Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Праздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Русская философия (исторический обзор) Проблема человека в философии Г. С. Сковороды. А. Е. Домке Феномен русской религиозной философии Славянофильство Идеи христианской философии в педагогике Путь философаДуховная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
Людмила Максимчук (Россия). Из христианского цикла «Зачем мы здесь?»
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи
Православные паломники на Святой Земле в октябре-ноябре 2017 года

Святая Земля в 2016-2017 годах
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
Главная / Духовная колыбель. Религиозная философия / Феномен русской религиозной философии / Диалектические идеи в русской религиозной философии. Б. В. Ковригин

      Диалектические идеи в русской религиозной философии 

      Отношение к диалектике в настоящее время не может считаться однозначным: наряду с высокой оценкой встречаются и резкие выпады против нее (К. Поппер), вплоть до отрицания ее как суеверия (Ю. Бохеньский), причем как в зарубежной, так и в отечественной философии. Вопрос же об отношении русских религиозных философов к диалектике редко затрагивается в научных публикациях. А между тем рассуждения о ней таких видных мыслителей, как В. С. Соловьев, Н. А. Бердяев, П. А. Флоренский, представляют значительный интерес. Лет двадцать назад постановка такого вопроса была бы встречена в штыки или, по крайней мере, вызвала бы недоумение. Это при всем том, что ни у кого из наших философов не вызывало сомнения положение о наличии идеалистической диалектики в трудах Гегеля и других философов Западной Европы, а в 5-м томе "Философской энциклопедии" (1970 г.) В. С. Соловьев был назван самой крупной фигурой в истории русского идеализма.

      Поворот в отношении к русскому идеализму и признание его связи с идеями диалектики начался с работ А. Ф. Лосева1. Выход двухтомника В. С. Соловьева и многочисленных сборников его работ лишь подтверждает правильность оценок, данных Лосевым еще в 1983 году.

      В. С. Соловьев (1853-1900 гг.) - великий русский философ, положивший начало взлету философской мысли России конца XIX - начала XX века. Его взгляды принадлежат к той разновидности идеализма, которая разрабатывает идеи диалектики более эффективно, чем субъективный идеализм. Не случайно Соловьев во многом солидаризировался со взглядами Платона и Гегеля (именно им он посвятил обстоятельные энциклопедические статьи), хотя испытал значительное влияние идей платонизма и патристики, философии Спинозы и Канта.

      Современные оценки вклада Соловьева в разработку диалектики лишь восстанавливают историческую справедливость: не только А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский и другие философы-материалисты развивали диалектику, но и идеалисты.

      Идея стоит выше материи и у Платона, и у В. С. Соловьева, но, по Соловьеву, идея должна еще и воплотиться материально. Тем не менее он отмечает "некоторую историческую диалектику (в Гегелевом смысле), которая выразилась в Платоне невольно и незаметно для него самого"2. Если учитель Платона Сократ искал нравственную норму для общественной жизни в добре, то для Платона добро стало предметом чисто теоретического интереса как верховная идея.

      Значительно больше сходства в понимании диалектики у В. С. Соловьева и Гегеля. Высоко оценивая Гегеля как философа, Соловьев справедливо отмечал, что "изо всех философов только для него одного философия была все... Для Гегеля ... сам Бог был лишь философствующий ум, который только в совершенной философии достигает и своего собственного абсолютного совершенства"3. И далее: "Глубокая оригинальность Гегелевой философии... состоит в полном тождестве ее методы с самим содержанием. Метода есть диалектический процесс саморазвивающегося понятия, и содержание есть тот же самый всеобъемлющий диалектический процесс - и больше ничего"4.

      Глубоко понимая Гегеля, многому научившись у него, русский мыслитель критикует его за чрезмерный рационализм и логицизм. Бытие, по Соловьеву, не сводимо лишь к понятию, он выступает за признание такого сущего, которое охватывает все существующее, всякая вещь для него есть некоторого рода понятие, но она вовсе не только понятие5.

      Чисто мыслительный рационализм не устраивает русского философа, и в этом его позиция, как нам представляется, близка взгляду Герцена, который в итоге преодолел влияние гегельянского подхода к диалектике. Вот еще одно характерное высказывание В. С. Соловьева о философии Гегеля: "... При ее притязании на значение философии абсолютной и окончательной она подлежала полной проверке со стороны эмпирической действительности, особенно в тех своих частях, которые прямо относятся к конкретной реальности - в философии природы и в философии истории. Этой проверки система Гегеля не выдержала и была осуждена тем беспощаднее, чем выше были ее притязания"6. В. С. Соловьев правильно подметил, что даже у антипода Гегеля - А. Шопенгауэра - есть некоторое сходство с позицией Гегеля. Шопенгауэр гипостазирует, как и Гегель, один только момент истины и жизни, в данном случае бессознательную волю.

