти равнявшаяся количеству орденских братьев. Даже тамплиеры, которые были призваны для заботы о паломниках, а не о больных, хоть и крайне редко, но строили собственные больницы, передавали бедным и больным одну десятую часть хлеба, который выпекался в орденских пекарнях.
 
Добавим, что такое же послушание ордена несли в других частях света. Правило испанского Ордена святого Якова гласило, что все за­хваченные трофеи должны употребляться на содержание больниц и выкуп пленных христиан. Орден Монтегаудио после объединения с другим испанским орденом - Госпиталем Святого Искупителя в 1188 г. принял его призвание защищать больных и раненых.
 
В более поздние времена забота о больных хоть и отошла на вто­рой план, но не прекратилась. Еще в 1440 г. иоанниты открыли на Ро­досе больницу, поражавшую приезжих своими размерами и профес­сионализмом. Интересно то, что из всех орденов до наших дней дошел лишь орден иоаннитов, потому что отказался от военных действий ра­ди помощи больным и нуждающимся.
 
Деятельность, не вытекающая из орденских правил
 
На этом пункте деятельности орденов, являющимся отступлением от их правил и призвания, мы не будем слишком долго задерживаться.
 
1. Финансовая деятельность
 
Благодаря многочисленным пожертвованиям и управлению собствен­ностью ордена быстро сосредоточили в своих руках значительные бо­гатства. Очень часто это были наличные деньги. Их необходимо было умело инвестировать так, чтобы они приносили ордену дополнитель­ные прибыли. С другой стороны европейские владения орденов должны были большинство своих доходов обращать на поддержку рыцарства в Святой Земле. Это вынуждало ордена вырабатывать способы безопас­ной пересылки денег. Вскоре крестоносцы стали мастерами финансо­вых операций. И нет ничего удивительного в том, что их умением ста­ли пользоваться другие силы. Ордена превращались в банки, в которых можно было хранить деньги, драгоценности, святые мощи, ценные до­кументы. Неоднократно такое хранение связывалось с необходимос­тью доставки денег или ценностей в другое место, иногда даже на дру­гой континент. У орденов можно было провести заем денег, разумеет­ся, под проценты. Почти во всех орденах можно было иметь постоян­ные счета и поручать орденам собирать подати с собственной земель­ной собственности и вести все финансовые дела. Это касалось, как ча­стных лиц, так и местных правителей (в XIII в. Орден парижских Тамп­лиеров отвечал за текущие проблемы французской казны).
 
2. Колонизация новых земель Рыцарские ордена очень часто становились причинами политико-эко­номических перемен на территориях, где они действовали. На завое­ванных землях они создавали условия для государственной экспан­сии христианства. Они проводили политику экономического освое­ния еще незаселенных земель, осушали болота, строили города и де­ревни. Это было связано с акциями переселения людей и привлечения колонистов. К примеру, в Испании после 1312 г., когда границы с ма­врами передвинулись на юг, ордена имели небольшие возможности сражаться с неверными. Зато усилилась их колонизаторская деятель­ность. В оставленные мусульманами деревни они переселяли людей с севера страны. Строили дороги, церкви, пристани, мельницы и т.д. Орден Крестоносцев к середине XIV в. основал на территории Прус­сии около 1400 деревень с регулярной застройкой и более 90 городов. Большинство из них существуют до сегодняшнего дня. Современная сеть польских дорог проложена также по старым трактам крестонос­цев.
 
Эта колонизаторская деятельность началась еще в Святой Земле. Орденам часто передавались замки и земли на особо опасных участ­ках границ государств крестоносцев. Чтобы эффективно их оборо­нять, нужно было иметь людей, связывающих свои судьбы с замком. Поэтому вокруг цитаделей селили переселенцев из Западной Европы, у которых на родине практически ничего не осталось, и которым бы­ло некуда возвращаться.
 
