Фотогалерея :: Ссылки :: Гостевая книга :: Карта сайта :: Поиск :: English version
Православный поклонник на Святой земле

На главную Паломнический центр "Россия в красках" в Иерусалиме Формирующиеся паломнические группы Маршруты Поклонники XXI века: наши группы на маршрутах Поклонники XXI века: портрет крупным планом Наши паломники о Святой Земле Новости Анонсы и объявления Традиции русского паломничества Фотоальбом "Святая Земля" История Святой Земли Библейские места, храмы и монастыри Праздники Чудо Благодатного Огня Святая Земля и Святая Русь Духовная колыбель. Религиозная философия Духовная колыбель. Поэтические страницы Библия и литература Библия и искусство Библейские образы в живописи Образы Святой Земли в искусстве Русская религиозная философия и религиозное искусство конца XIX – начала XX века. Исаева М. В. Церковное искусство Иконопись и иконы Убранство храмовКниги о Святой Земле Православное Общество "Россия в красках" Императорское Православное Палестинское Общество РДМ в Иерусалиме Журнал О проекте Вопросы и ответы
Паломничество в Иерусалим и на Святую Землю
Рекомендуем
Новости сайта
Людмила Максимчук (Россия). Из христианского цикла «Зачем мы здесь?»
«Мы показали возможности ИППО в организации многоаспектного путешествия на Святую Землю». На V семинаре для регионов представлен новый формат паломничества
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Елена Русецкая (Казахстан). Сборник духовной поэзии
Павел Платонов. Оцифровка и подготовка к публикации статьи Русские экскурсии в Святую Землю летом 1909 г. - Сообщения ИППО 
Дата в истории

1 ноября 2014 г. - 150-летие со дня рождения прмц.вел.кнг. Елисаветы Феодоровны

Фотогалрея

Главная страница фотогалереи


В предверии Нового 2014 года и Рождества Христова на Святой Земле

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО): фотолетопись 1887-2010.

 
 
  
 
  
  
  
  
  
 
Интервью с паломником
Протоиерей Андрей Дьаконов. «Это была молитва...»
Материалы наших читателей

Даша Миронова. На Святой Земле 
И.Ахундова. Под покровом святой ЕлизаветыАвгустейшие паломники на Святой Земле

Электронный журнал "Православный поклонник на Святой Земле"

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.
Удивительная находка в Иерусалиме или судьба альбома фотографий Святой Земли начала XX века
Славьте Христа  добрыми делами!

На Святой Земле

Обращение к посетителям сайта
 
Дорогие посетители, приглашаем вас к сотрудничеству в нашем интернет-проекте. Те, кто посетил Святую Землю, могут присылать свои путевые заметки, воспоминания, фотографии. Мы будем рады и тематическим материалам, которые могут пополнить разделы нашего сайта. Материалы можно присылать на наш почтовый ящик

Наш сайт о России "Россия в красках"
Россия в красках: история, православие и русская эмиграция


 
 
Новозаветные сюжеты в живописи
Притчи Иисуса Христа
 
Притча о сеятеле

Якопо Бассано. Сельская сцена (притча о сеятеле). Ок. 1560. Лугано. Собрание барона Тиссен-Борнемиса 
...И поучал их много притчами, говоря: вот, вышел сеятель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как. не имело корня, засохло; зерно упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать. Кто имеет уши слышать, да слышит! И, приступив, ученики сказали Ему: для чего притчами говоришь им? Он сказал им в ответ: для того. что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано, ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет; потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют; и сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите - и не разумеете, и глазами смотреть будете - и не увидите, ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их... Вы же выслушайте значение притчи о сеятеле: ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его - вот кого означает посеянное при дороге...
  (Мф. 13:3-15, 18-19)
   

