Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Праздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Русская философия (исторический обзор) Проблема человека в философии Г. С. Сковороды. А. Е. Домке Феномен русской религиозной философии Славянофильство Идеи христианской философии в педагогике Путь философаДуховная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
Людмила Максимчук (Россия). Из христианского цикла «Зачем мы здесь?»
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи


В предверии Нового 2014 года и Рождества Христова на Святой Земле

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): фотолетопись 1887-2010.

 
 
  
 
  
  
  
  
  
 
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
 

С. Булгаков ставит в центр религиозной онтологии учение о Ничто. Для него это учение определяет весь строй религиозной философии и является поэтому ее ключевым моментом. Сам Булгаков очень тщательно и вдумчиво относится к проблеме Ничто и как никто другой из русских философов последовательно раскрывает эту проблему во всей полноте. Но прежде чем обратиться к учению о Ничто, которое предлагает Булгаков, следует рассмотреть общие тенденции апофатического богословия, которые автор описывает в своей книге «Свет невечерний», тем более что выявлены они были на основе масштабного и значимого, с точки зрения историко-философского анализа, исследования работ многих религиозных философов.

Основой для своего анализа Булгаков берет различные оттенки отрицания, существующие в древнегреческом языке. Этих оттенков три. По уменьшению силы отрицания они располагаются в следующей последовательности: a privativum, ou и mh. Первый указывает на невыразимость и неопределимость того, что отрицается. Второй означает отсутствие какого-то свойства и имеет определенное содержание – не то, не это. Третий содержит в себе лишь некоторую неопределенность и может быть передан как еще не, пока не.

Двум типам отрицания – отрицательность как невыразимость и отрицательность как неопределенность – соответствуют два направления религиозной философии. Первое направление Булгаков называет антиномическим, а второе эволюционно-диалектическим. При этом для него важна не только степень отрицания, но и то, как соотносятся не и да, ничто и нечто.

В первом направлении между ничто и нечто лежит непреодолимая логическим путем бездна. Абсолютное (т. е. Бог-творец, но в то же время и ничто, поскольку Он невыразим и неопределим) непостижимо, из него нет пути в относительное (т. е. в тварный мир нечто). Бог трансцендентен, и это принципиально для религиозного сознания. Но, с другой стороны, человек относительно зрит Абсолютное, он причастен этому Абсолютному имманентно, потому что вне последнего ничего быть не может. Такое отношение между Абсолютным и относительным Булгаков называет интуицией тварности. В акте творения мир полагается как внебожественный, эта относительность и делает мир миром, противополагая его Богу. Но в то же время это не значит, что он находится вне Бога, поскольку Он не был бы тогда абсолютным. Мир существует в Боге и только Богом, и нет и не может быть ничего, лежащего вне Бога и ограничивающего Его своим существованием. «Абсолютное полагает в себе относительное бытие или тварь, ничего не теряя в своей абсолютности, но, однако, оставляя относительное в его относительности» (Булгаков С. Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. М., 1994. С. 132). Мир имеет причину и источник своего бытия не в себе самом, а вне себя – в Боге. Но это не значит, что Бог является причиной мира, поскольку Он не может быть включен в ряд причинно-следственных связей мира, как Абсолют, и не нуждается в мире, совершенно свободен от мира. Получается, что мир в некотором смысле беспричинен, но в то же время мы не можем сказать, что он в связи с этим абсолютен и безосновен. Важно также отметить, что в рамках данного подхода мир представляется не как некая иллюзия, закрывающая Абсолютное, а как творение, получившее в своей относительности реальность и самобытность от Абсолютного.

