Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты О проекте Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Общие исторические обзоры История христианства на Святой Земле Христианство и другие религии в фокусе политики Библейская история, археология и Святая Земля Письменные источники по истории Святой Земли История Святой Земли и христианства в преданиях и жизни других странБиблейские места, храмы и монастыри Праздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Духовная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Журнал. (Электронная версия) Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
Людмила Максимчук (Россия). Из христианского цикла «Зачем мы здесь?»
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалерея
Православные паломники на Святой Земле в октябре-ноябре 2017 года

Святая Земля в 2016-2017 годах
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
Летопись византийца Феофана. (Продолжение 6)
 
ОТ ДИОКЛЕТИАНА
 
ДО ЦАРЕЙ МИХАИЛА И СЫНА ЕГО ФЕОФИЛАКТА
 
л. м. 6217, р. х. 717.
При Григории папе Рим. 1 год.
В сем году нечестивый царь Леон начал говорить о уничтожении святых и досточтимых икон. Узнав о сем Григорий, папа Римский, лишил его податей в Риме и прочей Италии и писал поучительное послание, что царю не должно вмешиваться в дела веры и изменять древние учения церкви, постановленные святыми отцами. В том же году наводнение потопило город Эдессу и многих жителей истребило.
л. м. 6218, р. х. 718.
В сем году Масальма воевал Кесарию Каппадокийскую. В Сирии произошла великая смертность, и верблюды первого аравийского советника сгорели в церкви святого Ильи. Мавия, сын Исама, имел поход в римские земли, и обошедши их возвратился. В том же году индиктиона 9-го во время лета огненное дыхание, как из печи, воскипело между островами Тирасом и Тирасием из глубины моря и продолжалось несколько дней; возгорание мало-помалу сгущалось; появлялись камни от действия огня, и наконец вся масса дыма приняла вид огненный. От сгущения земнородного вещества каменистый накип в виде огромных камней носился около Малой Азии у Лесбоса, Абидоса до самой приморской Македонии, так что все море представляло вид сплошного ноздреватого камня. Среди этого пламени образовался остров новый и пристал к острову Гера, равно как прежде произошли острова Тира и Ти-{295}разия. Это случилось при Леоне, богоборце, который, толкуя в свою пользу гнев Божий, воздвигнул самую бесстыдную войну против святых и досточтимых икон, пользуясь советами и содействием богоотступника Висира, поверенным своего нечестия. Оба они исполнены были невежества и ничему не учились, от чего и родятся все беды. Жители царствующего града, оскорбляясь новым учением, хотели напасть на самого царя, но убили некоторых из царских людей, которые снимали икону Господа с медных ворот великой церкви; и многие за ревность к благочестию были казнены усечением членов, плетьми, изгнаниями и лишениями имений, особенно люди знаменитые и родом, и просвещением. Тогда и училища были закрыты, и благочестивое учение со времен святого и великого Константина поныне владычествующее угасло, а истребителем всех этих изяществ был Леон, усвоивший себе мнения сарацин. При сих обстоятельствах, подвигаемые божественною ревностью, восстали против него и вступили в великое морское сражение соединенными силами жители Эллады и Цикладских островов избравшие себе в вожди и царем некоего Козму; войском предводительствовал Агаллиан Турмарх из Эллады и Стефан. 18 числа апреля 10 индиктиона они приплыли к царствующему граду, но в сражении с византийцами побеждены посредством искусственного огня, которым сожжены корабли их. Одни из них потонули на самой глубине, в числе их утонул и Агаллиан во всеоружии. Оставшиеся в живых прибегли к милости победителя. Козма и Стефан потеряли свои головы. Тогда нечестивый Леон с своими единомышленными еще более укрепился во злобе своей, чтобы увеличить гонение на благочестивых. После летнего поворота, 10 индиктиона, после несчастной победы над сокровными единоплеменниками, против Никеи Вифинской устремилась туча сарацинов под предводительством двух эмиров: впереди шел эмир с пятнадцатью тысячами легкого войска и окружил город, не принявший никаких предосторожностей; Мавия следовал за ним с другими восьмидесятью пятью тысячами, но после долгой осады и истребления части стен, прилежащих к храму досточтимых святых отцов не победили града, по богоугодным молитвам к Богу; там и ныне сохраняются их досточтимые облики, почитаемые всеми единомышленными. Некто Константин, воин Артавазда, увидев стоящую икону Богоматери, бросил в нее камнем, сокрушил ее, и падшую попирал ногами; в видение узрел он Владычицу, которая, предстоя, говорила ему: храброе, очень храброе дело ты сделал против Меня! Ты сделал {296} это на главу свою. Наутро, когда сарацины подошли к стене и началась битва, храбрец воин взбежал на стену, и вдруг, несчастный, был сражен камнем, пущенным из машины, который сокрушил и голову его, и лицо, и он получил воздаяние достойное за свое нечестие. Сарацины со множеством пленных и с великою добычею возвратились; и в этом случае показал Бог нечестивому, что неприятели отражены не благочестием его соплеменников, как он хвалился, но по какой-то божественной причине и по неисповедимым судьбам; такая сила аравитян отражена заступлениями святых отцов того града ради их точнейших ликов, чтимых в том граде, к обличению и неумытному осуждению тирана и к утверждению православных. Нечестивый не только обманывался в относительном поклонении досточтимым иконам, но и в заступлении пресвятой Богородицы и всех святых; проклятый ругался над мощами их, как делают учители его аравитяне. С этого времени он бесстыдно обращался с блаженным Германом, патриархом Константинопольским, ругал всех царей, прежде его бывших и архиереев, и все христианские народы, как идолопоклонников по поклонению их святым и честным иконам; между тем сам по неверию своему и великому невежеству не вмещал в себе слово о сем относительном поклонении.
л. м. 6219, р. х. 719.
В сем году Мавия взял крепость Атею и возвратился.
л. м. 6220, р. х. 720.
В сем году 418 сын хагана, владетеля 419 Хазарии, ходил войною против Мидии 420 и Армении, и нашедши здесь 421 Гараха, вождя сарацинского, убил его со всем его войском, и собравши добычу в Армении и Мидии, возвратился, наведя на аравитян великий ужас.
л. м. 6221, р. х. 721.
В сем году 422 Масалма 423 ходил войною в землю турков 424, и на происшедшем между ними 425 сражении, с обеих сторон пали многие; но Масалма устрашился и бежал по пределам Хазарии 426. В это время беззаконный царь Леон, беснуясь против православной веры, и призвав к себе святого Германа, начал обольщать его льстивыми словами; но блаженный архиерей отвечал ему: слышали мы, что будет истребление святых и досточтимых икон, но не в {297} твое царствование. Царь спросил: а в чье же царствование? Это будет при Кононе, отвечал Герман. Мое имя при крещении истинно было Конон, сказал царь. Да не будет, чтобы в твое царствование совершилось зло сие, говорил патриарх,— предтеча антихриста, истребитель домоправительства божественного воплощения совершит это.— За такие слова тиран прогневался на блаженного, как некогда Ирод на предтечу. Патриарх напомнил ему о присяге, данной при вступлении на престол, что он представлял ему Бога во свидетели не колебать Божью церковь ни в одном из апостольских и Богом данных учений. Но несчастный и тут не устыдился, но ловил каждое слово его и свои примешивая старался как-нибудь поймать его, как оскорбителя величества, и потом низложить с престола, не как исповедника, но как возмутителя; в этом нашел он себе помощника и соучастника в Анастасии, ученике и синкелле Германа, которому дал обещание, как единомышленнику своего нечестия, сделать его преемником и прелюбодеем патриаршего престола. Блаженный, зная его коварный характер и подражая своему Учителю, как к другому Искариоту, ясно и кротко говорил о предательстве его. Видя его в невозвратном заблуждении, когда Герман пришел к царю и Анастасий сзади наступил ему на конец мантии, Герман сказал: не спеши, еще успеешь поездить по гипподрому. Тот смутился и с прочими, которые слышали это, и не понимал этого предречения, которое исполнилось чрез пятнадцать лет и на третьем году царствования гонителя Константина 12 индиктиона и все тогда убедились, что Герман предсказал по божественной благодати. Ибо Константин по низвержении зятя своего Артавазда, и овладевши один престолом, высек этого Анастасия с прочими своими врагами и на гипподроме посадил нагого на осла передом к хвосту ослиному и приказал возить его за то, что он вместе с врагами изгладил имя его и венчал на царство Артавазда, как будет сказано в своем месте. Итак, в Византии, как защитник православного учения подвизался святой и божественный Герман, борясь, как со зверями, с Леоном, который точно соответствовал своему имени, и с поборниками его; в древнем Риме Григорий, муж святейший, апостольский сопрестольник первого апостола Петра, блиставший словом и делом и отложивший от власти Леона и подвластного ему правительства Рим, Италию и все западные страны; в Дамаске Сирийском Иоанн Златоструйный, пресвитер и монах, сын Мансура, превосходнейший учитель, отличавшийся и жизнью, и словом. Леон между {298} тем низвергнул с престола Германа, как подвластного своего; Григорий в посланиях своих к нему ясно обличал его в том, что уже всем было известно; Иоанн с восточными епископами также предал нечестивого анафеме. 7 числа января, 13 индиктиона, в 3 день недели нечестивый Леон собрал совет против святых и досточтимых икон в трибунале 19 советников, на который призвал и святейшего патриарха Германа, надеясь убедить его подписаться против святых икон. Но мужественный слуга Христов не только не поддался ненавистному злонамерению его, но, утверждая слово истины, отказался от епископства, сложил с себя омофор и произнес поучительные слова: если я Иона, то бросьте меня в море. Без вселенского собора не могу изменить веры, государь. После того он удалился в местечко, называемое Платаниум, и успокоился здесь в родительском доме, правивши церковью 14 лет, 5 месяцев, 7 дней. В том же месяце, январе 22 числа, рукоположили Анастасия, лжеименного ученика и синкелла блаженного Германа. По сребролюбию своему он согласился с нечестием Леона и рукоположен в лжеепископы Константинополя. Между тем Григорий, папа Римский, в своих посланиях не признал Анастасия и укорял Леона, как нечестивого, и отложил от него Рим со всею Италиею. Тиран еще с большим ожесточением продолжал гонение против святых икон, и многие церковники, монахи и благочестивые миряне подверглись опасности и пострадали за слово православной веры, и украсились мученическим венцом.
л. м. 6222, р. х. 722.
При Анастасии еписк. Константинопольском 1-й год.
В сем году Масалма ходил войною на Римскую землю, и пришедши в Каппадокию, хитростью взял крепость Харсиан.
л. м. 6223, р. х. 723.
В сем году 427 Масалма ходил войною на Турцию 428, и перешедши за 429 Каспийские врата, испугался и воротился назад.
В том же году 430 царь Леон 431 сговорил дочь хагана, скифского 432 владетеля 433, за сына своего Константина 434, обративши ее в христианскую веру, назвал Ириною 435. Она, научившись божественным писаниям 436, украшалась благочестием, и обличала их нечестие 437. Между тем Мавия, сын Исама, пошел войною на Римскую землю и, дошедши до Пафлагонии, ушел назад с великим пленом. Царь {299} бесился на папу за отложение Рима и Италии, и послал против них сильно вооруженный флот, над которым поставил начальником Манеса, главу Кивирриатов. Но пустой человек постыдился, и флот его потонул в Адриатическом море. Тогда богопротивник еще более бесновался и, следуя аравийскому образу мыслей, наложил поголовные подати на третью часть народа Калабрии и Сицилии. Наследственные же, так называемые дани от святых, первопрестольных апостолов в древнем Риме, простиравшиеся до трех талантов с половиною золота приказал считать в казне; также приказал под строгим присмотром вписывать новорождающихся младенцев мужеского пола, как некогда делал Фараон с младенцами еврейскими; но и самые учители его аравитяне не поступали так с восточными христианами.
л. м. 6225, р. х. 725.
В сем году была великая смертность в Сирии и много народа погибло.
л. м. 6226, р. х. 726.
При Захарии еп. Рим. 1-й год.
В сем году был изгнан в пустыню Феодор, сын Мансура. На небе было знамение огненное и лучезарное. Мавия опустошал Азию.
л. м. 6227, р. х. 727.
В сем году Сулейман, сын Исама, ходил войною в землю Армянскую, но без всякого успеха.
л. м. 6228, р. х. 728.
В сем году Мавия ходил войною в землю Римскую и чрез несколько дней на возвратном пути упал с лошади и умер.
л. м. 6229, р. х. 729.
В сем году Сулейман, сын Исама, пленил многих в Азии, и между прочим взял в плен некоего Пергалима, который называл себя Тиверием, сыном Юстиниана. Исам послал его в Иерусалим, как собственного сына, на устрашение царям с подобающею царскою почестью, с войском, с скипетром, с знаменами, и приказал объехать всю Сирию со всеми почестями, всем на загляденье и на ужас. {300}
л. м. 6230, р. х. 730.
В сем году Сулейман, сын Исама, имел поход в римские земли; взял осадою так называемую железную крепость и отвел в плен Евстафия, сына Мариана патриция.
л. м. 6231, р. х. 731.
В сем году в мае месяце, индиктиона 8, Сулейман ходил войною в Римскую землю, имея войска девяносто тысяч, четыре вождя, над которыми главный был Гамер, который с десятью тысячами легковооруженных воинов делал тайные нападения в разных частях Азии, за ним следовали Мелих и Ватал с двадцатью тысячами конных у Акраина. За ним Сулейман вел шестьдесят тысяч у Тианы Каппадокийской, и сделавши великий плен мужей, жен и скотов безвредно возвратились. Но Мелих и Ватал у Акраины вступили в сражение с Леоном и Константином, побеждены, большая часть из них истреблены острием меча и с обоими полководцами. Шесть тысяч восемьсот из них убежали в Санаду и, присоединясь к Сулейману, возвратились в Сирию. В то же время и в Африке много сарацин побито с полководцем их Дамаскином.
л. м. 6232, р. х. 732.
В сем году, двадцать четвертом царствования Леона тирана и самого преступнейшего сириинина в Дамаске сожжены площади с лавками от жителей Иеры, которые были повешены, а в январе месяце случилось наводнение в Эдессе. В том же году случилось великое и страшное землетрясение в Константинополе 28 числа октября, 9 индиктиона, в четвертый день недели, в восьмом часу, от которого пали церкви и монастыри и погибло много народа. Тогда же у врат Атала пала статуя великого Константина вместе с вратами Атала, и статуя Аркадия, воздвигнутая на столбе Ксиролофа, и статуя великого Феодосия на златых вратах, и стены градские со стороны сухопутной, и во Фракии грады с окрестностями, и Никомидия в Вифинии и Пренест и Никея, в которой сохранилась только одна церковь. Море в некоторых странах выбежало из пределов своих, и землетрясение продолжалось двенадцать месяцев. Царь, видя распадшиеся стены города, объявил народу: у вас нет средств возобновить стены, и потому мы предоставляем это дело {301} нашим правителям, которые соберут с души по златнице. Собравши эту сумму, царь восстановил стены. И после того осталось обыкновение платить с каждого жителя по две краты. По римскому счету это случилось в 6248 году от Адама, по египтянам и александрийцам в 6232, со времени же Филиппа Македонского в 1063 году. Итак, Леон царствовал с 25 марта, 15 индиктиона, по июнь месяц, 9 индиктиона, всего 24 года, 2 месяца и 25 дней. Равным образом и Константин, сын его, наследник и нечестия, и престола его, царствовал с 18 числа июня, 9 индиктиона, по 14 число месяца сентября, 14 индиктиона; по Божьему попущению царствовал он 34 года, 3 месяца и 2 дня. В этом году, как уже сказано, 9 индиктиона, 18 числа июня умер царь Леон духовною и телесною смертью, и после него занял престол сын его Константин. Какие бедствия постигли христиан при нечестивом царе Леоне и касательно православной веры, и касательно политического управления, под влиянием его гнусной жадности и корыстолюбия и в Сирии, и в Калабрии и в Крите, отторжение Италии,— следствие его зловерия, глад, болезни, восстания народов, об этом частью умолчу, а главное уже в предыдущем сказано. Впрочем любопытно по порядку обозреть беззаконные дела нечестивейшего и со всех сторон несчастного его сына — дела богоненавистные и превышающие всякую злобу. Мы рассмотрим их со всякою истиною, как пред лицом Бога всевидящего, всенадзирающего и на все смотрящего, будем говорить без излишества для пользы тех, которые и теперь обманываются, и после будут обманываться бедные, неразумные люди в ужаснейшем нечестии беззаконнейшего царя, начиная с десятого индиктиона и первого года его царствования. Этот всегубительный, безумный, кровожадный, лютейший зверь, обративши власть свою к насильствам и беззаконию, с самого начала отступил от Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, от пречистой и пресвятой Богоматери и от всех святых, предался обману волхований, невоздержанию и кровавым жертвоприношениям, смотрел на пометы и на мочу лошадей, радовался всем порокам и демонским названиям, и от самого нежного возраста жил во всех душегубительных занятиях. Когда же он принял власть отца вместе с пороками его, то должно ли говорить, каким гнусным делам этот сквернейший человек предался сначала, и до какого яркого, высокого пламени простер их? Христиане, видевши это, почти пришли в отчаяние; и за жестокость его от начала все возненавидели его; они обратили взоры свои на Артавазда дворцового начальника графа Опсикийского и зятя {302} его, за которым была царская сестра Анна, и хотели отдать ему, как православному царский престол. В сем году Исам, вождь аравийский, избил всех пленных христиан во всех городах его владычества, причем пострадал и Евстафий блаженный, сын Марина знаменитого патриция. Несмотря на все принуждения, он не отрекся от истинной веры, и в знаменитом городе месопотамском Харане оказался истинным мучеником, где святые мощи его благодатью Божьею производят всякие целения; но и многие другие в мученичестве пролили кровь свою за Христа.