      Как справедливо указывают исследователи творчества Соловьева, он обладал даром философского синтеза, продуктивно-диалектического мышления, но это не спекулятивно-диалектическое, как у Гегеля, а рационально-диалектическое познание, "легкая и изящная, красивая и одновременно мощная диалектика разума, уверенного в себе"7.

      Выступая за логическую доказательность в области чисто философской, В. С. Соловьев в итоге пришел к идеям всеединства, цельности мирового процесса (существенно сближаясь с диалектическими принципами взаимосвязи и развития), а также к идеям богочеловечества и Бога как сверхприродного идеального начала, порождающего материальную действительность.

      А. А. Радугин относит В. С. Соловьева к сторонникам диалектического подхода к действительности на том основании, что последний считал последовательность изменений самым общим признаком всего живущего. Именно поэтому, наряду с активными сущностями - идеями, он вводил такое активное начало, как мировая душа. Она-то и выступает непосредственно субъектом всех изменений, именно она обладает особой энергией, одухотворяющей все существующее. Поскольку же сама мировая душа нуждается в божественном импульсе, то она обретает его в идее всеединства, в Софии - мудрости. Идея Софии у Соловьева - это образ вечной женственности, что ярко проявилось в его поэзии:

      Вся в лазури сегодня явилась Предо мною царица моя, - Сердце сладким восторгом забилось, И в лучах восходящего дня Тихим светом душа засветилась, А вдали, догорая, дымилось Злое пламя земного огня.

      Философские идеи В. С. Соловьева не случайно оказали влияние на творчество русских символистов, прежде всего А. Блока и А. Белого. Циклы стихов Блока о Прекрасной даме многие исследователи считают отражением философских взглядов В. С. Соловьева о вечной женственности как гармонии красоты и добра. То же самое можно сказать и о творчестве Андрея Белого, который в своем основном теоретическом труде "Символизм" рассматривает это явление как мировоззрение, составляющее основу всего символистического искусства и воплощающего высший принцип познания реальности. Тяготея к мистико-иррационалистическим взглядам, А. Белый утверждал, что жизнь раскрывается не через научное познание, а через творческую деятельность, не доступную анализу, интегральную и всемогущую8.

      Как отмечает тот же А. А. Радугин, "в гносеологическом аспекте принцип всеединства реализуется через концепцию цельного знания, представляющую неразрывную взаимосвязь трех разновидностей этого знания: эмпирического (научного), рационального (философского) и мистического (созерцательно-религиозного). В качестве предпосылки основополагающего принципа цельное знание предполагает веру в существование абсолютного начала - Бога"9. Таким образом, в конечном счете, соловьевское понимание диалектики отчасти приобретает религиозно-мистический смысл, что и явилось причиной достаточно долгого его забвения в философии советского периода.

      Хотелось бы отметить и попытку В. С. Соловьева связать идеи диалектики и логики (органической логики, по его выражению): "Диалектика есть один из трех основных философских методов; два других суть анализ и синтез. Так как я употребляю эти термины в несколько ином значении, чем какое им обыкновенно приписывается, то я должен дать здесь их общее определение. Под диалектикой я разумею такое мышление, которое из общего принципа в форме понятия выводит его конкретное содержание; так как это содержание, очевидно, должно уже заключаться в общем принципе (ибо иначе мышление было бы творчеством из ничего), но заключаться только потенциально, то акт диалектического мышления состоит именно в переведении этого принципиального содержания в актуальность, так что начальное понятие является как некоторое зерно или семя, последовательно развивающееся в идеальный организм.

      Под анализом я разумею такое мышление, которое от данного конкретного бытия восходит к первым общим началам.

      Под синтезом я разумею такое мышление, которое, исходя из различных сфер конкретного бытия через определение их внутренних отношений, приводит к их высшему единству.

      Из этих трех диалектика есть по преимуществу метод органической логики, анализ - органической метафизики, а синтез - органической этики"10.

      Из других русских философов, внесших вклад в разработку диалектики, следует отметить Н. А. Бердяева, который в своей философской автобиографии "Самопознание" пишет о том, что с работами Канта и Гегеля познакомился очень рано, в возрасте 14 лет. Привлекали его и работы Шопенгауэра. Но далее Бердяев пишет: "...Острота ума всегда представлялась мне связанной со знанием противоположностей, а, значит, и видением зла. Поэтому даже гениальные монистические системы заключают в себе что-то наивное. Гегеля спасает диалектика, борьба противоречий"11. И хотя Бердяев неоднократно подчеркивал, что в философии он анархист, что ему присуща малая способность к анализу и к дискурсивному развитию мысли, тем не менее он высказал немало диалектических положений. Вот одно из них: "Мысль моя интуитивна и синтетична. Я в частном и конкретном узревал универсальное... Во всем детальном, частном, отдельном я вижу целое, весь смысл мироздания"12.