Как мы видим, первое направление религиозной философии не зря названо антиномическим, поскольку полностью построено на непреодолимых в сознании антиномиях: трансцендентного и имманентного, относительного в Абсолютном, беспричинного, но неабсолютного. Для Булгакова возникновение антиномий при переходе от религиозного чувства к религиозной философии неизбежно. Антиномия указывает на границы человеческого рассудка. «Рассудок оказывается неспособен сделать вполне для себя имманентным бытие, подчинив его законам своего мышления, – между ним и бытием обнаруживается несоответствие, которое и находит свое отражение в антиномиях» (там же. С. 89). В божественном разуме антиномии невозможны, поскольку бытие и мышление в нем совпадают в едином акте, но для человека они вполне естественны, когда он пытается сделать объектом своего мышления то, что ему трансцендентно.

К первому направлению, по словам Булгакова, относятся большинство христианских представителей апофатического богословия, а именно Климент, Ориген, Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский, Дионисий Ареопагит, Максим Исповедник, Иоанн Дамаскин, Григорий Палама, Николай Кузанский.

Второе направление рассматривает ничто как начальный момент диалектики бытия, который соответствует наибольшей общности, недифференцированности и невыявленности бытия, но в то же время не противостоит ему, то есть, по словам Булгакова, ничто есть. В данном случае при переходе от ничто к нечто нет скачка, так как и ничто, и нечто есть бытие в разных диалектических моментах. Ничто изначально, и в нем возникает не только мир, но и бог. Бог и мир могут быть поняты как модусы ничто, причем они расположены иерархически как ступени его самооткровения. Человек восходит сначала от мира к богу, а затем далее к ничто.

Абсолютное Ничто, мир и бог единосущны. «Бог есть также лишь положение или модус абсолютного Ничто, так сказать, абсолютное, обращенное к миру, космическая его ипостась, причем другим таковым же модусом является мир, и эта одинаковая модальность бога и мира, и их в этом смысле единосущность придает им в равной степени, хотя и в разном смысле, характер преходящести, относительности...» (там же. С. 138). Религиозный монизм, а именно так надо классифицировать представленную выше систему, расходится по двум путям в вопросе о происхождении мира и бога как множественности в едином Ничто. Во-первых, мир может быть понят как иллюзия, обман чувств или как ущербная реальность, которую необходимо преодолеть и прорваться обратно к Ничто. Во-вторых, мир может быть эманацией абсолютного, излиянием от переизбыточной его полноты. При этом, чем дальше отдаляется мир от абсолютного в этом излиянии, тем сильнее погружается во зло. Он реален, поскольку причастен к полноте абсолютного, но также ущербен. Мир возникает как тень абсолютного и лежит вне его. Оба пути, в конечном счете, приводят к акосмизму.

Второе направление, по мнению Булгакова, представлено философией и религией индуизма, работами Шопенгауэра, Спинозы, Плотина, Эриугены, Беме и Экхарта (Эккегарта).

Концепция творения, которую предлагает сам Булгаков, достаточно сложна и во многом принадлежит сфере религиозного чувства, а не только религиозной философии. Принципиально то, что философ отказывается от эманации в пользу творения, то есть фактически выбирает для себя первое направление в богословии. Мир сотворен, его бытие дано ему, но переход из Абсолютного к относительному недоступен пониманию – это антиномия. Мир реален, поскольку бытие его есть бытие в Абсолютном, но, в отличие от эманации, творение полагает мир вместе с тем и вне Абсолютного, как самобытное относительное: он живет собственной жизнью, в нем идут свои процессы, но только благодаря божественным энергиям, пронизывающим его. Еще одно принципиальное отличие эманации от творения в том, что в эманации мир оказывается вне Абсолютного, но в тоже время есть оно же само – мир не самостоятелен. Творение же дает жизнь ничто, из которого и создан мир. «Абсолютное, не теряя абсолютности своей, полагает в себе относительное как самостоятельное бытие – реальное, живое начало... в Абсолютном появляется различение Бога и мира... творя мир, Абсолютное полагает себя как Бога» (там же. С. 158). Творение мира Богом происходит как жертва Абсолютного ради относительного – это творческая жертва любви. Такова единственная причина творения, хотя само слово причина здесь не совсем уместно, ведь это совершенно свободный акт. Абсолютное полагает в себе самом относительное как «другое» только ради самодостаточной любви.