л. м. 6233, р. х. 733.
При Константине царе Римском 1-й год.
В сем году по судьбам Божьим и по множеству наших прегрешений воцарился Константин, гонитель отеческих преданий. В июне месяце 27 числа, десятого индиктиона, вышедши в поход против аравитян в страны Опсикийские, остановился в Красе. Артавазд между тем с войском своим Опсикийским стоял в Дорилее, и оба с подозрением смотрели друг на друга. Константин послал к нему и просил его прислать к нему детей своих, чтобы полюбоваться лицезрением их, как своих племянников, а цель его была, чтобы удержать их под стражею. Тот, проникши коварство его и не имея никакой надежды, зная притом чрезмерную злобу его, переговорил с войском, убедил его и устремился против него со всею силою и встретивши патриция Висира, преданного аравитянизму убил его мечом. Константин же, нашедши оседланную лошадь, сел и уехал в Аморий, и прибежавши к легиону восточному, которым предводительствовал тогда Лонгин, нашел здесь спасение, и привлек их на свою сторону великими обещаниями. Тогда же послал он к Сисинику, военачальнику Фракийского легиона и убедил его быть своим сподвижником. Отсюда произошли страшные междуусобия и вооружения между подданными, когда с каждой стороны свой царь был провозглашен. Артавазд писал обо всем Феофану патрицию и правителю Константинополя чрез тайного советника Фалассия. Расположенный к Артавазду, он собрал народ в огласительных залах великой церкви, и посредством писем и чрез Фалассия, читавшего те письма, уверил всех, что царь умер, и Артавазд провозглашен царем всеми легионами. Тогда весь народ с Анастасием, лжеименным патриархом, предал проклятию Константина, изгладил имя его, как изверга, безбожника; {303} единогласно определили убить его, как избавившиеся от великого зла и провозгласили Артавазда царем, как православного поборника божественных учений. Леонут тотчас послал своего сына, начальствовавшего Фракийским войском к Никифору, чтоб он послал свое войско к охранению города. Этот, затворивши городские ворота, и поставивши стражу, захватил всех преданных Константину, высек, обрил им головы и посадил под стражу. Артавазд между тем с опсикийским войском вступил в город, тогда же вступил в Хрисополис и Константин с друмя легионами фракийским и восточным, но без успеха отступил и провел зиму в Амории. Тогда Артавазд воздвигнул святые иконы во всем городе. Но аравитяне, взирая на эту междуусобную брань, собрали великий плен в римском царстве под предводительством Сулеймана. Анастасий же, лжеименный патриарх, взяв честные и животворящие древа, клялся пред народом: клянусь пригвожденным к сим древам, так говорил мне царь Константин, что он не верит в сына Божия, рожденного Мариею, именуемого Христа, а почитает Его простым человеком, и Мария родила Его, как меня родила мать, моя. Слыша это, народ изгладил имя его.
л. м. 6234, р. х. 734.
При Стефане еп. Антиох. 1-й год.
В сем году умер Исам, вождь аравитян. Когда святейшая церковь Антиохийская 40 лет вдовствовала, и аравитяне не позволяли производить там патриарха, то этот Исам полюбил монаха сирианина, по имени Стефана, человека необразованного, но благочестивого, и сказал восточным христианам, если они хотят иметь патриарха, пусть изберут себе Стефана. Они, почитая сие за мановение божественное, рукоположили его на трон Феопилиса; и с тех пор от сарацин не было в этом запрещения.
В том же году овладел властью над аравитянами Валид, сын Исама. К нему послал просить помощи Константин оруженосца своего Андрея, Артавазд — Григория счетчика. Случилось и великое бездождие, и землетрясение по местам, так что в пустыне Савской гора сталкивалась с горою, а селения провалились. В то же время Козма, патриарх Александрийский обратился к православию со всем городом из ереси монофелитов, господствовавшей в Александрии со времен Кира, епископа Александрии при Ираклии. Гамер со множеством аравитян ходил войной на римские земли, и с великим пленом возвратился; на небе явилось знамение со {304} стороны севера в июне месяце. Валид приказал отрезать язык святейшему митрополиту Дамаскскому за то, что он торжественно обличал нечестие аравитян и манихеев, и сослал его на заточение в счастливую Аравию, где он до конца жизни своей свидетельствовал о Христе и ясно исправлял божественную литургию, как свидетельствуют те самые, кои слышали совершение божественной литургии. Подражатель его и соименник Петр, поборавший в те же времена против Маюмы, сделался добровольно мучеником за Христа. Однажды одержимый болезнью, призвал он к себе начальников аравийских, как друзей своих, потому что при взимании податей он исправлял должность писца, и говорил им: за посещение ваше получите вы мзду от Бога, хотя вы друзья неверные; но хочу вас иметь свидетелями следующего моего завещания: всяк неверующий во Отца, и Сына, и Святого Духа, в единосущную и живоначальную во единице Троицу, ослеплен есть душою и достоин вечного наказания. Таков и Муамед, лжепророк ваш, и предтеча Антихриста. Итак отстаньте от бредней его, или поверьте мне, свидетельствующемуся и небом, и землею. Желаю ныне, как друг ваш, чтоб вы не подвергались вместе с ним наказанию. Слушая его, богословствующего таким образом, они пришли в удивление и ярость, но подумали, что он ослабел от болезни и пришел в сумасшествие; потом он выздоровел, еще громогласнее начал кричать: анафема Муамед и бредни его, и все верующие в них. И тогда он был изрублен мечом, и оказался мучеником. Его почтил похвальным словом преподобный отец наш Иоанн достойно названный Златоточивым; по цветущей в нем благодати духовной и в слове, и в жизни истинно златоточивой, которого нечестивый Константин ежегодно предавал проклятию за чрезмерное его православие, и вместо отческого названия его Мансур, т. е. искупленный, называл его Мансирем, что по иудейскому смыслу значит: новый учитель церкви.
В том же году в месяце мае Артавазд, пришедши в страну Опсикийскую, занял с войском своим Азию и делал опустошения. Константин, узнав об этом, двинулся против него, настиг его при Сардесе, когда тот возвращался из Келвиана, сразился, обратил его в бегство и преследовал до Кизика; Артавазд, прибывши в Кизик, сел на быстрый корабль, искал спасения в Константинополе. В августе месяце того же 11 индиктиона Никита, отдельный военачальник, сын Артавазда, при Модрине сразился с Константином, и обратился в бегство, убил патриция Тиридата, храброго {305} армянского военачальника, брата Артавазда со многими другими отличными военачальниками. С обеих сторон потеря была немаловажная, и со стороны армян и союзников их, сражавшихся против войск восточных и фракийских защищавших Константина. Сам злоначальник диавол воздвиг в сии времена столь великое ожесточение между христианами, и такие междуусобные кровопролития, так что дети без пощады убивали родителей, братья братьев, и без милосердия возжигали взаимные между собою возмущения.
л. м. 6235, р. х. 735.
При Валиде вожде аравитян 1 год.
В сем году 438 явилось знамение на севере, и по местам падал прах; случилось и землетрясенье при Каспийских воротах. Валид убит аравитянами апреля 16 в 5 день недели, правивший один год, и после него принял начальство Изид Липс (скудный), который, расточивши много денег, овладел Дамаском и получил согласие на правление свое от аравитян Дамаска, Персии и Египта. Маруам, сын Муамеда, управлявший Армениею, услышав о сем пришел в Месопотамию, повидимому защищать детей Валида, и противостать Изиду. Чрез пять месяцев умер Изид, оставя брата своего Авраима наследником Дамаска. Маруам устремился на него с войском, которое привел из Месопотамии, пришел в Эдессу оттоле в страны Дамаска и Антиливана на поле называемое Гарис. Здесь сразился с Сулейманом при реке Лите, то есть злой, обратил его в бегство, истребивши двадцать тысяч воинов его. Сулейман с немногими бежал и спасся в Дамаске, куда пришедши убил детей Валида, за которых повидимому сражался Меруам, и овладевши многими деньгами, вышел оттоле. За ним пришел в Дамаск Меруам, истребил многих знаменитейших мужей, которые принимали участие в убийстве Валида и детей его, другим отрезал крайние члены, а деньги и все сокровища увез в Харран, город Месопотамии.
Сентября 10, индиктиона 4, Константин пришел в окрестности Халкидона, переправился на фракийские берега, между тем Сисинний военачальник фракийский переправился чрез Абидос и остановился у стены с сухого пути; потом, идя от ворот Харсия до золотых, показался народу и опять возвратился, остановясь у святого Маманта. Между тем жители города начали терпеть недостаток в съестных припасах. Артавазд послал секретаря Афана-{306}сия и Артавазда своего служителя привесть на суднах съестные припасы. Флот Кивериотов, встретивши их за Абидосом, удержал их и привел к царю; припасы роздали по своему войску, Афанасия и Артавазда тотчас лишили зрения. После того Артавазд решился отворить ворота стен с сухопутной земли и дать сражение Константину. При сем сражении артаваздавцы обратились в бегство, много побито, между прочими и Монутес убит. Артавазд, изготовя судна с морским огнем, послал их к святому Маманту против флота Кивириотов и прогнал его. Но в городе терпели сильный голод, и продавалась мера ячменя по двенадцати монет, овощей по девятнадцати, конопли и бобов мера по восьми монет, масла пять литр по монете, шестая мера вина продовалась за полмонеты. Народ стал умирать, и Артавазд принужден был отпускать его из города. Но он приказал замечать лица, и тем многих остановил; почему некоторые принуждены были прикрывать свои лица, одевались в женское платье, в монашеский образ, и таким образом могли скрытно уходить. Между тем Никита, отдельный военачальник, собравши свое войско, рассеявшееся до Модрины, дошел до Хрисополиса, и когда начал отсюда отступать, то царь, переправясь, преследовал его и, настигши его в Никомидии, захватил его вместе с Маркеллином, который из епископа сделался куратором, которого велел тотчас же рассечь; отдельного же военачальника в оковах свесил со стены на показание отцу, а 2 ноября в сумерки, приступивши к городу в ворота с сухопутной стороны, внезапно взял его. Тогда Артавазд с патрицием Вактагием, севши на судно, на настоящее время пришел в Опсикий, и удалившись в крепость Пузану, там заключился. Но царь овладел ими и Артавазда с двумя сыновьями его лишил зрения, а Вактагия на звериной садке лишил главы, которую на три дня выставил на показ в Милии. Чрез тридцать лет этот злопамятный и немилосердный царь приказал жене его удалиться в обитель Харис, где был похоронен муж ее, выкопать кости его и переносить их в своем платье, и бросать их на кладбище Пелагия, где похороняют насильственно убитых. Какое бесчеловечие! И других многих знаменитых мужей содействовавших Артавазду избил он; бесчисленно многих лишил зрения, иным отсек руки или ноги. Тем, которые с ним вступили в град, даже иноплеменным начальникам позволил входить во все домы и грабить имущество граждан. При этом причинил он граду и другие бесчисленные бедствия. Давая конские игры, приказал вывесть Артавазда {307} с детьми его и с друзьями, связанных, провести чрез ристалище со лжеименным патриархом Анастасием, ослепленным публично и на осле к хвосту посаженным; это был его триумф на конском ристалище, но потом, как единомышленника, постращавши и покаравши опять посадил на троне священства. Сисиния же патриция и военачальника фракийского, который так много содействовал ему к получению престола и разделял с ним все сражения, двоюродного брата своего чрез сорок дней лишил зрения по праведному суду Божьему: ибо помогающий нечестивому впадет в руки его по писанию.
л. м. 6236, р. х. 736.
При Маруане вожде Аравий.— Феофилакт еписк. Антиох. 1 год.
В сем году явилась над Сириею великая комета, и восстал Февис против Маруама, равно и Дахак начальник аруритов. Маруам победил их на пределах Эмесы и истребил 12 тысяч войска их. В том же году Маруам по прошению христиан восточных позволил им рукоположить Феофилакта пресвитера Эдессинского в патриархи на место скончавшегося Стефана Антиохийского, которого всенародными грамотами приказал иметь в почтении всем аравитянам, потому что сей патриарх был украшен духовными дарами, особенно дарами целомудрия. В Эмесе приказал повесить 120 халванов и Аваса, пролившего много крови христианской, опустошившего многие места и пленившего многих, убил в темнице. Маруам для сего послал к нему одного эфиопа, который вошел к нему с мешком негашеной извести и, накрывши им его голову и нос, задушил его, воздавая достойное возмездие чародею, ибо он волшебством своим и призыванием бесов причинил много зла христианам.
л. м. 6237, р. х. 737.
В сем году Сулейман, собравши свое войско, опять сразился против Маруама, но был побежден с потерею 7 тысяч воинов, убежал в Пальмиру, оттоле в Персию. Возмутились также жители Эмесы, Елиополиса и Дамаска и затворили Маруаму города свои. Но он с силою послал сына своего против Дахака, а сам пошел против Эмесы и в четыре месяца взял ее. Дахак пришел с великим войском, но Маруам, сразившись против него в Месопотамии, истребил большую часть войска его и самого убил. Между тем Константин, заняв Германикию, и пользуясь междуусобною вой-{308}ною варваров, послал войско в Сирию и Дулихию. Взявши там на честное слово безоружных варваров, дружественных с отцом его, переселил их в Византию со многими еретиками сирийскими, монофизитами, из которых многие поселившись во Фракии доныне коснея в учении Петра белильщика в трисвятой распинают Троицу. Потом от десятого августа по пятнадцатое продолжалась мглистая тьма. Тогда Маруам одержал победу, занял Эмесу и побил всех родственников и вольноотпущенных Исама: сокрушил также стены Елиополиса, Дамаска, Иерусалима, истребил многих сильных людей, и другим оставшимся в городе отрезал крайние члены.
л. м. 6238, р. х. 738.
В сем году случилось великое землетрясение в Палестине, при Иордане и во всей Сирии января 18 в четвертом часу, и бесчисленные тысячи народа погибли, церкви и монастыри пали, особенно в пустыне около святого града. В том же году заразительная смерть, начавшись от Сицилии и Калабрии, подобно опустошительному пожару проникла в Моновазию и близлежащие острова и в продолжение всего 14 индиктиона наказывала нечестивого Константина и отвращала его от неистовства против святых церквей и досточтимых икон, хотя он, как древний Фараон, остался неисправимым. Та же заразительная болезнь с опухолью появилась в царствующем граде 15 индиктиона. Сначала появилась она неприметным образом, потом на платьях людей и на церковных одеждах появились красные крестики маслообразные и во многом количестве. Горесть и отчаяние овладели всеми по неведению сего знамения: гнев Божий нещадно истреблял не только жителей в городе, но и во всех окрестностях его. Были и видения многим; в исступлении их казалось им, что им сопутствуют незнакомые, страшные лица, которые они приветствовали, как друзей, разговаривали с ними, и другим пересказывали свои с ними разговоры; видели их входящих в домы, в которых они убивали одних, других мечом ранили. И о чем эти очевидцы рассказывали, то так и случалось. При наступлении весны первого индиктиона болезнь увеличивалась, а летом вдруг так разгорелась, что большая часть домов были заперты и некому было похоронять умерших. В этой крайности клали на вьючных скотов по четыре доски, и на них вывозили мертвых. Так же вывозили их на телегах, полагая кучами один на другого. Когда наполнили мертвыми все кладбища и город-{309}ские и загородные, то бросали их в безводные ямы, во рвы, и вскопали большую часть виноградников, даже сады, обнесенные древними оградами, обратили в могилы для людей, и тут еще едва-едва могли удовлетворить сей печальной потребности. Когда почти всякий дом пострадал от такого несчастья за истребление святых икон, произведенное правительством, то вдруг флот агарянский прибыл в Александрию и в Кипр, где тогда находился и римский флот. Но вождь Кивирреотов вдруг напал на них в пристани Керамейской, и заперши устья пристани, из тысячи быстрых кораблей оставил только три, которые спаслись бегством, как говорят.
