Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Из истории становления паломнических традиций Возрождение паломнических традиций в наши дни Путевые заметкиФотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Праздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Духовная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи


В предверии Нового 2014 года и Рождества Христова на Святой Земле

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): фотолетопись 1887-2010.

 
 
  
 
  
  
  
  
  
 
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 

ЖИТИЕ И ХОЖДЕНИЕ ДАНИИЛА РУССКОЙ ЗЕМЛИ ИГУМЕНА.

Текст с современной русской орфографией взят из «Православного Палестинского сборника» издания Императорского Православного Палестинского Общества С. Петербург. 1883 год, из выпуска №3 и выпуска №9. (Источник и редакция Сергея Баландина). Вступительная статья М. А. Веневитинова 
 

 Вступительная статья М. А. Веневитинова 

     Древнейший, дошедший до нас, памятник русского паломничества в Святую Землю, написанный очевидцем, принадлежит игумену Даниилу, личность и время странствования которого выясняются лишь по немногим указаниям, встречающимся в его хождении. Сравнение Иордана с рекою Сновою, протекающею в нынешней Черниговской губернии, заставляло Митрополита Евгения предполагать, что Даниил был Черниговским уроженцем. Хотя и в других местах России, напр: в Орловской губернии, встречаются реки с этим именем, обозначающим способ течения (от глагола: сновать), тем не менее упоминание Даниилом одних южнорусских князей, отчасти подкрепляет мнение Митрополита Евгения и заставляет предполагать в Данииле южнорусского уроженца. Хождение Даниила, начинающееся и оканчивающееся Царьградом, наводит на мысль, что странствование, его в Святую Землю могло быть предпринято не прямо; из России, а после более или менее продолжительного пребывания в Царьграде, который, как известно, находился в непрерывных сношениях с древнею Русью. В труде своем Даниил в числе Русских Князей называет Великого Князя Киевского Святополка Изяславича (1093–1113) и упоминает о Балдуине I, короле Иерусалимском (1100–1118), во времена которых совершил он свое хождение по Святой Земле. Кроме того, город Акра, отнятый крестоносцами у арабов 20 Мая 1104 года, упоминается Даниилом как находящейся уже во власти крестоносцев. Таким образом, предельным временем хождения Даниила представлялись года 1104–1113.

     Но Даниилом указывается еще одно обстоятельство, которое могло бы более точно определить год его странствования, именно сопутствие его Балдуину в походе последнего против Дамаска.

     А. С. Норов, основываясь на Вильгельме, Тирском и истории крестовых походов Мишо, приурочивал упомянутый поход Балдуина к 1115 году; но так как год этот не согласовался с упоминанием в живых Великого Князя Святополка Изяславича, († 16 Апреля 1113 г.), то Норов предполагал, что Даниил, выехав из России еще при жизни этого князя, не, знал о его кончине с 1115 году и на этом основании относил Даниилово хождение, к 1113-1115 годам. Такому предположению, еще ранее Норова высказанному Сахаровым, Щевыревым, и митрополитом Макарием, противоречат следующие соображения. При постоянных сношениях России с Царьградом, едва ли возможно допустить, чтоб Даниил в течение двух лет не узнал о смерти Великого Князя даже, по своем возвращении в Царьград, где он по всей вероятности оканчивал свое хождение, а если знал, то не мог говорить о Святополке Изяславиче., как о живом. Затем рассказ Даниила о походе Балдуина на Дамаск не может относиться к 1115 году, как это обстоятельно доказал Г. Гагенмейер в своих комментариях на изданную им хронику крестовых походов Еккегарда.

