Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Праздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Духовная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Древнерусская литература Библия и русская литература Знакомые страницы глазами христианинаБиблия и искусство Книги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
Людмила Максимчук (Россия). Из христианского цикла «Зачем мы здесь?»
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи


В предверии Нового 2014 года и Рождества Христова на Святой Земле

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): фотолетопись 1887-2010.

 
 
  
 
  
  
  
  
  
 
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
 
Глава I.
Библейские апокрифы в литературе средневековой Руси и основные проблемы их изучения
 
Уже на ранних этапах формирования древнерусская литература, по замечанию Д С Лихачева, была европейской по своему характеру — интенсивно осваивала христианскую письменную культуру, которая, в свою очередь, вобрала в себя и восточные истоки, и их западные модификации. Ведь “христианство, как всем известно, но не всеми помнится, родилось на Востоке” (Пиотровский 1998:6). Но, уточняет другой исследователь, “оно не было восточной религией, оно было универсальной религией, и его историческая судьба это подтвердила” (Аверинцев 1994 15). Многие апокрифические памятники, усвоенные древнерусской литературой, были созданы в иудео-христианской среде в эпоху зарождения христианства, когда оно почти одновременно с другими религиозными общинами, оппозиционными официальной римской власти, еще только завоевывало мир. Поэтому некоторые апокрифы сохранили и донесли до древнерусского читателя черты ближневосточных,  византийских,  балканских религиозных умонастроений — ессейства, гностицизма, манихейства, богомильства. Одновременно апокрифы знакомили древнерусских новообращенных книжников с разными типами сюжетного повествования, с бродячими мотивами, эпическими героями, религиозно-назидательными притчами. Переводные апокрифы давали богатейший материал для формирования национальной литературы. В этом отношении они сближались с переводными агиографией и историческими повестями (Адрианова-Перетц 1970, Белоброва, Творогов 1970, Полякова 1995). Вместе с тем некоторые  апокрифические  сочинения  включались  в  состав богослужебного цикла, например, тексты об Адаме изгнанном и; рая, вошли в богослужения Постной Триоди. В древнерусские сборники постоянного состава (Зтатоуст постный, Торжественник, Измарагд) в XV XV1I1 вв. входила апокрифическое оригинальное “Слово на воскресение Лазаря” вместе с гомилиями на Лазареву субботу Кирилла Туровского, Климента Охридского и др. Таким образом, древнерусская литература получила из Византии через Болгарию вместе с церковным обрядом и необходимым корпусом богослужебных книг – “книжным репертуаром византийского монастыря” (Буланин 1995) наследство, из которого она могла сознательно выбрать литературный материал для создания своего четьего и служебного репертуара и приспособить к местным условиям развития книжности.
 
Библейским апокрифам посвящена обширная многоязычная научная литература, как богословская, так и светская, насчитывающая почти двести лет. К XVI в. относятся первые издания новозаветных и ветхозаветных апокрифов Фридрихом Носеа (1531 г) и Михаелем Неандером (1564 г). С конца XVII в апокрифы стали издавать болландисты. Великий гамбургский собиратель и исследователь древних рукописей Альберт Фабрициус в 1703 г. издал свои “Codex Apocryphus Novi Tcstamenti” в трех томах. В 1832 г в Лейпциге И Тило, теолог из Халле, издал том новозаветных апокрифов. Предполагалось издание полного корпуса, но оно не осуществилось. Серьезный вклад в исследование, издание и комментирование древнееврсйских, сирийских, коптских, греческих апокрифов, в основном, новозаветных, с переводом на современные европейские языки внесли ученые ХIХ-ХХ вв. М Боннэ, И Гвиди, М Р Джеймс, Ш Дильмаy, Р -А Липсиус, В Райт, А. Смит-Льюис, Э Тиссеран, К Тишендорф, Э Турдеану, Д Флюссср, Э Хеннеке, Дж. Х Чарльзверт В Шнеемельхер и др. Важной вехой в изучении апокрифической литературы стали находки в середине XX в древних рукописей в пещерах Хирбет-Кумрана (Верхний Египет) на берегу Мертвого моря, в особенности, свитков из пещеры Наг-Хаммади. Эти находки сыграли неоценимую роль в изучении вопросов о времени н обстоятельствах возникновения апокрифов, об их связи с религиозно-нравственными и общественно-идейными течениями позднего иудейства, об особенностях раннего христианства. Они издавались. комментировались и обсуждались также в отечественной науке (Амусин, 1961, 1971; Трофимова 1979; Хосроев 1991).
 
Рукописи Мертвого моря сохранили почти полностью оригиналы апокрифов, известных до тех пор только в более поздних переводах на другие языки. Установлено, что для большинства ветхозаветных сочинений языками оригиналов были древнееврейский или арамейский, а для новозаветных - греческий. С этого языка и были переведены у славян основные апокрифические памятники, а некоторые переводились в Киевской Руси непосредственно с древнееврейского (Книга Эсфирь, хронографическое сочинение “Иосиппон”, Исход Моисея, Соломонов цикл: Мещерский 1956, 1958, 1978; Алексеев 1993). Апокрифы, сложившиеся в эпоху первых вселенских соборов, несли на себе следы не только разных религиозных воззрений, но и разных литературных и фольклорных традиций. Южные и восточные славяне познакомились с этими памятниками вскоре после принятия христианской веры в их странах, когда богословские споры первых веков христианства давно утихли, и библейский канон был установлен.
 
