Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Праздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Русская философия (исторический обзор) Проблема человека в философии Г. С. Сковороды. А. Е. Домке Феномен русской религиозной философии Славянофильство Идеи христианской философии в педагогике Путь философаДуховная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
Людмила Максимчук (Россия). Из христианского цикла «Зачем мы здесь?»
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи


В предверии Нового 2014 года и Рождества Христова на Святой Земле

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): фотолетопись 1887-2010.

 
 
  
 
  
  
  
  
  
 
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
Главная / Духовная колыбель. Религиозная философия / Феномен русской религиозной философии / Человек и христианство (религиозно-антропологические воззрения К. Н. Леонтьева и В. В. Розанова). А. Я. Кожурин
 
Человек и христианство
(религиозно-антропологические воззрения К. Н. Леонтьева и В. В. Розанова) 
 
Кажущаяся противоположность многих утверждений Леонтьева и Розанова не должна заслонять от нас главного — глубинного родства обоих мыслителей. Оно коренится в идентичности того идеологического пространства, на котором развертывается философствование как Константина Николаевича Леонтьева, так и Василия Васильевича Розанова. И антропологическая проблематика играет в этом философствовании весьма существенную роль, несмотря на отсутствие в творчестве этих мыслителей специальных трактатов по антропологии.
 
Интерпретация христианства обнаруживает это глубинное родство, при полной оценочной противоположности. Леонтьевская антропология «византизма» оказала на Розанова весьма существенное воздействие. Можно обнаружить созвучие идей «Наших новых христиан» идеям «В темных религиозных лучах» (это отмечает в одном из примечаний и сам Василий Васильевич). Можно, до известной степени, согласиться с К. Аггеевым: «Все теперешнее, не антицерковность даже, антихристианство В.В. Розанова прошло через К.Н. Леонтьева, и первый не может быть понят без второго в своей литературной деятельности последнего десятилетия… И конечно, если прав К.Н. Леонтьев в своем понимании христианства, то понятен и В.В. Розанов в своих упреках той религии, от которой, по его выражению, «мир прогорк» [1].
 
От человека, признавшего православие истинной религией, Леонтьев требует подчинения воли и разума учению Церкви. Сам он прошел этот путь смирения до конца, приняв незадолго до смерти тайный постриг. При этом Константину Николаевичу приходилось смирять «языческое» в себе и как личности, и как творцу (с разной степенью успеха). Если кратко сформулировать то положение, которое Леонтьев «разоблачал» в своей антропологии, то это будет знаменитое тертуллиановское: «душа человеческая есть по природе своей христианка». Но в этом он неожиданно сходится с Розановым, провозгласившим ее «одной из самых ложных, ошибочных фраз, с которой не согласится ни один монастырь. Напротив, «душа человеческая есть по природе язычница», которая воспитывается к христианству только через некий трудный подвиг, пройдя через «тесную дверь бесчисленных отречений…» [2]. Выводы, однако, были сделаны ими взаимно противоположные. Если для Леонтьева борьба с «языческим» в себе придавала христианству большую ценность, то Розанов положил опровержение тертуллиановского тезиса в основание безудержной критики христианской антропологии, самого христианского учения.
 
Леонтьева и Розанова объединяет также своего рода религиозная «археология», то есть стремление выявить наиболее глубинные пласты той традиции, которую они клали в основание собственных «теоретических» построений. При этом предельным основанием леонтьевской «системы», если понимать тесную связь между его историософскими и собственно религиозными идеями (наиболее выраженными в критике «розового христианства»), оказывается платонизм в духе Corpus Areopagiticum. Причудливое сочетание в творчестве Розанова крайне «субъективистской» манеры письма с погружением в древнейшие пласты религиозности, особенно иудаистской и древнеегипетской, ставили в тупик не одного исследователя. Иногда вопрос решался подозрительно просто: «Органичность, народность, объективная космичность Розанова лишь кажущиеся. Он совершенно субъективен, импрессионистичен и ничего не знает и не хочет знать, кроме потока своих впечатлений и ощущений» [3]. На самом деле розановская манера писания (= исследования) была не только данью эпохе (ведь он был одним из самых блестящих стилистов «Серебряного века»), объясняется не только недостаточной разработанностью этих исторических пластов эмпирической наукой, но оказывается одной из первых попыток проникнуть во внутренний мир древнего человека. И в этом смысле Розанов остается необычайно актуальным автором, созвучным современным попыткам реконструкции ментальностей ушедших эпох.
 