     Поход Балдуина 1115 г. был направлен не против Дамаска, а напротив, в союзе с Дамасским эмиром Тогтекином и Балдуином Аатиохийским, против турецкого вождя Бурзуна, который, расположившись лагерем в Шецаре, между Алеппо и Дамаском, равно угрожал этому последнему городу и Антиохии. В этом походе, продолжавшемся не 10 дней, как пишет, Даниил, а целых три месяца, войско Балдуина Иерусалимского доходило не до Кесарии Филипповой, а гораздо севернее, до Шецара или Сизера (ныне Кулат эс-Сейджар) города в 6 милях от Апамеи, как утвердительно определяет Фульхерий Шартрский, служивший источником Вильгельму Тирскому. Из летописей королевства Иерусалимского видно, что Балдуин вел с Дамасским эмиром постоянную войну с 1106 по 1108 год и неоднократно предпринимал в это время походы против Дамаска, что подтверждают Фульхерий Шартрский, Альберт Ахенский и Хамиль Алтеварх. В одном из походов этих годов, но в котором именно определить с точностью невозможно, Даниил, по всей вероятности, сопровождал Баддуина. Более точного согласования рассказа Даниила, с тем походом Балдуина, который, имеется им в виду, следует ожидать от результатов дальнейшего исследования истории крестовых. походов, а пока можно только признать, что пребывание Даниила в Святой Земле относится, по вышеизложенным данным, не к 1113-1115 годам, как предполагалось А. С. Норовым, а к 1106-1108 годам.

     Это предположение подтверждается отчасти тем, что Даниил в своем хождении, говоря об Акре, прибавляет: «град есть Сарацинский, ныне же фрязи держат», а через несколько строк перечисляя остальные приморские Сирийские города, в том числе Триполь, но не делает подобной прибавки и тем заставляет предполагать, что этот последний город, взятый крестоносцами 13 июля 1109 года, находился в то время еще в руках Сарацин.

     Кроме того, Даниил в своем хождении упоминает об Аскалоне, прибавляя: «выходять бо оттуду Срацини и избивають странныя на путех тех, да ту есть боязнь велика, от места того входя в горы». Хотя такие нападения на богомольцев, идущих из Яффы в Иерусалим, даже до настоящего столетия, не составляли исключительного явления, тем не менее нельзя не обратить внимание на то, что Вильгельм Тирский в своей хронике счел долгом упомянуть об одном из таких нападений, которое, вероятно, особенно врезалось в память современников, и относит такое нападение к 1107 году. Невольно зарождается вопрос, не это ли именно современное ему нападение имел в виду Даниил.

     В виду всех этих соображений, к определению времени странствия Даниила, установленному Гагенмейером, присоединимся и мы тем охотнее, что оно устраняет противоречие к соглашению неведения Даниила о кончине Великого Князя Святополка Изяславича, чем так затруднялись русские ученые. Но если Даниил ходил в Святую Землю в 1106-1108 г., то в виду его описания хождения, которое, во всяком случае, свидетельствуют о человеке, выдающемся между своими современниками, получает некоторое вероятие предположение, высказанное еще Н. М. Карамзиным, о тождественности игумена Даниила с Даниилом, поставленным в 1115 году в епископы г. Юрьева (как следует предполагать южнорусского города по следующему выражению летописи: «того же месяца (Августа 1103 г.) в 18 день иде Святополк и сруби град Юрьев, его же беша пожгли половцы») и умершим 9 сентября, 1122 года. Предположение это отвергалось теми, которые хождение Даниила относили к 1113-1115 г.

     По верному замечанию И. П. Сахарова, Даниил был тоже для паломников, что Нестор для летописцев; вследствие этого понятно значение его хождения как для современников, так и для последующих поколений. Имя Даниила, особенно в древности, пользовалось таким уважением, что в некоторых из наиболее старинных списков он называется даже Святым, а хождение его возводится в житие.

     Путешествие Даниила не сохранилось в подлиннике. Дошедшие до нас списки его восходят только до 1475 г., но разнообразие этих древнейших списков указывает, уже на степень распространения этого памятника в конце XV века. В рукописях названного столетия мы имеем образцы всех редакций Даниилова хождения, которое лишь с конца XVI века, именно с путешествия Трифона Коробейникова, стало мало-помалу вытесняться другими, более современными описаниями Палестины. Но еще в XVII bеkе Даниил пользуется значительным авторитетом, вследствие того, что хождение его, по второй редакции, вошло в составь Макариевских Миней Четиих и благодаря им стало особенно распространяться.

     В конце настоящего предисловия мы, приводим список семидесяти известных нам рукописей хождения игумена Даниила, причем, за исключением пяти, снятых с научною целью, копий (№№ 61–66), из остальных 65 списков, 3 относятся к XV веку, З – к XV–XVI в., 18 – к XVI в., 6 – к XVI– XVII в., 19 – к XVII в., 10 – к ХУШ в., 1 – к XIX, а время написания остальных 5 списков нам неизвестно. Рассмотрение главнейших из известных нам списков указывает на несколько отличительных признаков, которые позволяют разделить списки хождения на следующие группы или редакции.