Особенное место занимает колонизационная деятельность на так называемых "новых землях". В 1443 г. португальский Орден Христа получил от Папы привилегию получения в собственность всех зе­мель, которые он в будущем завоюет в Марокко, на островах Атлан­тического океана и в других заморских территориях. Этот документ свидетельствует о том, что и ордена, и властители (в том числе и Па­пы) были заинтересованы участием орденов в исследовательских экс­педициях. Подтверждением этого является признание за Орденом Христа в 1457 г. королем Генрихом двадцатой части всех доходов от южноамериканской Гвинеи.
 
6. ОКОНЧАНИЕ
 
Рыцарские ордена - это важный отрезок христианской истории. Их создание было отражением стремлений средневековых христиан к очень специфическому исполнению христианского долга любви к нуждающимся и готовности отдать жизнь за друзей. (Ин. 15,13).
 
Специфика заключалась в том, что любовь эту распространяли ме­чом. На крови врагов хотели построить святое и идеальное общест­во. Самое печальное в том, что каждый, кто не разделял идеи крес­товых походов, становился врагом крестоносцев. Это были по оче­редности мусульмане и язычники, затем евреи и христиане других Церквей.
 
Рыцари орденов были жертвами высших идей. В большинстве своем упоенные необходимостью служения Богу тем, что они умели лучше всего - борьбой и жертвенностью - они готовы были, жертвуя собой, защищать латинскую собственность в Святой Земле. Защита паломников и забота о больных все сильнее отходят на второй план. Ордена концентрируют свои интересы на создании своих государств, увеличение своих богатств и влияния. Из религиозных и благотвори­тельных организаций они перерождаются в политические организа­ции, которым не чужды войны с христианами, пытки, грабежи, пи­ратство. Орден крестоносцев в 1231 г. начал обращение пруссов в христианство с захвата трех городов, которые принадлежали шлях­тичу Пипину, уже ранее обращенному в христианство, но потом в знак протеста против несправедливостей вновь перешедшему в язы­чество.
 
Однако политическую деятельность орденов трудно целиком осуждать. Простые рыцари, желая верно служить Богу, приносили обеты абсолютного послушания и старались исполнить их, даже если речь шла о смерти невиновных людей. Политика орденов и их дейст­вия зависели не от них. С другой стороны, богатые ордена заботились о развитии подчиненных им земель. Они строили города и деревни, прокладывали дороги, возводили мельницы, колонизировали и засе­ляли болота и леса. Они оставили после себя прекрасные готические замки. Они использовали новинки технического прогресса. В воен­ном деле применяли арбалеты и артиллерию, в экономике - ветряные мельницы, корабли-паромы. Жаль только, что "новые земли" не стали домом и благом для всех, а семена развития были политы кровью.
 
Мы видим это сегодня, видели это также и те люди, которые не­посредственно соприкасались с деятельностью орденов. В XIII-XV вв. уже шла речь о реформе орденов. Предлагали объединить их все в один орден, систематизировать на национальном основании и подчи­нить Патриарху Иерусалима. Предлагали также перевести всех ор­денских рыцарей из Европы на Восток, чтобы вести войну с неверны­ми. На Западе же хотели оставить только светских управителей, от­ветственных за управление орденской собственностью, чтобы полу­чать средства для военной деятельности в Святой Земле. Во всех этих предложениях, однако, был один общий изъян - ордена по-прежнему должны были главным для себя считать ведение вооруженной борь­бы. Так что "де факто" такие реформы ничего бы не изменили. Поэто­му нет ничего удивительного в том, что большинство орденов в конце своего развития пережили периоды кризисов и даже подлежали упра­зднению. Лишь немногие сумели выжить, как, к примеру, рыцари Мальтийского ордена, обратившись к своим первоначальным обязан­ностям, не связанным с вооруженной борьбой.
 
Подводя итог всему сказанному выше, надо сделать заключение, что большинство рыцарских орденов лишь короткое время соблюдала свои первоначальные задачи. Их вмешательство в политику привело к искажению их доброго имени и ко многим несправедливостям, омо­ченным человеческой кровью. Если бы они соблюдали верность идеа­лам своих основателей, сегодня о них обязательно вспоминали бы с таким же уважением, каким окружена ныне деятельность кавалеров Мальтийского ордена.
 