л. м. 6239, р. х. 739.
В сем году аруриты убили Григория и Маруам вождь аравитян распространил свои завоевания, как я сказал.
л. м. 6240, р. х. 740.
В сем году с восточнейших стран Персии двинулись народы, так называемые хоразаниты и маврофоры против Маруама и всего родства его, из коего со времен Муамеда лжепророка происходили прежние начальники до самого Маруама сына Умайи. Между тем как сарацины по убиении Валида вели между собою междуусобную войну и не давали друг другу покоя, дети Ахима, сына Алимова, также из рода лжепророка, укрывались, как беглецы, по Малой Аравии, потом под начальством Авраима послали своего вольноотпущенника Авумусулима в Хоразан к некоторым начальникам и просили союза с ними против Маруама. Они собрались на совет у некоего Хаттивана, возмутили рабов против господ их и многих побили в одну ночь, и воспользовавшись их оружиями, лошадьми и деньгами, сделались сильными; они разделялись на два племени, на каисинов и иманитов. Амамилим, усмотрев, что их сильнее иманиты, возбудил их против каисинов, истребил их, и, пришедши в Персию с Хаттаваном, воевал против Виндара, и, одержав над ним победу, захватил всех до ста тысяч человек. Потом напал на Ивинувеира, у которого в лагере было двести тысяч человек, также разбил и его, и нашедши Маруама при Забе реке, у которого было триста тысяч воинов, вступил с ним в сражение и истребил бесчисленное множество воинов. Можно было видеть тогда на картине, что один преследовал тысячи, и двое прогоняли тьмы. Маруам, видя столь кровопро-{310}литное истребление своих, пришел в Харран, переправился чрез реку, и за собою истребил мост, наведенный на суднах, и взяв все свои деньги со всем домом, с тремя тысячами своих челядинцев бежал в Египет.
л. м. 6241, р. х. 741.
В сем году маврофоры преследовали Маруама, и после жесточайшего сражения захватили его и убили. Над ними начальствовал Салих, сын Алима, один из тех беглецов, о которых мы говорили, в числе которых находился и Мумуслим. Прочие собравшись в Самарии и в земле Трахонидской по жребию разделили между собою страну, первую часть дали Авулавану, вторую брату его Авделе, третью Иевису Музе; полководцем Сирии сделали Авделу, брата Алимова, а сына Алимова по имени Алима послали править Египтом, Авделу же брата Авулавана, разделявшего с ним его жребий, поставили над Месопотамиею. Этот Авулаван, главный над всеми, избрал своим местопребыванием Персию, куда была перенесена им и столица из Дамаска со всеми захваченными сокровищами, которыми владел Маруам. Оставшиеся сыны и родственники Маруама ушли из Египта в Африку, оттоле чрез пролив ведущий в океан и отделяющий Ливию от Европы, известный под именем Септе, переселились в Испанию, часть европейскую, где и ныне живут, нашедши там своих родственников, еще при Мавии туда переселившихся, и своих единоверцев. Эта для Маруама несчастная война продолжалась шесть лет, и в это время все, знаменитые в Сирии города были лишены своих стен, кроме Антиохии, где главный вождь хотел иметь пристанище. От меча его погибло бесчисленное множество аравитян, ибо в делах военных он был слишком проницателен. Он принадлежал к секте эпикурейцев или автоматистов и занял это нечестие от эллинов, живших в Харране. В январе месяце третьего индиктиона 439 родился сын у царя Константина 440, которого назвал он Леоном 442, от дочери хагана Хазарского 441. В то же время случилось в Сирии землетрясение, и великое и страшное падение; тогда некоторые города совершенно исчезли, иные в половину, иные с горных мест перешли на низменные со стенами и домами и отодвинулись с прежнего места на шесть миль или около того. Говорили очевидцы, что в Месопотамии земля расселась шириною на две мили, и на глубине сей расселины вышла новая земля белее первой и песчаная, и вышло из этой расселины {311} животное, похожее на мула, без малейшего пятна, говорившее человеческим голосом, что из пустынь новый народ нападет на аравитян, что впрочем случилось. В продолжение сего четвертого индиктиона, в праздник святой пятидесятницы, нечестивый царь Константин венчал в цари сына своего Леона чрез Анастасия, лжеименного патриарха и своего единомышленника.
л. м. 6242, р. х. 742.
При Муамеде вожде аравитян 1-й год.
В сем году халкидийцы возмутились против черноризых персов и на пределах Эмесы истреблены до четырех тысяч. Те же персы поступили равным образом в Аравии против каисинов. Когда принесли набальзамированную голову Маруама, то почти все возмущения прекратились. В том же году почил святейший патриарх Антиохийский Феофилакт 29 числа месяца мая.
л. м. 6243, р. х. 743.
При Феодоре епископе Антиох. 1-й год.
В сем году эти новые властелины избили многих христиан, как родственников прежней династии, хитростью захвативши их в Антипатриде Палестинской; в том же году Константин взял Феодосиополис с Милетиною и пленил армян. Феодор, сын викария, родом из Малой Армении, рукоположен в патриархи Антиохийские.
л. м. 6244, р. х. 744.
В сем году надменный своим высокоумием Константин нечестивый делал многие тайные советы против церкви и православной веры, и в каждом городе хитростью преклонял народ следовать его учению в предисловие как бы совершенного своего нечестия, которое потом оказалось.
л. м. 6245, р. х. 745.
В сем году Анастасий не свято правивший престолом Константинопольским умер душою и телом в ужаснейшей болезни, называемой воспалением кишок: он ртом изблевывал свой помет — казнь достойная за дерзость против Бога своего и учителя. В том же году нечестивый Константин собрал заседание из трехсот сорока восьми епископов во дворце Иерии против святых и досто-{312}чтимых икон под председательством Феодосия Эфесского, сына Апсимара и Пастиллы Перга, которые, высказавши свои мнения, в отсутствии всех членов вселенских престолов и Римского, и Александрийского, и Антиохийского, и Иерусалимского, начиная с десятого числа февраля, продолжали до восьмого августа того же 7-го индиктиона. 8-го же августа, когда во Влахернах сошлись враги Богоматери, Константин, взяв за руку Константина монаха, потом епископа Силейского и, помолившись, громогласно сказал: многая лета Константину, вселенскому патриарху. 27-го числа того же месяца царь вышел на площадь с Константином несвятым предшественником и с прочими епископами, и возгласили свою злочестивую ересь пред всем народом, прокляли святейшего Германа, Георгия Кипрского, Иоанна Златоточивого, Дамаскина Мансура, мужей святых и почтенных учителей.
л. м. 6246, р. х. 746.
При Константине еписк. Констант. 1-й год.
В сем году умер Муамед, он же Авулаван, правивши 5 лет. Авделла, брат его, в это время находился в Мекке, рассаднике их злохуления, итак писал он к Авумуслему сохранить для него место власти, поелику он получил тот же жребий. Авумаслим, узнав, что Авделла, сын Али, и брат Салима, отдельного военачальника Сирии, домогается этой власти и идет в Персию, но поелику Авделла ненавидел персов и более расположен был к сирийцам, которые и содействовали ему, то Авумаслим возмутил против него сирийские войска, сразился с ним при Тиане и одержал кровопролитную победу. Но побито более славян и антиохийцев. Авделла спасся только один, и чрез несколько дней просил честного слова у другого Авделлы, брата Муамеда, который с великою поспешностью прибыл из Мекки в Персию, и который, отдавши ему в жилище худой дом, приказал подкопать фундамент его, и таким образом убил. Между тем Авумуслим грозился на аравитян сирийских за то, что они восстали на черноризых и многих истребили в Палестине, Эмесе и в приморье; уже он готовился напасть на них, но Авделла с войском своим остановил его. Раздраженный против Авделлы он с своим войском пошел во внутреннюю Персию; Авделла обольщая его убедительными просьбами и обещаниями, да и самыми символами проклятыми власти своей, папкою и сандалиями лжепророка Муамеда, просил его, чтоб {313} он приблизился к нему на однодневный путь, дабы он мог воздать благодарность, должную как отцу. Обманутый, тот приходит к нему, имея у себя сто тысяч конницы, но когда они остались наедине, Авделла убил его собственными руками. Войска его в тот же день разбежались в разные стороны, хотя прежде были осыпаны многими почестями, таким образом упрочилась власть Авделлы.
л. м. 6247, р. х. 747.
При Авделле вожде Арав. При Павле епископе Рим. 1-й год.
В сем году Никита Илиопольский предан анафеме всею церковью. Царь Константин поселил во Фракии сириян и армян, которых привел из Феодосиополиса и Меметины, и которые составили ересь павликианов. Равным образом и в городе, по недостатку жителей от моровой язвы, поселил целые семейства с островов, из Эллады, из других западных стран и сделал его по прежнему населенным и многолюдным. В то же время болгары требовали новых договоров по причине вновь построенных крепостей. Царь не уважил посланного ими, и они вышли с войском, дошли до великой стены и готовились сделать нападение на город, и с великою добычею и со многими пленными без всякой потери возвратились в свои страны.
л. м. 6248, р. х. 748.
В сем году 9 марта случилось не малое землетрясение в Палестине и Сирии. Аравитяне по ненависти изгнали Феодора, патриарха Александрийского, потому что оклеветали его, будто он всегда письмами уведомляет царя Константина о делах аравитян; впрочем сам Салим назначил местом изгнания его страну Моавитскую — его родину. Тот же Салим приказал не строить новых церквей, не ставить крестов и не говорить с аравитянами о христианской вере. Он имел поход в римские земли с восьмьюдесятью тысяч войска, но, пришедши в Каппадокию, узнал, что Константин вооружается против него, убоялся и возвратился без успеха и не причинив опустошенний, только принял к себе несколько армян, которые приложились к нему.
л. м. 6249, р. х. 749.
В сем году Авделла увеличил налоги на христиан и заставил платить подати даже монахов, затворников и столбников {314} Богу угождающих, запечатал сокровищницы церковные и поручил евреям продавать их, а покупали их люди вольноотпущенные.
л. м. 6250, р. х. 750.
В сем году Константин поработил славян македонских, а других отвел в плен. В то же время некоторые из черноризых персов секты волхвования, дьявольскою прелестью ослепленные, продали свое имение, и голые взошедши на стены, низверглись, думая, что они летят прямо на небеса, и те, которые не вменили ни во что свои имения, падши на землю, сокрушили свои члены. Начальников сего обмана, которых было числом восьмнадцать, Авделла приказал Салиму казнить смертью в Веррое и Халкиде.
л. м. 6251, р. х. 751.
В сем году аравитяне по зависти на короткое время удалили христиан от записок сбора общественных податей, но скоро опять принуждены были поручить им те записки, потому что не могли писать счетов. Они предпринимали поход в Римскую область, взяли много пленных, при Мелане истребили Павла патриция армянского со множеством войска его, привели сорок четыре человека живыми и принесли много голов. Между тем царь ходил войною в Болгарию и когда он находился при Берегаве, в теснинах, то болгары вышли к нему навстречу, побили много воинов его, и между прочими Леона патриция и военачальника Фракийского и другого Леона счетчика гипподрома и много других, овладели их оружием, и с таким бесславием римляне возвратились.
л. м. 6252, р. х. 752.
В сем году произошло замешательство в праздновании Пасхи: православные восточные праздновали ее шестого апреля, но обманутые еретики 13 апреля.
В том же году перенесена глава Иоанна Крестителя и Предтечи из обители Епилейской во храм его при знаменитом городе Эмесинском, и устроена ему рака, где и поныне почитается верными со всяким благовонием, источая целения всем с верою приходящим. В том же году показывалась на восточной стороне комета продолговатая с величайшим блеском в продолжении десяти дней, а потом на западе в продолжении двадцати одного дня. Фео-{315}дор некто Ливанит Сириянин в предместьях Илиополиса при Ливане восстал против аравитян, и во время сей войны много пало с той и с другой стороны. Наконец он обратился в бегство, и бывшие при нем ливаниты все истреблены. Случились и в Африке возмущения и войны, и произошло солнечное затмение 15 августа, в шестой день недели, в десятом часу. В Давеке возмутились некоторые черноризцы, назвали кормилица своего сына первого советника Богом и распространили это учение. Потом вошли в храм, посвященный своему заблуждению, убили стражей теснин до шестидесяти, некоторые из них пришли в Вафасон, взяли много пленных и много денег.
л. м. 6253, р. х. 753.
В сем году касиоты восстали против черноризцев за женщин. Некоторые из касиотов находились случайно в доме, в котором жили три брата, и те хотели поругать жен их. Три брата, проснувшись, убили и закопали ругателей под насыпью. Собрались другие и перебили прочих. Салим коварным образом подослал войско, и напавши на них внезапно перебил многих, а троих братьев повесил. В праздник Пасхи он вошел во время святого служения в православную церковь, и когда митрополит предстоя пред алтарем возгласил: народ твой молит и просит тебя, то его вывели, посадили под стражу, другой вместо его совершил святое служение. Произошел великий страх и если б не укротил его своим образованным нравом и униженными словами, то быть бы великой беде в то время, но это был блаженный Макарий.
В том же году Константин гонитель (засек бичами) на ристалище у святого Маманта засек бичами Андрея, монаха почтеннейшего по прозванию Коливита во Влахернах, который обличал его в нечестии, и называл Валентом новым и Юлианом; Константин даже приказал повергнуть тело его в море, но сестры извлекли его и похоронили на торжище Леокадийском.
л. м. 6254, р. х. 754.
При Константине еписк. Римском 1 год.
В сем году на восточной стороне показалась продолговатая комета, и убит сын Фатимы. Болгары возмутились против своих господ, преемственно происходивших от одного поколения, убили {316} их и поставили в правители мужа злонравного, по имени Телетчина, которому было около тридцати лет. Многие из бежавших славян прибегнули к царю, и он поселил их на Артанане. 17-го числа июня царь отправился во Фракию и послал туда флот по Эвксинскому морю до десяти тысяч судов, из которых каждое тащило 12 лошадей. Телетчин, услышав о сем движении против него на суше и на море, принял в союзники двадцать тысяч из окружных народов и поставив их в укрепленных местах, оградился безопасностью. Царь пришедши, остановился на поле Ангиалском. 30-го же июня, индиктиона 1-го, в пятый день недели, показался Телетчин со множеством войска, начали сражение и долго рубились, наконец Телетчин обратился в бегство. Сражение продолжалось с пятого числа утра до позднего вечера, и великое множество болгар истреблено, многие взяты в плен, иные сами приложились. Царь, восхищенный сею победою, праздновал ее торжественным вшествием в город. Во всеоружении со всем войском вступил он в город при радостных криках народа, влача в ручных цепях побежденных болгар, которых потом приказал гражданам перерубить вне златых врат. Телетчина убили сами возмутившееся болгары с прочими его начальниками и на место его поставили в правители Савина, зятя Кормезия, который давно был государем их. Но поелику Савин тотчас отправил послов к царю и просил мира, то болгары сделали совет и сильно воспротивились Савину, говоря: из-за тебя вся Болгария должна придти в порабощение у римлян. Произошло возмущение и Савин убежал в крепость Мезимврию и приложился к царю. Болгары поставили другого государя по имени Пагана.
л. м. 6255, р. х. 755.
