Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Праздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Духовная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Древнерусская литература Библия и русская литература Знакомые страницы глазами христианинаБиблия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи


В предверии Нового 2014 года и Рождества Христова на Святой Земле

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): фотолетопись 1887-2010.

 
 
  
 
  
  
  
  
  
 
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
Главная / Библия и литература / Знакомые страницы глазами христианина / Шмелев И. А. / "Лето Господне": замысел и воплощение. Осьминина Е. А.
 
"Лето Господне": замысел и воплощение

24 июня этого года в России будет отмечаться 50-летие со дня смерти Ивана Сергеевича Шмелева. В Москву перенесен прах писателя. Согласно его завещанию, он захоронен в Донском монастыре рядом с могилой отца. Архив русского писателя Ивана Сергеевича Шмелева также возвращен в Россию.
 
На пресс-конференции, посвященной этому событию, президент Российского фонда культуры Никита Михалков, назвал это событие историческим. "На Родину возвращается целый пласт русской культуры. Замечательные произведения Шмелева - это настоящая энциклопедия русской жизни", - отметил он. Самым выдающимся произведением Шмелева Михалков считает "Лето Господне". По признанию режиссера, эта книга, как и другие сочинения Шмелева, повлияли на его творчество, помогая воссоздать в фильмах уклад и духовную атмосферу православной семьи дореволюционной России. Покинув Россию в 20-е годы, Иван Шмелев провел свои последние дни в Париже и похоронен 50 лет назад на русском кладбище в Сен-Женевьев-де-Буа. Большую часть его архива составляет обширная переписка с деятелями русского зарубежья - Буниным, Куприным, Мережковским, Ильиным и др., а также с такими деятелями мировой литературы как - Томас Манн, Ромен Ролан, Редьярд Киплинг. Личный архив писателя, включающий также неопубликованные произведения и дневники, насчитывает более двух тысяч документов. Архив Шмелева, хранившийся у его внучатого племянника в Безансоне, передан Российскому фонду культуры и будет открыт для свободного доступа. ИТАР-ТАСС / Православие 2000

Как возник замысел "Лета Господня?" Оказавшись в эмиграции в 1922 году, И. С. Шмелев первое время писал исключительно о Красной России, о том, что там произошло: красном терроре, голоде и беззакониях. Прежде всего, в своей эпопее "Солнце мертвых", 1923 г. Но уже в 1925, в письме к П.Б. Струве, он обронил: "В записях и в памяти есть много кусков, - они как-нибудь свяжутся с книгой (в параллель "Солнцу мертвых"). Может, эта книга будет - "Солнцем живых" - это для меня, конечно. В прошлом у всех нас, в России, было много ЖИВОГО и подлинно светлого, что быть может навсегда утрачено. Но оно БЫЛО. Животворящее, проявление Духа Жива, что, убитое, своей смертью, воистину, должно попрать смерть. Оно жило - и живет - как росток в терне, ждет..." Это писалось по поводу цикла "Океан", где образ прошлой России впервые возникает у Шмелева, и возникает как противоположность и России красной, и чужой Франции.
 
В первом очерке, с которого Шмелев начал писать "Лето Господне", тоже есть это противопоставление: России и Франции (Эйфелева башня, снег во Франции...). Это очерк "Наше Рождество. Русским детям", опубликованный 7 января 1928 года и впоследствии ушедший в середину первой части книги. Начинается он с обращения к мальчику - крестнику и родственнику Шмелева, Иву Жантийому. Ив буквально заменил Шмелевым расстрелянного сына, писатель рассказывал ему о былом, о Горкине, о детстве своем, о праздниках. С этих рассказов непосредственно и началось "Лето Господне". Но в газете и впоследствии в книге - он рассказывал о былом не только Иву, но и всем детям эмиграции, воспитывающимся в чужой Франции, когда за границей лежала не менее чужая красная Россия, Шмелев хотел рассказать о России истинной. "Воспитать русских детей в духе русской культуры" - главная задача русской эмиграции, так считали крупнейшие русские писатели, артисты, художники, ученые. Или, как писал сам Шмелев о русских детях: "Им мы должны отдать хранимую Россию, нетленный ее в нас облик".