Примечания:
 
1. Турки отбили Иерусалим не у византийцев, а у арабов, которые захватили его в 637 г. Они, однако, проявляли такую религиозную терпимость, что у христиан не было никаких про­блем, связанных с посещением Святых мест и проведения богослужений.
2. Характерен тот факт, что Папы старались отбить охоту к крестовым походам у предста­ вителей беднейших социальных слоев (не имеющих собственной экипировки и военного опы­та), вводя оплату за морские перевозки и запрещая женщинам, полагавшимся на покровитель­ ство рыцарей, посещать Святую Землю, поскольку для экспедиций они были бы только обу­зой.
3. V-XV века в источниках / Под ред. М. Собаньска-Бондарук и Ст. Ленард. Варшава, 1997. С. 151.
4. Покровитель ордена Бернард Клервосский происходил из могущественной феодальной семьи. Хотя он принял монашеские обеты, но не переставал быть рыцарем. Проект созда­ния военной организации, имеющей характер религиозного ордена, был передан Бернарду представителями Братства Тамплиеров с просьбой заручиться поддержкой Папы. Бернард принял этот проект с воодушевлением и полностью его поддержал. Как пропагандист "свя­щенной войны против иноверцев", организатор II Крестового похода (1147-1149) и горячий сторонник крестового похода против полабских славян (1147) он видел в новом ордене ору­дие уничтожения ислама, назначенное самим Богом.
5. Министериал - это член свободной общности. Хотя он стоял выше крестьянина, из ма­териальных соображений он был вынужден принять службу при дворе, в городском правле­нии. Это сегодняшний чиновник.
6. На Соборе в Клермоне в 1095 г., поощряя рыцарство к участию в I Крестовом походе, Папа обещал отсрочку исполнения судебных приговоров против крестоносцев, а в случае их смерти - полное прекращение дел.
7. В состав Генеральной капитулы входили: Национальные Магистры (немецкий, прусский, инфлянцкий), а также руководители ордена - Великий Комтур, Великий Маршал, Великий Гос­питальер, Великий Ризничий, Великий Казначей, а с XIV в. еще и Великий Монетчик (отвечаю­ щий за монетный двор) и Великий Ключник (управляющий торговлей).
8. В более поздний период очень часто бывало так, что Капитула очень долго не собиралась. В XV в. у иоаннитов доходило до того, что между встречами были шестилетние пе­рерывы.
9. У тамплиеров выборы Магистра проводило собрание, состоящие из восьми рыцарей, четырех светских братьев и одного духовного.
10. Так было, однако, не всегда. Кандидат в орден крестоносцев в XV в. должен был принести в дар полное вооружение, трех коней и 60 флоринов.
11. Исключением являются ордена позднейшего времени, в особенности испанский орден св. Якова, который разрешал полноправное участие в своих рядах и руководящих органах же­натым рыцарям.
12. У тамплиеров и иоаннитов существовали требования, чтобы кандидаты в орденские рыцари не были незаконнорожденными.
13. Монахи на Святой Земле из-за высоких температур имели право вместо традиционных монашеских шерстяных одежд носить льняные
14. Существовали еще другие виды послушания приказам вышестоящих лиц. Одним из са­мых тяжелых был приказ плевать на крест во время церемонии принятия в орден, что в буду­щем послужило для обвинения тамплиеров в отходе от христианства.
15. Разведение хлопка на Родосе приносило иоаннитам большие доходы, чем сумма об­щего дохода, получаемая их Магистром от всех заграничных отделений ордена.
16. Также считается, что круглой формы храмы, ротонды, были характерны для тамплие­ров. Это было напоминание о мечети, построенной на месте Храма Соломона в Иерусалиме и также святыне над Гробом Господним.
17. Численность братства очень удивляет. В первые десять лет существования в нем было всего 9 рыцарей. Речь не идет при этом о том, что в орден не было кандидатов. Их попросту не принимали. Вместо того, чтобы помогать паломникам, они раскапывали участок на месте бывшего Храма Соломона. До сегодняшнего дня не известно, чего они там искали - сокрови­ща или реликвии (еврейских культовых предметов).
18. Каждый вступающий в орден должен был при вступлении в него передать ему все свое имущество.