     К I редакции отнесены шесть списков, №№ 2, 7, 13, 21, 27 и 62, которые отличаются: 1) большим количеством (96–97) отдельных глав, 2) главою об Армафеме, 3) отсутствием вставок в главах о столпе Давыдовом и о свете святом, 4) отсутствием указания на время хождения, 5) заглавием: Житие и хождение Даниила русской земли игумена, 6) полным текстом главы о молитве Авраамовой и 7) тождественностью в именах русских князей, записанных Даниилом для поминовения;. в числе этих князей, кроме Великого Князя Святополка Изяславича, его четырех двоюродных братьев Давида, Олега, Панкратия Святославичей и Владимира Мономаха, называется еще лишь один, Глеб Минский. Из названных шести списков три (№№ 7, 13 и 21) описаны, вероятно, с одного и, того же оригинала, что доказывается тем, что во всех трех списках рассказ обрывается на тех же словах и продолжается далее после явно ошибочной перестановки. Правильное расположение текста соблюдено лишь в списках №№ 2 и 27. К сожалению. этот последний нам удалось, после тщетных продолжительных розысков, отыскать только тогда, когда настоящее издание было уже изготовлено в печати, и потому мы не могли им вполне воспользоваться.

     Ко II редакции принадлежат восемнадцать списков, №№ 3, 10, 14, 16, 17, 19, 22, 25, 26, 31, 32, 34, 36, 40, 41, 55, 56 и 61, которые отличаются следующими подробностями: 1) числом глав, колеблющимся между 50 и 69, 2) отсутствием главы об Армафеме, 8) двумя вставками, пропущенными в первой редакции, 4) отсутствуют указания на время хождения, 5) заглавием главных списков: Паломник Данила игумена, Странник, 6) сокращенной главой о молитве Авраамовой и 7) путаницей имен князей, начиная с Давида, названного Всеславичем. Так как редакция эта, благодаря Макариевским Минеям, является самою распространенною, то списки ее представляют наиболее разнообразия между собою.

     К III редакции относятся семь списков №№ 4, 8, 18, 20, 42, 47 и 65. Отличия их заключаются в следующем: 1) число глав от 20 до 40, 2) главы об Армафеме нет, 3) обе вставки помещены, 4) в послесловии Даниила указано время его хождения словами: «ходил есми тамо и т. д.», 5) заглавие: Книга, глаголемая Странник, 6) глава о молитве Авраамовой сокращена и 7) имя Глеба Минского заменено двумя князьями: Андреем-Мстиславом Всеволодовичем и Борисом Всеславичем, Давид Святославач назван Воеславичем и к Панкратию Святославичу прибавлено его русское имя Ярослав. Недостающий в списке № 8 конец рукописи восстановлен нами по копии, снятой для графа Н. П. Румянцева (№ 65).

     Списки №№ 5 и 23 являются образцами IV редакции, которая соединяет в себе отличительные признаки I и II редакций, именно: главу об Армафеме, полный текст главы о молитве Авраамовой и обе вставки, пропущенные в первой редакции. Из прочих признаков этой редакции отметим: отсутствие указания на время хождения, путаницу в именах князей и сходство в архаизмах и грамматических формах со списками I редакции. Таким образом, за исключением недостающего указания на время хождения, IV редакция должна считаться самою полною.

     Списки сокращенные, №№ 1, 12, 16, 35, 37 и 51, представляют не отдельную редакцию, а текст хождения в сокращенном изложении. В списке, № 1 заметны следы I и III редакции, в списке № 16 – II редакции. Доказательством составления сокращенных списков из полных редакций, а не наоборот, служить напр., что в древнейшем списке, № 1, кроме опущения многих личных впечатлений Даниила, текст списка, при описании библейских в евангельских событий, нередко прерывается словами: и прочее в Евангелии от Иоанна и тому подобными выражениями.

     Кроме того существуют списки отрывочные, №№ 6, 11, 24, 28, 30, 53 и 59, то есть такие, в которые помещены лишь отдельные главы или части Даниилова хождения и чаще всего отрывки из описания пути в Иерусалим или повесть о свете святом. Таким списком, кроме древнейшего их представителя № 6, мы не придавали особого значения.