В сем году восстали против Авделлы два брата, начальники пустынь и Варафона, который послал против них войско из восьмидесяти тысяч и истребил их. В том же году 443 турки 444 вышли из-за Каспийских ворот, сделали многие опустошения в Армении и с великою добычею назад возвратились. Некто Козма епископ Епифании, при Сирийской Апамее по прозванию Комантин, когда граждане Епифании сделали донос Феодору, патриарху Антиохийскому на Козму, что он украл святыню, то Козма, не могши оправдаться, отпал от православной веры и сделался единомышленником Константиновой ереси против святых икон. По общему {317} мнению и Феодор, патриарх Антиохийский и Феодор Иерусалимский, и Козма Александрийский с епископами им подчиненными в день святой пятидесятницы по прочтении святого евангелия единомысленно каждый в своем граде предали его анафеме.
В том же году с начала октября месяца сделался великий и жестокий холод не только в нашей земле, но и на востоке, и на севере, и на западе, так что северная часть моря на сто миль 445 от берега превратилась в камень на тридцать локтей 446 в глубину и тоже было от Зикхии 447 и до Дуная, от Куфиса реки до Днестра и Днепра и до Мертвых врат 448, от всех прочих берегов до Мезимврии и Мидии 449. Когда снег выпал на столь толстый лед, то толщина его увеличилась еще на двадцать локтей, и море приняло вид суши, и ходили как посуху, по льду из Хазарии, Болгарии и от других приморских народов не только люди, но и дикие звери, и домашние скоты. В феврале месяце 4-го индиктиона этот лед Божьим велением разделился на куски, подобно горам высоким, которые сильным ветром принесены к Дафнусии и к Иерону, и в тесноте сгустились у города до Пропонтиды и до острова Абидоса, наполнили все море, чему мы сами были очевидцами, всходили на льдину человек тридцать товарищей и там играли. Находились там и дикие звери и домашние скоты уже мертвые. Всякий мог пешком переходить из Софиан в город, от Хрисополиса до святого Маманта и до Галат — и бесрепятственно. Одна льдина выдвинувшаяся ударилась об лестницу Акрополиса и сокрушила ее. Другая, огромнейшая, ударилась об стену, так что за этой стеной и домы потряслись. Эта льдина, которая поднималась выше стен городских, разошлась на трое и таким образом спасла город от Манган до Восфора. Все жители города мужчины и женщины, и дети непрестанно смотрели на это зрелище и возвращались домой с плачем и со слезами в недоумении, что сказать об этом. В том же году в марте месяце видимы были звезды падающие с небес в великом множестве, и все, смотря на это падение их, предполагали скончание настоящего века; при этом были столь великие жары, что пересохли даже источники. Царь призвал патриарха и сказал: какой вред для нас из того, если мы именуем Богородицу Христородицею? Патриарх, обнявши царя, отвечал: помилуй, государь! да не придет тебе и на мысль такое слово: разве ты не видишь, как вся церковь проклинает имя Нестория и предает его анафеме? Царь отвечал ему: я спросил только из любопытства; твое слово кончено. {318}
л. м. 6256, р. х. 756.
В сем году 450 турки опять вторглись в Каспийские врата 451, напали на Иверию, сразились с аравитянами 452, и много погибло с той и другой стороны. Между тем Авделас коварным образом лишил власти Исиса, которому, как выше сказано, выпал третий жребий править за ним. Он, заметивши в нем головную боль в половине головы (мигрень) и головокружение, уверил, что он вылечит его, если он позволит вдунуть себе в ноздри чихательный порошок, который изобретен врачем его, по имени Моисеем, диаконом Антиохийской церкви; а сам этот Авделла убедил подарками диакона приготовить сильнейшее лекарство, и между прочим очень усыпительное. Изевис Муса поверил Авделле, хотя и остерегся от пиршества с ним, опасаясь злонамеренности его, но чихательный порошок принял. Все головные чувства его помрачились, главные действия ума остановились, и он лежал безгласен. Тогда брат, призвавши полководцев и начальников со стороны его, говорил: что вы думаете о своем будущем царе? Они единогласно отверглись от него и дали правые свои руки сыну того же Авделлы Манаму по прозванию Мад; Изивиса же без чувств отнесли домой. На третий день Авделла принял его в дом свой, утешил его величайшими оправданиями и заплатил ему за обиду сто талантов золота.
В том же году Паган, владетель Болгарии, отправил посольство к царю и просил с ним свидания, получил от него честное слово и прибыл к нему с своими Воиладами. Царь принял его в заседании и в присутствии Савина укорял их за беспорядки их, за ненависть к Савину, впрочем по-видимому сохранили мир. Но тайно царь послал в Болгарию и схватил Севера, правителя славянского, который прежде причинил много бедствий во Фракии. Задержан был также Христин, переметчик из христиан, предводитель разбойников, которому в пристани святого Фомы отсекли руки и ноги, потом отдали врагам, и они еще живого взрезали его от пупа до грудной полости для наблюдения внутреннего устройства человека и наконец предали его сожжению. Вдруг царь, выступивши из города, нашел ущелья без стражи по причине притворного мира, прошел Булгарию до Тунзы, и предавши огню их хижины, какие встретил, со страхом возвратился назад, не сделав ничего важного. {319}
л. м. 6257, р. х. 757.
В сем году ноября 20 числа, индиктиона 4, нечестивый, беззаконный царь, неистовствуя против всякого богобоязненного человека, приказал влачить на казнь Стефана, нового первомученика, затворника при святом Авксентии близ горы Даматра. Служители царского невежества, враги христианства, единомышленники его, ученики военных школ и воины прочих отрядов, привязав святого за ногу к корабельному веслу, влекли его от претории до Пелагеи и здесь растерзавши его, бросили честные остатки в яму насильственно убитых, за то, что он привлекал многих к монашеской жизни и научал презирать царские достоинства и деньги. Стефан был для всех мужем почтенным, потому что шестьдесят лет провел в затворничестве и украшался многими добродетелями. Многих начальников и воинов по клевете, что они покланяются иконам, предал разным казням и жесточайшим мучениям. Он обязывал присягою всех в своем царстве не покланяться иконам и заставил даже Константина, лжеименного патриарха, взойти на амвон, и возвысив честные и животворящие древа клясться, что он не принадлежит к почитателям святых икон. Он убедил его из монахов перевенчаться, есть мясо и присутствовать за царским столом при песнях и плясках. Но скоро суд Божий предал его в руки презренного убийцы. Января 21 числа, индиктиона 4, двинулся он против болгар, послал в Анхиал две тысячи шестьсот судов, на которые посадил все легионы. При их приближении к берегам, подул северный ветр, и почти все его силы сокрушились, много войска потопло, и царь принужден был баграми вытаскивать мертвых и похоронять. 17 июля бесславно возвратился он в город, а 21 августа того же 4 индиктиона на гипподроме выставил он на посмеяние и на бесчестие образ монахов, приказал каждому из них весть за руку женщину и таким образом явиться на гипподром, а между тем весь народ плевал на них и делал над ними все ругательства. 25 числа, приведены были на гипподроме знаменитые сановники числом девятнадцать и представлены для зрелища, как злоумышленники против царского величества. Это не правда была. Их подстерегла зависть, как мужей благовидных, сильных и всеми прославляемых. Иных из них убил за благочестие их, за то, что посещали отшельника и прославляли его страдания, из которых важнейшие лица суть: {320} 1-й, Константин патриций и счетчик бега, которого он назвал Подопагуром; 2-й, брат его Стратигий, патриций и начальник ночной стражи; 3-й, Антиох, счетчик бывший гипподрома и военачальник Сицилии, 4-й, Давид, оруженосец, посланный против Визиря, граф Опсикийский; 5-й, Феофилакт Икониатис, первый оруженосец и военачальник Фракии; 6-й, Христофор, оруженосец после патриция Имерия; 7-й, Константин, оруженосец и царский первый воин, сын патриция Вардана; 8-й, Феофилакт, кандидат после Маринакиса и прочие. Царь, выставив их на гипподром, дал повеление всенародно плевать на них и мучить. Двух братьев, Константина и Стратигия, обезглавил на Собачьей площадке (Кинигии), причем весь народ плакал. Царь, узнав это, вознегодовал и приказал высечь и сменить Прокопия, который допустил это; прочих ослепил и послал в заточение, и высылая их, исполненный безумия, приказывал давать им ежегодно по сто ударов воловьими жилами на месте, куда они отсылались. 30 того же августа месяца и того же индиктиона злоименный ожесточился против соименного своего и единомышленного патриарха. Нашедши из числа друзей его некоторых монахов, церковников и светских людей, подговорил их сказать: мы слышали совещание патриарха с Подопагуром против царя; и царь послал их в патриарший дом обличить его. Патриарх запирался; царь приказал им поклясться честными древами, что они точно слышали от него сии оскорбительные слова. После того царь приказал запечатать патриарший дом, а его сослал в заточение в Иерию, оттоль на остров Княжеский.
л. м. 6258, р. х. 758.
При Никите еписк. Константинопольском 1 год.
В сем году умер Авделла с Ивинами от падения башни, в которой был заключен. Между тем эмир Авделлас причинял величайшие бедствия христианам, которые жили под управлением его: он приказал снять кресты с церквей, запретил всеночные молитвы и учиться своей грамоте. Аруриты, так называемые ревнители, сделали восстание в Пальмирской пустыне. Но они оказали всю ненависть свою к церкви, как неверные. Равным образом царствовавший над христианами по неисповедимым судьбам Божьим, подобно неистовому Ахаву израильскому, и неистовством своим превосходя самых аравитян, причинял страшные бедствия всем православным в царстве своем, епископам, монахам, ми-{321}рянам, начальникам и подчиненным, письменно и не письменно всюду объявлял бесполезными заступления Пресвятой Девы Богородицы и всех святых, от которых источается нам всякая помощь, закапывал святые мощи их, истреблял, если только слышал, что где-нибудь для здравия душ и телес наших почиет какой великий святой муж и по обыкновению почитается благочестивыми, тотчас грозил он таковым смертью, как нечествующим, или лишением имения, или изгнанием и истязаниями; а богоблагодатные мощи, как сокровище хранимое, истреблял навсегда невозвратно. То же сделал нечестивый царь с драгоценными мощами всехвальной мученицы Евфимии, погрузил ее в глубину и с ковчегом ее, не терпя видеть ее миродательства на весь народ и обличения своего безумия против святых молитв. Но Бог, соблюдающий кости благоугодивших ему, по писанию, соблюл мощи св. Евфимии невредимыми и паки явил их на острове Лемносе, и в ночном видении повелел взять носимые по волнам и хранить их. При благочестивых царях Константине и Ирине 4 индиктиона они опять с подобающею честью перенесены в свой храм. Враг церквей обратил его в оружейную палату и в скопище нечистоты, но они очистили его, опять освятили в обличение его безбожия и в свидетельство своего благочестия. Чрез 22 года по смерти нечестивого с благочестивейшими царями и с святейшим патриархом Тарасием мы видели это великое и достопамятное чудо, и вместе с ними, как недостойные, благословясь, сподобились великой благодати. 16 ноября месяца, 5 индиктиона, по указу царя рукоположен в патриархи Константипопольские беззаконно Никита, евнух из славян, и случилось такое бездождье, что и роса не падала с неба, и в городе совершенно не стало воды, опустели водоемы и купальни, даже и самые водные источники, прежде беспрестанно текшие. Видя это царь начал возобновлять Валентинианов водопровод, сохранившийся до времен Ираклия, который потом отвели аравитяне. Он вызвал художников из разных стран, из Азии и Понта привел тысячу домостроителей и двести человек каменосеков; из Эллады и с островов пятьсот человек приготовляющих цемент; из Фракии пять тысяч работников и двести гончаров, приставил к ним начальников, надзирающих за работами и одного из патрициев. Таким образом работа окончена и вода проведена в город. Того же пятого индиктиона он назначил военачальниками единомышленных своих, достойных исполнителей воли своей, Михаила Мелиссина в пределах восточных и Михаила Лаханодракона в {322} пределах Фракийских, в Вукелларийские же Манеса, которому имя дано по злобе его. Но кто довольно может описать злодейства их, о которых мы только кое-что скажем в своем месте? Описать подробно все дела их в угождение сильному своему правителю, ни всему миру, думаю, вместить пишемы книгами, если позволено говорить евангельски.
л. м. 6259, р. х. 759.
При Стефане еписк. Римском 1 год.
В сем году октября 6 дня, индиктиона 6, привезли с острова Принципа (Княжеского) лжеименного патриарха Константина. Тиран Константин так жестоко избил его, что он не мог ходить на ногах своих, потому царь приказал его нести на носилках и посадить на приступках великой церкви. При нем находился секретарь с томом бумаг, в котором описана вина его. Весь народ из города по повелению царя был тут собран зрителем; бумаги читались во услышание всего народа; по прочтении каждой главы секретарь бил его в лицо, в присутствии и при глазах патриарха Никиты, который сидел на престоле своем. Потом подняли Константина, поставили прямо на амвон; Никита взял бумаги, послал епископов снять с него омофор и предал его проклятию, и назвавши его скотиопсин (помраченным) вытолкали его в спину из церкви. В тот же день на гипподроме выдергали ему ресницы и брови, выдергали всю бороду и все волоса с головы; потом одели в шелковый без рукавов мешок, посадили на осла наизворот оседланного, за хвост которого он должен был держаться, и вели его чрез малый на великий гипподром, и весь народ и все стороны смеялись и плевали на него. Осла тащил внук его Константин, уже с отрезанным носом. Когда он был посреди двух сторон зрителей, то все сошли с мест своих, плевали на него и бросали пылью. Приведши его к мете, сбросили его с осла и топтали шею его. Потом посадили пред народом и он должен был слушать от них насмешки и ругательства, пока кончились игры. В августе месяце царь послал к нему патрициев спросить: что ты думаешь об нашей вере и о соборе, который мы созывали? Он потерявшись в уме, отвечал: ты прекрасно веруешь и прекрасно созвал синод, а чрез это надеялся он опять снискать его благоволение, но посланные прямо сказали ему: мы только и хотели слышать это из скверных уст твоих; теперь ступай во тьму кромешную, под анафему. По сему приговору он был обезглав-{323}лен на Собачьей площадке. Голову его, привязанную за уши повесили в Милии на три дня для показания народу, а тело привязавши к веслу повергли вместе с насильственно умершими. Чрез три дня туда же бросили и главу его. Вот безумие, жестокость и бесчеловечие, сродное лютому зверю! Не устыдился несчастный святой купели, от которой восприял в объятья свои двух детей его от третьей жены. Он всегда был зверонравен и лют. С этого времени он впал в лютейшее неистовство против святых храмов: тогда же послал он за Петром, почтенным столпником, которого и привели к нему с камня, и поелику столпник не соглашался с учением его, то приказал его связать за ноги, влачить живого по площади, и повергнуть с трупами в Пелагиях. Других сажал в мешки, и привязавши к ним каменья, приказывал бросать в море, ослеплял, отрезывал носы, терзал бичами и вымышлял все роды казней на благочестивых; в самом городе он делал это и сам и чрез единомышленников своих, Антония патриция и начальника военных школ, чрез Петра магистра и посредством войска к этому приученного, а в провинциях посредством вышеупомянутых военачальников. Сам между тем забавлялся музыкою, пиршествами, сквернословием и пляскою вместе с своими приближенными, и если кто упавши, или чувствуя боль, произносил обычные христианам слова: Богородице, помози, или кого заставали на молитве всенощной, или в церкви молящегося, или в благочестии живущего, или не употреблявшего пустых клятв, тех казнили, как врагов царских и почитали отчужденными всех прав и всякого помина. Монастыри и прочие убежища во славу Божью спасающихся обратил в сборные домы для единомышленных своих воинов. Далматскую общежительную обитель в Византии первую отдал в жилище воинам; обители Каллистрата, Дия, Максима и другие домы монахов и девиц приказал срыть до основания. Смертью казнил всех знатных, особенно в войске и при высших должностях, кои были приближены к нему, и разделяли с ним распутства его и все студодеяния, а потом обращались к строгости монашеской жизни, — он боялся стыда для себя от их нескромной откровенности. Так объявил он своим злоумышленником Стратигия сына Подопагуры, к которому привязался, как к юноше прекрасной наружности, ибо по невоздержности своей он любил прилепляться к таковым; но заметил, что сей юноша отвращается его гнусной страсти, и открыл об ней Макарию затворнику святого Авксентия, и ищет средств ко спасению. Он прика-{324}зал убить его вместе с сим затворником, о котором уже сказано. Впрочем он доставлял городу продовольствие всякого рода в это время: ибо, как новый Мидас, любил собирать золото, ограбил земледельцев, и по взысканию податей люди принуждены были продавать дешевою ценою дары Божьи. В это время Никита, лжеименный патриарх, приказал соскоблить все иконы мозаической работы, которые находились в малой таибнице патриаршего дома, и приказал вынесть из великой таибницы иконы резной работы, а прочие лики замарал; то же сделал в обители Аврамия.