Каков он, "нетленный облик" России? Об этом Шмелев пишет в многочисленных публицистических статьях начала двадцатых годов: "Душа Родины", "Крушение кумиров", "Христос Воскресе", "Убийство", "Пути мертвые и живые". Во всех статьях он говорит о Родине, России, отыскивающей правду: "Какую правду? Давнюю, что залегла в сердце Христовым Словом, принесенным на берега Днепра неистовому и светлому народу".
 
Православие - как душа Родины - вот о чем пишет Шмелев. И идеал для него, говоря словами его ближайшего друга и единомышленника И.А. Ильина: "Богу служащей и потому священной Родины". Такой идеал он и рисует в своей книге перед русскими людьми, русскими детьми; чтобы у них было что помнить и впоследствии возрождать. Он дает начальные сведения о вере православной в доступной для усвоения форме. Сказ от лица маленького героя - великолепно найденное художественное средство; в первых (по времени написания) главах еще слышны интонации взрослого человека, который постепенно исчезает и заменяется ребенком-рассказчиком. Маленький ребенок видит своими чистыми, незамутненными глазами мир правильно - и этот мир, праздники, для нас важнее, чем сам ребенок. Этот мир - предмет изображения Шмелева - богослужение годового круга и его отражение в жизни верующих. Здесь описывается пять из двунадесятых праздников, Пасха, Святки и Великий Пост.
 
Главы писались и публиковались в газетах в ином порядке, чем в книге: под определенный праздник; но в отдельном издании Шмелев поставил вперед Великий Пост. С идеи покаяния начал свою "русскую эпопею". Он включает в текст отрывки из тропарей праздников, стихир, кондаков, псалмов; устами наставника Горкина объясняет каждый праздник. Отрывки из "Великого канона" св. Андрея Критского, из Евангелия. Шмелев рассказывает о церковных службах, порядке богослужения в определенный праздник (например, в Троицын день), об убранстве церкви в Великий Пост, Троицу, в Преображение Господне. Эмигрантский богослов А.В. Карташев носил Шмелеву из библиотеки Духовной Академии десятки томов, а Часослов, Октоих, Четьи-Минеи и Великий Сборник писатель купил себе сам. Он рассказывает и о благочестивых обычаях мирян, о куличах и пасхах, "крестах" на Крестопоклонной неделе, "жаворонках"...
 
Шмелев написал своеобразный "месяцеслов" и энциклопедию замоскворецкой жизни", закончил публиковать свои очерки в конце 1931 года, и в 1933 в Белграде вышла книга "Лето Господне. Праздники". И уже в апреле 1934 в газетах снова, под определенный праздник, начинают появляться очерки с теми же героями в той же обстановке. Это вторая часть книги: "Радости-Скорби". И если мы попытаемся установить ее внутреннюю хронологию, то увидим, что "Радости" как бы перекрывают "Праздники" - в первых действие происходит с февраля 1879 по март 1880, а во вторых оно начинается снова в марте 1879 и заканчивается октябрем 1880. Здесь также есть и Рождество, и Великий Пост. Понятно, что Шмелев печатал свои очерки под праздник, в газете; но почему он составил из них вторую часть книги? И объединил ее с первой ("Богомолье"-то, с теми же героями, но с другим сюжетом - он издал отдельно!)? И какова тогда общая идея "Лета Господня. Праздники. Радости. Скорби"?
 