     Наконец, два списка, №,№ 52 и 54, приписываемые Даниилу, составляют позднейшую переделку его хождения.

     Из остальных затем списков мы не воспользовались №№ 29, 38, 39, 57, 58, 60, 63 и 64, как рукописями позднейшего времени, не входившими в нашу задачу, №№ 43, 44, 49, 50, 66, 67, 68 были нам недоступны, а место нахождения списков №№ 9, 33, 45, 46, 48 и 70 нам неизвестно.

     Не смотря на все значение Даниила не только как древнейшего нашего паломника писателя, – но и как важного вообще памятника нашей древней письменности, он явился в печати весьма поздно. Первое упоминание о нем находим в конце XVII века в: Оглавление книг, кто их сложил, Сильвестра Медведева. († 1691), где на стр. 18 помещено: 57. Странство монаха Даниила в Иерусалим и яже все тамо и в пути. Начало: Се аз недостойный игумен Даниил. С отрывками хождения Даниила познакомили Н. М. Карамзин и А. Н. Муравьев. В 1834 г. Московское Общество истории и древностей, а затем в 1887 г. Археографическая Комиссия пытались, но в то время безуспешно, заняться изданием этого памятника в полном его объеме. Заслуга первого издания всего Даниилова хождения принадлежит И. П. Сахарову. Приняв в основание принадлежавший ему список (№ 42), он издал его четыре раза, в 1837, 1839 и 1849 годах, снабдив текст в первом издании вариантами из четырех списков №№ 8, 12, 22, 25 и прибавив к ним во втором издании варианты четырех новых №№ 5, 21, 45 и 46 списков. Последние два издания составляют лишь перепечатку второго. К сожалению, помимо случайного выбора рукописей для текста и вариантов, в изданиях И. П. Сахарова встречается много опечаток и поправок древнего слога подлинника и самое хождение не сопровождается разъяснительными примечаниями.

     В 1864 году Даниилово. хождение было издано Археографическою Комиссиею под редакциею А. С. Норова, преследовавшего преимущественно задачи по топографии Палестины, а потому не обратившего всего должного внимания на самый текст памятника. Приняв в основание Макариевский I. (№ 14) список, А. С. Норов не ограничился им одним, а допустил в нем пропуски и вставки из других списков, хотя оговоренные в вариантах, по свидетельствующие более о стремлении к топографической полноте, чем о верности текста. Таким образом, изданный Археографическою Комиссиею текст является сводным, не воспроизводящим в точности особенностей основного списка. Этот недостаток усугубляется еще тем, что А. С. Норов произвольно нарушил подлинный состав памятника и по своему усмотрению расположил его отдельные части. Так, окончание описания Палестины, начиная с главы о месте убиения Голиафа Давидом, помещено перед послесловием, а не перед описанием пути в Галилею, как в подлиннике. Таким же образом послесловие помещено после рассказа о свете святом, а не предшествует ему, тогда как этот последний рассказ составляет, по-видимому, отдельную, самостоятельную часть памятника. В выборе списков для вставок и вариантов, А. С. Норов не руководствовался желательною строгостью и системою и пользовался безразлично рукописями всех редакций и столетий, лишь бы они, отличались необходимою для его целей топографическою полнотою. Таким образом, состав и расположение сводного текста хождения Даниила в издании 1684 г. являются искусственными.

     Заслуга А. С. Норова в названном издании заключается в исторических и топографических примечаниях к тексту, которые и до настоящего времени, не, потеряли своего значения. Но еще большая заслуга А. С. относительно Даниила было издание его хождения в переводе на французский язык, вследствие чего оно сделалось доступным западным ученым, которые вполне достойным образом оценили значение этого памятника.

     В таком положении находились издания Даниилова хождения, когда Православное Палестинское Общество, при самом своем основании, решилось приступить к новому изданию Даниила и тем положить начало к предполагаемому им полному научному изданию русских паломников-писателей.

