Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Праздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Русская философия (исторический обзор) Проблема человека в философии Г. С. Сковороды. А. Е. Домке Феномен русской религиозной философии Славянофильство Идеи христианской философии в педагогике Путь философаДуховная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
Людмила Максимчук (Россия). Из христианского цикла «Зачем мы здесь?»
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи


В предверии Нового 2014 года и Рождества Христова на Святой Земле

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): фотолетопись 1887-2010.

 
 
  
 
  
  
  
  
  
 
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
 
Грани духовности личности в философии В. С. Соловьёва
 
В условиях нравственного кризиса эпохи постмодерна возрастает актуальность проблемы, связанной с духовным развитием личности. Более глубокому и адекватному ее исследованию поможет обращение к философскому наследию В. С. Соловьёва. В сочинениях мыслителя представлен основательный анализ проблем личности, ее нравственности, смысла жизни, что придает соловьевской философии признак антропоцентризма. По справедливому замечанию А.Ф. Лосева, работы Соловьёва обращены к человеческим чувствам и стремлениям, человеческой жизни, взывающей «несмотря на стихию зла к ясной простоте правды и добра, установленных…в результате самых искренних влечений человеческой воли…» [1]. Многогранный феномен духовности личности в метафизике всеединства имеет множество определений, но для нас интересен его философско-исторический и этический смысл. С точки зрения принципа всеединства, духовность есть интегральный феномен, характеризующий человеческую, социальную сущность личности как разумного и нравственного существа. Духовность имеет сугубо личностный характер: это персональная нравственная культура высокой пробы. Все грани духовности опосредствованы нравственностью, испытывают ее влияние.
 
Рассматривая духовность личности как целостное образование, Вл. Соловьёв в своих трудах анализирует такие ее грани, как самосознание, мораль, понимание смысла жизни, свобода, творчество, трансцендентность.
 
Исходным и решающим в определении личности у Соловьёва было признание ее духовной реальностью. Возможности эмпирического индивида как духа он связывал со способностью личности преобразовывать свое собственное бытие и внешний мир. У Соловьёва дух субъекта есть средоточие, центр и основное его сущностное свойство. Бытие духа — это сущностная, субстанциальная основа человека: «…признавая вообще существование нашего духа, мы должны признавать, что он имеет первоначальное субстанциальное бытие не зависимо от своего частного обнаружения или проявления, …он существует глубже всей той внутренней действительности, которая составляет нашу текущую, начальную жизнь» [2]. По Соловьёву, в структуре духа личности существует и активно действует дар самосознания, посредством которого она способна рефлексировать, оценивая свои знания, нравственный облик, свои идеалы, мотивы поведения, давая целостную оценку самой себе как чувствующему, мыслящему и действующему существу. В самосознании человек утверждает себя актуально, как единого субъекта, как определенное «Я»: самосознание выполняет функцию духовной сосредоточенности. Присущая самосознанию аналитико-деференцирующая функция, помогает человеку выделить себя из окружающего мира и определить свое место в системе природных и общественных событий. В философии Соловьёва самосознание связано с нравственностью: формируясь под влиянием внешних обстоятельств, оно выступает как инструмент самоконтроля собственных поступков и действий личности и принятия полной ответственности за них. Смотрясь «как в зеркало в другого человека», личность познает и оценивает себя, чтобы оптимизировать свои отношения с другими людьми. Самосознание дарует личности умение понимать сложность собственной Вселенной, сложность, которая превосходит свю совокупность ее внешних связей и отношений. И в тоже время самосознание является духовной детерминантой некой общности, коммуникации и солидарности людей в обществе. Жизнь свидетельствует, что силы солидарности действуют не автоматически и не беспрепятственно: они с трудом пробивают себе дорогу сквозь тенденции эгоцентризма, вражды, раздора, но именно эти силы помогают сменяющим друг друга поколениям уберечь от распада и спасти природный и общественный мир. Эти силы есть не что иное, как проекции Добра в космическую и человеческую жизнь. Соловьёв В.С. актуализировал мысль о способности самосознания объединять людей, утверждая солидарность на основе взаимопонимания между индивидами в обществе.
 