      Понятие объективации в концепции Н. А. Бердяева очень близко по своему смыслу таким диалектическим понятиям как "опредмечивание" и "отчуждение". И объективация и отчуждение, считал он, враждебны духовности, а именно она является подлинной реальностью для человека. Но дух объективации, по Бердяеву, может быть и разумен благодаря творческим усилиям человека, но при обязательном участии Бога13.

      Н. А. Бердяева следует отнести к другой школе истолкования диалектики. Если В. С. Соловьев в своей основе интеллектуалист, стремящийся поставить разум на службу вере, то такие русские философы, как Н. А. Бердяев, П. А. Флоренский, С. Н. Булгаков, принадлежали к религиозно-иррационалистической традиции. С их точки зрения чувства преобладают над рассудком, а религиозная жизнь не доступна критике с позиций логического мышления. С этой традицией связаны нападки П. А. Флоренского на закон тождества формальной логики, как утверждающий самотождественность, самодостаточность "Я", что якобы порождает эгоизм и атеизм. Отказавшись от закона тождества, считал он, мы принимаем более высокую логику отношения к действительности - "логику" вручения своей судьбы в руки Бога.

      И Флоренский, и Булгаков используют по своей сути диалектический принцип антиномизма (сформулированный еще И. Кантом), но с иной целью: для того, чтобы обосновать положение о неспособности рациональным путем постичь конечные тайны бытия. Булгаков писал, что антиномизм "обнаруживает недостаточность сил человеческого разума, который на известной точке принуждения останавливается, ибо приходит к обрыву и пропасти, а вместе с тем не может не идти до этой точки"14.

      Подводя некоторые итоги, отметим, что диалектические идеи в русской религиозной философии наиболее отчетливо выступают у тех мыслителей, которые принадлежали к интеллектуалистской традиции. Так, В. С. Соловьев ратовал за единство философии, научного познания, художественного творчества, благотворительности и в результате этого пришел к свободной теософии, признанию действия высших идеальных существ на человеческий дух. Можно соглашаться или не соглашаться с выводами философа, но очевидно, что мышление Соловьева было пронизано идеями историзма и развития, тревогой за будущее всего человечества.

      Диалектика присутствует и у тех, кто более склонялся к антиинтеллектуализму (С. Н. Булгаков, П. А. Флоренский), что не помешало им, как, скажем, Флоренскому, внести существенный вклад в физику и технику, в разработку философского символизма и семиотики.
     
 Б. В. КОВРИГИН
Вологда
 
Русская культура на пороге третьего тысячелетия: Христианство и культура. - Вологда: "Легия". - 2001. - 300 с.
Материалы конференции "Русская культура на пороге третьего тысячелетия: проблемы сохранения и развития" (Вологда - Белозерск, 7-9 июля 2000 г.)
 

      ПРИМЕЧАНИЯ
     
      1 Лосев А. Ф. Вл. Соловьев. - М, 1983 (2-е изд. - 1994); Лосев А. ф.: Владимир Соловьев и его время. - М., 1990.
      2 Соловьев В. С. Смысл любви. - М., 1991. - С. 261.
      3 Философский словарь Владимира Соловьева. - Ростов-на-Дону, 1997. - С. 57.
      4 Там же. - С. 68.
      5 Лосев А. Ф. Вл. Соловьев. - М., 1994. - С. 99.
      6 Философский словарь Владимира Соловьева. - С. 79.
      7 Кувакин В. А. Философия Вл. Соловьева. - М., 1988. - С. 10.
      8 Алексеев П. В. Философы России XIX - XX столетий. Биографии, идеи, труды. - М., 1999. - С. 94.
      9 Радугин А. А. Философия. Курс лекций. - М., 1996. - С. 25
      10 Соловьев В. С. Философские начала цельного знания // Соч. В 2-х т. Т.2. - М., 1988. - С. 226-227.
      11 Бердяев Н. А. Самопознание. - М., 1991. - С. 93.
      12 Бердяев Н. А. Указ. соч. - С. 94.
      13 Алексеев П. В. Указ. соч. - С. 99.
      14 Булгаков С. Н. Свет невечерний. - М., 1994. - С. 39.
 
 


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com