Мир создан из ничто. И здесь Булгаков снова обращается к анализу отрицаний. Теперь он берет второе и третье значение – ou и mh. Первое из них отвечает полному отрицанию тварного бытия, второе – его невыявленности и неопределенности. Соответственно выделяются и два вида ничто: укон – пустое ничто и меон – ничто как возможность. Меон относительно укона уже есть нечто, то есть ему в некотором смысле принадлежит бытие, более того, ему принадлежит все богатство и полнота бытия, только в невыявленном виде. Из какого же ничто творится мир? Если предположить, что он создан из меона, тогда мы приходим к идее эманации: мир есть развитие потенциальности меона, – что неприемлемо для Булгакова. Поэтому он постулирует, что мир создан из укона. Сам акт творения есть превращение укона в меон. Постичь это невозможно – здесь мы сталкиваемся с очередным пределом для мысли. Творением Бог полагает бытие, но в небытии. Они соотносительны и полагаются одним актом. Небытие – граница, среда бытия. Без этого соположения обойтись нельзя. «Небытие, ничто, всюду просвечивает в бытии, оно участвует в бытии, подобно тому как смерть в известном смысле участвует в жизни как ее изнанка или тьма в свете и холод в жаре» (там же. С. 165). Абсолютное бытие невозможно – предположение его существования ведет к монизму и концепции эманации. Изначальное же Абсолютное вообще не принадлежит сфере бытия, оно – сверх-бытие. Бытие принадлежит множественности наряду с небытием и в соположении с ним.

Изначальное Абсолютное (которому соответствует отрицание a privativum, и поэтому оно есть Ничто) самораздваивается в творческой жертве любви к относительному, как к «другому» в себе, на Бога и мир, полагая себя при этом как Бога, а акт творения мира Богом как превращение укона (ничто с отрицанием ou) в меон (ничто с отрицанием mh), в котором потенциально содержится весь мир. Мир существует окруженный сферой ничто, отделяющей его от Абсолютного. Мир самобытен именно потому, что заключен в ничто и сотворен из ничто.

Если попытаться в целом оценить представленное Булгаковым учение, исходя из предложенных им же типов религиозной философии, то следует признать, что основания данной концепции лежат в первом типе. Для Булгакова важно, что мир является результатом творения, причем творения из ничто. Эманация, по его мнению, всегда логически приводит к отрицанию мира либо как призрачного бытия, либо как ущербного. Сама религиозная философия является продолжением, осмыслением религиозного сознания или чувства, поэтому Булгаков не избегает антиномий и не пытается их логически преодолеть, а, наоборот, указывает, что они разрешимы только в области веры. Это также сближает его с первым направлением. Но в то же время мы встречаем у Булгакова и ряд идей, которые непосредственно относятся к диалектическому методу философствования. Во-первых, это положение о взаимосоотносительности мира и Бога в акте самораздвоения Абсолютного. Во-вторых, это идея взаимоположения бытия и небытия в относительном. Бытие существует только в ничто, сопряжено, определено им, и наоборот. «Все существующее насквозь пронизано диалектикой бытия и небытия... бывает» (там же). И, в-третьих, представление меона как Великой Матери Земли, которая «быв засеменена творческим да будет, она изводит из своего лона все существующее, и обратно приемлет в меональные недра свои все, что «есть земля», из нее родилось» (там же. С. 166).

Булгаков не может быть однозначно приписан к одной из концепций, он предоставляет свое, оригинальное учение, в котором сочетаются, но не противостоят, не противоречат друг другу моменты различный концепций, возможно, самые проникновенные в религиозном плане и самые глубокие в философском. Именно тщательное исследование работ разных представителей отрицательного богословия позволило ему достичь всей полноты осмысления проблемы. Но, в то же время, его учение не является только компиляцией этих работ – оно становится в одном ряду с ними как одно из достойнейших.
 
 


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com