Но этот интерес к человеку и его внутреннему миру ни в коем случае не свидетельствует об антропоцентризме концепций наших мыслителей. Человек не является центром мироздания ни в антропологии К.Н. Леонтьева, ни в антропологии В.В. Розанова. В бытийной иерархии он следует за Богом и божественным миропорядком. Это совершенно очевидно в творчестве Леонтьева с его ориентацией на православную традицию. С Розановым дело обстоит несколько сложнее. Его воззрения часто интерпретировались как пантеистические, правда с добавлением — «мистический пантеизм» (см. ст. Волжского, Кувакина и т.д.). Именно как пантеистическая понималась его «метафизика пола». Но ведь сам Василий Васильевич указывал в качестве своего основного источника книгу Бытия с ее максимой — «плодитесь и размножайтесь», обращенной как к миру природному, так и к человеку. Таким образом, Розанов укореняет свою «метафизику» в принципиально теистической традиции, хотя, тут его критики до известной степени правы, недостаточно четко проводит грань между природным миром и человеком. Эта недостаточная четкость, однако, направлена против своего рода человекобожества, характерного и для многих представителей т.н. духовного Ренессанса. И это подводит нас к заключительной части нашего исследования — к вопросу о месте Леонтьева и Розанова в истории русской мысли.
 
По мнению С.С. Аверинцева эти авторы принадлежат к крайне «правому флангу религиозной философии». Это утверждение верно не только в отношении социально-политических воззрений Леонтьева и Розанова, но и их антропологических воззрений, направленных резко критически к «просветительскому гуманизму». Но не только просветительскому, но и гуманизму, к примеру, бердяевского толка. Именно безудержный антропоцентризм последнего является в традиции русской мысли принципиальной противоположностью «системам» Леонтьева и Розанова. Кстати, Константин Николаевич смог увидеть зачатки «бердяевщины» уже в творчестве (и особенно публицистике) Достоевского и именно это предопределило эмоциональность леонтьевской критики. В этой же связи можно рассматривать и разрыв с В. Соловьевым, провозгласившим новоевропейский гуманизм явлением чуть ли не более христианским, чем само «средневековое» (читай церковное) христианство. Розановское «тайновидение плоти» оказало сильное провоцирующее воздействие на многих русских мыслителей. С ним полемизировал Бердяев, многое полемически заимствовал (если можно так выразиться). Мережковский, известная близость обнаруживается между антропологическими построениями Розанова и Флоренского. Не остались в стороне и другие философы (см. напр. письма Булгакова Розанову). В целом можно признать антропологические построения Леонтьева и Розанова весьма существенным дополнением центральной линии русской религиозной философии, имеющей своим родоначальником Ф.М. Достоевского, наиболее существенно выразившейся именно в учении о человеке.
 
А. Я. Кожурин
Христианская культура на пороге третьего тысячелетия. Материалы научной конференции. 12-14 июня 2000 г. Серия “Symposium”, выпуск 5. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2000. С.63-66

Примечания
 
[1] Аггеев К.[М.] Христианство и его отношение к благоустроению земной жизни: Опыт критического изучения и богословской оценки раскрытого К.Н. Леонтьевым понимания христианства (Диссертация). Киев, 1909, с.327.
[2] Розанов В.В. Собрание сочинений. В темных религиозных лучах. М., 1994, с.112.
[3] Бердяев Н. О «вечно бабьем» в русской душе // Бердяев Н. Судьба России. М., 1918, с.38
 
Источник Антропология


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com