л. м. 6260, р. х. 760.
В сем году троеженец царь венчал третью жену свою Евдокию царицею в зале девятнадцати советников 1 числа апреля месяца, индиктиона 7, в субботу, а на другой день, т. е. 2 апреля, в воскресенье св. Пасхи, сделал кесарями двух сыновей от нее Христофора и Никифора, причем патриарх в той же зале совершал молитву и царь возложил на них багряницы и венцы. Тогда же и последнего брата их Никиту сделал светлейшим и облек его в златой плащ и украсил венцом. Потом шли цари до великой церкви, бросая в народ динарии и новочеканенные деньги.
л. м. 6261, р. х. 761.
В сем году в Сирии сделан размен пленных; меняли мужчину на мужчину, женщину на женщину, дитя на дитя. Авделлас приказал брить бороды и волосы носить на голове в поллоктя. Он осаждал Камахон в продолжении целого лета, имея восемьдесят тысяч войска, но без успеха возвратился со стыдом назад. 1-го числа сентября, 8-го индиктиона, Ирина отправилась из Афин, и от Иерии плыла в царствующий град на многих быстрых кораблях и других суднах, украшенных шелковыми материями, и ее встретили и сопровождали знаменитейшие граждане с своими женами; а 3-го числа сентября в церкви Фары патриархом явившимся во дворец совершено обручение царя Леона с тою Ириною. 17-го декабря она в зале дворцовой венчана в царицы, и пришедши в молитвенницу святого Стефана в Дафне приняла брачный венец с Леоном, сыном Константина. {325}
л. м. 6262, р. х. 762.
При Адриане еписк. Римском 1 год.
В сем году делал нападения на римские земли Банакас и многих взял в плен. Римляне с своей стороны вошли в четвертую Армению и ограбили ее. Умер Саулах, и Германикия присоединена к Палестине. В том же году Лаходракон, подражая своему учителю, собрал в Эфес всех монахов и монашенок в области Фракийской, вывел их на поле, именуемое Цуканистирион, и говорил к ним: желающий повиноваться царю и нам пусть облечется в белое платье, и в этот же час женится, а неисполняющие будут ослеплены и сосланы в Кипр. С словом исполнено дело, и в этот день явились многие мученики; но также многие предались гибельной измене, которых принял благосклонно Дракон. Того же 9-го индиктиона, января 14-го, у царя Леона и у царицы Ирины родился сын, которого назвали Константином, хотя еще жив был дедушка его Константин.
л. м. 6263, р. х. 763.
В сем году Банакас опять вторгнулся в земли римские, приблизился от Исаврии к крепости Сике и здесь остановился. Известясь об этом царь писал к Михаилу военачальнику восточному и к Ванесу, военачальнику Вукеллариев и к Варданесу военачальнику армянскому. Они сошедшись заняли путь его — непроходимую теснину. Между тем флот Кивирреотов стал в пристани против крепости с Петром первым оруженосцем и военачальником своим. Банакас не видя себе спасения, ободрил и укрепил дух своего войска, с криком напал на конные отряды, прогнал их, многих убил, и взяв в плен всех окрестных жителей, возвратился с великою добычею.
В том же году военачальник Фракийских стран Михаил Лаханодракон послал побочного своего сына Леона, по прозванию Кулуку, и Леона расстригу игумна по прозванию Куцопалаго продавать все монастыри мужские и женские, и все священные сосуды, и книги, и скот, и все что служило к пропитанию их. Вырученные деньги представил он царю. Книги монашеские и патерики (жизнь описания отцов) предал огню, и у кого находились святые мощи, и те предал огню, а хранившего их казнил. Многих монахов умертвил ударами бичей, и даже мечем, и бесчисленное множество {326} ослепил; у некоторых обмазывали бороду спуском воска и масла, подпускал огонь и таким образом обжигал лица их и головы; иных после многих мучений отсылал в изгнание и наконец в области своей не оставил никого, кто бы носил монашеское платье. Ненавистник добрых, узнавши об этом изъявил ему свое высочайшее благоволение в таких словах: я нашел в тебе мужа по сердцу моему; ты исполняешь все желания мои. В подражание ему и прочие тоже делали.
л. м. 6264, р. х. 764.
В сем году послал Авделлас в Африку Муалавита с многочисленным войском, и Алфадал Варинар сделал нападение на римские земли, и увел пятьсот пленных; но Мофуесты противостали ему, сразились и убили тысячи аравитян. Авделлас между тем прибыл в Иерусалим поститься и приказал класть клейма на руках христианам и иудеям. От чего многие христиане бежали морем в Римскую землю. Схвачены были курик Сергий вне Сики и лагерфаб Сергий в Кипре, как люди царские.
л. м. 6265, р. х. 765.
В сем году в мае месяце, индиктиона 12 453, Константин двинул флот из двух тысяч судов состоящий против Болгарии, и сам сев на русские судна 454 намеревался плыть к реке Дунаю 455, оставив при теснинах конных военачальников, чтоб они, пользуясь оплошностью болгар, вторглись в землю их. Уже он дошел до Варны, и обробел, и хотел назад возвратиться. Между тем болгары, видя его приготовления, и сами обробели, и послали Вула и Цигана просить мира. Царь, увидевши их, обрадовался и заключил мир, и они взаимно клялись: ни болгарам не делать нападения на Римские земли, и царю не вступать в Болгарию ни под каким предлогом. Обе стороны дали друг другу письменные на это обязательства. Царь, оставив охранительные войска из всех легионов в крепостях им построенных, возвратился в город. Октября, 18 индиктиона, царь получил из Болгарии известие от тайных друзей своих, что владетель Болгарии послал 12 тысяч войска под предводительством Воилы, увесть в плен жителей Верзиции и переселить их в Болгарию. Чтоб не показать, что он предпринимает поход в Болгарию, тогда как пришли к нему посланники от владетеля Болгарского, в присутствии их он показывал вид, что готовится в поход против аравитян; почему {327} переправил на другой берег знамена и военные снаряды; отпустив посланников и чрез лазутчиков узнав о выходе болгар, он с поспешностью двинулся с своим войском, к которому присоединил воинов из легионов фракийских и все избранное свое войско и таким образом составил восемьдесят тысяч. Пришедши в местечко Лифосорию, без звука военных труб напал на них, обратил в бегство и одержал великую победу. С великою добычею и со множеством пленных он с триумфом возвратился в город, и во всем блеске вошедши, называл эту войну благородною, потому что никто не сопротивлялся ему, не пролито христианской крови и не убито ни одного воина.
л. м. 6266, р. х. 766.
В сем году с триумфом приведены были из Африки в Сирию двести восемьдесят тысяч голов. Между тем царь, поелику мир с болгарами был нарушен, снова вооружил великий флот, на который посадивши двенадцать тысяч конницы, отправил с ними всех военачальников, сам же, убоявшись остался с своею конницею. Те доплыли уже до Мезимврии, как подул сильный ветр от севера, и едва не сокрушил всего флота; но многие погибли, и он возвратился без успеха. Чериг владетель Болгарии, узнавши, что царь узнает тайные намерения его чрез его домашних, писал к нему: я решился бежать, и у тебя искать убежища; пришли мне честное слово для моего обеспечения, и назови мне здесь верных друзей твоих, на которых бы мог я положиться, чтоб они могли сопутствовать мне. Царь по легковерию написал к нему, и тот, узнавши, всех изрубил. Услышав об этом царь рвал на себе седые волосы.
л. м. 6267, р. х. 767.
В сем году 13 индиктиона в августе месяце царь выступил в поход против болгар, но вдруг по гневу Божию заболел в ногах мучительным карбункулом, к которому присоединилась жесточайшая горячка, по чрезвычайному воспалению самим врачам неизвестная и он возвратился в Аркадиополис на одре, который на плечах несли подданные. Оттоле отправился в Силимврию, и 13-го сентября, 14 индиктиона, при крепости Стронгиле жестокою смертью умер на корабле, громко вопия и говоря: еще заживо я предан неугасаемому огню, и просил молиться пресвятой Деве Богородице, {328} которой был всегда непримиримым врагом. Царствовал он самодержавно по смерти отца своего 34 года, два месяца, двадцать шесть дней, и кончил жизнь свою обагренный кровью многих христиан, и самого Диоклетиана и прочих всех тиранов превзошел призыванием демонов и идольскими жертвами, гонениями на святые церкви и на святую и православную веру, истреблением монахов, уничтожением монастырей и всякими злодеяниями. В том же месяце умер Авделлас, вождь аравитян. Эти два лютейшие зверя столь долго и с равною свирепостью терзавшие род человеческий умерли по Божьему милосердому промыслу. Дети их Леон и Мади приняли их царство. В том же году царь лонгобардов Феодот пришел в царствующий град искать убежища у царя.
л. м. 6268, р. х. 768.
При Леоне царе Рим., при Мади, вожде Арав. 1 год.
В сем году Мади послал Авасвали против римлян с великою силою, который отворил пещеру называемую Кавзис, и освободивши заключавшихся там пленных, с ними возвратился. Между тем царь Леон обратил на добрые дела деньги, оставленные отцом, оказал милости войску и градским жителям, и на короткое время казался благочестивым и любителем Богородицы и монахов; поставил на первейших престолах митрополитов из игуменов, увеличил войска по провинциям и умножил отряды. Начальники провинций, проникнутые сими благодеяниями, со множеством воинов пришли к нему и просили у него в цари сына его Константина, и он, по обыкновению царей отвечал им: сын мой у меня единственный, и я боюсь исполнить ваше прошение, боюсь сам общей участи человечества; а вы воспользуетесь его слабым возрастом, умертвите его и выберите другого. Они с клятвою убеждали его, что не будут иметь другого царя кроме сына его, если даже Богу угодно будет прекратить жизнь его. Народ неотступно просил об этом с Вербного воскресенья до великой пятницы, собирался на гипподроме с тою же просьбою, и в святую пятницу он приказал им присягнуть и все войско присягнуло на честных и животворящих древах, и легионы, и сенат, и внутренние отряды, и все граждане, и мастеровые, не принимать другого царя кроме Леона, Константина и семени их и собственноручно все подписали письменную присягу. На другой день, то есть, в святую субботу, царь пришел в залу 19 председателей (советников) и про-{329}возгласил светлейшим брата своего Евдокима, ибо Анфима другого брата еще отец при жизни своей жаловал сим названием. Потом царь с двумя кесарями и светлейшими и с юным Константином имел шествие в великую церковь, и переменив одежду, по обыкновению царей, взошел на амвон с сыном своим и патриархом. Войско входя полагало на святой трапезе свои письменные присяги и царь говорил к ним так: вот, братья, исполняю ваше прошение и даю вам в цари моего сына; вот вы принимаете его от церкви и из руки Христа. Они воскликнули громогласно: поручись за нас, Сыне Божий, что мы от руки Твоей принимаем господина Константина в цари, чтобы охранять его и умирать за него. На другой день, то есть, в великое воскресение пасхи 14 индиктиона, при первой заре царь с патриархом вышел на гипподром; принесли антиминс, и в присутствии всего народа патриарх совершил молитву и царь венчал сына своего; потом два царя с двумя кесарями и с тремя светлейшими шли в великую церковь. После шествия царей, шла и царица Ирина; пред нею пажи несли скиптры; в медные врата вошла она в оглашаемую часть церкви и не восходила на средину амвона. В мае месяце того же индиктиона оклеветали пред царем брата его Никифора кесаря, будто он приготовляет против него злоумышление с некоторыми оруженосцами, постельничими и другими придворными; и царь, имевши тайный совет в Мангавре, предложил сей донос на рассуждение народу, в котором все единогласно воскликнули, тотчас отдалить обоих, и всегда клятвопреступные не вспомнили, что клялись отцу их по смерти его не потерпеть, чтобы детей его обижали. Царь 456 высек злоумышленников 457, остриг и сослал в страны Херсона под стражу и для безопасности.
л. м. 6269, р. х. 769.
В сем году сделал нападение на римские земли Утмас, сын Каса и с пленниками обратился назад. Цериг владетель Болгарский прибегнул к царю, который сделал его патрицием и выдал за него двоюродную сестру Ирины жены своей, восприял его от святой купели; воздал ему великое почтение и великую любовь.
л. м. 6270, р. х. 770.
В сем году Утмас стоял при Дабеке и произвел возмущение. Царь Леон отправил свои войска в поход, и сто тысяч их пришли в Сирию под предводительством Михаила Лаходракона {330} Фракийского, Артавазда армянина военачальника восточного, Тацана Вукелларийского, Каристиротцы Армянина и Григория сына Музалакия Опсикийского. Они окружили Германикию, где тогда находился Исваали, дядя Мади; они захватили всех верблюдов его, и взяли бы Германикию, если б Исваали не подкупил дарами Лаханодракона, который отступил от крепости, грабил окрестности, и с пленными еретиками сирийскими яковитами возвратился в лагерь. Утмас послал войско и эмиров к Дабеку, где произошло сражение между ними и римлянами; пять эмиров и две тысячи войска аравитян, как говорят, истреблены. В пятницу римляне отступили, а пришли они в воскресенье. Царь посадил Манюуму вместе с сыном своим в Софианах, и таким образом военачальники его праздновали свои победы. Сириян еретиков поселил он во Фракии.
л. м. 6271, р. х. 771.
В сем году Мади, вождь аравитян, рассердился, и послал Асана со множеством черноризцев сирийских и месопотамских, которые дошли до Дорилая. Между тем царь приказал своим военачальникам не давать общего сражения, но охранять только крепости, и выводить войско только для предосторожности; для сего послал лучших военачальников, которым приказал употреблять в дело только три тысячи отборнаго войска и за ними посылать помощь, чтоб выход их не остался напрасным; они должны были выжигать пастбища скотов, и где какие найдутся съестные припасы, аравитяне стояли в Дорилае семнадцать дней, наконец начали терпеть во всем недостаток и потеряли своих животных. Потеря их была великая. На возвратном пути окружили они Аморию, простояли целый день, но видя ее укрепленною и с сильною защитою, возвратились восвояси.
л. м. 6272, р. х. 772.
При Павле епископе Константин. 1 год,
В сем году Мади, вождь аравитян, приступил к Дабеку с великою силою и вооружением, сына своего Аарона послал в римские земли, и сам пошел во святой град; послал он Махезия по прозванию Зилота с повелением возмущать рабов христианских против господ, ограблять святые церкви. Он пришел в Эмесу, и объявил, что не будет делать принуждения никому, но только неверных будет обращать в свою веру; эти неверные {331} оказались евреи и христиане. С ними начал он поступать так безбожно, как не поступал ни Лизий, ни Агрикола и многих погубил. Но жены благодатью Христа Бога нашего победили неистовство его, они были: жена архидиакона Эмесы, сына его Исая, которые, несмотря на все мучения, не уступили нечестию; претерпевши тысячи ударов воловьими жилами и другие многие истязания, они приняли от Христа мученический венец. Этот мучитель христиан, презирая честное слово, данное им от аравитян, дошел до Дамаска и опустошил много церквей. 6 числа февраля месяца, 3 индиктиона, об масленицу, в воскресенье скончался Никита евнух из славян, патриарх Константинопольский, и в следующее воскресенье великого поста рукоположен в патриархи Константинопольские Павел, почтенный чтец, родом из Кипра, муж отличный своею ученостью и делами с великими противоречиями по причине тогдашней ереси, и с великими препятствиями. В половине поста схвачены были Иаков, первый оруженосец, Папиас, Стратигий, Феофан постельничий, Леон и Фома, также постельничие, и другие добродетельные мужи, как почитатели святых и досточтимых икон. В это время Леон, сын гонителя, обнаружил свою злую душу, дотоле сокровенную, бесчеловечно высек их и остригши приказал водить их по площадям, потом заключить в претории, где и умер Феофан, сделавшийся исповедником, принявший мученический венец. Прочие по кончине царя оказали себя, как знаменитые монахи. Между тем Аарон вступил в провинцию Армянскую, целое лето осаждал крепость Сималуос, и в сентябре месяце взял ее на честное слово. Но прежде того послал он Утмана с пятидесятью тысячами войска, с которым встретился Михаил Лаханодракон, предводительствовавший небольшим войском и вступив в сражение убил брата Утмана. 8-го числа месяца сентября, 4-го индиктиона, умер Леон, сын Константина, следующим образом: как величайший любитель драгоценных камней, он похитил венец из великой церкви и носил его. Карбункулы покрыли его голову; он впал в жестокую горячку и умер на пятом году своего царствования без шести месяцев.