     Главнейшею задачею при новом издании Даниила было по возможности сохранить особенности редакции, в которых дошло до нас Даниилово хождение, и не пропустить подробностей, дополняющих или объясняющих основной текст. В этих видах мы остановили свое внимание преимущественно на древнейших рукописях, так как списки позднейшие предоставляют, почти без исключения, лишь воспроизведение II редакции по Макариевским Минеям и попытки сокращения или исправления для личных потребностей переписчиков. Пользуясь тем случайным обстоятельством, – что в предшествующих изданиях приняты в основание текста: И. П. Сахаровым – список третьей редакции, (№42), а А. С. Норовым – список второй редакции, (№ 14) мы остановились на древнейшем и вместе с тем лучшем представителе первой, еще не изданной, редакции, именно на списке № 2. Две вставки, не встречающиеся в списках этой редакции, воспроизведены нами по списку № 5 и, в видах исключительно типографических удобств, помещены в самом тексте, а не в примечаниях или приложениях, причем заключены в скобки для отличия от подлинного основного текста.

     О языке и правописании нашего списка заметим, что писец его по обычаю XV, а отчасти и XVI века, старался придавать старославянский, по своим понятиям, характер своему письму и это особенно заметно по совершенно произвольному употребление юсов. Затем, в списке нет иотированных юсов, глухие, полугласные, как отдельно, так и при плавных, встречаются одновременно с обыкновенными формами, напр. врьста и верста, двойственное число строго соблюдается в спряжениях и склонениях. В особенности замечательна прибавка ко многим словам частицы т, напоминающей болгарский член: столпат, домот, каменет, князет и употребление формы Христоса вместо Христа.

     Для вариантов мы ограничились древнейшими и притом лучшими списками, преимущественно XV–XVI веков. Это было тем удобнее, что к этому периоду относятся представители списков всех вышеуказанных редакций. Варианты I редакции подобраны нами по спискам №№ 7, 13 и 21; II редакции п6 спискам № 3, как древнейшему ее образцу, и № 14, как главному ее представителю, III редакции по спискам №№ 4, 8 (с окончанием по № 65) и 20; а IV редакции по списку № 5. Наконец, мы также воспользовались вариантами из сокращенных списков №№ 1 и 16 и из отрывочного списка № 58.

     Собранные нами варианты имеют преимущественно лексическое значение. В некоторых случаях, а именно при явных искажениях собственных, имен, при встрече с техническими выражениями, и словами, требующими разъяснения их смысла, было обращено внимание и на фонетические разноречия, причем искаженное выражение подлинника восстановлено в вариантах. Затем в варианты вошли все те слова, которые по этимологическому производству отличаются от корней слов, употребленных в основном, тексте, все прибавки к сему последнему отдельных слов, выражений, заглавий глав и отдельных частей глав. Наконец, в вариантах отмечены нами те перестановки слов, которые влияют на изменение смысла выражений, а также прибавки нашего основного списка к тексту прочих списков.

     При издании настоящего текста, который по желанию Православного, Палестинского Общества должен быль служить скорее, как памятник паломничества, чем как памятник древней письменности, мы признали возможным раскрыть титла, заменить юсы и полугласные в сочетаниях с плавными соответствующими им русскими буквами, и расставить знаки препинания. В остальном, правописание подлинника и его фонетический характер переданы нами без изменений.

     К настоящему изданию хождения игумена Даниила кроме того Православное Палестинское Общество сочло не бесполезным приложить рисунки, заимствованные из единственной лицевой рукописи хождения Даниила (№ 40) XVI–XVII век., принадлежавшей А. И. Хлудову и находящейся ныне в Московском Никольском единоверческом монастыре. Рисунки эти важны не столько по верности изображений, сколько по условным представлениям, которыми олицетворяли себе наши предки те или другие местности Святой Земли.

     В заключение мы должны с благодарностью помянуть недавно скончавшегося А. Е. Викторова и считаем приятною обязанностью выразить нашу глубокую признательность отцу наместнику Троице-Сергиевой лавры архимандриту Леониду, бывшему ректору Петербургской духовной Академии И. Л. Янышеву, настоятелю Успенской Флорищевской пустыни о. игумену Антонию, настоятелю Никольского единоверческого монастыря, о архимандриту Павлу, А. Ф. Бычкову, графу П. Риану, Н. С. Тихонравову, В. Н. Хитрово и И. А. Шляпкину, благодаря теплому содействию которых мы могли привести наш труд к желаемому окончанию.

11 Сентября 1883 г,

М. Веневитинов.
 
 


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com