Исключительной особенностью и стержневой гранью духовности человека философ считал нравственность. «Тремя китами» нравственного фундамента личности Соловьёв полагал чувства стыда, жалости и благоговения, считая все остальные человеческие добродетели производными от них: «Основные чувства стыда, жалости и благоговения исчерпывают область возможных нравственных отношений человека к тому, что ниже его, что равно ему и что выше его. Господство над материальной чувственностью, солидарность с живыми существами и внутреннее добровольное подчинение сверхчеловеческому началу — вот вечные незыблемые основы нравственной жизни человечества» [3]. С нравственностью личности философ связывал устойчивость общества, обеспечение его целостности. Будучи тонким диалектиком, Соловьёв справедливо считал, что достижение совершенного нравственного порядка есть дело совершенно общее и вместе с тем совершенно личное, потому что каждый хочет его для себя и для всех, и только вместе со всеми может получить его. Социальность органически включена Соловьёвым в определение нравственности личности: человек является нравственно-действующим объектом потому, что живет в обществе. С другой стороны, «…действительное развитие человеческой нравственности возможно для лица только в общественной среде через взаимодействие с нею» [4]. Личность, стремящаяся к более высокой нравственности, способствует поступательному развитию общества.
 
Но, по Соловьёву, общество, ожидая нравственных действий от личности, само должно быть нравственным и гуманным по отношению к ней: «Степень подчинения лица обществу должна соответствовать степени подчинения самого общества нравственному добру, без чего общественная среда никаких прав на единичного человека не имеет» [5]. Каждый человек как нравственное существо имеет право на свободное развитие своих положительных сущностных сил, и предоставить, обеспечить это право личности обязано общество. «Отсюда прямо следует, что никакой человек ни при каких условиях и ни по какой причине, не может рассматриваться как только средство для каких бы то ни было посторонних целей, — он не может быть только средством и орудием для блага другого лица, ни для блага целого класса, ни наконец, для так называемого общего блага, т.е. блага большинства других людей» [6]. Смысл человеческой жизни Соловьёв связывал с нравственностью и понимал его как служение Добру, историческое делание, приумножение и его оправдание. Добро у философа ассоциировалось с исполнением нравственных норм в поступках, в жизни человека. Примером реализации такого смысла жизни явилась яркая судьба Альберта Швейцера, в которой слились воедино нравственность, практическое ее воплощение: лечение габбонских африканцев в течение почти 50 лет, историческое делание добра: участие в движении против использование атомного оружия; приумножение добра в процессе всей деятельности этого Человека Мира.
 
По Соловьёву, важной составляющей духовности личности является свобода. Бог создал человека свободным, потому дарованной Творцом свободой человек распоряжается сам. Личность вольна располагать своей свободой: осуществлять свое самоопределение в своих мыслях и поступках, то есть делать самостоятельный выбор форм деятельности, линии жизни, своих целей, средств их реализации. Человек — распорядитель не только своих мыслей и дел, но и самого своего существования. Более того, получив божественный дар свободы, человек обретает независимость по отношению к Богу: он свободен определиться — с Богом он или против Бога [7]. В философии Соловьёва человек — свободное существо, которое порой восстает против Бога, которое благодаря своей свободе осуществляет грехопадение и живет в свободно созданном им самим конечном мире, являющемся историческим человечеством обществом, где существует добро и зло. Именно человек, и только он, свободно выбирая путь творения добра, то есть свободно отдаваясь Богу, может спасти этот мир: природу, общество, культуру. Если в философии Шеллинга мировое, в том числе и общественное развитие, всецело зависит от Бога, то у Соловьёва развитие истории человечества есть результат свободной деятельности человека. Следовательно, общество и его развитие есть история человека, реализующего себя в становлении мира. Свобода личности играет существенную роль в поступательном развитии общества: благодаря свободе личность выступает субъектом исторического прогресса, создающим и воспринимающим достижения материальной и духовной культуры человечества. Свобода выбора дает личности возможность избирательно осваивать достижения общества в различных сферах культуры: знания, изобретения, нравственные ценности, практический опыт. Включая все это богатство в свою материальную и духовную деятельность, человек способствует прогрессивному развитию общества. «Поэтому падший человек является независимым и автономным существом, которое потеряло свое совершенство в реализации своей свободы и вновь становится совершенным в череде свободных актов. Он обретает тем самым совершенство, которым он уже обладал до своего падения и которым он никогда не переставал обладать в своей сущности» [8]. Но свобода личности не абсолютна, ибо она дарована Богом, а также осуществляется в уже данных природных и общественных условиях. Следовательно, относительно свободный выбор личностью всякий раз осуществляется в рамках природной и общественной необходимости; здесь же ею реализуются и свободно выбранные цели. «Современный человек осознает себя внутренне свободным, сознает себя выше всякого внешнего, от него независящего начала, утверждает себя центром всего, и между тем в действительности является только одной бесконечно малой и исчезающей точкой на мировой окружности» [9].
 