л. м. 6273, р. х. 773.
При Константине царе римском 1 год.
В сем году благочестивейшая Ирина с сыном своим Константином чудесным образом от Бога приняла царство в сентябре месяце, индиктиона 4-го. Да прославится Бог рукою жены и {332} сына ее сироты, восхотевший очистить безмерное нечестие против Себя и против служителей своих и стеснение всех церквей от богоборца Константина, как и прежде попрал Он диавола слабыми и неучеными рыбарями. Чрез сорок дней ее царствования, когда сыну ее было только десять лет от роду, некоторые из первых чиновников составили совет, чтобы сделать царем Никифора цезаря. Это намерение их было открыто и захвачены Григорий, счетчик гипподрома, Вардас, прежний военачальник армянский, Константин, оруженосец Викария, и начальник придворной стражи; Феофилакт, сын Рангаве, начальник двенадцати островия и многие другие, которых она приказала высечь, остричь и сослать в заточение в разные страны. Шуринов же своих кесарей и светлейших постригла в священство и приказала служить им пред войском в день Рождества Христова, тогда же при торжественном шествии вместе с сыном принесла во храм венец, похищенный мужем ее, но украшенный жемчужинами. В Сицилию назначила она военачальником Елпидия патриция, который и прежде там военачальствовал; и отпустила его туда в феврале месяце. Но в апреле месяце оклеветали того Елпидия, будто он поддерживал сторону кесарей, и царица послала оруженосца Феофила схватить его наискорее и представить к ней, но сицилийцы не согласились выдать его, когда он прибыл к ним. За это царица приказала высечь жену его и остригши, послала под караул в преторию, а в июне месяце отправила все легионы на кораблях для охранения теснин и для удержания набегов аравитян, а поручила начальство над ними Иоанну, сакелларию, евнуху своему приближенному. Мади с своей стороны послал Кевира с великою силою, и они встретились в местечке Миле. Начали сражение и аравитяне были побеждены, с великою потерею и со стыдом они обратились назад. С сего времени благочестивые ободрялись, слово Божье распространялось, искавшие спасения отделялись, словословие Божье возвышалось, монастыри населились, и всякое добро проявлялось. В это же время некоторый человек копавши землю у долгих стен Фракийских нашел ковчег, очистивши его и раскрывши, увидел в нем человека лежащего и надпись следующего содержания: Христос имеет родиться от Марии Девы, и я верую в Него. При царях Константине и Ирине, солнце, ты опять увидишь меня. {333}
л. м. 6274, р. х. 774.
В сем году отправила Ирина Константина сакеллария и Мамала старшего по церкви к Карлу королю французскому с прошением выдать дочь его Ерифру замуж за царя Константина, сына ее. Когда последовало согласие и подтверждено взаимною клятвою с той и с другой стороны, то оставили они евнуха и нотариуса Елисея научить ее греческим письменам и языку и наставить ее в обычаях (Греческого) Римского царства. Потом царица Ирина соорудила великий флот, набрала в провинциях отличное войско и способных начальников, поручила его в распоряжение патрицию и евнуху Феодору, мужу деятельному, и отправила в Сицилию против Елпидия. После многих сражений победа осталась на стороне Феодора. Елпидий, видя это и убоявшись, захватив с собою свои деньги, с графом Никифором переплыл в Африку и получивши честное слово на неприкосновенность свою, предался аравитянам, которые приняли его, как царя римского, венчали его сим пустым титулом и возложили на него сапоги и венец. Когда римляне занимались сими делами, то Аарон, сын Мади, с великою силою и с чрезвычайным вспоможением от черноризцев, из всей Сирии, Месопотамии и пустыни дошел до Хрисополиса, оставив Вунуса осаждать Наколию и охранять свой тыл. Послал он и в Азию Вурнихе с тридцатью тысячами войска; который напал на Лаханодракона с фракийскими отрядами его и из тридцати тысяч их побил пять тысяч. Царица послала придворного Антония с легионами, овладела Ванесом и отрезала путь аравитянам, но Татцатий военачальник вукеллариев перебежал к ним из ненависти к Ставракию, патрицию, счетчику гипподрома, евнуху, который был тогда важнейшим начальником и всем управлял; давши им совет Татцатий просил мира. И когда для той же цели пришли Ставракий, Петр магистр и придворный Антоний, то аравитяне не обратили внимания на данный им совет захватить детей важнейших чиновников, но неосторожно вышли, сами были захвачены, связаны и таким образом обе стороны принуждены были заключить мир. Царица и Аарон одарили друг друга многими дарами, и установили ежегодно оказывать себе эту взаимную честь. По заключении мира они разошлись и крепость Наколия была оставлена. Татцатис взял с собою и жену свою, и все свое имущество. {334}
л. м. 6275, р. х. 775.
В сем году Ирина, замирившись с аравитянами и пользуясь безопасностью, послала Ставракия, патриция и счетчика гипподрома, с великою силою против славянских народов; он прошел Фессалонику, Элладу, покорил всех и сделал данниками царства; он проник и в Пелопоннес и возвратился со множеством пленных и с великою добычею в Римское царство.
л. м. 6276, р. х. 776.
В сем году в январе месяце, индиктиона 7, возвратился Ставракий из земель славянских и праздновал свои победы на гипподроме. В мае месяце того же 7 индиктиона царица Ирина с сыном своим и с великою силою отправилась во Фракию, сопровождаемая органами и музыкою, прошла до Веррои, и приказала построить ее снова, назвавши ее в свое имя Иринополисом. Она продолжала путешествие свое до Филиппополиса со всею безопасностью, и с миром возвратилась восстановивши Анхиал. В том же году скончался вождь аравитян Мади, он же Муамед, и вместо него получил власть сын его Моисей. 31 августа месяца того же 7 индиктиона Павел преподобный, святейший патриарх, чувствуя ослабление сил, оставил престол и, пришедши в обитель Флора, принял отшельническую схиму без ведома царицы, которая, узнавши об этом, пришла к нему с сыном своим, и в великой горести говорила ему: для чего ты это сделал? Он обливаясь слезами отвечал ей: если б и сначала не садился я на престол священства церкви Божьей, насильствуемой, отчужденной от всех прочих православных церквей вселенских, и преданной анафеме. Она, призвавши патрициев и первых мужей из сената, послала к нему послушать слов его; и он говорил им: если не будет вселенского собора и не исправится погрешность среди нас, то вам не иметь спасения. Они говорили ему: а для чего же ты при рукоположении своем подписал не покланяться иконам? Он отвечал: о том и плачу я, и обращаясь к покаянию, молю Бога, да не накажет меня, как иерея, доныне молчавшего, и не проповедовшего истины из страха от вашего неистовства. Тут он почил в мире оставя престол, и оплакиваемый и царицею и всеми благочестивыми мужами государства, ибо он был муж почтенный, чрезмерно милостивый, и достойный всякого уважения, и правительство и царица имели к нему {335} великую доверенность. С сего времени начали говорить и спорить все смело о почтении к святым иконам.
л. м. 6277, р. х. 777.
При Моисее вожде аравитян, при Тароссе еп. Константинопольском 1 год.
В сем году царица Ирина, собравши весь народ в Магнавре, говорила к нему; вы знаете, братие, что сделал патриарх Павел; если б он жив был, то мы не допустили б его оставить патриаршеский престол, хотя он принял уже отшельническую схиму. Но поелику, как угодно Богу, он представился от жизни, то подумаем о человеке, который бы мог упасти нас и утвердить церковь божью поучительными словами. Тут все единогласно сказали, что нет другого человека, кроме Тарасия секретаря, и царица отвечала им: мы его же назначаем, но он не слушается; пусть он скажет, по какой причине не принимает он голоса царицы и всего народа. И Тарасий оправдывался пред народом, так говоря: вы хранители и ревнители нашей христианской веры, во славу Божью сделавшиеся нашими верноправящими царями, пекущиеся о нас в угожденье Ему и для нашего благоденствия, особенно со всяким тщанием устрояющие дела церкви, помышляя поставить архиерея в сем царствующем граде, обратили на меня благочестивое свое внимание и приказали мне явно высказать мое расположение. Поелику же я признаю себя недостойным этой степени и, не имея сил поднять и носить это бремя, я не изъявил своего согласия, то они приказали мне предстать пред лицо ваше. Вот для чего вы собрались в сем совете. Итак, мужи боящиеся Бога и всегда имеющие Его в сердцах своих, по званию Христа и истинного нашего Бога, называющиеся христиане, выслушайте краткое слово в оправдание наше от нашего ничтожества и смирения. Если я и оправдывался пред благочестивыми и во всем православными нашими царями, если и теперь оправдываюсь пред вами, но я чувствую великий страх согласиться на ваш выбор, страшусь лица Божия, как приступлю к Нему дерзко, и как случилось без уготовления, да не подвергнусь страшному суду Его. Если слышавший глаголы Божие, имевший небо своим училищем, самовидец рая, слышавший глаголы неизглаголанные, и носивший имя Бога пред народами и царями, — если Павел, божественный апостол, пишет к Коринфянам: да проповедуя другим сам не явлюсь, сам не искусен; то я, обращавшийся в {336} мире, к мирянам причисленный, воевавший на царской службе, как могу дерзко, без рассуждения, без уготовления взойти на высокую степень священства? Страшное предприятие для моего ничтожества, смелое покушение! И вот причина страха моего и уклонения: я вижу, церковь воздвигнутую на камне Христе, нашем Боге, вижу ее растерзанную и разделившуюся, и мы говорим то так, то иначе; восточные наши единоверцы христиане с нами не согласны, но согласны с западными христианами: вижу, что мы отчуждались от них и ежедневно предаемся от них анафеме. Страшна анафема: она удаляет от Бога, изгоняет из царства небесного и приводит в кромешную тьму. В пределах и постановлениях церкви нет ни ссоры, ни состязаний, но как знает едино крещение, едину веру, так должно быть единое согласие во всяком деле церковном. Ничто столько неприятно и неблагоугодно пред Богом, как быть нам соединенными, составлять одну кафолическую церковь, как исповедуем мы в символе нашей миротворной веры и молимся, братие. Я уверен, что и вы, имея страх Божий, как я знаю, попросите благочестивейших и православных наших царей собрать вселенский собор, да будем все мы единого Бога едино, все мы одной Троицы соединены, единодушны, единочестиво, все мы одной главы нашей Христа едино согласное, стройное тело, все мы единого Духа, не друг против друга, но друг со другом, все мы единой истины тоже да мудрствуем и говорим и да не будет между нами ни ссоры, ни разногласия и мир Божий превосходящий всякий ум упасет всех нас. И если поборники православия цари наши повелят по моему прошению исполнить, то и я согласен с ними и готов исполнить их веление и ваш выбор принимаю с целованием. Иначе не могу приступить к исполнению, да не подвергнусь анафеме и да не обращусь осужденным в день Господа нашего Иисуса Христа, Судьи праведного, где не может меня исхитить ни царь, ни священник, ни правитель, ни все множество людей. И если что угодно вам, братие, примите мое оправдание, а лучше дайте ответ на мое прошение. Все с удовольствием слушали слова его и согласились созвать собор. Тарасий опять обратил слово к народу и говорил, что царь Леон ниспроверг иконы, и собор потом составленный нашел их уже ниспроверженными; а поелику они ниспровержены только властью царя, то эта глава подлежит новому исследованию, поелику они осмелились по своему произволу отменить в церкви древний обычай ей преданный. Но истина Божья не вяжется, по словам апостольским. В декабре месяце, 8 индиктиона, преподобный отец наш {337} Тарасий рукоположен был в патриархи Константинопольские, отправил в Рим соборные послания и книгу своего вероисповедания, которая и принята папою Адрианом. Писала также и царица к тому же папе и просила его прислать свои грамоты и мужей для присутствия на соборе. И он прислал Петра эконома своей церкви и игумена святого Саввы мужей почтенных, украшенных всякою добродетелью. Писали также в Александрию и Антиохию и царь, и патриарх: ибо мир с аравитянами еще не кончился; и привезли из Антиохии Иоанна великого и знаменитого делом и словом, причастника святыни, бывшего синкеллом патриарха Антиохиского, из Александрии Фому, мужа ревностного, благочестивого, который потом отличался, как архиепископ Фессалоникский, в Иллирике.
л. м. 6278, р. х. 778.
При Аароне вожде аравитян 1 год.
В сем году умер Моисей, вождь аравитян и вместо его получил власть брат его Аарон, который причинял великие оскорбления христианам. В том же году цари созвали всех епископов под властью их находившихся; прибыли также посланные из Рима от папы Адриана с грамотами, равно из Антиохии и Александрии, как сказано; и 17 августа месяца, 9 индиктиона, в храме святых Апостолов в царствующем граде восседя начали читать святые писания и сравнивать сомнительные места, между тем цари оставались зрителями в пределе оглашенных. Между тем воины из воспитанников, стражей, и прочих легионов, подосланные своими начальниками и напитанные правилами своего злого учителя, с обнаженными мечами ворвались и грозились убить архиерея, православных епископов и игуменов. Царица чрез верных своих людей, которые при ней находились, старалась усмирить их, но они не слушались, а еще более бесчинствовали. Наконец патриарх встал и с православными епископами и с монахами и стал на возвышенности, посредине, и в то же время епископы противной злой стороны вышли вон и кричали к своим: мы победили. По милости Божьей неистовые и бесчеловечные не причинили вреда никому; собор разошелся и всякий удалился в свой дом.
л. м. 6279, р. х. 779.
В сем году царица послала Ставракия патриция и счетчика гипподрома во Фракию в сентябре месяце, в начале 10 индиктиона, {338} к пограничным легионам, которые тогда там находились, уговорила их содействовать ей, и выгнать из города нечестивых воинов, набранных и наученных злодеем Константином. Она притворилась, будто хочет защищать восточные пределы от нападений аравитян, и все царское войско и свита выступили в поход и дошли до Малагинов. В это время вошли пограничные легионы и заняли город. Вышедшим она объявила, чтобы они прислали к ней свое оружие, потому что она не имеет в них нужды. Они Богом ослепленные, отдали свое оружие. Тогда посадила на корабли семейства их и отправила их из города вон, приказавши всем возвратиться в те страны, где кто родился; потом составила собственное свое войско, поставила начальников, преданных себе, и в мае месяце, разославши по всем местам, созывала епископов в Никею, вифинский город и там назначила быть собору. Епископов Римских она не отпускала от лица своего, но удержала. 9 числа сентября месяца, 11 индиктиона, в воскресный день, в пятом часу дня, случилось солнечное затмение, при совершении Божественной литургии и затмение величайшее.
л. м. 6280, р. х. 780.
В сем году Тарасий святейший архиепископ Константинопольский отправился в город Никею, и составился 7 вселенский собор епископов. Кафолическая церковь восприяла древнюю красоту свою, не установивши ничего нового, но сохранивши непоколебимыми учения святых и блаженных отцов, и отвергнувши новую ересь; при сем собор предал анафеме трех лжеименных патриархов Анастасия, Константина и Никиту со всеми их единомышленными. Первое собрание и заседание епископов в кафолической святой Софии никейской произошло октября 11 числа, а в ноябре все прибыли в Константинополь и в присутствии царей с епископами в Магнавре прочитан был том, который подписали царь, мать его, и утвердили благочестие и древние постановления святых отцов, и с великим любочестием отпустили иереев. Церковь Божья умирилась, хотя враг не преставал сеять плевелы свои в своих делателях, но церковь Божья всегда воюемая побеждает.
л. м. 6281, р. х. 781.