Большинство ученых при употреблении слова “апокриф” традиционно исходит из разделения библейских текстов на канонические/неканонические. Так, по мнению Е. Н Мещерской, “наиболее приемлемым исследовательским определением апокрифической письменности следует признать то, которое исходит из понятия канона - перечня книг, признаваемого христианской церковью нормативным в практическом употреблении. Под апокрифическими подразумеваются неканонические книги, ставящие своей целью дать дополнительную внеканоническую информацию о персонажах и событиях, известных из канонических произведений Ветхого и Нового Завета” (Мещерская 1997:19). Как нам представляется, дело не только в дополнительной информации. При определении апокрифа лишь по степени его “неканоничности” существует опасность встать на строго богословскую точку зрения, учитывать которую при изучении столь своеобразного материала необходимо, но с которой не слишком заметны особенности апокрифического памятника как литературного текста. Ведь “становление христианской литературы было для культуры Средиземноморья первых веков нашей эры важнейшим сдвигом, и притом не только идеологического, но и историко-литературного порядка” (Аверинцев 1983:514).
 
В древнерусской литературе апокрифы занимают двойственное положение: с одной стороны, они “внеположны” каноническим библейским текстам, а с другой, это та же священная литература, рассказывающая о библейских событиях и персонажах, но - иначе, и с дополнениями, отсутствующими в канонических текстах. Поэтому понятие апокрифического у древнеславянских книжников было неустойчивым и зависело от понимания канона, от степени богословской начитанности и приверженности канону тех, кто вносил в запретительные индексы или, напротив, исключал из них то или иное апокрифическое сочинение. По словам А. А. Алексеева, “представления о каноне не были строгими, поскольку в славянском мире вопрос о каноне не ставился церковными властями” (Алексеев 1999, 28). В древнерусских рукописях апокрифы иногда надписывались авторитетными именами Иоанна Златоуста, Евсевия Александрийского, Ипполита, папы Римского, Григория Антиохийского и других писателей древности. Широко использовали апокрифические предания в своих повествованиях о путешествии в Святую Землю игумен Даниил, автор первого известного русского “Хождения” начала XII в., Антоний Новгородский (Добрыня Ядрейкович), инок Зосима, Василий Гагара и другие русские паломники. В XIV в новгородский архиепископ Василии, сам, по-видимому, совершивший паломничество в Палестину, в споре о “рае земном” и “рае небесном” ссылался на апокрифическое “Хождение старца Агапия в рай” и на “Сказание о Макарии Римском” как на достоверные источники. Напротив, весьма строго относился к апокрифической литературе Максим Грек в начале XVI в., обличив “лживость” “Сказания Афродитиана о чуде, бывшем в персидской земле”. Оно стало вноситься в индексы “отреченных книг”, хотя до XVI в не вызывало сомнений в истинности рассказанных событий. Апокрифическая литература не оставляла древнерусских книжников равнодушными. Знаменитый инок Кирилло-Белозерского монастыря Ефросин, во второй половине XV в включил в свои сборники целую серию апокрифических памятников, в том числе апокрифическое “Сказание о двенадцати пятницах”, но текст в рукописи был перечеркнут и вырезаны два листа. От “Сказания” сохранилось только несколько первых строк. Тексты апокрифов содержат и новгородские берестяные грамоты: № 10 второй трети XIV в с загадкой о Ноевом ковчеге из “Беседы трех святителей”; №930 к. XIV — нач XV вв с фрагментом из апокрифического врачевательного заговора “о 12-ти трясавицах” и свв. Сисинии и Сихаиле; № 734 второй половины XII в с молитвенным обращением к св. Сихаилу (Арциховский, Тихомиров 1951 43; Рождественская 2003; Гиппиус 2003:58-60; Зализняк 2004:694). Для изучения проблемы происхождения, распространения, функционального назначения  апокрифов берестяные грамоты представляют собой неоценимый источник. Конечно, не только богословская, но и литературная, сюжетная сторона апокрифов привлекала средневековых книжников. Исследование этой литературной стороны и было нашей научной задачей.
 
Изучение библейской апокрифической литературы, основные положения которого отражены в наших статьях и комментариях к изданию памятников, проводилось по нескольким направлениям:
 
1) определение понятия “апокриф” разными исследователями и основных аспектов изучения древнерусской апокрифической литературы,
2) поиски новых списков, изучение рукописной традиции конкретных апокрифических памятников,
3) выявление разных жанровых форм и функций древнерусских апокрифов,
4) описание их литературной основы, выявление сюжетообразующих мотивов,
5) определение роли некоторых апокрифов в формировании идеального образа Святой Земли и рая в древнерусской книжности,
6) возможные аллюзии апокрифической литературы в русской литературе Нового времени.
 


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com