  Мы привели здесь довольно большую цитату из Евангелия от Матфея, поскольку должны быть уверены в том, что все содержание притчи вспомнится зрителю, когда его взору предстанет картина Якопо Бассано, до недавнего времени известная под названием "Сельская сцена". Лишь в 1957 году французский искусствовед М.Мураро связал изображенную на картине сцену с притчей о сеятеле, и с тех пор за картиной прочно утвердилось название "Притча о сеятеле". Эта притча - первая из рассказанных Христом. В переводе с греческого слово "притча" означает "идти бок о бок". Притча дает возможность сравнить известную истину с неизвестной, то есть как бы ставит их "бок о бок". Как сама картина Бассано, так и ситуация с распознаванием ее смысла ярко иллюстрируют притчу Христа, в частности слова "они видя не видят": в простой жанровой сцене не видели потаенного - евангельского - смысла. Между тем известно, что около 1560 года, когда была написана эта картина, Бассано создал целую серию значительных пасторальных сцен, среди которых были и евангельские пасторальные сюжеты: "Благовестие пастухам" (Вашингтон), "Поклонение волхвов" (Вена), "Отдых на пути в Египет" (Милан). И данная картина вполне вписывалась в этот контекст. Пасторальные сцены Бассано стали столь популярны, что сыновья и преемники художника ринулись создавать многочисленные их повторения, причем делали это столь искусно, что лишь в новое время искусствоведам удалось отделить их от оригиналов. Правда, и сам Якопо Бассано едва не обвиняется в плагиате: согласно новым исследованиям, в частности В.Рерика, многие детали "Сельской сцены", которая кажется простой жанровой композицией, имеют в основе своей графические оригиналы Тициана, в частности, две женщины, стоящие на коленях на переднем плане картины.
 
Добрый самарянин 

Якопо Бассано. Добрый самарянин. Ок. 1560. Лондон. Хэмптон-корт  ... На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел той дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и пошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его но своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а но другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему; позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.
  (Лк. 10:30-37) 

  Эта притча была рассказана Христом в ответ на вопрос некоего законника: кого надлежит считать своим ближним? ("А кто мой ближний" - Лк. 10:29). Назидательный смысл приведенных Христом примеров поведения трех человек, видевших попавшего в беду, в том, что первые двое - священник и левит - должны были бы быть ближними пострадавшему (конечно же иудею, жителю, очевидно, Иерусалима или Иерихона), но в действительности таковыми не оказались, в то время как самарянин, этот традиционный враг евреев ("Иудеи с Самарянами не сообщаются" - Ин. 4:9; об их вражде мы говорили, когда анализировали сюжет Христос и самарянка), в действительности стал ему воистину ближним.

  В западном искусстве часто встречаются иллюстрации прямого смысла этой притчи. К сюжету о добром самарянине обращались среди прочих Якопо Бассано, Паоло Ве-ронезе и Доменико Фетти. На картине Якопо Бассано "Добрый самарянин" мы видим лежащего на дороге путника, над ним склонился оказывающий ему помощь самарянин: он перевязывает пострадавшему раны, рядом сосуд с маслом. Трактовка этого сюжета в картине Паоло Веронезе с таким же названием сходна с трактовкой Бассано, отличие состоит лишь в том, что у него на заднем плане видны фигуры проходящих мимо священника и левита.

  Другой вариант интерпретации этого сюжета дан в картине, приписываемой английскому художнику XVII в. Говарту Флинку, которая хранится в Лондоне в собрании Уоллеса. Здесь действие происходит у входа в гостиницу, куда самарянин доставил израненного путника. Двое помощников переносят пострадавшего в дом, в дверях которого стоит хозяин гостиницы. Самарянин направляется к нему, чтобы заплатить за доставленного больного (о таком намерении говорит кошелек в его руке).

  Средневековые авторы вслед за Августином наделяли эту притчу, помимо ее прямого смысла, также символическим толкованием: путник - это человек, покинувший рай, его настиг грех; иудаизм (священник и левит) не смог его спасти, но христианство (самарянин) принесло ему спасение через церковь (гостиница). Поэтому в искусстве средневековья самарянин порой изображается в облике Христа.
 
Питер Брейгель Старший. Притча о слепых вождях слепых. 1568. Неаполь. Музей Каподимонте  Притча о слепых вождях слепых 

  Оставьте их: они - слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму.
(Мф. 15:14) 

  Слепцам, к тому же претендующим на роль вожаков, уподобляет Христос фарисеев.

  Обычно на картинах с этим сюжетом изображается сельская местность. Процессия слепых - как правило, это нищие бродяги (символ духовной бедности фарисеев) - бредет за поводырем, тоже слепым. Так трактуют этот сюжет Питер Брейгель Старший и Доменико Фетти в картинах, носящих одинаковые названия - "Притча о слепых вождях слепых". Каждый слепец держится за другого: либо его рука лежит на плече впереди идущего, либо у него в руке палка, второй конец которой держит идущий сзади. Судьба участников процессии предрешена - все они упадут в яму, как уже упал их вожак.

  Евангельский подтекст этой на первый взгляд простой, чисто жанровой сцены наделяет ее особым смыслом - она становится притчей о нищете духовной.
 