В сем году в сентябре месяце были набеги от аравитян на римлян; они устремились на восточную провинцию, на место {339} называемое Копиднасон. Римские военачальники сразились с ними и были побеждены, много было побитых, и не мало из изгнанных. Пал крепостной начальник отличный Диоген, пали и Опсикийские начальники. Царица, разорвавши сделку с Франциею, послала Феофана, первого оруженосца, и взяла невесту из армянок по имени Марию из дома Амния и соединила ее браком с царем Константином, сыном своим, хотя он очень печалился, и не желал сего по привычке своей к дочери Карла, короля французского, с которою был обручен, и совершили брак его в ноябре месяце индиктиона 12. Между тем Филит, военачальник Фракийский, пришел к Стримону и неосторожно расположившись, был убит болгарами, которые нечаянно напали на него, и с ним истребили многих. Послала Ирина своего сакеллария и военного счетчика Иоанна в Лонгобардию с Феодотом прежним царем великой Лонгобардии, чтобы воевать, если можно, с Карлом и отвлечь от него его провинции. Они соединились с Феодором патрицием и военачальником Сицилии и на данном сражении Иоанн был взят французами и жестокою смертью убит.
л. м. 6282, р. х. 782.
В сем году злые люди подвиглись завистью к благочестию царей, и восставили мать против сына и сына против матери. Уверили ее, будто предзнаменованиями какими-то убежденные, что не предопределено Богом сыну ее владеть царством, если оно не ее, не ей Богом дано. Она, как женщина, обманулась, и притом исполненная властолюбия приняла это за истину и не рассудила, что таким предлогом пользовались люди, желавшие управлять государственными делами. Царю уже исполнилось двадцать лет; он был крепок, ко всему способен, но видел себя отстраненного от всякой власти; он с горестью смотрел, что Ставракий патриций и счетчик всем управляет, и все к нему приходят, а к царю никто не смел приблизиться; итак посоветовавшись с немногими приближенными своими, с Петром магистром, с Феодором, Камулианом и Дамианом патрициями, решился схватить ее, послать в изгнание в Сицилию и сам овладеть царством. 9 февраля месяца, 14 индиктиона, случилось страшное землетрясние, так что никто не смел спать дома, но все вышли в сады и вне города жили в шалашах. Царица с сыном своим переселилась к святому Маманту. Ставракий, узнав о предприятии против царицы, возбудил {340} гнев ее против сына, и она, схвативши его людей, всех приказала высечь, остричь, в том числе Иоанна первого оруженосца и Вагила, именуемого Пикридием и сослала их в дальние части Сицилии. Магистра Петра лишила почестей и заключила в собственном его доме; тоже сделала с Феодором патрицием Камулианом. Патриция Дамалия, высекши и остригши, сослала в крепость Аполлокиаду. Сына своего била, много бранила, и несколько дней не выпускала его никуда, и заставила войско присягнуть в том, что пока ты жива, мы не позволим сыну твоему царствовать; и все присягнули; никто не смел противоречить. Между тем флот аравитян вышел к Кипру; царица узнавши о том, приказала с своей стороны собрать все римские корабли, и отправила их против врагов. Дошедши до Миры оба военачальника обогнули мыс Хелидоний, вступили в залив Атталии. Аравитяне начали отступать от Кипра, и при наступившей тишине морской носились по морю. Между тем, как они обозревали берега, заметили их военачальники, и поставив корабли в боевой строй приготовились к сражению; тогда военачальник киврреотов Феофил, человек сильный и воин искусный, отважился выйти вперед всех, схватился с неприятелем, но был взят ими в плен и отведен к Аарону, который, увидавши его, склонял сделаться предателем и получить богатые дары. Он не принял и не согласился несмотря на все принуждения, и претерпевши усекновение мечом, оказался доблестным мучеником.
л. м. 6283, р. х. 783.
При Константине римск. царе 1 год.
В сем году в сентябре месяце, индиктиона 14, заставляли присягать царице Ирине Армянский легион. Воины не согласились присягать в том, что: не признаем царем сына твоего при жизни твоей, но отвечали: мы не будем ставить имени Ирины впереди Константина, но Константина, как и прежде, поставим впереди Ирины. Она послала Алексея оруженосца и друнгария стражи по прозванию Муселема схватить их. Но они, схвативши сами его, предложили ему быть их начальником, а Никифора патриция и военачальника посадили под стражу и провозгласили Константина единственным царем. Узнав об этом воины прочих легионов прогнали своих военачальников, и сами также провозгласили единственным царем Константина: вот хитрость лукавого! Какими путями ищет он погубить род человеческий? Те, которые за пят-{341}надцать лет клялись страшною клятвою, и подписались, и положили ее на святом жертвеннике, опять поклялись Ирине не признавать царем сына ее при жизни ее. Но вдруг забыли и об этом, и провозгласили Константина самодержцем. Не размыслили бедные, что не надлежало делать противоклятвенности, ибо каждая противоклятвенность необходимо соединена с клятвопреступлением, которое есть отречение от Бога. В октябре месяце, 14 индиктиона, легионы, собравшись в Атрое, общим мнением положили признать Константина царем, как имевшего двадцать лет от роду. Ирина, убоявшись буйства военного, отпустила к ним своего сына, и они утвердили самодержцем сына, а мать его отстранили. Царь тотчас отправил Михаила Лаханодракона, Иоанна, казнохранителя и первого оруженосца, которые привели к присяге армян не признавать Ирины, матери его, царицею. Алексея назначил он своим военачальником. Потом в декабре месяце царь, возвратясь в город, высек, остриг Ставракия и сослал в провинции армянские в угождение жителям; изгнал также Аэция первого оруженосца ее, евнуха и наперсника и всех придворных евнухов ее; самую же царицу с полным обеспечением заключил во дворце Елеферия, ею же построенном, в котором она скрыла большую часть денег. В том же месяце случился пожар, и сгорели зала патриаршая, называемая Фомаитскою, казначейство и многие другие домы до Милия. В апреле месяце царь отправился в поход против болгар, дошел до крепости Провата и до ручья святого Григория, встретил Кардама, господина Болгарии, и после небольшого сражения вечером римляне оробевши ночью бежали и бесславно возвратились. Болгары также в страхе бежали.
л. м. 6284, р. х. 784.
В сем году в сентябре месяце царь отправился в поход против аравитян, и выступивши из Амории дошел до Тарса Киликийского. От безводных башен он опять возвратился с пустыми руками в октябре, индиктиона 15-го. 15 числа января царь по совету и увещанию матери и других сановников провозгласил ее царицею и разделил с нею почести, как сначала: волею Константина и Ирины, все этому повиновались. Но легион Армянский не соглашаясь на это восстал и призывал Алексея, который пред сим предводительствовал ими, а теперь, вызванный царем на честное слово и возведенный в достоинство патриция, находился при дворе. По этому призванию от воинов и по некоторым наговорам {342} на него, будто он намеревается царствовать, царь высек его, остриг и заключил в претории. В июле месяце он выступил против болгар и построил крепость Макерлон. 20 июля вышел Кардамос, господин Болгарии, со всею своею силою и остановился в укреплениях. Царь по юношеской пылкости и обманутый лжегадателями, что победа ему принадлежит, неосторожно и не устроившись вступил в сражение и претерпел сильное поражение. Как беглец он возвратился в город, потерявши многих не только из простых воинов, но из людей правительственных, в том числе Михаила магистра Лаханодракона, Варду патриция, Стефана первого оруженосца, Хамея, Никиту и Феогноста, которые были военачальниками, и не малое число придворных, и Панкратия лжегадателя и астронома, который предсказал ему победу. Враги овладели обозом, деньгами, конями, шатром со всею царскою прислугою. Легионы, собравшиеся в городе, согласились вывесть Никифора кесаря и поставить его царем. Узнавши об этом царь Константин приказал привесть обоих сынов деда своего Константина к святому Маманту; Никифора лишил зрения, у Христофора, у Никиты, Анфима и Евдокима отрезал языки; Алексея помянутого полководца по настояниям матери и Ставракия, чтоб воины не провозгласили его царем, также лишили зрения. Казнь их произошла в месяце августе, в субботу, индиктиона 15, в девятом часу; но такое беззаконное дело недолго оставалось без Божьего мщения. Чрез пять лет, в том же месяце, в тот же день Константин лишен зрения от матери своей.
л. м. 6285, р. х. 785.
В сем году армяне, услышав об ослеплении патриция Алексея, посадили под стражу военачальника своего Феодора, патриция Комулиана. При сем известии царь послал первого оруженосца Константина Артасира и Хрисохерина военачальника вукеллариев с войском из прочих легионов, чтобы словами усмирили армян, которые вступив с ними в сражение схватили обоих военачальников и ослепили, но с той и другой стороны много побито; это случилось в ноябре, 1 индиктиона, а в декабре месяце 25 числа, во втором часу, в ночи, произошла гроза с молниею и громом, от которой сгорела часть царских (заводов) рабочих, назначенная для делания золотых монет. После пасхи царь отправился в поход против армян, взяв с собою все прочие легионы. 27 мая {343} месяца, 1 индиктиона, в воскресный день пятидесятницы напал на них и предательством армян при нем находившихся одержав победу, схватил их, убил Андроника, оруженосца и начальника башен, Феофила начальника башен и Григория, епископа Синопского; прочих подвергнул денежным пеням и лишению имений; тысячу человек из войска их заключил в оковы и ввел в Константинополь чрез врата Влахернские в июле месяце 24 числа, во второй день недели, написал на лбах их иглою с чернилом: армянский злоумышленник, рассеял их в Сицилии и по разным другим островам. Предатели их, не получив от царя никакой награды, предали аравитянам крепость Камах.
л. м. 6286, р. х. 786.
В сем году месяца октября, индиктиона 2, аравитяне взяли на честное слово крепость Фивазу, почему и отпустили начальников ее каждого в свою страну.
л. м. 6287, р. х. 787.
В сем году царь, возненавидевши жену свою Марию по внушению матери своей, которая, желая властвовать, старалась сделать для всех ненавистным своего сына, принудил ее вступить в монастырь, потом уговорил ее к пострижению, и постриг в январе месяце, индиктиона 3, а в апреле отправился в поход против аравитян, и 8 числа мая, вступив в сражение с одним отрядом их в местечке называемом Анусан, разбил его, прогнал и преследовал до реки. Потом прибыл в Эфес, помолился Иоанну Богослову и доходы от торжища, простиравшиеся до ста литр золота предоставил на служение святому апостолу и евангелисту. В августе месяце царь венчал царицею Феодоту, дочь спальничего, и беззаконно обручился с нею.
л. м. 6288, р. х. 788.
В сем году в сентябре месяце, индиктиона 4, царь совершил брак свой с Феодотою во дворце святого Маманта, в четвертый день недели. В апреле месяце того же индиктиона, в день недели, в ночи произошло ужаснейшее землетрясение на острове Крите; мая 4 числа произошло подобное землетрясение и в Константинополе. Кардамос, господин Болгарии, объявил царю: или пришли {344} мне дань по условию, или я дойду до златых врат и опустошу всю Фракию. Царь, положивши в платок конского помету, послал к нему и сказал: какая прилична тебе дань, я посылаю; но ты уже стар: я не желаю, чтобы ты принял труд идти так далеко; я сам приду до Маркеллона; туда выходи; и там как посудит бог. Царь, пославши, тотчас собрал пограничные легионы и дошел до Версиникии; и Кардам дошел до леса Авролевы и оробевши оставался в густоте дерев. Царь, ободривши свое войско, дошел до чистого поля при Авролеве и вызывал его на бой в продолжении 17 дней; но Кардам не осмелился, но поспешно бежал в свою страну. В том же году аравитяне дошли до Амория, но без успеха возвратились назад, захвативши пленных в окрестностях.
В том же году Платон, игумен монастыря на Олимпе отложился от патриарха Тарасия и не сообщался с ним, как с принявшим во общение царя, и позволившим оглашенному постричь жену свою Марию, а игумену авве Иосифу венчать его с Феодотою. Царь, узнавши о том, послал Вардания патрикия, и начальника военных училищ и Иоанна графа Опсикийского. Они привели в город Платона и заключили его в темнице при храме Архистратига во дворце, а прочих монахов с племянниками его высекши сослал в Фессалонику. Мать царя защищала их за то, что они противились сыну и постыжали его.
л. м. 6289, р. х. 789.
При Леоне епископе Римском 1 год.
В сем году царь с матерью своею отправился в Прузию * пользоваться теплыми водами; а 7 октября, 5 индиктиона, родился у него сын, которого назвали Леоном. Царь, получа о том известие, оставил мать на теплых водах со всею царскою свитою и с чиновниками, а сам на быстром корабле возвратился в город. Пользуясь сим случаем его мать переговорила с начальниками легионов и склонила их дарами и обещаниями низвергнуть сына ее и сделать ее единодержавною; иных она сама улестила, других чрез своих приближенных, и всех привлекши на свою сторону, выжидала только благоприятного дня к совершению своих замыслов. Между тем в Риме, по смерти папы Адриана, рукоположен был Леон, муж честнейший и во всяком отношении достоуважаемый. В марте месяце царь отправился против аравитян, имея при себе Ставракия, патриция, и прочих приближенных матери и двадцать тысяч {345} отборного войска составленного из двух легионов. Ставракий и его соумышленники, видя мужество войска и самого царя, боялись, чтоб он не одержал победы; тогда и не успели б они в злоумышлении своем; и потому, задаривши стражу, заставили ее солгать, будто сарацины бежали. Царь, огорчившись сею неудачею, возвратился в город; а 1-го мая умер сын его Леон и он горько оплакивал его. 17 же июня, индиктиона 5, когда царь с конского ристалища возвращался во дворец святого Маманта, вышли против него начальники легионов, чтобы схватить его. Узнавши об этом, он сел в свою ладью и переплыл в Пилас, чтобы бежать в восточную провинцию. При нем находились друзья матери, которых он не знал; жена его также вышла к Тритону. Злоумышленники, друзья матери, посоветовавшись между собою, сказали друг другу: если соберется к нему войско, то уже невозможно будет овладеть им, и мы от него не скроемся, но он накажет нас. Между тем мать, собравши упомянутых начальников, с которыми она сговорилась, вошла во дворец, но узнавши о стечении войска к царю, пришла в великий страх, думала уже послать к нему епископов просить у него честное слово и остаться частною в своем доме; но тайно писала к друзьям своим, которые при нем находились: если вы не успеете в своем деле и не предадите его, каким бы то ни было образом, то я объявлю ему все, о чем с вами говорила. Они убоявшись схватили его во время молитвы, и посадивши в ладью, прибыли в город рано по утру 15 числа того же месяца и заключили его в порфирной зале, а в девятом часу страшно и безжалостно выкололи ему глаза по воле матери его и советников ее, что он едва-едва не умер. Солнце помрачилось на 17 дней и не давало лучей своих; корабли во мраке плавали наудачу; все говорили и сознавались, что солнце утратило свои лучи за ослепление царя. Таким образом его мать сделалась единовластною.
В том же году и в Риме родственники папы Адриана, возмутивши войско, восстали против папы Леона, и схвативши, ослепили его: но они не могли отнять у него совершенно свет очей, потому что ослеплявшие были человеколюбивы и пощадили его. Он прибегнул к французскому королю Карлу, который горько отмстил врагам его и снова посадил его на своем престоле, и с того времени Рим находился под властью французов. Папа из благодарности к Карлу венчал его в римские цари в храме святого апостола Петра, помазал его елеем от головы до ног декабря 25, индиктиона 9. {346}
л. м. 6290, р. х. 790.
При Ирине царице Римской во второй раз 1 год. В сем году Ирина, овладевши престолом, тотчас послала Дорофея игумена Хрисополиса и Константина хранителя архива великой церкви к Авимелеху опустошавшему страны Каппадокии и Галатии, просить мира. Но мир не состоялся; а в ноябре месяце некоторые крамольники уговорили сынов богоборца Константина, которые находились под стражею во дворце Ферапии, прибегнуть в великую церковь и просить безопасности на будущее время от всякого гонения, чтобы под сим предлогом провозгласить которого-нибудь из них царем. Хотя войско уже собралось в церкви, но Аэций евнух патриций, вошедши, вывел их оттоле на честное слово, и никто не вступился за них; царица сослала их в Афины. Два патриция, Ставракий и Аэций, наперсники царицы, восстали друг против друга и уже явно обнаруживали вражду свою; оба они имели цель по смерти царицы доставить царство своим родственникам.
л. м. 6291, р. х. 791.