Здесь мы вступаем уже в чистую область гипотез, и строить наши рассуждения, увы, можем пока только на основании текста - архивных материалов у нас нет. Сравнивая "Праздники" и "Радости-скорби", мы увидим, что на самом деле, они весьма отличаются друг от друга. В первой части рассказывается, так сказать, об общих, "всенародных" праздниках, во второй - появляются праздники семейные и радости семейные. (Эта часть ближе автобиографическим романам Бунина, Куприна, Зайцева). Здесь есть главы: "Именины" (отца), "Михайлов день" (именины Горкина, в газете под названием: "День Ангела. Михайлов день"). Главы "Ледоколье", "Петровками", "Ледяной дом" - так сказать, бытовые очерки, о трудовых буднях. Глава "Говенье" посвящается внутреннему миру мальчика, а в главах "Донская", "На Святой", "Москва" описывается Москва (в "Праздниках" она дана подробно только в "Троицыном дне"). Фокус как бы смещается: с общего на более частное, на личное. "Радости-Скорби" - это часть о жизни отдельного человека, и внутренний сюжет ее: предчувствие, предопределение смерти отца, его болезнь и кончина.
 
В книгу не вошли те газетные очерки, где речь идет о сравнении русских и иностранцев ("Мартын и Кинга", "Незабываемый обед"), и о предвестниках будущей красной России ("Лампадочка", "Страх"). Здесь гораздо больше чувствуется и личность маленького рассказчика: его размышления, переживания, его страшное горе. Все это связано с жизнью самого писателя в эмиграции. Если первая часть "Лета Господня" совпадает с его обшественно-публицистической деятельностью, то вторая - с более глубоким погружением в собственную религиозную жизнь. В 1934 году он исцеляется от мучившей его болезни - накануне операции, по горячей молитве преп. Серафиму Саровскому. Смерть жены делает Шмелева мистиком. Сильное впечатление производит на него бомбежка в оккупированном Париже, когда в комнату к нему влетел бумажный образок Богоматери. Он начинает вглядываться в собственную жизнь, прозревая в ней некий промысел; готовится к смерти, и - не боится ее. Приведем здесь воспоминания одного из друзей Шмелева, Ю.И. Лодыженского: "Однажды после всенощной, мы остановились с Шмелевым в вечернем полумраке нашего прекрасного Женевского храма (это 1947-48 год. Е.О.), перед особо почитаемой иконой "Скоропослушницы". Иван Сергеевич долго молчал. Мне казалось, что он запечатлевает в своей душе только что пережитое во время богослужения. Шмелев, пристально всматриваясь в икону, произнес: "ВСЕНОЩНАЯ... близится ночь, она приветствуется и освещается". Вернувшись домой, я записал эту фразу, но не мог, конечно, запечатлеть того совершенно особенного тона, которым сказал ее писатель. Мне подумалось, что фраза эта относится не только к ночи, сменившей день, но и к другой ночи - смерти, приближение которой Шмелев ощущал все более явственно и соответствующе настраивал свою душу". Все эти личные, духовные переживания и отразились на страницах "Радостей-Скорбей" (законченных в 1944).
 
Какие таинства описываются здесь подробно? Исповедь, елеосвящение (соборование) - подробнейшим образом. Много цитируется "Канон молебный при разлучении души от тела", церковная служба по усопшему. Путь и судьба души отца после смерти - вот главное, что беспокоит мальчика в его горе. И Горкин, утешая, говорит о том, что отец был добрый человек, что за него молельщиков много, что он исповедался, причастился, приготовился к смерти - смерть ему не страшна.
 
Страшно не страдание, а грех - эта мысль присутствует и в "Богомолье". И тут две части: "Праздники" и "Радости-Скорби" - смыкаются, соединяются. Если первая рассказывает об основах православной веры, о том, как жить по ней в мире, то вторая - о том, как умереть, как достойно приготовиться к смерти. И о том, что с верой не страшна даже самая страшная вещь в жизни - смерть. В главе "Крестопоклонная" Горкин говорит: "Православная наша вера, русская... Она милок, самая хорошая, веселая! И слабого облегчает, уныние просветляет, и малым радость". И потому такая, казалось бы, скорбная книга - "Лето Господне" - оставляет светлое, радостное впечатление. Она для многих современников Шмелева служила утешением, облегчением в скорбях. Как писал Карташев: "У людей на ночном столике, наряду с молитвословом и Евангелием лежат томики "Лета Господня"; как прежде лежали "Жития св. " Димитрия Ростовского".
 
Осьминина Е. А. (ПСТБИ, Москва)
2000 г.
 


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com