Доменико Фетти. Притча о потерянной драхме. Первая четв. XVIIв. Флоренция. Галерея ПиттиПритча о потерянной драхме 

  ...Или какая женщина, имея десять драхм, если потеряет одну драхму, не зажжет свечи и не станет мести комнату и искать тщательно, пока не найдет, а найдя, созовет подруг и соседок и скажет: порадуйтесь со мною; я нашла потерянную драхму. Так, говорю вам, бывает радость у Ангелов Божиих об одном грешнике кающемся.
(Лк. 15:8-10) 

  Пятнадцатая глава Евангелия от Луки излагает три притчи Христа: о потерянной (и вновь обретенной) овце, о потерянной (и вновь обретенной) драхме и о потерянном (и вновь обретенном) сыне (блудном сыне). Все три говорят о том, что пропавшее может быть найдено и что в этом случае естественно радоваться.

  Смысл этих притч истолковывался по-разному. Одни считали, что речь в них идет о верующих, утративших общение с Богом, то есть о тех, кто уже принадлежал Богу, поскольку потерять можно только то, что имелось. Другие, наоборот, видят в потерпевших неверующих, которые еще только могут прийти к Христу.

  В притче о потерянной драхме особенно подчеркивается, сколь тщательно ведется поиск монеты - то есть сколь заботливо Господь помогает обрести веру.
 
Притча о блудном сыне 

Иероним Босх. Блудный сын. 1500-е. Роттердам. Музей Бойманса-ван Бенингено  ... Еще сказал: у некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую часть имения. И отец разделил им имение. А по прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, подбежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче? я согрешил против небо и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться. Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: вот я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка. Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся.
(Лк. 15:11-32) 

  Эта история благодаря, с одной стороны, своему назидательному характеру, а с другой - обилию драматических поворотов, постоянно привлекала внимание художников. В памятниках византийского искусства акцент делался на иллюстрировании непосредственного содержания рассказа Луки, то есть его буквального смысла: сын, стоя перед отцом, который сидит возле палат, выпрашивает у него свою часть наследства; рядом изображение того, как на чужбине сын пасет свиней и, взобравшись на дерево, бросает свиньям листья; ниже - возвращение блудного сына: отец сидит в палатах, сын падает перед ним ниц; в правой части иллюстраций, создававшихся по подобному образцу, отец обнимает сына, тут же на него надевают новые сапоги; неподалеку слуга закалывает теленка и жарит его на вертеле, другой слуга приносит сосуд с вином. Такова общая схема. Примечательно, что такое или примерно такое количество отдельных эпизодов, на которые распадается рассказ Луки, может заполнять все пространство иллюстрации.

 Н.Покровский констатирует: "Вообще в памятниках византийских нам неизвестны изображения, раскрывающие внутренний смысл этой притчи".

  Иные акценты чувствуются в памятниках греческого искусства. И прежде всего это касается образа отца блудного сына, который предстает теперь в облике Христа, и вся притча трактуется не только и не столько в моральном плане, сколько в религиозном. Часто встречающаяся схема такова: храм и престол; вблизи храма стоит и молится старший сын, а младший ест и пьет с блудницами; внутри храма Христос приобщает блудного сына, а апостолы помазывают его мирром и дают в руки крест; вокруг же престола чины ангельские выражают свою радость игрою на музыкальных инструментах: цитрах, органах и трубах; вне храма Христос обнимает блудного сына и целует его; по другую сторону храма Христос зовет старшего сына и говорит ему слова, приводимые Лукой, сын смотрит на него, полуобернувшись назад. Такую трактовку дает, в частности, икона из коллекции Санкт-Петербургской духовной академии.

  В западноевропейском искусстве этот сюжет приобрел особую популярность начиная с XIII века, когда он стал часто избираться для украшения витражей французских церквей. В работах старых мастеров эта история распадается на несколько отдельных самостоятельных сцен: получение младшим сыном своей доли наследства; уход младшего сына из отцовского дома; блудный сын пирует с куртизанками на постоялом дворе; блудного сына изгоняют, когда оказывается, что у него нет денег; блудный сын пасет свиней; возвращение блудного сына домой. В эпоху Возрождения художники старались наделять персонажей этой истории чертами своих современников, подчеркивая тем самым актуальность притчи во все времена - она учит добродетелям смирения и прощения.

  Рассмотрим наиболее часто встречающиеся в живописи эпизоды этой притчи.
 