Считая свободу неотъемлемой гранью духовности, обеспечивающей достоинство личности, В. С. Соловьёв, был бесстрашным защитником ее внутренней духовной свободы, в частности, свободы совести россиян от посягательств государства и православной церкви. В 1875 году он выступил в прессе против насильственного обращения в христианство холмских греко-католиков и преследования польских католиков со стороны российской светской власти и православной церкви. Он заявил, что человек бесконечно свободен и потому насильно спасен быть не может [10]. Насильственное присоединение инакомыслящих к Церкви посредством угроз, тюремного заключения и пыток Соловьёв считал покушением общества на внутреннюю свободу личности, стремлением поработить ее волю и совесть. В 1881 году он обратился к иерархам русской православной Церкви с предостережением от принудительного возвращения в ее лоно отпавших, ибо это приведет к еще большему разделению. Учение Соловьёва о праве личности на свободу совести и призыв к терпимости в отношении инаковерующих исключительно современен. Традицию этой терпимости продолжали в своих трудах Н.А. Бердяев и священник Александр Мень. Оценивая философию Соловьёва, французский философ А. Кожев отмечал, что ей философское учение отличается от всех других тем, что он придает человеку такую свободу, независимость и значимость, какую не придает ни один мыслитель [11]. В учении Соловьёва свобода личности теснейшим образом связана с нравственностью: нравственность пронизывает свободу. Действительно, нравственность находится у истоков свободы: это выбор личности между добром и злом. Далее, определение целей свободно избранной деятельности, средств ее достижения опосредствуется судом совести и, наконец, ответственность человека за его деяние.
 
Пиетет Соловьёва по отношению к свободе связан с тем, что философ рассматривал ее как необходимое условие развития и реализации такой грани человеческой духовности, как творчество. В понимании Соловьёва творчество — это способность человека своей деятельностью создавать качественно новую материальную и духовную реальность. Источник творчества заложен в природе, обществе и потребностях человека, но пусковой пружиной творческого процесса выступает воображение как неотъемлемая составляющая человеческого духа. В сочинении «Оправдание добра» философ квалифицировал творчество как двигатель общественного прогресса. Творчество личности во все времена истории встроено в процесс прогрессивного развития общества как его неотъемлемая духовная детерминанта. По Соловьёву, прогресс общества не есть дело безличное: столкновение творческой предприимчивой личности с ее ближайшей социальной средой приводило к основанию более обширного и значительного отечества: созданию городов и даже государств. Именно носители сверхродового творческого духа, которым было тесно в родовом быту, разрывали с ним связь, собирали вокруг себя «вольную дружину» единомышленников, становились созидателями новых социально-культурных образований. Творчество, воплощенное в личном подвиге, раздвигающем границы реальности для создания качественно новых культурно-политических форм жизни, философ считал «явлением закономерным, слишком основным и потому встречающимся во все возрасты человечества» [12]. По Соловьёву, творчество и новаторство «триумфаторов прогресса» достойно одобрения, признания общества и оставляет заметный позитивный след в истории лишь тогда, когда оно сочетается с их способностью «хранить пределы вечные» то есть общечеловеческие ценности, традиции духовной культуры своего народа «одинаково священные для прошедшего и будущего». Кстати, эту мысль в поэтической форме в 1830 году выразил А.С. Пушкин:
 
«Два чувства дивно близки нам, 
В них обретает сердце пищу — 
Любовь к родному пепелищу, 
Любовь к отеческим гробам. 
На них основано от века 
По воле Бога самого 
Самостояние человека, 
Залог величия его. 
Животворящая святыня 
Земля без них была б мертва…» [13].
 
Эти мысли философа и великого поэта бесценны и непереходящи: современный человек обязан сохранить культуру — прошлого, следуя принципу — «не забывай в развалинах родных богов». Без этого нет прогресса, ибо «спасающий спасется». Вот тайна прогресса, другой нет и не будет. Непрерывность общественного прогресса обеспечивается преемственностью поколений: прогресса в обществе требует нравственной связи поколений в творчестве, «в силу которой одно не только следует за другим, но и наследует ему».
 