19. Существуют и другие объяснения смысла этого герба. В соответствии с ним речь не мо­жет идти о бедности, ибо ведение сражения, для чего и был создан орден, сидя вдвоем на од­ном коне было бы неэффективно. Речь тут идет скорее о символе тесного братства и общей собственности выделяющей тамплиеров.
20. История христианства / Под ред. Й. Клочовского. Варшава, 2001. Т. 5. С. 262.
21. В XIV в. появилась прослойка "обычных кавалеров". В своих занятиях и служении они были равны рыцарям, хотя и не имели благородного происхождения. Их высокое положение и приравнивание к "кавалерам" происходило из-за исключительных достоинств на поле боя.
22. До XIII в. допускал принятие не немецких рыцарей в свои дома в Греции, Испании и Италии.
23. "Повелеваю, таким образом, что бы никто из людей не смел указанный госпиталь уп­рямо преследовать либо его имение захватывать, либо захваченное сохранять, уменьшать ли­бо какими-либо повинностями обременять", - право, предоставленное Папой Целестином. См.: V-XV века в источниках. Варшава, 1997. С. 167.
24. Три вышеуказанных текста взяты из Интернет-ресурса: Э. Потковский. Рыцари в мантиях // www.RYCERZE. Htm.
25. Подобное разрешение было выдано царем Армении Львом II в 1210 г. См.: Форей А. Рыцарские ордена 1120-1312 гг. // История Крестовых Походов. Варшава, 2000. С. 207.
26. Там же. С. 211-212.
27. Люттрелл А. Рыцарские Ордена 1312-1798 // История Крестовых Походов, Варшава, 2000. С. 375.
28. Это было связано с окончательным разгромом турецкой флотилии в войне с Россией в 1770 г.
29. Люттрелл А. Ук. соч. С. 349.
30. Уже в 1147 г. Папа Евгений III войну саксов с полабскими славянами назвал крестовым походом и уговаривал европейское рыцарство принять в ней участие.
В конце XII в. началась христианизация Пруссии. Вел ее Орден Цистерсов. Она было связана с созданием польских поселений на тех территориях. Когда местное население нача­ло оказывать сопротивление и организовывать разбойные нападения на территории Польши, нужно было ожидать ответной реакции. С 1217 г. приготавливался крестовый поход против языческой Пруссии, под лозунгом защиты обращенного в христианство прусским епископом Христианом и цистерскими миссионерами населения прусских земель. Краковский столичный князь, Лешек Белый, просил в 1221 г. Римского Папу об освобождении его войска от участия s крестовом походе, обосновывая просьбу отсутствием на Святой Земле пива, к которому он со всем своим рыцарством привычен. Взамен он обещал двинуться с походом на Пруссию. Ор­ганизовал он поход в 1222 г. Кроме князя Лешка в нем приняли участие пястовские князья Ге­нрих Бродаты (Бородатый) с Силезии и Конрад Мазовецкий, а также все современные поль­ские епископы и вспомогательные формирования из Германии. В следующем 1223 г. возоб­новлен крестовый поход на Пруссию, в котором кроме указанных польских князей и двух епи­скопов (вроцлавского и любукского) приняли участие два поморских князя, Святополк и Вартислав, сыновья скончавшегося уже Мстислава I.
32. Альбигойцы (катары) приняли свое название от французского города Альби. Появи­лись в XII в. во время голода. Проповедовали дуалистическое учение, признававшего сущест­вование наряду с благим Богом Его злого взбунтовавшегося сына, который и стал демиургом, сотворившим наш несправедливый физический мир. Христос - наисовершеннейший человек, либо наивысший средь ангелов - пришел, чтоб указать нам путь ко Господу. Но Его тело, а, следовательно, смерть и воскресение, были мнимые. Спасение достигается не посредством Его жертвы, а через знание. Не принимая мир как творение сил зла, альбигойцы с презрением относились к человеческому телу и практиковали суровый аскетизм, который неоднократно приводил к гибели от истощения. Они не признавали также христианские таинства и богослу­жения. Практиковали единственно богослужение, которое базировалось на повторении По­следней Вечери Христа и произношению молитвы "Отче наш".

 


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com