Якопо Пальма Младший. Блудный сын. Ок. 1600. Венеция. Галерея АкадемииБлудный сын пирует с куртизанками на постоялом дворе 

  Картины с этим сюжетом иллюстрируют слова Луки: "...расточил имение свое, живя распутно". Обычно блудный сын изображается в обществе двух женщин, как на картине Якопо Пальма Младшего. Расположившиеся за пиршественным столом, они беспечно проводят время. Рембрандт на знаменитом дрезденском двойном портрете изобразил в качестве персонажей этой истории себя со своей женой Саскией (здесь мы читаем также символ умеренности - добродетели, прегрешение против которой привело блудного сына к печальному концу; символ этот - бокал, поднятый в руке кавалера; это не столовый бокал для питья, а бокал-"флейта", как его называли в голландском обиходе того времени, - мерный сосуд, знак мудрого самообладания, эмблематичность которого подчеркивается и его диспропорционально большим размером, на что обратил внимание Михаил Соколов в недавно опубликованной книге "Бытовые образы в западноевропейской живописи XV-XVII веков").

  Общество, в котором оказывается блудный сын, может быть более многочисленным. Большой интерес представляет картина неизвестного франко-фламандского художника первой половины XVI века, хранящаяся в Париже в музее Карнавале. Блудный сын изображен здесь среди музицирующих куртизанок. Трудно сказать, выбран ли этот сюжет специально для того, чтобы продемонстрировать связь между музыкой и вожделением, или же музыка, прочно ассоциировавшаяся с этим грехом, привносилась в евангельский сюжет, чтобы оттенить греховность поведения блудного сына. Как бы то ни было, музыка почти всегда составляет существенную часть живописных трактовок этого сюжета в XVI-XVII веках. На данной картине примечательно то, что художник необычайно точно воспроизвел четырехголосную песню французского композитора того времени Клодена де Сермизи "Au pres de vous..." ("Подле вас..."), причем это касается не только нотной записи в раскрытой книге, по которой играет флейтистка, но и так называемой табулатурной записи, по которой играет лютнистка (выбор инструментов здесь тоже не случаен: и лютня и флейта имели прочные эротические коннотации).

  Особой популярностью этот эпизод евангельской истории пользовался в голландской живописи XVI-XVII веков. Библейское содержание отчетливо просвечивало во множестве "Веселых компаний" - жанровых сценках, где один или несколько кавалеров предаются всевозможным утехам в обществе порой явно не слишком добродетельных дам. Здесь льется вино, на столе обильная закуска, игральные карты или кости, присутствуют музыкальные инструменты - все это символы чувственных наслаждений.
 
Альбрехт Дюрер. Блудный сын пасет свиней (Раскаяние Блудного сына). Ок. 1496. Гравюра, отпечаток первой четверти XVI века. Москва. ГМИИ им. А.С.ПушкинаБлудный сын пасет свиней (раскаяние блудного сына)

  В этом сюжете блудный сын изображается стоящим на коленях, он молится. Сцена происходит на скотном дворе хозяина, к которому он нанялся в услужение. Поблизости пасутся свиньи. Блудный сын отправился из отчего дома в страну, очевидно языческую, где разведение свиней было делом обычным и распространенным. У евреев, считавших свинью животным нечистым, разводить свиней запрещалось. Таким образом, пасти свиней на чужбине было особенно унизительным. Художники часто изображали блудного сына стоящим на скотном дворе среди свиней, рядом корыто с кормом для них. Так он изображен на известной гравюре Дюрера.
 
Рембрандт. Возвращение Блудного сына. 1668. Санкт-Петербург. Эрмитаж Возвращение блудного сына домой
 
  На этот сюжет написана знаменитая картина Рембрандта. С точки зрения иконографического канона, трактовка Рембрандта вполне традиционна. Рембрандт, как и другие художники его времени, изображает блудного сына в лохмотьях, стоящим на коленях перед отцом. Художник все свое внимание концентрирует на психологическом состоянии персонажей - не только отца и сына, но и свидетелей этого события.
 
В картине Мурильо на этот сюжет нет рембрандтовской психологической глубины, художник воспроизводит внешне эффектные детали рассказа Луки: новые одежды, которые блудному сыну несут слуги, старшего сына, сдержанно принимающего брата, а также (на заднем плане) ведомого на заклание теленка - жертву, принесенную во искупление греха. 
 
Бартоломео Эстебан Мурильо. Возвращение Блудного сына домой. Ок.1671. Вашингтон. Национальная галерея
Александр Майкапар
Опубликовано в приложении "ИСКУССТВО" к газете "Первое сентября" №34(202), сентябрь 2000


[Версия для печати]
  © 2005 – 2014 Православный паломнический центр
«Россия в красках» в Иерусалиме

Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: palomnic2@gmail.com