В сочинениях В.С. Соловьёва представлен развернутый анализ такой грани человеческой духовности, как трансцендентность — способность и стремление личности выйти за рамки своей данности, порыв к самосовершенствованию. По Соловьёву, самосовершенствование — это сущностный признак личности. Личность никогда не является самодостаточным, завершенным существом, она находится в состоянии перманентного самопреобразования, саморазвития к новому качеству: «Изо всех земных существ один человек может относиться к себе самому критически… в смысле сознательной отрицательной оценки самого способа своего бытия и основных путей своей жизни как не соответствующих тому, что должно бы быть» [14]. Обладая самосознанием, личность при добросовестном подходе к себе судит и осуждает себя. Человеку естественно хотеть и быть лучше, чем он есть в действительности. Если он взаправду хочет этого, то и может, а если может, то и должен. Соловьёв подчеркивал что быть лучше, выше, больше своей действительности для личности — не бессмыслица, так как это человеческое стремление помогает ей не отставать от быстротекущей жизни общества и прогрессивно преобразовывать мир. Философ считал, что самодеятельность человека, его способность действовать по собственным побуждениям, по мотивам более или менее высокого достоинства, по самому идеалу совершенного добра есть не метафизический вопрос, а факт душевного опыта. Источник духовного самовосхождения личности, движения ее сознания «к более совершенному идеалу личного…универсализма» философ видел в освоении ею культуры человечества. Следовательно, свой духовный потенциал человек развивает лишь через постоянную связь и отношения с «собирательным человеком», т.е. обществом. Духовной личностью может стать лишь общественный человек. Существенную роль в самосовершенствовании личности Соловьёв отводил самопознанию, которое «указывает нам на всегдашний и всеобщий факт нашего несовершенства», и совести, которая говорит, что такое наше состояние зависит не только от внешней необходимости, но и от нас самих. Именно конструктивной мощью человеческой духовности обусловливал Соловьёв личностное и общественное бытие, понимая неизбежность воплощения духовного в жизни человеческой и социальной. Эта вечная истина философа актуальна и для нас, ныне живущих. Недаром академик Д.С. Лихачев заметил, что в жизни общества не бытие определяет сознание, а наоборот: сознание определяет бытие. Придавая основополагающее значение в личности ее духовности, Соловьёв именно на человеческий дух возлагал ответственность за судьбу мира. Будучи, свидетелем великих открытий в науке на рубеже XIX-ХХ веков, философ понимал, что творческая мощь человеческого духа неукротима и будет материализоваться в постоянно обновляющихся технике и технологиях производства. Развитие цивилизации таит угрозу уничтожения человечества. Предотвратить катастрофу сможет лишь сам человек путем превращения своего творчества в теургическая деятельность, соединенную с нравственностью. Не случайно у Соловьёва все грани духовности личности нанизаны на стержень нравственности, слиты с ней.
 
В. Г. Малая
Минувшее и непреходящее в жизни и творчестве В. С. Соловьёва. Материалы международной конференции 14-15 февраля 2003 г.
Серия “Symposium”, выпуск 32.
СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. С.46-52
 
Примечания
 
[1] Лосев А.Ф. Владимир Соловьёв и его время. М. 1990. С. 162.
[2] Соловьёв В.С. Чтения о Богочеловечестве // Собр. соч.: В 10 т. СПб., 1912. Т.3. С.91.
[3] Соловьёв В.С. Оправдание добра. Соч.: В 2т. М., 1988. Т.1. С.130.
[4] Там же. С. 284.
[5] Там же. С. 341.
[6] Там же. С. 345.
[7] Соловьёв В.С. Критика отвлеченных начал // Соч.: В 2 т. М., 1988. Т.1. С. 275.
[8] Кожев А. Религиозная метафизика Владимира Соловьёва. Вопросы философии. 2000. № 3. С. 132.
[9] Соловьёв В.С. Чтения о Богочеловечестве. Собр. соч.: В 10 т. СПб., 1912. Т.3. С.20.
[10] Соловьёв В.С. Критика отвлеченных начал. Предисловие М., 1880. С.203-204.
[11] Кожев А. Религиозная метафизика Владимира Соловьёва // Вопросы философии. 2000. № 3. С. 132.
[12] См. Соловьёв В.С. «Оправдание добра» / Соч.: В 2 т. М., 1988. Т.1. 294.
[13] Пушкин А.С. Полн. собр.соч.: В 6 т. М., 1935. Т.2. С.57.
[14] Соловьёв В.С. Тайна прогресса. Соч.: В 2 т. Т.2. С. 629.
 
 
Источник Антропология


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com