В сем году Авимелех выступил против римлян, и пустивши для грабежа отряды вооруженных воинов дошел до Манганов. Они захватили в стойлах лошадей Ставракия и царскую конницу, и так безвредно возвратился он назад; прочие дошли до Лидии и взяли множество пленных. Другой отряд их напал на Павла, патриция и графа Опсикийского со всем его легионом и со всеми вельможами, и произвел у них великое кровопролитие, отнял весь обоз и с ним возвратился. В марте месяце, 7 индиктиона, Акамир начальник славян в Верзитии, подущаемый жителями Эллады, хотел бы увесть сынов Константина и которого-нибудь из них провозгласить царем. Царица Ирина, узнав это, послала великого Феофилакта оруженосца племянника своего к патрицию Константину отцу его, и приказала лишить их зрения, таким образом рассеяла злоумышленников своих. Во второй день святой пасхи царица возвращалась из храма святых апостолов на златой колеснице, везомой четырьмя белыми конями, которых вели четыре патриция, Вардан, военачальник фракийский, Сисинний, военачальник, Никита, начальник школ и Константин сын Воилы; царица щедро бросала в народ деньги. В мае месяце она заболела и была почти при смерти; тут возникла ссора между евнухами. Аэций принял сторону {347} Никиты, патриция и начальника школ, и восставал сильно против Ставракия, уверив даже царицу, что он домогается престола; она сильно прогневалась и напала на него во дворце Иерия, говоря: что он начинщик всех бунтов и мятежей и приготовляет себе скорую гибель. Но он оправдался и на этот раз был безопасен. Никита патриций сердился на Аэция.
л. м. 6292, р. х. 792.
В сем году в феврале месяце, индиктиона 8, упомянутый Ставракий приготовлял в царствующем граде тиранскую власть и возмущение, деньгами и дарами подкупивши военных воспитанников и стражу с начальниками их. Благочестивая Ирина составила тайный совет в зале Юстиниана и воспретила всем военным иметь сообщение с Ставракием. Аэций и Никита с прочими особенно ожесточены были против Ставракия, который в это время, заболев сердцем, начал испускать ртом кровь с пеною из грудных полостей и легких. Врачи, рассмотревши сии припадки, объявили их смертельными, но прочие льстецы и безумные не только из врачей, но лжемонахи и чародеи клятвами уверяли его до самого дня кончины его, которая последовала в июне месяце того же 8-го индиктиона, 3 числа, что он будет жив и сделается царем. Полагаясь на то, он приготовил в Каппадокии возмущение против Аэция, о последствиях которого не привелось ему слышать при жизни, ибо известие о том пришло уже чрез два дня после его смерти. Возмутители схвачены и подверглись изгнаниям или казнены.
л. м. 6293, р. х. 793.
В сем году 25 числа декабря месяца, индиктиона 9, Карл, король французский, коронован был папою Леоном, и намеревавшись отправиться с флотом против Сицилии, раздумал, и лучше хотел соединиться браком с Ириною, и для того отправил послов в наступающем году, индиктиона 10; но в марте месяце, 9 индиктиона, благочестивая Ирина подарила византийцам годовые подати, облегчила сборы с торжищ для Абидоса и Иероса; за сии и другие благодеяния народ чрезвычайно благодарил ее.
л. м. 6294, р. х. 794.
В сем году Аэций патриций, освободясь от Ставракия и от забот, спешил передать власть родному брату, которого и поста-{348}вил полным военачальником Фракии и Македонии, а сам удержал пограничные восточные легионы и Опсику; сделавшись крайне надменным он презирал всех верховных начальников и ни во что их ставил; они, огорчаясь, замыслили возмущение против царицы, которое и произвели в действие. Между тем посланные от Карла и папы прибыли к Ирине и просили ее соединиться браком с Карлом, и чрез то соединить восток с западом; она бы согласилась, если бы не воспрепятствовал Аэций, весьма усилившийся и собивший престол брату своему.
л. м. 6295, р. х. 795.
При Никифоре царе римском 1 год.
В сем году 31 числа октября месяца, индиктиона 11, в четвертом часу ночи на вторник, Никифор патриций и генерал счетчик употребил тиранскую власть против благочестивейшей царицы Ирины; так Бог попустил своими неисповедимыми судьбами за множество наших прегрешений. Никифору содействовали Никита патриций и начальник военных корпусов, Сисинний патриций и брат его, и коварные и клятвопреступные Трифиллии. С ними были Леон, патриций и квестор, Серантапихос, Григорий патриций сын Муссулакия, Феоктист патриций и квестор, Петр, патриций; они обманули некоторых начальников войска. Пришедши к медным вратам, внезапною ложью уверили их, что посланы самою царицею провозгласить царем этого Никифора, потому что Аэций принуждает ее провозгласить царем брата своего Леона. Они, поверивши столь наглой лжи, поздравили тирана царем. Потом те же патриции пошли к великому дворцу и вступили в него. Отсюда разославши по всему городу людей ничтожных и рабов до полночи объявили о провозглашении царя, поставили стражу кругом дворца Елевферия, в котором тогда находилась царица. Поутру послали за нею и заключили в большом дворце; потом отправились в великую церковь для коронования злодея. Весь народ из города туда сошелся, все роптали на соделанное, проклинали коронующего и коронуемого, и тех, которые им сорадовались. Жившие благочестно и сообразно с разумом удивлялись Божьему суду, как попустил Он, чтобы свинопас лишил престола ту, которая подвизалась за православную веру и свидетельствовала ей, чтобы преданнейшие к ней люди приложились к нему из сребролюбия, как-то: Леон, патриций и сакелларий Синопский, богоненавистные Трифиллы и вышеупомянутые {349} патриции, которые обогащены от нее многими и великими дарами, часто вместе с нею кушали, и с лестью и страшными клятвами уверяли ее, что привязанность их к ней выше всего в мире; другие как бы в оцепенении от случившегося не верили, чтоб это было наяву, но почитали все за сновидение; другие проницательные в будущем прославляли прошедшее благоденствие и плакали от мысли о бедствиях при наступающем тиранстве, особенно те, которые опытом узнали злое сердце тирана. Но все вообще объяты были каким-то помрачением и неутешным унынием; и повторяя все горестные слова отчаяния, я только увеличил бы слово мое. Тогда же произошла неестественная перемена в воздухе, который вдруг сделался суровым и мрачным, к тому же несносный холод в осеннее время ясно указывал на будущую его жестокость и нестерпимую злобу, особенно к тем, которые провозгласили его. В следующий день он с некоторыми патрициями вошел к царице, находившейся под стражею, с обыкновенною своею личиною притворной доброты, которою обманул православных, оправдывался пред нею, что он против воли возведен на престол, которого он никак не желал; проклинал тех, которые принудили его к тому, против нее составили злоумышление, как предатель Иуда уверял Господа после вечери, и во всех поступках своих доказывал, что он точный подражатель его. Показывая черные сапоги свои он говорил, что любит их носить вопреки царским обычаям. Коварно советовал ей быть спокойною, клялся, что она будет иметь всякое успокоение, какое прилично царице от раба, и не будет почитать несчастьем свое низложение. Советовал также не скрывать от него никаких царских сокровищ, осуждал страсть корыстолюбия, как будто терпеть ее не может; но он сильно заражен был этою страстью, и как ненасытный в золоте полагал все свои надежды. Мудрая и боголюбивая царица Ирина, сколько не поражена была внезапною переменою судьбы своей, как женщина, но с благородством, с великою мудростью говорила к сему вчера рабу и клятвопреступнику, а ныне злобному истребователю и бесстыдному тирану: я уверена, что Бог, возвысив меня, прежде сиротствовавшую, и недостойную возвел на царский престол, и теперь причину падения своего приписываю себе и своим согрешениям. Во всем и всячески будь благословенно имя Господа: вопия пред Царем царей, и Господом гоподей, предоставляю Господу судить способы твоего возвышения, и верю, что без Господа ничего не бывает. Часто доходили до меня слухи о достоинстве, в которое ты теперь облечен, и {350} последствия доказали, что те слухи были истинны; они тебе известны; если б я увлекалась ими, то беспрепятственно могла бы убить тебя. Но веря твоим клятвам, и щадя многих соумышленников твоих, я согрешила пред Богом, но и тогда предавалась в волю Того, которым цари царствуют и сильные владычествуют над землею. Теперь кланяюсь тебе, как благочестивому и от Бога поставленному царю; прошу тебя пощадить мою слабость и уступить мне построенный мною дворец Елевферия в утешение мне в моем беспримерном бедствии. Никифор отвечал: если желаешь, чтоб для тебя это сделали, то клянись мне всею Божественною Силою не скрывать никаких царских сокровищ, и я исполню твое прошение и доставлю тебе всевозможную прислугу и успокоение. Она клялась ему честными и животворящими древами, что не скроет от него ничего даже до обола; это и сделала она. Но он, получивши желаемое, тотчас послал ее на остров Принцип, в обитель, которую она устроила: в это время послы Карла находились еще в городе и были свидетелями всех событий. Ненавистный тиран, восхитивши власть, уже ни на короткое время не мог прикрывать лицемерием врожденной своей злости и сребролюбия: будто в намерении пресечь неправосудие, он учредил в Мангавре злое и неправосудное судилище. Цель тирана была не бедным оказать справедливость, как показали последствия, но унизить чрез то высших правительственных людей, заключить их в плен, и все имение их перевесть к себе; так он и сделал. Видя всеобщее огорчение против себя, и опасаясь, чтоб, вспоминая благодеяния благочестивой Ирины, они опять не призвали ее царствовать, в ноябре месяце, при наступлении жесточайшей зимы, безжалостный не сжалился над нею, но сослал на остров Лесбос и приказал содержать под крепкою стражею, и отнюдь не допускать никого видеться с нею. 30-го числа апреля скончался Никита Трифилий, как говорят, отравленный ядом от Никифора. 4-го числа мая, в пятый день недели, Никифор отправился в предместье Халкидон, и ехавши верхом на лошади самой кроткой и обученной, по Божьему провидению упал с ней, и попортил правую ногу. В июле месяце, 19 числа; в четвертый день недели, в 1-м часу, Варданес патриций и военачальник восточный, по прозванью Турк, провозглашен был царем заграничными легионами; хотя он долго отказывался, но не мог уклониться от них, пришел к Хрисополису, и ходивши около его 8 дней, не был принят жителями города и возвратился в Малагины. Но убоявшись Бога, и приняв на совесть, чтоб за него не произошло убийство {351} христиан, писал к Никифору и получивши от него письменное честное слово и собственноручно подписанное, к которому подписались святейший патриарх Тарасий и все, патриции, что он будет соблюден без вреда и наказания, равно как и все, державшие его сторону, 8 числа сентября, в полночь, тайно ушел он от войска, прибыл в Кий вифинский, в обитель Ираклия и нашедши здесь присланную от царя ладью, тогда же остригся, надел монашеское платье и на ладье отправился на остров, называемый Проти, на котором он устроил монастырь, надеясь, что лютый Никифор уважит данное им страшное слово и ни в чем не будет вредить ему. Но Никифор сначала отнял у него все имение, и под тем же предлогом захватил в плен всех начальников и богатых владетелей в провинциях, а некоторых и в самой столице, а войско оставил без жалованья. Но какое слово может достойно изобразить то, что в те дни он сделал по Божьему попущению за наши грехи? 9 числа августа, 11 индиктиона, скончалась царица Ирина в изгнании на острове Лесбосе, и тело ее перенесено на остров Принципа в обитель, которую она сама построила.
л. м. 6296, р. х. 796.
В сем году месяца декабря, индиктиона 12, Никифор короновал в цари сына своего Ставракия руками Тарасия, святейшего патриарха на возвышении, устроенном в великой церкви; этот сын ни видом, ни силою, ни разумом был негоден для столь высокого достоинства. Никифор, никогда ни в чем не сохранивший истины, послал некоторых ликаонян, или лучше волконравных людей на остров Проту, приказав им ночью пристать к острову и ослепить вышепомянутого Варданиона, будто без ведома своего, и после того дела бежать в церковь. После этого происшествия сильно огорчился и патриарх и весь сенат, огорчились и все боящиеся Бога. Нечестивейший Никифор, делавший все для наружности, а не для Бога, дал присягу истребить всех важнейших ликаонян по-видимому, чтоб отмстить за Варданиона. Кроме прочих беззаконий он имел это особенное свойство души, которым и прежде царствования обманул многих. Но тем смешнее был он в глазах людей, которые точно знали дело, и он в продолжении семи дней не мог никуда выйти с ненавистным своим лицом, омраченным всегда непроницаемою личиною бесстыдства, но притворно плакал, в своей царской опочивальне; слезы у него по женоподобному свой-{352}ству всегда были готовы, как обыкновенно бывает у людей худых, но притворно добрых. Но от народа это не скрылось. В августе месяце отправился он в поход против аравитян, встретился с ними в Красосе фригийском, и вступивши в сражение, разбит, претерпевши великую потерю, и сам едва не попал в руки неприятелей, если б некоторые храбрейшие из начальников не спасли его от бедствия.
л. м. 6297, р. х. 797.
В сем году, когда в Персии произошло возмущение и вождь аравитян отправился туда, чтобы восстановить мир, Никифор, пользуясь безопасностью, построил Анкиру в Галатии, Фивазу и Андрасон; посылал также отряд в Сирию, который ничего не сделавши возвратился, и напротив еще много своих потерял.
л. м. 6298, р. х. 798.
При Никифоре епископе Константинопольском 1 год.
В сем году февраля 25, индиктиона 14, Тарасий святейший архиепископ Константинопольский со славою кончил жизнь; тело его перевезено к проливу Понтийскому и погребено в монастыре, им самим основанном, в четверток на первой неделе поста; а 12-го апреля в великое воскресенье пасхи рукоположен в святейшие патриархи Никифор секретарь по приговору всего народа, иереев и самих царей. Но Платон и Феодор, игумены Студийского монастыря, не соглашались на рукоположение Никифора, но сильно противились и умышляли раскол, полагая благословною причиною, что из мирян нельзя вдруг восходить на епископство. Никифор, царь, хотел изгнать их из города, но удержался по совету некоторых, говоривших ему, что не похвально будет рукоположение патриарха соединенное с истреблением столь великой обители, в которой Феодор учредил шестьсот монахов. Впрочем рукоположение патриарха из мирян было для церкви не новое дело, и не без примера выдуманное. В том же году Аарон, вождь аравитян ходил воевать римские земли с великою силою, имея триста тысяч черноризцев, сириян, палестинян и ливийцев. Пришедши в Тиану он выстроил дом богохулия своего, и осадою взял крепость Ираклею, весьма твердую, также Фивазу, Малаконею, Сидиропалос и Андрасос. Послал отряд из шестидесяти тысяч, который дошел до Анкиры, и обозревши ее, возвратился. Царь Никифор, сму-{353}тившийся от страха и замешательства пошел и сам, но в отчаянии, и прикрывая мужеством свое бедственное положение, и воздвигнув много трофеев; послал к Аарону митрополита Синадона, Петра, игумена Гуляя, и Григория эконома Амастры просить мира. После многих переговоров наконец постановили мир, чтоб ежегодно платить аравитянам тридцать тысяч монет, да три тысячи с изображением главы царя, и три тысячи с изображением сына его. Получивши это Аарон обрадовался и более многих тысяч талантов восхищался тем, что он будто уже покорил Римское царство. Положено также, чтоб возвращенных крепостей не возобновлять. Но по выступлении аравитян царь тотчас выстроил крепости и укрепил их. Аарон узнавши о том, опять послал взять крепость Фивазу, отправил флот в Кипр, разорил церкви, жителей переселил, и овладевши великою добычею, прервал мир.
л. м. 6299, р. х. 799.
В сем году Никифор предпринял поход против болгар, но прибывши в Адрианополь, услышал о возмущении, которое против него готовили царедворцы и легионы, без пользы, ничего не сделавши, возвратился; сделал он только одно, что казнил многих соплеменников ударами, изгнаниями, лишением имения. Он послал оруженосца Вардания по прозванию Анемана привесть в рабство всех пришлых и поселенцев, переправился во Фракию, и надеялся приобрести немалое количество золота из ежегодных податей, и все он делал для любимого своего золота, а не для Христа.
 
Продолжение следует

Примечания
 
* Видимо имеется в виду Пруса — город в Вифинии.— Ю. Ш.
 
 


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com